#нетвойне

История депортации корейцев в Центральную Азию Разное

3

70 лет назад, 21 августа 1937 года, было принято постановление Совнаркома СССР о депортации советских корейцев, проживавших на Дальнем Востоке, в районы Средней Азии. Историю странствий корейцев по России и СССР восстановил корреспондент «Власти» Кирилл Новиков.

На фото: Рис сумел укорениться на среднеазиатской почве только вместе в возделывающими его корейцами.

Читать далее →

“…Ступая по влажному песку” Разное

Отдыхали в довоенные годы по-разному. Дома многие имели неприхотливые патефоны с набором пластинок, реже – простые ламповые радиоприемники и, наконец, собирались семейные застолья с песнями, танцами. В коммунальных дворах накрывали столы по тому или иному поводу (юбилеи, свадьбы и т.п.), где народ от души веселился. В теплое время года ташкентцы часто целыми семьями посещали парки культуры и отдыха, где к услугам отдыхающих были небольшие кинотеатры, эстрадные площадки, различные кафе, биллиардные, скамейки…

Читать далее →

“И увидел он, что это — хорошо…” Искусство Ташкентцы

2

Дело скульптора – передать в мертвом материале натуру трепетную, страстную, живую.

Этьен-Морис Фальконе.

Подходя к дому-мастерской Леонида Григорьевича Рябцева, нашего замечательного ташкентского скульптора, мы, конечно, волновались. Не только потому, что встреча с талантливым человеком – это всегда событие, но и потому что талантливые люди, случается, имеют тяжеловатый характер – как сложится разговор, получится ли беседа? Однако страхи наши не оправдались. Леонид Григорьевич оказался удивительно светлым и дружелюбным человеком. Трудности и даже драматические события (он пережил землетрясение и почти потерял слух, сейчас пользуется стареньким слуховым аппаратом), кажется, не оставили в его душе темного следа. Он похож своим жизнелюбием на чистый горный ручей, который, преодолевая препятствия, только набирает силу, не замутняясь и щедро питая все живое вокруг.

Читать далее →

“Везде Ташкент, лишь в небо посмотрю” Искусство

3

Владимир Неверов

Везде Ташкент – лишь в небо посмотрю,
там облака пушистые рядами…
И падают коробочки от хлопка
с хрустом...
до крови, раня руки,
что по привычке в фартук собирают
беленьких цыплят.
Потом их ватой назовут...

Перевод с узбекского (из ранних стихов Владимира Неверова) «Облака из ваты».
Источник.

Ода Ташкенту полутысячелетней давности Искусство

1

Написал в комментариях к посту «Ода Ташкенту» Андрей Величко, бывший ташкентец, автор сайта «Ташкентские куранты», ныне исчезнувшего:

Вот ещё одна ода Ташкенту, написал её в 1515 году гератский поэт, 40 лет проживший в Ташкенте Зайнутдин Васифи:

О, что за царство!
И лужайкам рая не выдержать
сравненья с древним Шашем,
A тот, кто поселился здесь надолго,
забудет навсегда о райских кущах.
Пожалуй умереть в Ташкенте лучше,
чем жизнь влачить в любом другом краю!

Эти строки я впервые увидел у одного чиновника в кабинете на перекидном календаре, быстро взял ручку и записал их на листке бумаги, чтобы потом сделать эпиграфом к web-альманаху Ташкентские куранты. Было это в 1998 году.

Примечание — я как раз собирался написать про Зайнутдина Васифи после посещения его астрономии на экскурсии с Б. А. Голендером, скоро выложу.

Пушкинская, век назад История Старые фото

3

В 1899 году, когда праздновалось столетие со дня рождения А.С.Пушкина, одной из важнейших улиц нового города по просьбе проживавших на ней жителей было присвоено имя великого русского поэта.

Ранее это был Лагерный проспект — тракт, который был направлен от Константиновского сквера (теперь Сквер Амира Тимура) в сторону летних лагерей туркестанских войск. Радиальный проспект начинался прямо от живописно засаженного деревьями сквера в сторону гор. Первое здание по правой стороне (там, где ныне комплекс гостиницы «Узбекистан») — Волжско-Камский коммерческий банк, один из пяти крупнейших банков, оперировавших в старом Туркестане.

Читать далее →