О Сулеймане Юдакове. Глава пятая Tашкентцы Искусство

Рустам Абдуллаев
Председатель правления Союза композиторов Узбекистана,
Деятель искусств Республики Узбекистан, Лауреат
Государственной премии Узбекистана

Автор «Проделок Майсары» и Проделок Насретдина» был выдающимся композитором

Сулейман Юдаков — выдающаяся личность, фанатически преданная музыкальному искусству, художник, знаток узбекской народной музыки, проникший в ее глубины и талантливо претворявший традиции мировой классики. Он творческими узами связан и с таджикской музыкальной культурой: автор Гимна Таджикистана (к слову сказать, и современный гимн звучит с его музыкой), песен и романсов на стихи таджикских поэтов. Человек он был общительный, компанейский, всеобщий любимец, наделенный от природы жизнерадостным, светлым юмором. Эти черты во многом перекликаются с его творчеством.

Автор «Проделок Майсары» и «Проделок Насретдина» в творчестве, Юдаков фонтанировал проделками и в жизни. Вспоминается целый ряд веселых, подчас комических случаев, свидетелем которых мне пришлось быть…

Читать далее →

25

Раннее утро. 7:30, декабрь 2007 года Фото

Татьяна Усманалиева

Раннее утро. 7:30, декабрь 2007 г.
Ташкент красив в любое время, в любую погоду. Фото без всякой обработки, но цвет и свет будто окунают в атмосферу «стародавности»)))))

4

Салар в лунную ночь Старые фото

На ShoSh.uz в статье о топонимике рек Ташкента приведена фотография, которой, кажется, у нас не было.

Во-первых, романтично (почти как Днепр у Гоголя), во-вторых, интересный отвод справа с каменными берегами. Интересно, это приток или отвод в арык? Где бы это могло быть? На переднем плане воронка, прямо как на бурной реке.

О Сулеймане Юдакове. Глава четвёртая Tашкентцы Искусство

Мустафо Бафоев,
Заслуженный деятель искусств Узбекистана, Лауреат Государственной премии имени А.Кадыри

Я всегда любовался его ярким запоминающимся мелодизмом

Незадолго до своей кончины одинокий в жизни Соломон Александрович часто звонил мне и приглашал к себе: «Приходи, посидим, поговорим». Я тогда был еще молодым, начинающим композитором, и мы часто с М. Насыровым приходили к Юдакову вдвоем, беседовали о творчестве вообще, о нашей отечественной музыке, о жизни. Несмотря на большую разницу в возрасте, Соломон Александрович относился к нам без снобизма, без того гонора, который часто присущ именитым маэстро. Как только мы переступали порог его дома, он тут же приглашал нас к чаю, уделял нам большое внимание, старался быть веселым.

Читать далее →

5

Аллея парадов Старые фото

Интересно проследить натоптанные тропинки в НПО Технолог и ЦК ВЛКСМ, Бетонную глыбу в торце аллеи (зал Туркистон еще не планировался), улицу мимо ГУМа, музыкальную школу, деревца вокруг Вечного огня только-только посадили. Опубликовал OldTashkent.

История туркестанского плена барона фон Гаука Tашкентцы История

Статья из сборника ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА, ВЕРСАЛЬСКАЯ СИСТЕМА  И СОВРЕМЕННОСТЬ. Санкт-Петербургский государственный университет Институт всеобщей истории РАН, Российская Ассоциация историков Первой мировой войны. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2014.
Прислал В. Г. Иофе.

Автор Т.В. Котюкова

История туркестанского плена барона фон Гаука*

Военнопленных австро-венгерской и германской армии начали привозить в Туркестан с сентября 1914 г. Они спешно расквартировывались в казармах войск Туркестанского военного округа, 37 специально построенных лагерях и других помещениях, приспосабливаемых под проживание людей. Вопросы содержания и обращения с военнопленными регулировались Гаагской конвенцией, подписанной в 1907 г. почти всеми государствами, которые впоследствии участвовали в войне. О военнопленных в конвенции говорится как о «законных защитниках Отечества», которым в плену должно быть обеспечено гуманное обхождение.

В России было принято свое Положение о военнопленных, которое почти полностью повторяло положения Гаагской конвенции, несмотря на то что, отдельного учреждения, занимавшегося военнопленными, в России создано не было. Швеция, Дания, Испания и США взяли на себя защиту интересов австро-венгерских и германских подданных в России в период войны. Согласно официальным документам, офицеры, германские и австро-венгерские подданные, содержались в весьма удовлетворительных условиях. В Ташкенте было три пленных генерала: два подданных Австро-Венгрии — генерал-майор Рафт и генерал-лейтенант Вайзендорфер (Вейсендорфер), и обершталмейстер1 Двора короля Саксонского генерал-лейтенант барон фон Гаук.

Читать далее →