«Полевое дъло с коканцами» 9 мая 1865 года История Фото

Автор Виктор Фесенко.

Мои планы по работе над второй частью статьи «Две твердыни» пока не реализованы. Одна из причин этого – отсутствие на настоящий момент новой  для меня и посетителей сайта информации по Русской крепости Ташкента. Но намерение написать вторую часть того поста осталось.

А вот по сражению Черняева с Алимкулом  9 мая 1865 года (по старому стилю) я недавно случайно обнаружил дополнительную информацию – план сражения, составленный, вероятно, вскоре после него. Этот интересный документ и побудил меня систематизировать и проанализировать всю имеющуюся у меня информацию по тому событию, так же как я это сделал в статье по истории взятия Ташкента отрядом генерала Черняева. Форму изложения материала решил сохранить такую же, как и в статье «Две твердыни» — с указанием списка источников информации, предоставлением графических материалов и приведением цитат из источников с построчными комментариями. А на основании проведенного анализа разработать и представить схему сражения с привязкой к объектам современного Ташкента.

При работе над статьей были использованы следующие источники информации:

1.Гилярий Сярковский. Воспоминания офицера о Туркестанских походах 1864-1865 гг.
2.Петр Гроссул-Толстой. «Дела русского оружия и политики в Средней Азии. По поводу войны России с Хивою». Одесса. 1871.
3.Южаков Ю. Д. «Шестнадцатилетняя годовщина взятия Ташкента». СПб. 1881.
4.Добромыслов А. И. «Ташкент в прошлом и настоящем. Исторический очерк». Ташкент. 1912.
5.Ф. Азадаев. «Ташкент во второй половине XIX века». Издательство АН УзССР. Ташкент – 1959.
6.Соколов Ю. А. «Ташкент, ташкентцы и Россия». Издательство «Узбекистан. Ташкент. 1965.

Другие текстовые источники нисколько не уточняют характер и место боя 9 мая 1865 г.

Схема сражения из книги Ю. А. Соколова выкладывалась в сети и на сайте не раз и содержит много информации для анализа:

Эта схема дает определенное представление о позициях противоборствующих сторон и характере сражения с примерной привязкой к местности. Возвышенности, русла  арыков и прочие объекты местности на схеме отмечены приблизительно.

С особенностями местности, в которой происходило сражение, можно ознакомиться также и по второй схеме из той же книги Соколова:

На фрагменте карты Ташкентского и Ниязбекского уездов можно разглядеть многие объекты в окрестностях Ташкента:

По изображенной на на этом фрагменте Самарканд-Ташкентской железной дороге и отсутствующей Оренбург-Ташкентской можно примерно установить дату выпуска карты – от 1899 до 1905 года (постройки железнодорожного пути до станции Арысь).

А вот и план сражения, который мало кто видел и который побудил написать эту статью:

Вероятно, что этот документ был составлен офицером из отряда Черняева в период осады Ташкента или чуть позднее. Очевидно также, что план, несмотря на указанный на нем масштаб, был выполнен без инструментальной топографической съемки местности, но он очень подробно иллюстрирует боевые позиции Черняева и Алимкула, на нем отмечены артиллерийские батареи с орудиями и направления боевых действий.

Первое, с чем пришлось столкнуться при анализе всех вышеперечисленных источников информации по сражению Черняева с Алимкулом, — невообразимая путаница с названиями объектов местности в этом районе. Попытки разобраться с топонимами до сих пор не привели к желательной ясности и однозначности. Причины путаницы вполне объяснимы и не буду на них останавливаться, а выявленные несоответствия в названиях объектов местности приведу. Но сначала попробую кратко описать рельеф местности восточной и северо-восточной частей современного Ташкента, т.к. значительное число топонимов определяется именно этим рельефом:

В восточной части современного Ташкента расположены два протяженных холма, один из которых берет начало за пределами города и простирается с понижением примерно от станции Ялангач до т.н. Центра Луначарского – центра дореволюционного пригородного поселка Никольское (в советское время – райцентр Орджоникидзе). Второй холм начинается чуть западнее Центра Луначарского на пересечении современных улиц Буюк Ипак Йулли и Дурмон и простирается на юго-запад по направлению к Боткинскому кладбищу. Начало второго холма несколько возвышается над оконечностью первого. Почти по гребню первого холма протекает арык Ялангач, а по гребню второго проходит улица Алтынтепа. В восточной части первого холма расположена самая высокая точка рельефа современного Ташкента. Юго-восточней обоих холмов расположена плоская низина, по которой протекает река Карасу. Условной границей между холмами и низиной можно принять прекративший недавно свое существование арык Турк, который еще был отмечен, но не подписан на точной карте Ташкента 1991 г.:

На низине хорошим ориентиром выделяется  локальная круглая в плане возвышенность, огибаемая  существующим руслом Карасу и называемая Шор-тепа. Существуют еще две ярко выраженные возвышенности, примыкающие к южной части второго холма, одна из которых в районе перекрестка улиц Паркент и Алтынтепа (за бывшим кольцом трамвая третьего маршрута), а другая чуть севернее. Еще в советское время остановка общественного транспорта в районе этого трамвайного кольца называлась «Алтын-тепа». Обе эти возвышенности и сейчас «лысые», т.е. ничем не застроены.

Севернее первого холма располагается плоская местность с пригородными поселками, теплицами и различными предприятиями.


Ниже перечислены все топонимы, упоминаемые в источниках информации о сражении, картах и в другой литературе:

Ниязбек (Ниазбек)  — крепость, упоминаемая во всех источниках к востоку от Ташкента и указанная на приведенном выше фрагменте карты Ниязбекского уезда. Эта крепость, снабжавшая Ташкент водой, была заложена в 18 в. сыном Толебия Ниязбеком и названа его именем.

— возвышенность и зимовье на этом же фрагменте неподалеку от самой крепости.

Ялангач — горы Джалангач-курган-тюбе на «Плане местности…»;

— арык на обеих схемах из книги Соколова;

— холмы на первой схеме из книги Соколова;

— старая крепость (развалины) на первой схеме из книги Соколова;

— местность (урочище, мауза) на плане из статьи Н. Г. Малицкого «Ташкентские махалля и мауза», расположенная северней первого холма, описанного выше:

— улица в пригороде Ташкента 30-х годов, начинавшаяся примерно в районе котельной за массивом Высоковольтный и проходящая далее к поселку за станцией Ялангач. На линии этой улицы в будущем появится парк им. Котика, а построенная в Чирчик железная дорога, извиваясь, несколько раз пересечет эту улицу, которая в последствии прекратит свое существование;

— пригородная местность (поселок) на современной карте Ташкента за трамвайным парком на ТКАД;

— железнодорожная станция.

Карамурт — канал (или канава) на «Плане местности…»;

— холмы на первой схеме из книги Соколова, расположенные севернее холмов Ялангач. Ни один из других источников не подтверждает наличие этих холмов в пригороде Ташкента, да и сейчас каких либо холмов севернее Ялангачского холма  не наблюдается;

— местность (урочище, мауза), располагавшаяся чуть северней местности Ялангач на плане из статьи Малицкого и отмеченная на обеих схемах из книги Соколова;

— одна из самых длинных улиц Ташкента 30-х годов, начинавшаяся у нынешнего Института связи и проходившая на северо-восток далеко за пределы города. Городской участок Карамуртской позднее переименуют в Джахон Абидовой и на нем сейчас располагаются Ташкентский зоопарк и Ботанический сад. На гугл-карте Ташкента этот участок уже называется Богишамол. Некоторые загородные участки Карамуртской исчезнут после постройки в этом районе теплиц и ряда других предприятий, а как сейчас называются сохранившиеся участки, сказать трудно;

— улица на границе современного Ташкента, проходящая впритирку к железной дороге от переезда на ТКАД до блок-поста за переездом у станции Ялангач. Блок-пост также имеет название Карамурт. Ранее эта улица была безымянной пригородной дорогой.

С полной уверенностью можно утверждать, что на «Плане местности…» Карамуртом ошибочно назван арык Ялангач.

Алтынтепа — урочище и некий объект на второй схеме из книги Соколова;

— дорога в тексте книги Соколова;

— улица в современном Ташкенте, локальный холм и остановка общественного транспорта, о которых упоминалось ранее. Ранее эта улица называлась Циолковского, а ее первоначальное название – Ворошилова.

Шортепа    — и местность и холмы в тексте книги Соколова;

— бугор Сор-Тюбе в «Плане местности…», холм Сарытюбе в статье       Южакова и бугор в тексте и схемах книги Соколова.

Карасу         — урочище в заголовке «Плана местности…»;

— река (арык) в «Плане местности…» или одно из его русел по первой схеме из книги Соколова. Другие русла в этой же схеме подписаны как Хам Карасу и Кичкина Карасу; На карте города 1936 г. одно из русел Карасу обозначено как Узун-Карасу, а главным руслом изображено ныне несуществующее.

— современные жилые массивы на востоке города.

Турк              — арык, присутствующий и подписанный на первой схеме из книги Соколова и изображенный без подписи на некоторых картах Ташкента различных периодов. Об этом арыке упоминалось выше.

С определенного времени арык Турк незаметно стал называться Турт-арыком, например в энциклопедии «Ташкент» 1984 г. (в статье о канале Карасу) и на некоторых недавних картах города. Сейчас в этом же районе Ташкента существуют улицы Турк-арык и Турт-арык.

Кыбрай-арык — канава на «Плане местности…». Также с полной уверенностью можно утверждать, что это ничто иное, как арык Турк.

Следующие топонимы, указанные в источниках, вызывают наибольшее количество вопросов при анализе:

Алычак         — высота и дорога в тексте книги Соколова;

— холмы на первой схеме из книги Соколова;

— урочище (Алымчак) на обеих схемах из книги   Соколова.   Наиболее логичное расположение этого урочища в районе бывшего стадиона ТуркВО;

— место расположения левого фланга войска Алимкула перед боем в тексте книги Соколова, что плохо стыкуется с другой информацией по сражению;

Альша-тюбе — горы на «Плане местности…». Возможно, что так офицер,    составлявший этот документ, услышал произнесенное местным жителем-консультантом слово Алычак.

Дурменча, Дурмень, Дурмон

— обозначение на первой схеме из книги Соколова дороги к

населенному пункту, расположенному северо-восточней бугра Шортепа;

— селение в тексте книги Соколова, расположенное ниже по течению Карасу от бугра Шор-тепа (юго-западнее его);

— место размещения правого фланга войска Алимкула и его ранения  по воспоминаниям Мухаммеда Салиха в тексте книги Соколова;

— поселок на фрагменте карты Ташкентского и Ниязбекского уездов. Сейчас этот поселок находится несколько восточнее Тракторного завода и участок Луначарского шоссе перед ним ликвидирован;

— современная улица, пересекающая улицу Буюк Ипак Йулли по

вершине возвышенности, служащей началом второго протяженного холма рельефа местности, описанного выше.


Далее приведены выделенные курсивом выдержки из текстов вышеуказанных источников, касающиеся сражения 9 мая 1865 г. с построчными комментариями и предположениями автора статьи.

Из воспоминаний Гилярия Сярковского:
          В Ниазбеке мы нашли восемь чугунных орудий, несколько фальконетных, кучу ружей и пик.

            3-го мая прибыл к нам транспорт с провиантом, а 4-го числа остальной отряд двинулся по ташкентской дороге и занял позицию, не доходя верст шести или семи до Ташкента на Сары-Тюбе.

            Сара-Тюбе – это насыпной бугор, выдающийся на узкой, но длинной долине; от стороны Ниазбека с правой стороны Сары-Тюбе идет глубокий арык, а за ним ряд холмов, пересекающихся лощинами.

            Впереди на пушечный выстрел ниазбекская долина суживается, а дорога поднимается в гору, пересеченная увалами, арыками и лощинами. Вправо и влево виднеются пахотные и клеверные поля, среди которых выделяются кое-где отдельные хутора с садами и мельницами, построенными на обильных водою арыках. Против кургана на горе, с северо-восточной стороны, стояла мазарла, в которой могло укрыться до 50-ти человек.

            Интересна версия Гилярия Сярковского об искусственном происхождении бугра Шортепа.

Упоминаемая мазарла не могла быть ничем другим, как ныне существующим кладбищем на спуске по Луначарскому шоссе.

Наступало утро 9-го мая. … Солнце еще не всходило, заря едва начинала золотить восток. … Пехотная сторожевая цепь, выставленная на ночь вокруг лагеря только-что снималась. Дежурный горнист, протрубив утреннюю зорю, лег на свое место и опять уснул. Лагерь почивал. …

Любуясь на эту чудную картину, я заметил, что с противоположного лагерю холма скачет казак, а вслед за ним шарахнулся и попятился к лагерю казачий пикет, выставленный для наблюдения на этой горе.

О какой горе идет речь?

— 8-я стрелковая рота в ружье!.. И не прошло минуты, как мои молодцы-солдаты были готовы к бою.

— Что такое случилось? Спрашиваю я у подъехавшего казака.

— Тьма тьмущая, видимо-невидимо высыпало орды.

Мы бросились вперед, добежали до мазарла и наткнулись на многочисленных всадников, гарцовавших вокруг нашего лагеря; вдали виднелись густыя массы конных ташкентцев, двигавшихся тихо, как будто в обход лагеря.

Я открыл пальбу по всадникам. Вслед за моею прибежала ко мне 1-я рота нашего батальона, под командой штабс-капитана Круликевича.

А коканцы, между тем, на горе, прямо против нашего лагеря, выдвинули до шести орудий и стали громить по лагерю и по моей позиции. Скоро приехал от начальника отряда казак с приказанием, чтобы первую роту возвратили обратно на Сары-Тюбе, а вслед за тем показалась двигающаяся оттуда ко мне другая 7-ая стрелковая рота, с которой приехал полковник Краевский. Одобрив занятую мною позицию, он, от имени начальника отряда, приказал на ней держаться до особого распоряжения; чтобы не подвергать людей опасности, одну роту велел спустить в лог, где была избушка и несколько тутовых деревьев.

Упоминаемый Сярковским лог не мог быть ничем другим, как лощина, примыкающая к кладбищу с запада.

Спустя час я увидел, что с занятого нами кургана скачет из отряда, вероятно с приказанием, хорунжий артиллерии Иванов, но за ним погнались наездники, так, что он едва ускакал обратно в лагерь, уронив при этом свою фуражку.

Давно наша артиллерия выдвинула против коканцев шесть орудий; первым поспел со своим взводом прапорщик Янышев, который, как говорили, получил здесь контузию.

Непонятно, куда поспел со своим взводом Янышев?

Часу в 11-м или в 12-м ко мне подскакал оренбургский урядник и толково передал на словах: сейчас начнется наступление… Генерал вам тоже приказал наступать, соображаясь с движением атакующей колонны с позиции».

Почему Черняев отдал приказ Сярковскому, а не Краевскому? Или полковник к этому моменту уже покинул расположение роты Сярковского?

… В обе стороны артилерийскаго дивизиона построились две роты, рассыпав впереди застрельщиков: справа была стрелковая рота 3-го сибирскаго баталиона; слева – 2-я оренбургская рота. На одну линию с этой колонной я рассыпал в цепь по одному взводу моей и 7-й стрелковой роты; вторые взводы составляли резерв. Моя рота шла справа, постепенно заходя правым плечом во фланг неприятелю. По мере приближения к горе, цепь стрелков более и более усиливала огонь. В то же время, в шагах 300-х от подъема, колонна, направленная с Сары-Тюбе, остановилась; артиллерия снялась с передков и обдала противников картечью. Я велел играть «атаку»… Коканцы заволновались; несколько орудий вдруг исчезли с их позиции и затерялись в массе…

Раздалось наше обычное «ура!» и началась работа штыками…

Загнув еще более правый фланг, мои роты бросились бегом за убегавшими, преследуя их по возможности ружейным огнем.

Тут подоспели и оренбургцы, но колоть штыками уже было некого: осталось на площадке одно брошенное орудие, которое подхватили оренбургцы, подоспевшие снизу. Оставив в тылу оренбургцев с брошенным орудием, я поспешно преследовал неприятеля, насколько было возможно преследовать пехоте кавалерию. Остановив наступление, я, чтобы накормить людей, принужден был вернуться в лагерь.

Между тем генерал Черняев, дойдя до Кашгарских ворот, известных нам по вчерашней бомбардировке, снова открыл орудийный огонь по Ташкенту и, спустя часа два, возвратился на Сары-Тюбе.

Весьма забавная мотивировка прекращения Сярковским боевых действий, типа «Война войною, а обед по расписанию». С другой стороны, что оставалось делать Сярковскому, когда конные кокандцы оторвались от преследования пехотинцев а других приказов от начальства не поступило.

Ни в одном из других источников не отмечается участие самого Черняева в выдвижении к Кашгарским воротам рекогнисцировочной группы.     

Из книги Ю. А. Соколова:
            Отряд Черняева, численностью около 2000 человек (пехота, казачьи сотни, 12 орудий), вышел из Чимкента 27 апреля 1865 г. и 29 апреля подошел к крепости Ниязбек.

            Были проведены подготовительные работы к штурму и начат ее артиллерийский обстрел. Обнаружив же приближающийся к Ниязбеку кокандский военный отряд численностью до 3000 чел., Черняев его атаковал, разбил и обратил в бегство. После этого крепость вскоре капитулировала. Гарнизон крепости был отпущен на волю.

            Затем, дав отдых войскам в Ниязбеке, Черняев, послушавшись совета опытных людей, закрыл доступ чирчикской воде в ташкентские каналы и двинулся к Ташкенту. По пути отряд сделал остановку в селении Дурмень, затем, поднявшись вверх по течению арыка, стал лагерем в местности Шор-тепе, в то время почти незаселенной. Это была низина, обильно заросшая камышом. ….. Возвышенную часть местности занимали обширные холмы с удобной для размещения лагеря лощиной между ними. На ней был построен походный укрепленный лагерь отряда Черняева. На одном из холмов ныне поселковое кладбище.

Добромыслов указывает дату подхода отряда Черняева к крепости Ниязбек как 28 апреля.

Можно предположить, что под селением Дурмень в тексте подразумевалось место (местность), называемое в других источниках как Дурменча и расположенное на восточном склоне возвышенности Алычак по которому протекал арык Турк.

Шор-тепа как название некой местности неудачное. Само слово «тепа» подразумевает возвышенность, а местностью являлась сама низина (урочище), на котором и расположен небольшой бугор Шор-тепа.

            Получив сообщение о приходе русского отряда, Султан Сеид-Хан объявил общий газават, а Алимкул стал поспешно готовить к походу в Ташкент регулярную армию ханства. 8 зульхиджа 1281 г. хиджры (среда 5 мая 1865 г.) кокандское войско и ферганские гази вышли в поход. Быстро продвигаясь к Ташкенту по Ходжентской дороге, войска за двое суток подошли к реке Чирчик. Здесь их встретили жители Ташкента.

            Войско и газии разместились на обширной территории Минг-Урюк, а ставка эмирляшкера Алимкула и Султан Сеид-Хана была разбита на тул- и-афросиабе – на вершине наиболее высокого холма в местности Минг-Урюк.

            В это время (8 мая) прискакали со стороны местности Шор-тепе нукеры – связные Сиддыка-Туры (главнокомандующего кокандскими войсками,  В. Ф.), отряды которого были утром посланы на разведку, «чтобы доставить сведения о русских». Они рапортовали, что два отряда русских вышли из Шор-Тепе на дорогу Алтун-Тепе. Они уже прошли Алтун-Тепе и около Курганчи Назар Кушбеги соединились. Один отряд конный, другой состоит из пехотинцев. Между этими двумя отрядами двигается одна пушка. Они остановились на берегу Салара.

В этом же повествовании чуть ниже говорится, что рекогнисцировка отряда Черняева до арыка Дархан (района будущей улицы Новомосковской) проводилась 7 мая. Интересно, что за объект Курганчи Назар Кушбеги, называемый чуть ниже еще и как Курганча Назарбек Курбаши? 

Это сообщение всех привело в движение. Алимкул подал сигнал к немедленному выступлению. Построив войско в походный порядок и став впереди него, двинулся мимо Кокандских ворот к арыку Тархан-Сайот (современный Дархан).

Колонна быстро достигла Тархан-Сайота, развернувшись по правому берегу арыка Дархан (вблизи современных улиц Урицкого и Пушкина), кокандские силы заняли позицию против русского отряда. «При виде их со стороны русских ударила пушка и отряд русской пехоты бросился вперед в атаку» — записал Мухаммед Салих. Алимкул дал приказ открыть огонь и двинуться на противника. … Алимкул, спешившись, бегал по полю боя, одобряя воинов, призывая командиров к стойкости. Кокандцы несли большие потери, появились люди, которые давали умирающим чашку воды. Русские стали отступать к Салару, потом – за Салар. «Одушевленные Алимкулом кокандские воины бросились вперед бегом, с трех сторон атакуя русских, тесня их к Курганче Назарбека Курбаши, оттуда дальше на дорогу Аличак и Алтун-Тепе и оттуда к Шор-Тепе. Только спустившись с холмов Шор-Тепе в свой лагерь, эти отряды освободились от преследования мусульман. Алимкул разрешил бить в барабан победы. Войска возвратились на берег Дархана, куда была переведена и ставка главнокомандующего.

О ней (этой схватке кокандцев с русскими) нет упоминаний в русских военных документах. В них говорится лишь, что утром 7 мая были высланы в рекогнисцировку рота пехоты и эскадрон казаков при одной пушке.

В 7 часов вечера Алимкул собрал ташкентских и кокандских «известных людей» для обсуждения плана дальнейшей кампании.

Алимкул и генерал Черняев в ночь на 9 мая 1865 г. готовились к сражению следующего дня. Максимально используя свои преимущества – прекрасное знание местности и надеясь на огромный численный перевес своей армии, Алимкул наметил новые позиции – ближе к местности Шор-Тепе с тем, чтобы создать условия для охвата русского отряда, а затем вынудить отряд к оборонительным боям в окружении. К рассвету кокандское войско уже начало размещаться на выбранной позиции. Алимкул переоценил свои силы. Их не хватало для полного охвата русских позиций. Пришлось занять лишь главную линию фронта, разместив войска длинной дугой, правый фланг которой находился в местности Дурменча, а левый – на Алычаке. Опорными пунктами позиции были три 12-пушечные батареи, которые поставили в местности Алычак, в Дурменче и на середине пути между ними.

А вот тут и возникает главная неопределенность в том, что подразумевается в тексте под Алычаком и Дурменчой. По всей логике Алычак – возвышенность, а Дурменча это ее граница с низиной (урочищем) Карасу. Центральная группа Аликула и его левый фланг по «Плану местности …» располагались северо-восточней  высоты Алычак на правом берегу арыка Турк, а этот берег являлся (и является сейчас) оконечностью Ялангачского холма.

С восходом солнца 9 мая, по свидетельству участника боя, русского офицера Сярковского-Гиллярия, пришел в движение и черняевский лагерь. Предоставим слово этому участнику сражения – он командовал ротой, которая первой вышла в этот час из шортепинского лагеря: «По команде: «Восьмая стрелковая рота в ружье!», мы бросились вперед, добежали до мазара и наткнулись на многочисленных всадников, гарцевавших вокруг нашего лагеря; вдали виднелись густые массы конных ташкентцев, двигавшихся тихо, как будто в обход лагеря». Таким образом Черняев узнал о перемещении кокандской армии и имел возможность подготовить свой отряд к сражению.

Бой начался обстрелом шортепинского лагеря кокандской артиллерийской батареей с высоты Алычака, и перестрелкой двух рот стрелков с алычакской группировкой кокандской армии.

Что подразумевается под «алычакской группировкой»? Левый фланг войска Алимкула (по Соколову), правый фланг (по логике и схемам) или все регулярное войско кокандцев?

Описание боя дано и Мухаммедом Салихом Кори Ташкенди: «Начался бой. От дыма стало темно. Вскоре бой перешел в рукопашный. Бились винтовками и топорами. Когда дым рассеялся, увидели: некоторые газии пошли по приглашению бога в рай, а многие без приглашения в ад пошли, так как бежали с поля боя. Началась конная атака русских. Тогда часть атакуемых верхом бросилась ко второй центральной батарее. Алимкул же велел Абдуллабеку скакать к первой батарее и сам поскакал за ним. Прискакали, но тут Алимкула ранило пулей в живот. Вызвав сюда все три батареи, Алимкул решил продолжать бой регулярными войсками, а бывших на линии газиев отпустил домой. В наступавших стреляли из всех 36 пушек очередями по 6 орудий.

Очень важная информация. Она, как и первая схема из книги, свидетельствует о том, что, когда передовая линия центральной группы Алимкула вынужденно или, решив попасть в рай, вступила в бой, остальные газии центральной группы не пришли на помощь к товарищам и стали отступать к правому флангу. А левый фланг Алимкула последовал их примеру, поняв, что противник собирается зайти к ним в тыл.  Как мог Алимкул в самый разгар боя отпустить газиев? При непосредственном соприкосновении противников артиллерия Алимкула уже не могла использоваться для поддержки газиев. Левая и центральная батареи были подтянуты к правой на Алычаке из-за опасения быть захваченными или по другим тактическим соображениям Алимкула.

Как в донесении Черняева от 11.05.1865, так и в воспоминаниях Сярковского атака конницей кокандских позиций не описывается.

Алимкул оставался с войском, чтобы его удержать и, стоя в Дурменче, давал команды. Карнай протрубил сигнал общей атаки. Начался повсеместный рукопашный бой. Русские пошли в штыки».

Весьма неоднозначное описание боя: или во время контратаки по сигналу карная кокандцы двинулись навстречу своим же отступавшим частям или в бою произошла небольшая пауза, позволившая отступавшим подтянуться к правому флангу, а затем контратаковать. Наиболее вероятно, что только небольшая часть кокандского войска, подбадриваемая раненным Алимкулом, предприняла контратаку и полегла на месте, а остальные тысячи кокандцев двинулись по сигналу карная не к противнику, а в противоположную сторону.

 После этого кокандские полки, отстреливаясь, стали отступать к Салару. Последние газии бежали через Дархан к Минг-Урюку.

В это время конный отряд русских с одной пушкой от Дурманчи бросился к Ташкенту и попал к Сибзарской части. Об этом (по узун-кулаку) услышали горожане и кокандские военные отряды, бывшие в южной части города. Ополчение казахов, киргизов и андижанские газии, захватив военное снаряжение, побежали из города и через реку Чирчик устремились в Коканд. Вслед за андижанцами кинулись из Ташкента в Коканд и ряд ферганских отрядов. Следом за ними поддались панике и другие кокандские ополченцы и газии. Мухаммед Салих вместе с несколькими ташкентскими газиями в это время возвратился в город из Минг-Урюка. В это время к городу подъехал еще один отряд русских с двумя пушками против того места, где мы были и разместили пушки в ложбине на Ак-Кургане. Выстрелили, снаряды разорвались в крепости, где в то время находились 500 воинов Мираба пансадбаши. Пушечный бой шел 1.5 часа. Вдруг увидели мы – русские пушки двигаются по горбатому мосту (пул-и-кутарма) арыка Ак-Курган обратно по дороге к Ниязбеку.

 Между тем, кокандские войска за это время рассеялись, видимо мечтая убежать в Коканд и Ходжент, как будто бы наступил день Киямат. Алимкула уже унесли из центра боя и доставили в Ташкент через кокандские ворота по левому старому берегу арыка Чаули».

В Ташкент вернулась незначительная часть кокандской регулярной армии. Бой закончился полным разгромом кокандской армии и ополчения газиев.

Также немного неясное и непоследовательное описание действий противников после сражения у высоты Алычак. Еще до окончания двухчасового боя основная часть кокандского войска начала массовое близкое к хаотичному отступление преимущественно на юго-запад к местности Мингурюк (в районе современной больницы им. Федоровича). Далее часть отступавших с раненым Алимкулом и Мухаммедом Салихом возвратилась по кокандской дороге в Ташкент, а другая часть направилась на юг к Ходженту и Коканду. Черняев не мог из-за малой численности своего отряда преследовать тысячи отступавших по широкому фронту кокандцев и направил вперед только две рекогнисцировочные группы. Первая, не встречая сопротивления, двинулась (а не бросилась) в обход Ташкента с севера и остановилась на старой чимкентской дороге на расстоянии пушечного выстрела от ворот Тахтапуль. Вторая группа направилась прямиком на запад к городу, дошла до Аккурганских высот (в районе будущей Ташкентской обсерватории) и открыла огонь из одной пушки по левобережной части города за Кашгарскими воротами. Возвращением в тот же день этих двух групп в свой лагерь на Шор-тепа и закончилось полевое дело под Ташкентом 9 мая 1865 г.

«Полный разгром кокандской армии» — несколько преувеличенная оценка сражения. Кокандцы потеряли в бою только одну двадцатую часть своего войска, их противнику досталось в качестве трофеев только две пушки из тридцати шести. Существенным фактором, повлиявшим на исход боя и все последующие события, явилось смертельное ранение Алимкула. А главный результат сражения – сохранение Черняевым своих позиций для последующей осады Ташкента, демонстрация серьезных намерений русского генерала, дезорганизация и деморализация кокандского войска, а также дезертирование определенной части его воинов. По масштабам боевых действий успех Черняева под Ташкентом и последующее взятие города не могут никак сравниваться с другими действиями русской армии – Зеравшанским и Хивинским походами, завоеванием Ферганской долины или Текинской операцией, но именно эти победы авантюрного молодого генерала и положили начало дальнейшему успеху при завоевании Россией Средней Азии.

Из книги Добромыслова:
28 апреля Черняев подошел к крепости Ниязбеку, расположенной на левом берегу реки Чирчика в 25 верстах к северо-востоку от Ташкента. 29 апреля из Ташкента было выслано к Ниязбеку до 3000 войск при двух орудиях, но М.Г. Черняев быстро их обратил в бегство и Ниязбек в 10 часов вечера сдался.

7 мая Черняев, оставив гарнизон в Ниязбеке, перешел на новую позицию в 8 верстах от Ташкента, а на следующий день произвел рекогнисцировку северо-восточной стороны города.

О расхождении в датах подхода Черняева к Ниязбеку в различных источниках отмечалось выше.

Ниязбек (крепость, селение) находился на правом берегу Чирчика в месте отвода чирчикской воды каналом Бозсу к Ташкенту (см. PD 3). Ниязбек в последствии стал уездным центром, а в 30-х годах XX века на этом месте в кратчайшие сроки стал строиться город Чирчик.

 В этот же день в Ташкент прибыл регент Кокандского ханства Алим-Кул с войском до 6000 при 40 орудиях.

9 мая, в 7 часов утра, Алим-Кул с 7000 войска явился перед русским лагерем и открыл конанаду разрывными снарядами из 12 орудий. Выдвинутые Черняевым на 400 сажень вперед 4 батарейных орудия ослабили огонь и отодвинули неприятельские колонны. Тогда двинуты были в атаку две роты против фронта и две роты против левого фланга неприятеля. Движение это было произведено быстро и весьма удачно. Пехота, под сильным неприятельским огнем, взбежала на высоты. Неприятель не выдержал натиска, смешался и скоро обратился в бегство. Роты бросились на хвост отступающих, захватили два орудия и кинулись далее. Кавалерия ускакала, но часть пехоты была настигнута и легла на месте. Преследование продолжалось до стен города. В деле 9 мая был смертельно ранен кокандский регент Алим-Кул и неприятель потерял до 300 убитых. Наша потеря состояла из 10 раненых, 12 контуженых (1 офицер).

Вполне понятное описание начала боя, но скомканное и непонятное описание его завершения.

Преследование кокандцев после боя не осуществлялось и, тем более, до стен города, а были только произведены две рекогнисцировки с приближением к Тахтапульским и Кашгарским воротам города на расстояние пушечного выстрела, о чем отмечалось выше.

Естественно, что количество погибших кокандцев при бое ориентировочное. Удивительно, что убитых среди русских солдат, казаков и офицеров не было. Многотысячное ташкентское ополчение, мобилизованное Алимкулом, практически не приняло участия в сражении. Общий численный перевес регулярного войска Алимкула над отрядом Черняева был примерно трехкратным. Но точный артобстрел кокандских позиций внес сначала сумятицу среди кокандцев,  концентрированная атака на одну из трех позиций Алимкула свела его численное преимущество во время боя на нет, а решительность и профессионализм русских солдат и офицеров обеспечили быструю их победу.

Алимкул был похоронен на территории города. На прилагаемой схеме старого Шейхантаура красным цветом отмечено место захоронения Алимкула, а зеленым – единственные сохранившиеся на настоящий день постройки древнего культового комплекса:

Где, когда и кем были похоронены три сотни кокандцев, вопрос интересный. На склоне холма  Алычак на середине спуска от современной улицы Алтынтепа (Циолковского, Ворошилова) к улице Газалкент (Хусанбаева, Калинина, Нижняя) сейчас находится мусульманское кладбище, т.е. примерно там, где располагался 9 мая 1865 г. правый фланг войска Алимкула.

Если по этому источнику убитых среди русского отряда не было, то когда было произведено первое захоронение на бугре Шор-тепа, превратившегося потом в христианское кладбище?

Из книги (статьи) Гроссула-Толстого:
В 1865 г. генер. Черняеву донесли о сборе бухарских войск в Ура-Тюбе. Такое движение бухарцев давало повод думать, что они хотят взять Ташкент, который вместе с Ходжентом представлял важные стратегические пункты. Дабы предупредить бухарцев ген. Черняев двинулся к Ташкенту и после двухдневного сопротивления взял коканское укрепление Ниазбек, владеющее водами Ташкента. 7 мая он был уже в 8 верстах от последнего города. Пред стенами его произошла значительная битва и вот как описывает ее ген. Черняев в своем донесении от 11 мая 1865 г.: «8 числа предпринята была реконгосцировка С. В. стороны города и, по соглашению с жителями, во время нашего приближения к городу, они должны были броситься на гарнизон и отворить нам ворота, но в тот же день прибыл из Кокана в Ташкент Мулла Алимкул с войском до 6000 чел. при 40 оруд. поэтому я возвратился в лагерь. Во время нашего движения к Ташкенту и обратно на нас нападали шайки коканской кавалерии, но были отбиваемы с уроном.

Интересно, что громкая, по убеждению Алимкула, победа при столкновении 8 мая у Дархана кокандцев с рекогнисцировочным отрядом Черняева в этом источнике описывается как успешное отражение нападения конных шаек кокандцев.

Девятого, в 6 ч. утра, пред лагерем появилось до 7000 коканцев. В 7 ч. неприятель открыл кононаду из 12 орудий, не приносящую нам вреда. Немедленно я послал 4 роты пехоты под командою шт.-кап. Бориславского прямо против фронта неприятеля; подойдя на 400 саж. артиллерия наша открыла огонь по непр. батарее, а две роты стали обходить левый фланг неприятеля. Наша артиллерия начала отодвигать колонны коканцев и ослабила их артиллер. огонь. Пользуясь этим, приказано двум ротам из отряда Бориславского двинуться вперед и под прикрытием артиллерии атаковать неприятеля одновременно с двумя ротами посланными в поход. Движение это было произведено необыкновенно быстро и удачно.

Как только роты начали подниматься на возвышенность, неприятель открыл по ним частую и сильную пальбу из 40 ор. Когда роты взошли на возвышенность, неприятель не выдержал их натиска и совершенно смешался. После этого последовало полное поражение неприятеля и бегство в город. (Донесение сокращено.) Предводитель коканский, раненый, еле ушел; еще до взятия Ташкента он умер».

По описанию Мухаммеда Салиха  бой начался на центральной позиции кокандцев с последующей перегруппировкой (отступлением) их частей, а завершился бой штурмом русскими возвышенности, где располагался правый фланг Алимкула. Черняев в своем кратком донесении не разделяет сражение на отдельные этапы.
 

Из статьи Южакова:
… Для этого необходимо было взять крепость Ниязбек, расположенную в 30 верстах от Ташкента, в том месте, где громадные оросительные канавы Ташкента берут воду из Чирчика. Занятием Ниязбека и отводом воды среди лета, Ташкенту наносился весьма сильный удар — он лишался воды, для садов, полей и скота: источники, имеющиеся в садах и внутри города, конечно, не могли удовлетворить всем потребностям жителей, не говоря о садах и полях. Заняв Ниязбек, Черняев двинулся к Ташкенту и остановился выждать благоприятных событий в 8 верстах от него, на холме Сарытюбе. Но на другой день, 9-го мая, он был атакован всеми лучшими силамп коканского ханства, только накануне пришедшими из Кокана вместе с правителем ханства, знаменитым Муллою Алимкулом на выручку Ташкента. Мулла Алимкул с 40 т. скопищем, в числе которого было до 10 т. регулярной, форменной пехоты, при 40 орудиях, на рассвете, с залпами из всех орудий, напал на наш лагерь, но, после 2 часового горячего дела, был разбит на голову и, как оказалось потом, сам был смертельно ранен.

Алимкул предпринял только дальний артобстрел лагеря Черняева, после которого русский генерал, выдвинув артиллерию, открыл ответный огонь и начал атаку пехотой на позиции кокандцев.

Численность войска Алимкула явно завышена, как и количество его орудий.

Из книги Ф. Азадаева:
8 мая, в день, когда, по утверждению Черняева, перед ним должны были открыться ворота Ташкента, из Коканда прибыл Алимкул с отрядом численностью до 6000 человек при 40 орудиях, изготовленных по образцу русских горных единорогов. Теперь уже Черняев не мог без боя овладеть городом. 9 мая Алимкул стянул к 7 часам утра свои войска (до 7000 человек) к высоте Сары-тепе (у Мухаммада Салиха она названа Шур-тепе) и начал бой. Однако войска Алимкула потерпели поражение и обратились в паническое бегство. Кокандцы потеряли до 300 человек убитыми; Алимкул был смертельно ранен и в тот же день скончался.


В завершение статьи предлагается разработанная автором схема сражения 9 мая 1865 г. с точной привязкой к объектам современного Ташкента:

Главными исходными ориентирами при работе над схемой послужили бугор Шор-тепа, современное единственное русло реки Карасу, арык Турк, на повышающемся правом берегу которого располагались перед боем регулярные части Алимкула, и возвышенность на пересечении современных улиц Буюк Ипак Йулли и Дурмон, которую я на свой страх и риск подписал как Алычак. Остановка автобуса 1-го маршрута на этом перекрестке называлась Амбулаторная. На восточном склоне этой высоты находился при сражении правый фланг войска Алимкула, где он и получил смертельное ранение. Как видно из схемы, основная «рубаловка» при сражении Черняева с Алимкулом происходила в районе современного парка Гульшан и в конце подъема от Центра Луначарского к остановке Амбулаторная. Места дислокации отрядов ташкентского ополчения на пологом склоне Ялангачского холма, не принявших участия в сражении, показаны на схеме условно.   Меня просветили также, что развалины старой крепости Ялангач, отмеченные на первой схеме из книги Соколова располагались на месте современного мазара у пересечения бывшего проспекта Горького и Ташкентской кольцевой автодороги.

Возвышенность Алычак связана со многими другими событиями и фактами из истории Ташкента. Именно здесь, а не у входа в парк Гульшан, была построена Никольская церковь, снесенная в 30-х годах богоборцами. На плане-путеводителе города 1936 г. эта церковь еще отмечена. Тут же до недавнего времени находилась братская могила с обелиском красноармейцев, погибших при преследовании осиповских мятежников в январе 1919 г.  Немного севернее Алычака был построен генерал-губернатором Кауфманом приют, в здании которого сейчас находится Институт энергетики. Чуть восточнее высоты была организована и действует сейчас церковь священномученика Ермогена.  Западнее Алычака (около нынешнего ресторана «Салом») проходила граница города и ближайшая остановка автобуса на шоссе Луначарского  имела соответствующее название – «Граница».

Много раз я в школьные годы ходил к своим одноклассникам, проживавшим в поселке завода «Ташавтомаш» (ТТЗ) в частных домах, и переходил по небольшому мостику неширокий арык. Только сейчас я знаю, что это был арык Турк, на берегах которого и разыгралось полевое дело Черняева с кокандцами почти полтораста лет назад.

Выражаю признательность Татьяне Вавиловой и Александру Райкову за предоставленную дополнительную информацию.


Дополнение

После завершения работы над статьей у меня возникло желание пройтись по местам сражения Черняева с Алимкулом. Против моего похода выступала ташкентская летняя жара, а за – близость этих мест от моего дома. Сначала я обследовал район мечети и кладбища на спуске по Луначарскому шоссе к массиву ТТЗ-2. Когда-то старое Троицкое шоссе проходило несколько иначе, чем шоссе Луначарского – от поселка Никольское оно доходило до нынешней ТКАД, потом поворачивало направо и, дойдя до арыка Турк, далее следовало вдоль последнего. Насколько я помню, остановка 1-го автобуса на месте пересечения Луначарского шоссе с ТКАД неофициально называлась «Троицкий поворот». Луначарское шоссе не имело указанного выше излома и при прокладке рассекло мусульманское кладбище на две неравные части. Западной границей кладбища являлось и является сейчас широкая лощина, о которой и упоминал Гилярий Сярковский в своем повествовании о сражении с Алимкулом. Эта лощина отмечена и на «Плане местности …». На прилагаемых снимках можно увидеть лощину и холмы старого мазара:

Из современных достопримечательностей района выхода лощины к улице Султония можно отметить хлебопекарню и т.н. «Дом с тыковками» Бахтиера Пулатова, о котором рассказывалось на сайте:

После беглого осмотра экспонатов домашнего музея у меня отпала челюсть и это будет темой отдельного поста (тема музея, а не челюсти). Потом хозяин дома любезно откликнулся на мою просьбу и провел показать мне мостик через Турт-арык в его поселке:

Для Бахтиера Юсуповича оказалось неожиданностью, что события 9-го мая 1865 года разворачивались именно здесь, рядом с его домом.

Далее я посетил улицу Газалкент (бывш. Хусанбаева, Калинина, Нижняя), где недалеко от парка Гульшан сохранился дом Михаила Костенко, о котором я рассказывал на сайте. Этому дому сто три года и стоит он недалеко от того места, где размещалась средняя группа войска Алимкула, атакованная ротами Черняевского отряда с юга и востока. Вот такие совпадения…

Потом я направился в парк Гульшан, недавняя реконструкция которого полностью уничтожила намеки на проходивший здесь арык Турт. Но его следы (обезвоженные русла) можно обнаружить на всем протяжении от тракторного завода до Алычака и далее, например, в самом конце улицы Алтынтепа:

В конце своей рекогнисцировки я сфотографировал вход в мечеть Алтынтепа, находящуюся на спуске между улицами Алтынтепа и Гулистан, и сам холм мазара. Где-то поблизости находился правый фланг Алимкула и он сам получил ранение:

Поблизости от мечети сейчас находится специализированный магазин для любителей декоративного садоводства, вход в который чем-то напоминает вход в «Дом с тыковками».

Перечень иллюстраций:
— схема сражения из книги Соколова;
— схема Ташкента  XVIII века из книги Соколова;
— фрагмент карты Ташкентского и Ниязбекского уездов;
— План местности полевого дела с коканцами 9 мая 1865 г.;
— фрагмент карты Ташкента 1991 г.;
— фрагмент схемы из статьи Малицкого;
— фрагмент карты к путеводителю 1936 г.;
— google карта восточной части Ташкента;
— место захоронения Алимкула на Шейхантауре;
— авторская схема сражения 9 мая 1865 г.;
— лощина у мазара на Луначарском шоссе;
— холмы мазара на Луначарском шоссе;
— дом-музей Бахтиера Пулатова;
— мостик через Турт-арык в поселке ТТЗ;
— бывшая улица Нижняя в поселке Никольское;
— дом Михаила Костенко;
— остатки русла Турт-арыка на Алычаке;
— мечеть Алтынтепа на Алычаке;
— холм мазара на Алычаке.

Виктор Фесенко.
3.08.2013.

24 комментария

  • J_Silver J_Silver:

    Ну просто очень интересно! Очень-очень..

      [Цитировать]

  • Carpodacus:

    Замечания по своей части при беглом взгляде.
    1) Арык Туртарык (Турт, Турк) не прекратил существования, он перекрыт, но не от истока. В верхнем течении, за улицей Султония (бывш. Троицкое шоссе) он вполне себе здравствует: http://commons.wikimedia.org/wiki/File:Туртарык.JPG?uselang=ru
    2) Окончание арыка Ялангач на разработанной автором схеме явно взято с современных карт, что и сейчас не соответствует действительности (он впадает в Карасу близ академии милиции), ни, тем более, тогдашнему положению дел (Ялангач доходил до Салара).

    А в целом объём работы, проделанный автором, вызывает неподдельное восхищение!
    P.S. На карту 1936 года ну просто облизываюсь, можно будет глянуть?

      [Цитировать]

  • Gangut:

    Очень интересно! Прекрасная работа!

      [Цитировать]

  • VTA:

    Браво, Виктор!!! Я уж думала, что Вы опять отложили публикацию, ждала с нетерпением, не могла дождаться. Работа интереснейшая. Кроме Соколова, никто и не пытался найти место сражения, но он писал и составлял свою карту в середине 60-х. Сколько изменений с тех пор произошло. Сходу никаких замечаний по существу делать не стану, надо внимательно перечитывать и обязательно пройти по указанному маршруту. Но что молодец, так это без сомнения! В связи с последними публикациями о том времени, хотелось бы увидеть сообщения по Алимкулу. Личность незаурядная, но в русских источниках о нем очень мало, может быть кто-то из молодых встречал информацию о нем в новых статьях узбекских историков?

      [Цитировать]

  • VTA:

    Версию, что бугор Шор-тепа насыпной, я слышала несколько раз от старожилов, которые хоронили там своих родных. Это ведь православное кладбище и многие считали, что место для него именно поэтому самое хорошее, а земля «чистая».

      [Цитировать]

  • Людмила:

    У меня есть фотокопия карты Ташкента 1890 г.

      [Цитировать]

  • Pavel:

    Спасибо, Виктор! Очень интересное исследование.

      [Цитировать]

  • Carpodacus:

    Ещё на схему неплохо бы добавить протоку Кичкина-Карасу, впадающую в Карасу непосредственно у холма и кладбища Шур-тепе. Этот канал сохранился поныне и в народе известен как «Светлый арык» или «Светляк».

      [Цитировать]

  • Carpodacus:

    Ещё одна протока Карасу называлась не «Хан-Карасу», а «Хам-Карасу» (т.е. надо понимать как «тоже Карасу»). Кстати, примерно на её месте, по улицу Мингбулок (на ней стоит стоматологическая поликлиника и академия милиции) и сейчас проходит небольшой, но быстротекущий арык — уж нету ли здесь связи?
    P.S. Прошу администрацию сайта объединить мои реплики об арыках в один коммент, просто добавлял по ходу.

      [Цитировать]

  • Чиланзарец:

    Читаешь и смотришь на карты и схемы сражений и все прходит перед глазами как кинолента. Давно не наслаждался такими подробностями, бравою Спасибо.

      [Цитировать]

  • Евгений Коршунов:

    А не подскажите где Вы нашли план сражения?

      [Цитировать]

  • Ольга:

    Давно не получала столько удовольствия от чтения. Спасибо, Виктор!

      [Цитировать]

  • lvt:

    Спасибо, Виктор!

      [Цитировать]

  • Sher:

    Теперь понятно как Узбекистан оказался в Российской империи. В советское время историю Узбекистана изучали с1917 года. и никогда и нигде не писали о событиях 19века. Поэтому все это конечно интересно. Становится понятно кто такой Черняев и ему подобные — обычные захватчики.

      [Цитировать]

    • AK:

      через Ташкент прошло много захватчиков и все они были необыкновенными (А.Македонский — обычный захватчик?! :)

        [Цитировать]

    • Усман:

      Никакого Узбекистана в 1865 г. и в помине не было. Это придумали позднее — в 1924 г. Тогда была окраина Кокандского ханства. Оно и так разваливалось. Захватили бы войска бухарского эмира эту местность. Говорили бы сейчас на таджикском языке.

        [Цитировать]

      • Владимир К:

        Сомневаюсь насчет шансов бухарского эмира. Вот что писал А.А. Керсновский в книге «История Русской армии» (глава «Колпаковский и Черняев»):
        «К этому времени относится изменение нашего взгляда на значение среднеазиатских завоеваний. Прежде мы считали продвижение на юг делом внутренней политики и задачу видели в обеспечении степных границ. Теперь же наша среднеазиатская политика стала приобретать великодержавный характер. Раньше в глубь материка нас тянул лишь тяжелый рок. Теперь же обращенным на юг взорам Двуглавого Орла стала угадываться синеватая дымка Памира, снежные облака Гималайских вершин и скрытые за ними долины Индостана… Заветная мечта окрылила два поколения туркестанских командиров!
        Наша дипломатия осознала огромную политическую выгоду туркестанских походов, приближавших нас к Индии. Враждебное к нам отношение Англии со времени Восточной войны и особенно с 1863 года определило всю русскую политику в Средней Азии. Наше продвижение с киргизских степей к афганским ущельям являлось замечательным орудием политического давления — орудием, ставшим бы неотразимым в руках более смелых и искусных, чем были руки дипломатии Александра II.»

          [Цитировать]

        • Усман:

          Да, это понятно. Шер спрашивает: » что бы было, если бы не…» А было бы то, что бухарский эмир со временем присоединил бы к Бухаре Кокандское ханство. Но затем бы сам Бухарский эмират рухнул бы под ударами афганцев, поддерживаемых английскими солдатами.

            [Цитировать]

  • Владимир:

    В комментарии к отрывку из книги Добромыслова автор пишет:
    Ниязбек (крепость, селение) находился на правом берегу Чирчика в месте отвода чирчикской воды каналом Бозсу к Ташкенту (см. PD 3). Ниязбек в последствии стал уездным центром, а в 30-х годах XX века на этом месте в кратчайшие сроки стал строиться город Чирчик.
    На самом деле, если внимательно рассмотреть иллюстрацию PD 3 , то можно увидеть два объекта под названием Ниязбек: кишлак на правом берегу Чирчика приблизительно на месте нынешнего центра города Чирчик и кишлак Кара-бай (бывшая крепость Нияз-бек) на левом берегу реки. Это подтверждает предположение, что селение и крепость располагались на разных берегах реки напротив друг друга, немного ниже отвода канала Бозсу. Кишлак Карабай поныне находится на этом месте, отделенный от берега автострадой Ташкент — Чарвак. А на его окраине рядом с дорогой можно заметить невысокий холмик неправильной формы. Если рассмотреть его на космических снимках Google, становится очевидным, что это и есть остатки той самой крепости, 150 лет назад охранявшей важнейший источник водоснабжения Ташкента. Снимок этого места, не очень четкий по причине фотографирования из движущегося автомобиля, и взятый из того же интернет-сервиса, прилагается.
    Что касается самого канала Бозсу, то по некоторым историческим данным его возраст превышает полторы тысячи лет. Когда мы в начале семидесятых купались и загорали на его берегу, и понятия об этом не имели. Впрочем, это совсем другая история, и к ней вернусь как-нибудь в другой раз.

      [Цитировать]

    • Виктор Фесенко:

      Владимир, спасибо за участие в поиске истины. Ваш комментарий породил у меня ряд вопросов:
      1. Что означает Ваше «на самом деле»? Подтверждение информации из моей статьи или некоторые отклонения этой информации от действительности?
      2. Я разглядел на фрагменте старой карты (PD-3) не два, а три топонима «Ниязбек»:
      — первый, расположенный под топонимом «Кара-бай». Причем я уверен, что он не является дублирующим или уточняющим названием Кара-бая, а относится к отмеченному маленьким кружком объекту на правом берегу Чирчика справа от надписи «1848»;
      — второй я принял поначалу за местность или возвышенность также на правом берегу чуть севернее первого. Сейчас я пришел к выводу, что он относится к кишлаку Ниязбек, расположенному также на правом берегу Чирчика чуть севернее первого на дороге к кишлакам Искандер и Газалкент. Прилагаю фрагмент другой карты, где четко обозначен кишлак Ниязбек;
      — третий «з. Ниязбек», расположенный севернее второго и, на мой взгляд, означающий зимовье.
      3. В Вашем комменте присутствует некоторое противоречие: с одной стороны Вы предполагаете, что кишлак Кара-бай и крепость Ниязбек располагались на разных берегах Чирчика, а с другой стороны, что крепость стояла на окраине этого кишлака.
      4. Место отвода Бозсу от русла Чирчика и,следовательно, размещения крепости Ниязбек довольно четко просматривается на гугл-снимке. Видна даже плотина, разрушив которую, Черняев обезводил Бозсу перед осадой Ташкента.. Современным началом Бозсу можно считать очень короткий участок от ГЭС Аккавак 1 до места окончания прежнего начального участка за памятником «Журавли».
      С уважением. Виктор Фесенко.

        [Цитировать]

      • Владимир:

        Уважаемый Виктор!
        По первому Вашему вопросу хочу пояснить, что я согласен с текстом Добромыслова: «Черняев подошел к крепости Ниязбеку, расположенной на левом берегу реки Чирчика».  Во-первых, я не стал бы полностью полагаться на достоверность карты. То место, где на карте обозначен упоминаемый Вами кружок (рядом со старинным отводом канала Карасу), находится точно напротив пустыря на окраине Карабая, который своими очертаниями и выгодным расположением на местности похож на остатки старой крепости (тоже прикладываю снимок). Возможно, конечно, что крепость Ниязбек имела фортификационные сооружения на обоих берегах, но невысокий и изрезанный протоками правый берег мало подходит для этого. В любом случае точный ответ на все вопросы могут дать только археологи.
        Во-вторых, хочу уточнить, что местонахождение кишлака Ниязбек на правом берегу Чирчика неоспоримо, он находился там до тридцатых годов прошлого века. На нынешней территории города Чирчик до его основания находились кишлаки Ниязбек, Кипчак, Джалаир, Киргизкулак и село Троицкое.
        По Вашему четвертому вопросу надо отметить, что начало старого канала Бозсу находится в районе так называемого Индивидуального поселка северо-восточнее «Чирчиксельмаша», рядом с улицей, носящей красноречивое название Бош-Бозсу («Голова Бозсу»). Предполагаемое расположение крепости Ниязбек позволяло успешно контролировать отводы как Бозсу, так и Карасу.
        Что касается современного начала Бозсу, в другой теме я недавно тоже разместил комментарий: https://mytashkent.uz/2012/05/17/bozsuyskaya-ges/.
        С уважением, Владимир Карышев.

          [Цитировать]

  • Виктор Фесенко:

    Старая карта с рекой Чирчик:

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.