История Ташкента. С древнейших времен до наших дней

Дилором Алимова, доктор исторических наук, профессор

Маргарита Филанович, кандидат исторических наук

«Правда Востока». Источник.

От Чача до Бинката

Бассейн реки Чирчик — колыбель одной из древнейших земледельческих и городских цивилизаций Средней Азии.

В его пределах был рожден и перемещался на протяжении истории столичный центр оазиса, который носит сегодня название Ташкент. Естественная расчлененная гидросеть оазиса создавала удобную основу для искусственного орошения.

Более 2,5 тысячи лет тому назад первое поселение земледельцев возникло и на территории будущего города Ташкента. Его руины изучены археологами в нижнем горизонте городища Шаштепа по улице Чаштепинской. Обитатели поселения Шаштепа обосновались у протока Джун, водная поверхность которого была почти на уровне берегов, что позволяло без особого труда отводить воду на поля. Эти первые земледельцы сеяли ячмень и мягкие сорта пшеницы, обрабатывая землю каменными мотыгами, а урожай убирали бронзовыми серпами. Жители поселка разводили в основном овец и коз, которых на лето отгоняли на горные пастбища. В хозяйстве использовали также лошадей, ослов и верблюдов.

Кроме бронзы, они освоили железо, производя из него орудия труда. Широко было развито ткачество. Вырабатывались тонко- и грубошерстные ткани из шерсти и волокон кунжута.

Древнее население поклонялось силам природы и божествам плодородия. О таких отношениях сообщают нам ранние части Авесты — священной книги зороастрийцев.

В сообщениях греческих и римских авторов, например, Геродота, Дионисия Периегета, повествуется о племенах и народах заяксартских — саках, обитавших далеко за восточными пределами средиземноморского мира, в том числе и Ташкентского оазиса. Некоторые сведения можно почерпнуть из надписей, оставленных царями Ирана из династии Ахеменидов, а также из Авесты, в которой заяксартские саки названы «могучими турами». Из них мы узнаем древнее название реки Сырдарьи — Яксарт или Якшарт.

О древней истории Ташкента свидетельствует и городище Минг-Урюк вблизи нынешнего Северного вокзала. Первые укрепления города были построены в конце I в. до н. э. — начале I в. н. э., как бы приняв от первого поселения, открытого на Шаштепа, эстафету городского строительства. В VII — начале VIII вв. здесь было сооружено дворцовое здание правителя. Сам город занимал площадь около 40 га.

Ташкентский оазис в то время был ядром государства Кангюй. Столицей его был город в долине Ахангарана (в 70 км от современного Ташкента), где сейчас находится городище Канка, раскинувшееся на 160 гектарах. В китайских хрониках он назывался Юни, а также Ши, с III в. н.э. стал столицей самостоятельного государства.

Во второй половине III в. н.э. правители этого государства выпускали собственную монету. Из них мы узнали о самоназвании государства — Чачанап (народ или страна Чача). Как географическое название Чач впервые упомянут в надписи сасанидского царя Шапура I, выбитой на Каабе Зороастра в Иране в 262 г. н.э.

В V в. н.э. Чачанап был завоеван эфталитами, создавшими громадную державу на территории Средней Азии. В VI в. н.э. на смену ей пришел Тюркский каганат. Со временем центр Ташкентского оазиса переместился с Канки на север, на территорию современного Ташкента, в уже существовавший здесь ранее город на Минг-Урюке.Китайская интерпретация местного названия Чач как Дже-Ше и Ши (иероглиф означает «камень») отразилась и в тюркском названии Ташкента — «каменный город». Ясно, что название не имеет прямого смысла, ибо город никогда не был каменным. Скорее всего, этот эпитет отражал мужество и стойкость жителей Чача, проявленных в борьбе с врагами. Напомним, что город возник в стране тех самых «могучих туров», о которых повествует Авеста. Может быть, в этом названии отражен и намек на богатство Чаткало-Кураминских гор — полудрагоценные камни, в частности, бирюза?

С начала VII века роль столицы окончательно закрепилась за городом на Минг-Урюке. Его экономическому подъему способствовала интенсивная разработка рудных богатств Чаткало-Кураминских гор. Известен «серебряный рудник Чача». Добывались также бирюза и железо. Перемещение сюда с юга основных караванных путей и центра международной транзитной торговли также благоприятствовало подъему Чача.

В Ташкентском микрооазисе, то есть на территории современного Ташкента, в эпоху раннего средневековья сформировался целый узел из четырех городов и до 20 замков и селений. Центральное место среди них занимала столица — Мадинат-аш-Шаш. Так арабские источники именуют город, руины которого изучены на городище Минг-Урюк. Название Чач передано в форме «Шаш» из-за отсутствия буквы «Ч» в арабском алфавите. В предарабское время во всей области шло бурное градостроительство, что дало хронистам право именовать область Чача «страной тысячи городов».

В VII — VIII вв. город на Минг-Урюке достиг максимального расцвета. Археологами установлено, что он значительно разросся и был обнесен крепостной стеной. Рядом с цитаделью был выстроен высокий замок правителя. Его дворец состоял из парадного зала, жилых комнат и хранилищ, уничтоженных позднее пожаром. Стены их, как и во дворце Самарканда, были украшены многоцветными росписями, изображавшими сцены охоты, культовых церемоний, а также сюжеты народного эпоса. Исследование престижных сооружений Чача свидетельствует, что эта область входила в ареал распространения согдийской культуры, которая считалась наивысшим эталоном культурных достижений Средней Азии в доарабскую эпоху. В шахристане Мадинат-аш Шаш археологами были открыты участки жилой застройки монументального типа и следы ремесленных производств, городские дома с домашними святилищами и алтарями. Ремесленники занимались первичной обработкой металлов и изготовлением орудий труда, драгоценных изделий из металла, обработкой продуктов животноводства — поступающих из степи кож, шерсти, изготовляли хлопчатобумажные и шерстяные ткани, керамическую и стеклянную посуду, ювелирные изделия.

Найденные в Ташкенте предметы импорта и монеты, не только местные, но и принадлежавшие к чеканам разных государств и владений от Византии на западе до Китая на востоке, свидетельствуют, что столица Чача была центром оживленной международной торговли.

Наиболее характерный пример крепости с обширным поселением дают раскопки Актепа на Юнусабаде. Это загородная резиденция правителя с дворцом (V — VIII вв. н.э.), на втором этаже которого располагался парадный зал с настенными росписями. Интерьеры были богато украшены резьбой по сырой глине, стены покрыты красной штукатуркой.

К храмовым сооружениям относится и комплекс, раскопанный на Актепа Чиланзарском, примерно в семи километрах от столицы.

Столица Шаша была крупным зороастрийским центром, но среди ее жителей по-прежнему были распространены земледельческие культы плодородия, почитание обожествленных предков.

Кроме того, жители городов и селений Чача были знакомы с христианством, буддизмом, манихейством — религиями, принесенными по трассам Великого шелкового пути. Толерантность и мирное сосуществование различных верований были характерны для чачского населения.

Город был и крупным центром культуры. В Чаче сложилась особая школа нескольких видов искусства. В столице работали мастера по росписи интерьеров дворцов и богатых домов, высокого уровня достигло медальерное искусство, а также изготовление штампов для портретных оттисков. Далеко за его пределами славились певцы, музыканты и танцоры, сложился даже особый стиль и ритм чачских танцев, популярный в таких отдаленных странах, как Китай.

В 20-х годах VIII в. в результате ряда походов арабов в Чач его города и в первую очередь столица подверглись разрушению и опустошению. Согласно Табари в это время была разрушена ирригационная сеть, а канал, питавший столицу, засыпан. На месте обширного некогда города на Минг-Урюке в последующие века существовал лишь небольшой пункт. Столица же была выстроена заново в восьми километрах к северо-западу от пепелища. Эти земли входили в предыдущий период в округу Мадинат-аш Шаш. Ее руины погребены под застройкой Ташкента XIX в.

В IX веке Шаш входит в состав арабского халифата. По распоряжению правительства на нужды ирригации нового города было отпущено два миллиона дирхемов. Халиф Мутасим (833-842 гг.), выделив эту сумму, приказал вырыть канал в Шаше. По данным археологии, это было связано, видимо, с усовершенствованием водной системы Бозсу-Калькаус. Правительство халифата отпускало средства и для возведения пограничных стен и крепостей-рабатов для защиты от набегов кочевников.

При халифе Мамуне (813-833 гг.) наместниками восточных территорий стали назначаться представители старой местной знати. В конце IX века здесь возникло практически независимое государство со столицей в Бухаре. Шаш входил в него. По данным археологии, он занимал северо-западную территорию современного Ташкента, центр которой находился между Чорсу, Иски-джува и улицей Навои. В арабских письменных источниках IX-X вв. упомянуто еще одно его название — Бинкат. Он управлялся раисом, которого хоким (правитель области) назначал из местной знати, часто из представителей мусульманского духовенства. Штат городского управления набирался в основном из знати — дихкан и духовенства. Чиновникам управления для поступления на службу требовались определенные знания, владение персидским и арабским языками, знание Корана и основных норм шариата. Они были должны также быть начитанными и осведомленными в разных науках. Это сословие лиц в Мавераннахре называлось по-арабски «ахл ал-калам» (люди пера) и по-персидски «дабиры» (секретари).

Город Бинкат в IX — X вв. быстро развивался экономически и к XI веку достиг своего расцвета. В это время, как никогда раньше, проявились преимущества его географического расположения. Основой процветания явились расположение на транзитном торговом пути, а также близость рудной базы. Именно в это время рудники Чаткальских и Кураминских гор активно разрабатывались. Металлургия и металлообработка играли важную роль в ремесленном производстве города. По сведениям арабского географа Истахри, ртути, золота и прочего больше всего добывается в Мавераннахре. Кроме золота и серебра, также добывались медь, железо, олово. Особо следует отметить добычу бирюзы. По сообщению Беруни, чачская бирюза высоко ценилась на Востоке.

Одно из ведущих мест занимали ткацкое ремесло и ковроткачество, сырье для чего поставляла кочевая степь. Источники сообщают об изготовлявшихся в Бинкате тканях из шерсти и хлопка, одежде, плащах, палатках, молитвенных ковриках, изделиях из кож, покрытиях из шагреневой кожи знаменитых чачских седел с высокой лукой, войлочных изделиях и юртах. Истахри упоминает, что в Шаше одежды «столько, что она в избытке вывозится в другие страны».

Город экспортировал товары собственного городского ремесла. Макдиси отмечает, что, кроме указанного выше перечня товаров, вывозились также прекрасные луки, колчаны, кольчуги, шелк, хлопок и ткани из него и орехи. Именно в IX-X вв. оформляются основные караванные пути, проходившие через Шаш в страны Юго-Восточной Азии.

Серебро Шашских рудников было высокого качества и широко вывозилось в страны Закавказья, Восточную и Западную Европу. Его было так много, что монетный двор работал прямо при руднике. Серебряные монеты (дирхемы) вывозили даже как товар в Восточную Европу. Большое количество серебряных монет того времени найдено на широкой территории — до Москвы и Новгорода, Финляндии и Дании, что свидетельствует об интенсивности торговых связей с этими странами.

***

На переломе эпох

Бесконечные междоусобные войны, нападения кочевых племен, захваты и разграбления города тормозили развитие экономики, культуры и городской жизни и привели к кризису в XVII веке, который продолжался до XVIII века.

Но конец XVIII столетия стал временем нового возрождения городской жизни. Благодаря Юнусходже, хакиму Шейхантахурской даха, произошло объединение и укрепление региона, преобразовавшегося в Ташкентское государство. Оно укрепляло свой статус и даже вело войны за расширение границ. В 1810 году Ташкент вошел в состав Кокандского ханства.

В середине XIX века социально-экономический кризис, охвативший среднеазиатские ханства, способствовал осуществлению стратегических планов Российской империи в отношении этого региона и захвату Кокандского ханства. Ташкент был одним из главных центров, через который осуществлялась торговля с соседними государствами — Бухарским и Хивинским ханствами, Китаем, Афганистаном, Индией и Россией.

Город в это время имел площадь 30 квадратных верст и 12 ворот: в северо-восточной части располагались Лабзакские и Кашгарские, в восточной — Кокандские, Кайтмасские и Семагачские, на юго-востоке — Камолон, юге — Самаркандские, на западе — Кукчинские, Чигатайские, Сагбанские, Карасуйские и на севере — Тахтапульские. Население города пользовалось водой канала Бозсу, от которого отходили 12 главных арыков. Численность населения приближалась к 100 тысячам. Социальный состав был разнообразен: от крупных землевладельцев, купцов, светских и духовных лиц до ремесленников. Город славился многочисленными прядильно-ткацкими мастерскими, дерево- и металлообрабатывающим, кожевенным, гончарным и текстильным производством. В Ташкенте в то время действовало до 400 мечетей, 10 медресе. Во главе города стоял бек, который назначался кокандским ханом, ему в свою очередь подчинялись минг-баши, управляющие четырьмя частями города: Кукча, Бешагач, Шейхантахур, Себзор. Каждая часть делилась на множество кварталов-махаллей, которыми управляли юзбаши. Н.А. Маев писал, что в Ташкенте к 1876 году было 149 махаллей.

В Ташкенте было много базаров, которые являлись самыми многолюдными местами города. Крупнейшие — Эски жува, Чорсу, Регистон и Каппон. Базар Регистон, который находился в центре Старого города, соединялся улицами с каждыми из ворот.

Американец Юджин Скайлер, который в XIX веке путешествовал по Центральной Азии и в 1873 году посетил Ташкент, писал, что «ни один азиатский город не столь многообразен, как Старый Ташкент. Его улицы причудливо изогнуты, и когда вы идете по ним, они то взбираются вверх, то спускаются вниз, вдруг вы упираетесь в какую-то стену или оказываетесь под деревянным порталом мечети, минарет которой уходит далеко в небо». Характеризуя Старый город, он отмечал, что стоит пересечь мост через канал Анхор и сразу начинаются лавки, за ними -литейная мастерская, текстильная мануфактура и стены, на которых сушатся свежевыкрашенные мотки хлопка, и перед пешеходом вырастает великолепное медресе Бекляр-бека, которое отличает главный вход в базар…

Первая попытка генерала Черняева овладеть Ташкентом 27 сентября 1864 года окончилась неудачей. По сведениям историка этого времени Мухаммада Салиха Кори Ташканди, городские старейшины под руководством Ишана Карабашходжа собрались в медресе Эшонкулидодхоха и решили не сдаваться и оборонять Ташкент. Жители героически сражались за свой город. Подоспевший со своим войском Амирлашкар Мулла Алимкул дал отпор отряду Черняева, который вынужден был отступить в Чимкент. Однако военная оснащенность противника была несравненно выше. Чтобы принудить Ташкент к сдаче, во время нового похода в 1865 году Черняев перекрыл арык Бозсу у крепости Ниязбек, лишив город воды.

Овладев крепостью Ниязбек, 7 мая войска Черняева подошли к Ташкенту. В боях между кокандскими и русскими войсками в этот же день героически сражавшийся Амирлашкар Алимкул был тяжело ранен и вскоре скончался.

После длительной 42-дневной осады Ташкента новое наступление русских войск началось в ночь с 14 на 15 июня. 15 и 16 июня в городе продолжались уличные бои. Силами защитников руководил Искандербек, посланный бухарским эмиром во главе небольшого отряда. 16 июня к вечеру город был вынужден сдаться. 17 августа 1866 году было объявлено о включении Ташкента в состав Российской империи.

11 июля 1867 года было образовано Туркестанское генерал-губернаторство. К этому времени русские войска уже захватили Ходжент, Уратюбе, Джизак. В 1868 году после сражения с войсками эмира бухарского на подступах к Самарканду этот город был взят и область также присоединена к Туркестанскому генерал-губернаторству. Ташкент одновременно стал центром губернаторства и Сырдарьинской области и резиденцией генерал-губернатора. В этом же году на левом берегу Анхора началось строительство новой части города, где в дальнейшем проживали царские чиновники, офицеры и представители русского населения.

В 1876 году Кокандское ханство было упразднено, а на его территории образована Ферганская область Туркестанского генерал-губернаторства. Бухарский эмират и хивинское ханство стали протекторатами Российской империи, потеряв суверенитет.

Основой административного устройства края было военно-народное управление, при котором вся полнота власти осуществлялась русской военной администрацией, а для управления местным населением в волостях избирались из его состава волостные управители. Во главе Ташкента был поставлен начальник города, назначенный военным губернатором.

В 1877 году в Ташкенте было введено положение по делам городского хозяйства. Им стала ведать Городская дума. В состав Думы избирались 72 гласных.

В 70-90-х годах XIX века Ташкент становится крупным торговым, промышленным и культурным центром Средней Азии.

Новые промышленные предприятия, торговые конторы и культурно-просветительские учреждения сосредоточились в новой части города. Старая часть почти не перестраивалась. Новая инфраструктура и социальное обслуживание не касались местного населения. Постепенно в Ташкент стали прибывать, как и в другие города Туркестана, безземельные крестьяне из России, которым отдавались лучшие земли и создавались условия для работы и которые стали здесь опорой царской администрации.

К 1904 году численность населения возросла до 170 тысяч. Из них только 40 тысяч жили в новом городе.

Приезжие и местные купцы и предприниматели стали открывать здесь продуктовые и галантерейные магазины, фабрики и заводы, предприятия по переработке сельскохозяйственного сырья, продукция которых вывозилась в метрополию. Особенное значение для Российской империи имел хлопок. Благодаря завоеванию Средней Азии она стала обладателем этого дешевого сырья, и с этого времени была основана монополия хлопка в Туркестане. К концу XIX века в Ташкенте было 7 хлопкозаводов. В 1885 году в городе уже действовало 27 промышленных предприятий с общим количеством рабочих 365 человек и с валовой продукцией в 680,6 тысячи рублей, 25 из них принадлежали русским капиталистам. Интенсивное освоение национальных богатств Туркестана привело к обнищанию масс. Капитализация, охватившая все отрасли производства, обанкротила многих местных предпринимателей, не выдержавших конкуренцию с заводским производством. Под особый контроль царской администрации были взяты учебные и религиозные заведения. Все это вызывало возмущение народа.

В Ташкенте, как и во многих городах Туркестана, неоднократно происходили восстания против колониального режима. В 1892 году произошел «Холерный бунт». Население Ташкента выступило против ущемления своих прав при захоронении умерших от болезни и необеспечении коренного населения необходимыми средствами защиты от холеры. Одно из крупнейших восстаний 1916 года, охватившее весь Туркестан, было вызвано указом царя о мобилизации на тыловые работы в прифронтовые зоны представителей мужского коренного населения Туркестана. Оно началось в Ташкенте, и перешло в Джизак, Фергану и другие области края. В результате его подавления 3000 участников восстаний было предано суду, 20 из них казнены, 162 отправлены на каторжные работы, остальные подверглись тюремному заключению. Эти действия царской администрации возмутили всю передовую общественность края, особенно прогрессивно настроенную его часть, которая стремилась к обновлению и реформам.

В это время роль Ташкента как центра традиционной духовной культуры для населения Туркестана все более увеличивалась. С конца XIX века Ташкент становится центром зарождающегося просветительского движения под названием «джадидизм». Джадид -означало новое. Прогрессивная национальная интеллигенция Туркестана поставила перед собой две основные цели: подъем уровня жизни и просвещения народа до уровня жизни просвещенных наций и строительство в Туркестане национально-демократического государства. Наряду с Махмудходжа Бехбудий, руководил движением ташкентец Мунавваркори Абдурашидханов — видный общественный и политический деятель, журналист и педагог. Прогрессивная местная интеллигенция Ташкента, в круг которой входили пользовавшиеся популярностью среди народа своими знаниями и образованием Абдулла Авлоний, Убайдулла Асадуллаходжаев, Саидрасул Саидазизов и другие, возглавила работу по созданию новометодных школ, учебников, театральных групп, просветительских обществ, изданию газет. Первую такую школу под названием «Намуна» организовал в Ташкенте Мунавваркори Абдурашидханов. Всего в Ташкенте к 1910 году функционировало 11 школ. В начале XX века издавались такие газеты, как «Тараккий», «Хуршид», «Шухрат», «Осие», ‘Туджор» и др. Эти просветительские реформы постепенно выросли в политические задачи.

Ташкент накануне большевистского переворота и после него был бурным центром политических событий. После захвата власти большевиками в сентябре 1917 года демократы Туркестана, выступая против антинародной деятельности большевистской власти, противоречащей социальному равенству, продекларированному на бумаге, объявили о Туркестанской автономии в городе Коканде. Первым поддержало это население Ташкента, вышедшее на митинг в поддержку «Туркистон Мухторияти» 13 декабря 1917 года. В нем участвовали 150 тысяч человек, требовавших от большевистского правительства признать суверенитет республики. Однако по демонстрантам красноармейцами был открыт огонь и убиты 16 человек. Республика «Туркистон Мухторияти» была разгромлена.

28 октября 1917 года железнодорожники совместно с солдатами Ташкентского Совета большевиков совершили вооруженный переворот. Было образовано новое правительство — Совет Народных Комиссаров, в который не вошел ни один представитель коренного населения. Туркестан был объявлен Туркестанской автономной республикой в составе РСФСР, но эта автономия носила чисто декларативный характер. С 30 апреля 1918 года Ташкент был объявлен столицей ТАССР. Социально-экономические реформы советской власти: индустриализация, коллективизация сельского хозяйства неоднозначно повлияли на развитие как города, так в целом и республики. Он лишился предпринимателей, лучших хозяйственников. Сталинские репрессии 30-50-х годов уничтожили высший круг интеллигенции Ташкента — национальных руководителей, так и писателей, поэтов, музыкантов. Среди них — жившие и работавшие в Ташкенте Усман Носир, Эльбек, Боту, Абдулла Кадыри, А. Чулпан и другие представители культуры и науки.

Но, несмотря на это, благодаря терпению, трудолюбию народа город благоустраивался. Здесь были построены текстильная, табачная, обувная фабрики. Созданы Бозсуйская, Бурджарская гидроэлектростанции, а также ГЭС Кадирия.

В годы Второй мировой войны промышленность Ташкента полностью работала на нужды фронта. К началу 1942 года почти половина всех промышленных предприятий перешла на полный или частичный выпуск военной продукции. Наряду с этим в кратчайшие сроки в городе разместили и обеспечили ввод в строй действующих свыше 100 предприятий, эвакуированных из других регионов. В декабре 1941 года в Ташкенте действовало 137 предприятий, из них 64 выпускало военную продукцию. Немало бойцов-узбекистанцев, и в том числе из Ташкента, воевало на фронтах Второй мировой войны. В годы войны в городе действовало до 20 госпиталей (7650 коек). Проводилась большая работа по оказанию помощи семьям военнослужащих. Население собирало денежные средства, детскую одежду. По призыву женщин Ташкента началось массовое движение по усыновлению эвакуированных детей, тысячи жителей последовали этому призыву.

В годы войны в Ташкенте работали 375 крупных ученых и научных работников из Академии наук СССР. В 1943 году была создана Академия наук Узбекистана, работало 23 научно-исследовательских учреждения.

В Ташкенте наряду с известными поэтами, писателями и композиторами Гафуром Гулямом, Айбеком, Шейхзаде, Зульфией, Абдуллой Каххаром, Мухтаром Ашрафи, А.Ф. Козловским и другими плодотворно трудилось молодое поколение литераторов — Мирмухсин, Саид Ахмад, Аскад Мухтор, Хамид Гулям и другие.

26 апреля 1966 года в результате землетрясения были разрушены и повреждены многие промышленные предприятия, культурные, медицинские, коммунально-бытовые учреждения, школы. При участии всех республик страны за 3,5 года последствия землетрясения были ликвидированы.

В Ташкенте плодотворно функционировала Академия наук, при которой были открыты институты ядерной физики, химии растений, сейсмологии, электроники, биохимии и другие. Имена ученых Я. Туракулова, В.П. Щеглова, А. Садыкова, М. Набиева, С. Юнусова, Т. Сарымсакова, У. Арипова, И. Муминова, П.Г. Булгакова, Я. Гулямова стали известны далеко за пределами Узбекистана.

Среди других союзных республик Узбекистан выделялся своими огромными экономическими возможностями, природными богатствами, интеллектуальным потенциалом и трудолюбивым народом. Поэтому годы господства административно-командной системы и, в частности, годы застоя, были периодом очень больших потерь для Узбекистана. Репрессии ЦК КПСС, проведенные в 80-х годах под названием «узбекское дело», коснулись и многих неповинных специалистов столицы. Огромную роль в нейтрализации этих процессов сыграл избранный в 1989 году новый руководитель республики И.А. Каримов. Учреждение поста президента и избрание его на эту должность в Ташкенте в 1990 году определило путь Узбекистана к независимости.