Ольга Пославская. Мой Ташкент. Двадцатые годы. Часть первая История

Воспоминания, которые не раз фигурировали на сайте, прислал для публикации Семен Гохберг.

Воспоминания опубликованы в номерах:  Звезда Востока  № 11, 1989. Стр. 144-162 и  Звезда Востока  № 12, 1989. Стр. 159-178

 

 

Ольга Пославская

МОЙ ТАШКЕНТ

ДВАДЦАТЫЕ ГОДЫ

1. ИСТОКИ

Я иду по Ташкенту. В этом городе я родилась и прожила всю жизнь. И отец мой здесь родился: мы — коренные «среднеазиаты».

Иду по широким асфальтированным улицам в окружении домов современной архитектуры, среди которых немало высотных; смотрю на полосы газонов вдоль до­мов, на потоки автомобилей на проезжей части, на элегантно одетых людей на тротуа­рах, и через панораму сегодняшнего города проступают иные контуры, 20-х годов.

Театр Навои и примыкающие к площади высокие здания рассыпаются на десятки, а то и сотни мелких лавчонок, торговых рядов, вырастают приземистые одноэтажные здания магазинов; все наполняется шумом и гомоном. Возникает Воскресенский базар, или «Пьян-базар», как называли его, снуют «тащишки» — носильщики, помогающие хозяйкам нести с базара закупленную провизию. Сжимаются, уходят в землю здание гостиницы «Ташкент», железобетонный куб ЦУМа, построенные еще до землетрясе­ния, и рассыпаются, исчезают каменные кружева Выставочного зала. Они вытесняются одноэтажными белыми, желтоватыми и розоватыми домиками по обеим сторонам трамвайной линии. Это Махрамская улица — нынешняя Узбекистанская. По ней идут в летнее время открытые трамвайные вагончики, напоминающие ярмарочные павиль­оны с низенькой оградкой-решеткой вместо стен. Их продувает ветерок, ехать особен­но приятно, когда жара переваливает за 40°…

На Махрамской, напротив базара, в двухэтажном здании из серого кирпича была биржа труда, я успела застать очереди ищущих работу у ее входа.

На перекрестке с Ленинской улицей (прежней Романовской) по углам располага­лись магазины. Во время нэпа — частные: обувной — Алехина, шерстяных тканей — Шапиро и другие…

В западном конце Махрамской, ближе к каналу Анхор, была крепость, построен­ная сразу после присоединения города к царской России, как форпост империи на Востоке. В 1905 году здесь сутки держался восставший военный гарнизон, сдавшийся только после артобстрела. В 1917-м — рабочие штурмовали крепость, в которой отси­живались царские войска. Во время белогвардейского восстания 1919 года здесь на­ходился красноармейский гарнизон, который оборонял советскую власть. В наше время на месте крепости возвышается здание ЦК КП Узбекистана.

На углу Узбекистанской и Конвойной стояла наша школа — главное здание моей жизни, настоящая ШКОЛА, в которой заложилось все основное в характере, миро­воззрении, отношении к людям. Сейчас на этом месте небольшой скверик и цветник.

Двадцатые годы были периодом становления советской школы, периодом непре­рывного экспериментирования. Боже, какие только системы не применялись! Дальтон-план, при котором все науки преподавались вместе (это отлично описано у В. Каверина в «Двух капитанах»), бригадный метод, когда на уроках за всех отвечал один бригадир, кабинетный метод, при котором мы весь день кочевали из одного кабинета в другой, их оборудование и оформление различалось одним-двумя плакатами на тему той науки, для которой был отведен кабинет. Исключений было два: в физическом кабине­те имелись кое-какие приборы, добытые стараниями физика Ф. С. Семенюка, одно­временно работавшего в университете; очень хорош был биологический кабинет, где по стенам висели листы гербария, повсюду стояли чучела животных, а на окнах распо­лагались аквариумы. Ведущим биологом был тот же Семенюк.


Интересно, что я совершенно не помню, как мы УЧИЛИСЬ, а тем более, как гото­вили домашние задания. По-моему, я вообще не готовила уроков, хотя отметки по всем предметам, кроме математики, были «вуд». У нас не было «пятерок», «четверок» и так далее — они были гневно отметены вместе с дореволюционной царской школой. Сначала были «уд» (удовлетворительно) и «неуд» (неудовлетворительно). Только к седьмому классу, который был последним в моем школьном образовании, появился «вуд» (весьма удовлетворительно). Закрытие старших восьмого и девятого классов в 1930 году было очередным экспериментом, не повторявшимся в последующие годы. Выпускники моего класса или пошли в техникумы, или стали работать и позднее, как, например, я, заканчивали среднее образование на рабочих факультетах (рабфаках). Главным в школе тех лет было не ученье, а другие значительные и полезные дела. Все мало-мальски уважавшие себя школьники с неподдельным энтузиазмом зани­мались общественной работой, в основном в ущерб учебе, что, по-моему, не встреча­ло никакого осуждения со стороны учителей и вообще начальства. Все мы чем-то руководили, вели какие-то кружки, в том числе среди взрослых, например, по ликви­дации неграмотности, кружки политического просвещения, атеизма. Мы выпускали бесчисленные рукописные журналы и стенные газеты, включались во все политические кампании в качестве агитаторов и массу времени уделяли физкультуре. В нашей школе № 8 имени Тургенева, а позднее — Свердлова, физкультура была кумиром! Занятия любым видом спорта совмещались, набор их определялся пристрастием и квалифика­цией преподавателя физкультуры. Мы занимались действительно физической культу­рой, а не спортом, мы стремились быть разносторонне подготовленными к тому, что позднее определилось словами «Готов к труду и обороне». Это не мешало многим из нас добиться неплохих результатов.

Много времени и сил отнимала подготовка к школьным вечерам. Торжественные вечера, посвященные революционным праздникам и событиям, проходили часто, отмечались не только годовщина Октября, 1-е Мая, 23-е февраля, 8-е Марта, но и та­кие даты, как день Парижской коммуны.

Каждый вечер начинался с обстоятельного и темпераментного доклада о меж­дународном положении, в котором предавалась анафеме мировая буржуазия и рисо­вались светлые перспективы первого в мире общества, где у власти стоят трудящиеся. А потом был концерт самодеятельности с обязательным выступлением «Синей блузы». Синеблузники (обычно старшеклассники) клеймили недостатки как внутренние — школьные, так и внешние — в политике империализма. И то и другое вызывало непод­дельный интерес и живую реакцию зрителей. Тексты, стихи и песни писались самими участниками агиткружка — от души, хотя иногда очень  наивно.

Так отмечались праздники, которых не было и не могло быть в прошлом! Было бы совершенно невероятно, глупо, парадоксально, если бы эти новые праздники в новом государстве отмечались бы по старинке, с застольем, а тем более — с выпивкой. В то же время среди европейского населения Ташкента еще сильны были традиции дореволюционной жизни, большинство праздновало религиозные праздники. Помню, как у наших подружек-евреек вынимали из буфетов специальную «пасхальную» посуду и готовили разные вкусные кушанья. Мы просили: «Сарка, дай мацы! Будет Пасха, мы тебе куличи дадим!» В огромном дворе, где мы жили до 1924 года, все пекли куличи в больших «русских» печах. Такая печь была и у нас в кухне. На Пасху взрослые ходили в церковь к заутрене и носили святить куличи. Домой возвращались за полночь, когда мы давно спали и, следовательно, не участвовали в разговлений. Строго говоря, причин разговляться у моих родителей не было, так как они никогда не постились. Но пышный (по мере сил и положения с продовольствием) стол накрывался после полуночи обяза­тельно. На следующий день мы объедались сдобными куличами, сладкой творожной пасхой и крашеными яйцами. Мы, дети, все же больше любили праздник Рождест­ва — ведь под елкой лежали замечательные подарки… Мне было девять лет, когда на Рождество мне подарили книгу для детей о Леонардо да Винчи. В это же Рождество почему-то было много апельсинов, в общем-то редких в Ташкенте. Я читала книгу, ела апельсины, и с тех пор запах апельсинов всегда напоминает мне о Леонардо…

На елках бывало очень весело, приглашалась детвора со всего двора, устраивалось чаепитие, хотя случались и такие годы, когда к чаю подавался один сушеный урюк. Помню, как на одной из елок, очень веселой, мы, водя хороводы вокруг наряженной туи или арчи (во время гражданской войны, да и позднее, елок в Ташкент не завозили), пели: «Долой, долой монахов, раввинов и попов! Мы на небо залезем, разгоним всех богов!» Вскоре «елки» были объявлены «буржуазным религиозным пережитком». Их проводили потихоньку, тайно, а потом праздник забыли. Елка для детей вновь обрела права гражданства в 1935 году (или в 1936?) по предложению члена ЦК ВКП(б) П. П. Постышева, за что все были ему очень благодарны.

Ко всем школьным вечерам готовились обстоятельно и истово. Надо отдать до­лжное нашим преподавателям, которые делали вечера необыкновенно разнообразны­ми и интересными. На каждом вечере ведущим был один из классов. Так, к пятилетию со дня смерти В. И. Ленина учитель пения В. В. Титов подготовил с нашим шестым классом большую программу. Мы пели реквием на музыку траурного марша Шопена, не помню на чьи слова. Реквием начинался так: «Если день померк, если звук смолк, все же бегут вверх соки сосновых смол. Если умер один, даже и самый живой, тысяча­ми родин, жизнь, отомсти за него». Были и другие песни, посвященные В. И. Ленину. Пение чередовалось с чтением стихов. С этим концертом нас приглашали различные организации, фабрики, вузы.

Еще более грандиозные вечера организовывала преподавательница литературы Л. Ф. Нагорничных. Она была не только хорошим педагогом, но и, несомненно, ода­ренным режиссером. Сама составляла блестящие сценарии по произведениям класси­ков русской литературы. Помню вечер, посвященный И. С. Тургеневу. В конце зала, противоположном сцене, стояла огромная фанерная «книга», на которой было на­писано: «Тургенев». Из нее выходили костюмированные и загримированные участники представления. До сих пор перед глазами стоят картина свидания Лизы и Лаврецкого и особенно яркая, с шумовыми эффектами, сцена грозы из «Накануне», где, как мне казалось, потрясающе играл Коля Устинов, учившийся двумя классами старше.

А потом — вечер Л. Н. Толстого, когда чуть ли не весь зал рыдал при сцене свида­ния Анны Карениной с Сережей. Анну играла комсомольский вожак школы — Лидия Фрейдович.

Специальный вечер проходил на узбекском языке. Его организовывал преподава­тель узбекского С. П. Маевский — блестящий педагог, строгий и очень нами любимый. Благодаря ему мы все неплохо знали узбекский язык, а арабский алфавит (тогда узбек­ская письменность была на нем) я до сих пор хорошо знаю.

Кроме вечеров, которые организовывали преподаватели, масса мероприятий проводилась по собственному почину школьников. Например, мы делали балетные концерты, в которых нередко участвовала я: сама ставила свои танцы и подбирала музыку. Аккомпанировала мне моя сестра, а костюмы шила мама. Сохранилась фото­графия, на которой я в длинных, до щиколоток, шароварах (были сшиты из пестрого ситца), в какой-то жилетке и с тюрбаном на голове. Это костюм, в котором я танцевала «Восточное танго». Был в моем репертуаре еще «Ковбойский танец», с которым меня приглашали на концерты в другие школы.

Еще в шестом классе я организовала литературный кружок. Мы собирались дово­льно регулярно у кого-либо дома и читали свои произведения, главным образом стихи. Помню, как с позором изгнали из кружка Лелю В., которая пыталась выдать стихотво­рение Лермонтова «И скучно, и грустно» за свое.

В шестом классе мы были значительно старше нынешних шестиклассников: в пер­вый класс принимали только с восьми лет, среднее образование было необязательным, и многие начинали учиться еще позднее; не существовало «процентомании», педагоги­ческий коллектив не гонялся за стопроцентной успеваемостью, и некоторые школьни­ки сидели в одном классе по 2—3 года, пока действительно не выучивались. Я пошла в школу десяти лет сразу в третий класс, а в пятом классе осталась из-за болезни на второй год. Поэтому в шестом мне было 14 лет, а некоторым одноклассникам на год или даже два больше.

Учась в седьмом классе, мы с моей лучшей подругой Соней Меликянц уже ходили в межшкольный литературный кружок, которым руководил молодой (студенческого возраста) человек — Яша Купер. Бывала здесь известная впоследствии поэтесса Свет­лана Сомова.

Я писала стихи, но выступать с ними на кружке не рисковала. Они были по тем временам почти неприличны — ни лозунгов, ни социальных мотивов, сплошная лирика, ибо я была долго и глубоко влюблена в своего одноклассника, лучшего физкультурни­ка школы. Последний раз я видела его на своем шестидесятилетнем юбилее, на кото­рый он пришел еще с пятью моими одноклассниками. Это было очень трогательно.

Однажды на заседании литкружка Соня Меликянц читала свой рассказ «Прости­тутка». В нем гневно обличалось это социальное зло, оставшееся в наследие от про­клятого царского прошлого. Все были потрясены Сониной смелостью, но Яша Купер принял рассказ спокойно и не без юмора отметил слабое знание жизненного материала.

Как-то я принесла Соне «Гамбургский счет» В. Шкловского, и мы увлеклись расста­новкой по истинным местам писателей и поэтов тех лет. Для нас Маяковский был «чемпион». Тогда мы представления не имели о Хлебникове, но инстинктивно по­ставили Маяковского, наследника Хлебникова, на то место, на котором у Шкловского был Хлебников.

 

Мы с Соней могли целыми днями говорить о литературе, но забавно, что все это шло как-то мимо школы, вне ее. У Сони рано умерла мать, и она много внимания уделяла своему братишке, который остался без матери в два года. Сейчас Г. Г. Меликянц — известный журналист, сотрудник аппарата «Известий».

Мы, школьники, были очень дружны, и со многими из своих одноклассников я про­несла дружбу через всю жизнь. К глубокому моему прискорбию, сейчас из друзей моих школьных лет осталось так мало… Встречаясь, мы всегда с нежной любовью вспоминаем школу и считаем, что она много нам дала, хотя учились мы мало и, может быть, плохо. И учебников не хватало, и учителя были недостаточно подготовлены. Вероятно поэтому я мало что могу вспомнить об учителях. Если и есть воспоминания, то они связаны скорее с попутными обстоятельствами. Так, в шестом классе у нас преподавал физику некто Израиль Моисеевич. Он преподавал недолго, вскоре мы узнали, что он уезжает из Ташкента. Приготовили ему альбом с надписью от учеников, «из которых прет энергия» (так он нас характеризовал), и отправились провожать его на вокзал. Нас почему-то не пустили даже на перрон. Уже позднее выяснилось, что его выселяли из Ташкента как троцкиста, вместе с другими ссыльными…

Мы не получили сколько-нибудь глубоких знаний и тех практических навыков, которые сейчас диктуются политехнизацией. Но вся жизнь школы, все установки были пропитаны духом коллективизма, общественной активности и интернационализма. Мы не в назиданиях школьных учителей, не из учебников черпали основы своего миро­воззрения. Мы жили в НОВОМ мире, со своими новыми, справедливыми критериями. Именно в школе, в общении друг с другом мы поняли, что ценно не материальное богатство и даже не образование, а отношение к Революции, к угнетенным, к работе по перестройке общества, в котором не будет ни тунеядства, ни преступлений, ни дискриминации какой-либо национальности.

Самыми уважаемыми фигурами среди школьников были пионерские и комсо­мольские активисты, члены учкома, который иногда играл большую роль, чем педсо­вет. Самыми скверными, презираемыми считались «маменькины сынки и дочки», особенно, если они осмеливались приходить в школу нарядными, с драгоценными украшениями. В большинстве случаев они этого не делали, стесняясь своих «нетрудо­вых» родителей — нэпманов. Было даже стыдно признаться, что живешь богато и сыт­но. В чести были бедные трудящиеся (богатых трудящихся тогда еще не было). К со­жалению, общественное презрение распространялось в немалой степени и на образо­ванных, ученых людей, поскольку образование до революции могли получить только лица из более или менее обеспеченных слоев. Поэтому обозначение «интеллигент» было презрительным, хотя и не таким оскорбительным, как «буржуй». Страшным, непростительным грехом считалось любое проявление шовинизма, национализма, антисемитизма. Над провинившимся сами товарищи устраивали суд. Наши преподава­тели могли и не заметить таких греховных проявлений. Беспощадны были мы сами. Если можно так сказать, идейно-воспитательную работу мы проводили сами с собой. И небезуспешно. Те идеологические основы, которые были заложены в школе, со­хранили мы до конца жизни.

38 комментариев

  • AK:

    Великолепные воспоминания. Мне понравилось — пошли провожать, а на вокзал не пустили..
    Надо добавить тэг «Школа 8»

      [Цитировать]

    • lvt:

      Уважаемые господа, Евгений Семёнович и Азим! Мне кажется ТЭГ должен быть «Школа 8о», ведь это она самая, это её история. Здесь в комментариях много про 80-ую школу. Дело в том, что номера школ постоянно менялись, имена тоже, а тэг «школа 80 уже есть. Какова дальнейшая судьба этих воспоминаний? Кто из педагогов решится объявить школу им .Тургенева своим знатным предком? https://mytashkent.uz/2013/06/19/gastronom-v-gostinitse-tashkent/#comment-155963 Одна из последних фотографий. Торец школы выглядывает из-за» Ташкента»( фото из «ПОТ»).

        [Цитировать]

      • AK:

        предлагаю изменить тэг «школа 8-80». Также и для других школ сделать тэги отражающие историю — «школа 3-43», «школа 4-50». Этот вопрос уже несколько раз обсуждали и чем больше накапливаются материалы по школам Ташкента тем важнее становятся правильные тэги. Напомню справочные материалы 1925 года
        школы:
        1 им.Белинского (Чимкентский тракт-2-пер зав.Ушаков)
        2 им.Достоевского (ул.Т.Шевченко-3 зав.Сухоцкий)
        3 им.К.Маркса (уг.Ниязбекская-АкКурганская зав.Углицких)
        4 им.Песталоцци (ул.Пушкинская-3 зав.Вансовский)
        5 им.Коминтерна (ул.Гоголевская-22 зав.Салогуб)
        6 им.Пушкина (ул.Хивинская-7 зав.Приваловская)
        7 им.КИМ (ул.Духовская-9 зав.Теплов)
        8 им.Свердлова (уг.Махрамская-Конвойная зав.Исаханова А.П.)
        9 им.Ленина (ул.Т.Шевченко-5 зав.Леншаков А.Г.)
        10 им.Ману (ул.Арцоноянская-д.Аронова зав.Гринберг Б.И.)
        11 им.Луночарского (ул.Просвещения-5 зав.Виноградов Е.П.)
        12 им.Вахидова (тат.) (ул.Ленинская-10 зав.Вахид А.)
        13 им.36Комиссаров (уг.К.Маркса-Хивинская зав.Тергригорьянц)
        14 им.Энгельса (ул.Жуковская-33 зав.Кубарев И.Д.)
        15 им.Маржани (тат.) (ул.Иржарская-46 зав.Валитов С.Х.)
        16 им.Ильича (ул.Куйлюкская-8 зав.Федоров А.М.)
        17 Узбекская (ул.МалоГоспитальная-12 зав.Каримов)
        18 им.1-Мая (ул.Ниязбекская-1 зав.Исмаилов М.А.)
        19 им.Металлистов (ул.Гоголевская-36-38 зав.Аксаков)
        20 Греческая (ул.Туркестанская-2 зав.АхметЗада)
        21 им.Рыкова (уг.Елиз.-Куйлюкская зав.Кадашников П.М.)
        22 при 1-сов.мельнице (терр.мельницы зав.Соколов А.А.)
        23 им.Бухарина (Кадетский пер.-16 зав.Малинский М.С.)
        24 им.Октября (Туркменский Инпрос зав.Филиппова М.Н.)
        25 при 2-мельнице (терр.мельницы-25школа зав.Ужинский Е.В.)
        26 им.Крылова (ул.Воронцовская-45 зав.Абрамов С.М.)

          [Цитировать]

        • EC EC:

          Только эти три тега изменить?

            [Цитировать]

          • AK:

            по Кашгарке — школа 7, потом построили школу 21, потом их объединили, а здание школы 7 сделали Школой Милиции, после землятресения построили школу 5, а школу 21 сделали 1-муз.школой. В итоге тэг «школа 7-21-5».
            Школа на Дет.Мире «школа 5-44»

              [Цитировать]

            • lvt:

              Уважаемый АК! Это номера, которые знаем мы. За эти годы школы меняли нумерацию неоднократно. Так школа Песталоцци была уже не Песталоцци. А школа на Гоголя превратилась в 131-ую. Мы — поколение людей, которое училось в этих школах, которое пишет историю своих школ. Давайте сохраним наши номера, а «исторические» останутся внутри этих тэгов. Иначе нам придётся поднимать архивы всех бюрократических «перенумераций». Наши ТЭГИ будут выглядеть, как имена испанских грандов(Анна-Мария-Терезия…..Лючия Альба Монтанарес… и т. д.). Если следующим выпускникам наши «письма» будут интересны, они сохранят их в папках с номерами своих школ будущего.

                [Цитировать]

          • Yultash Yultash:

            Видимо вы потеряли эту публикацию. Она была на сайте 6 лет назад!! — https://mytashkent.uz/2007/10/13/moy-tashkent-dvadtsatyie-godyi/

              [Цитировать]

            • EC EC:

              Я видел ее, это была ссылка на скачивание, теперь публикуется текст, ссылку на скачивание не индексировали поисковики и вообще ее трудно обсуждать.

                [Цитировать]

          • AK:

            рядом со школой 8-80 была школа 88 (обе школы обозначены на карте в статье «Школа № 88 им. 8 марта, на улице Гостеприимная, около Красной площади») — предлагаю тэг «школы 8-80 и 88» по аналогии с существующим «школы 25 и 160» (они распологались друг против друга на ул.Ивлева).
            ответ Элвете: запутать легко — распутать трудно :)

              [Цитировать]

            • lvt:

              АК! Тех, кто учился в школе Тургенева, скорее всего нет на этой земле. Свою школу будут искать те, кому за 60. Они учились в 80-ой им. Свердлова. Откроют статьи и узнают, всю богатую и интересную историю своей школы. Когда мы уйдём, возможно, ученики какой-нибудь школы будущего (типа № NWWWXXXYYYZZZ1000—….) положат в свою папку наши ученические годы, со всеми номерами и именами, как одну из страничек своей школьной истории. Но, как мне кажется, необходима статья- справочник, которая зафиксировала бы все школьные переименования, перенумерации, даже смену адресов . Навигация, что ли? ТЭГ должен быть коротким. Не может быть «тэга»: Церковно-приходское училище, инпрос тюркских нацменшинств, 5- 44-131 школа им Коминтерна на Гоголя, 44 им Ушинского на Пушкинской, 44 на Чиланзаре.(???!!!)

                [Цитировать]

  • Gangut:

    «Мы не получили сколько-нибудь глубоких знаний … «, зато » Мы жили в НОВОМ мире, со своими новыми, справедливыми критериями.»

      [Цитировать]

  • AK:

    20-е годы — Золотой период Российской истории. Вопреки распространенному мнению статистика показывает что бандитизм, беспризорничество, голод в 20-х годах были на порядок меньше чем в 90-х.

      [Цитировать]

    • tanita:

      Так неудивительно. Мне кажется, что такого периода российской истории, как сейчас, вообще не бывало. Несмотря на вышеперечисленные проблемы…. А насчет новых и справедливых критериев и тут же «не пустили на вокзал»… очень характерно И спорить не стоит. идеология в те времена была куда сильнее. И люди были куда болеет тверды в своих идеалах.

        [Цитировать]

      • AK:

        и идеалы сводят с ума и циничное «это просто бизнес» (как сказал сегодня газпромовский Миллер в отношении Украины) до добра не доводят

          [Цитировать]

        • tanita:

          Предупреждал же профессор Преображенский — советские газеты читать вредно. Это в его время телевидения не было, он бы и про него сказал:)))

            [Цитировать]

    • Светлана:

      Голод?? В 90—х????? Что-то я такого не помню. Продукты по талонам — помню. А голода — нет.

        [Цитировать]

      • lvt:

        Да уж, давайте не будем грешить перед теми, кто испытал настоящий голод.

          [Цитировать]

        • AK:

          скажем так — настоящий голод был в 30-х, в 90-х — так местами, а в 20-х был неурожай и даже отдельные случаи смерти от недоедания (как и в 40-х)

            [Цитировать]

          • lvt:

            Уважаемый АК, сегодня день нашего диалога! В 41-42 от голода умер целый город Ленинград. В 90-е пища не пропадала! Пропали деньги… А еды было полно. Выкручивались. В одной знакомой мне организации кормили бесплатными макаронами в счёт гипотетической зарплаты. Видела я, как приличные старики схватили пиццу, упавшую на землю, и быстро её спрятали. Господи … Конечно, и 90-е плохое время: многие спились, молодёжь перестреляла друг-друга, но с муками прошлых поколений не сравнить.

              [Цитировать]

            • AK:

              Личные впечатления жителей больших городов отражают только жизнь отдельных точек нашей необъятной страны, впечатления сформированные СМИ лживы, статистика ненадежна. Остается только математика. На основе различных данных определяется народонаселение страны в разные периоды. В 20-е, 30-е, 40-е и 90-е мы видим провалы.
              20-е — весь провал связан с военными действиями, на голод ничего не остается.
              30-е — небольшая часть связана с расстрелами, основная — голодомор коллективизации
              40-е — потери от военных действий. небольшая часть напрямую от голода
              90-е — потери от разрушения социальной системы, несколько миллионов эмигрировали. По России приток населения из республик превышает эмиграцию на 10млн.чел. В итоге провал с 20млн. уменьшается до 10млн. (было 152 стало 142млн.чел.)
              Вычтим из 20млн. потери от боевых действий «приватизаторов», самоубийства на нервной почве в сытом состоянии и все равно эта цифра будет больше потерь 30-х годов (порядка 10млн.), потерь голодающего Ленинграда и статистически нулевых потерь от голода 20-х годов.
              Да и без математики как вы думаете почему заброшены миллионы гектар пахотных земель, куда делись жители тысяч деревень? Эмигрировали в Америку?

                [Цитировать]

              • J_Silver J_Silver:

                У вас альтернативная история? В 20-е голода не было? Ну да, все бланманже питались, особенно в деревнях… Голод был в начале тридцатых, и это был далеко не Голодомор в классическом понимании хохляцких и казахских нациков… А в конце 80-х голода не было вовсе, а вот на геноцил населения гайдаровские и послеагайдаровские реформы сильно смахивают — в этом можно согласиться…

                  [Цитировать]

                • AK:

                  Тут трудно отделить боевые действия от голода — обмен ваучеров на паленую водку, потеря работоспособности, недоедание, вымирание

                    [Цитировать]

                  • lvt:

                    Как можно ставить в один ряд Жертвы Ленинградской Блокады и палёную водку с ваучерами?
                    Наверное, эту тему лучше закрыть.

                      [Цитировать]

                • tanita:

                  Я ничего не знаю насчет хохляцких нациков. Голодомора, говорите, не было, и голода тоже? И трупы на улицах не валялись. Значит, мой отец лгал, когда говорил, что моя бабушка, его мама умерла в конце двадцатых от голода…. И когда семья моей мамы умирала от голода в Одессе =- это тоже вранье, а они если удавалось достать по початку кукурзы на каждого, считали, что им невероятно повезло.

                    [Цитировать]

                  • J_Silver J_Silver:

                    Голод был, во многих местах — страшный, ужасающий голод, а вот Голодомора в его «классическом» понимании — не было!
                    Вообще-то голод в России был стабильно, особенно в зонах рискованного земледелия, к коим относится почти вся территория…

                      [Цитировать]

                    • tanita:

                      Поволжье, Но беда в том, что голод тоже был искусственно спровоцированным….

                        [Цитировать]

                    • J_Silver J_Silver:

                      Интересно, кто это спровоцировал голод в Поволжье в начале 20-х? Тогда никаких колхозов еще не было…

                        [Цитировать]

                    • AK:

                      «зона рискованного земледелия» — это из-за всяких «патриотов-колонизаторов» :)

                        [Цитировать]

                    • lvt:

                      АК! А в России «патриоты-колонизаторы» -это кто?

                        [Цитировать]

                    • AK:

                      «патриоты-колонизаторы» — это все кто «заботился» о сельском хозяйстве после ленинского НЭПа. Современная индустриализация села является его окончательным уничтожением. Деградация населения заключается в потере огромных пластов знаний, умений, опыта предков. Их дети даже не догадываются о ничтожности своих знаний.. их превращают в рабов давая высокие зарплаты и рекламируя эрзац-товары как лучшие в мире

                        [Цитировать]

            • АГ:

              К теме «полно еды». В 90-е в Ташкенте совсем не было бродячих животных. Ибо! Да что животных? Горляшек отстреливали… А еще, мужики не стыдились бычки с земли подбирать. Это было не массово, но это было.

                [Цитировать]

  • Аскар:

    В школе 80 — там где сходились Конвойная, Самаркандская и Узбекистанская — я проучился три её последних года до землятрясения 66 г. Основное её здание из жжёного кирпича нисколько не пострадало, а дополнительные два класса во дворе растрескались. Школу затем сносили, используя танк. Хорошо помню свою учительницу начальных классов Александру Петровну Мелехову — прекрасного педагога и человека. Из одноклассников помню Сашу Левитаса, Ольгу Каратаеву, Лилю Шкап, Оксану Литвинскую, Азизу (фамилию забыл). Вспоминается, как всех учеников школы вывели рядом на Узбекистанскую приветствовать приехавших в Ташкент замиряться Шастри и Аюб-хана. А наш физкультурник-штангист — кажется, его фамилия была Штерн — долгое время потом работал диктором и ведущим на УзТВ. Хорошая была школа — в числе лучших в городе.

      [Цитировать]

  • lvt:

    В рамочках уже нет места для ответа. Термин «патриоты-колонизаторы» не содержит никакой информации для понимания вашей точки зрения. С таким же успехом этих нехороших деятелей можно назвать «кроказябрами-бакуманами». :=)

      [Цитировать]

    • AK:

      Сельский мир является истоком народа (в городах люди вымирают). А колонизаторы готовы вкладывать деньги и владеть агропромышленными комплексами, и патриоты видят развитие деревни в современных автоматизированных комплексах. Естественно там нет места крестьянину, только ограниченное количество рабочих и служащих. и те и другие ссылаются на то, что по другому не прокормить население своей страны (и может других стран), коронная ссылка на 3% американских фермеров. Но стране нужны свои людские ресурсы в виде здорового сельского населения. И я думаю его должно быть не менее половины. Тогда будет как пел Высоцкий про царя Николая «.. при нем водились караси, при нем плодились пороси, и много было выпить-закусить..» и самое главное это было настоящим, не «инкубаторским».

        [Цитировать]

      • J_Silver J_Silver:

        А на агропромышленных комплексах довольно много народа работать должно, если что, ничего плохого в этих комплексах не было и нет, другое дело, что сумели сделать так, что работать на селе стало просто не выгодно, вот и стало село загибаться, потому что работы ВООБЩЕ не стало, и в маленьких городах тоже не стало…

          [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.