Десять жизней инженера Костенко Tашкентцы История

Виктор Фесенко:
Эта статья была написана для журнала «Техника –Молодежи» в 1997г., но по ряду причин дело до публикации не дошло. После недавнего поста о автопробегах самодельных автомобилей с упоминанием М. М. Костенко я решил отослать статью на сайт mytashkent,  не пропадать же затраченному труду. Михаил Михайлович Костенко, о котором идет рассказ, ушел  из жизни в 2004г. на 94-м году от рождения. С год назад я несколько раз говорил по телефону с его дочерью, которая пообещала подготовить фотографии, касающиеся ее отца, но на многие последующие телефонные звонки она не отвечала, похоже, из-за переезда на другое место. Статья предлагается в первоначальной и единственной редакции.

Десять жизней инженера Костенко
Один из моих знакомых сообщил, что со мной, как корреспондентом «Техника-Молодежи», хочет встретиться человек, который в 60-х годах построил самодельный автомобиль и участвовал на нем в смотре-конкурсе, организованном  журналом «Техника — Молодежи». Я порылся в старых подшивках журнала и в №12 за 1967г. нашел фото немолодого мужчины у небольшого автомобиля с краткой подписью: «М. Костенко, инженер-механик, г. Ташкент. Двухместный автомобиль «Ташкент» изготовлен за 5 лет. На этой машине автор и член экипажа Е. Дмитриенко прошли по маршруту Ташкент-Москва». Далее была приведена краткая характеристика автомобиля.

С того времени прошло без малого 30 лет, были созданы сотни замечательных и не очень автомобилей, прошли десятки конкурсов и пробегов. Честно говоря, я не знал чем могу быть полезен Костенко и рассчитывал только на его воспоминания о конкурсе 1967г. Во время нескольких встреч с Михаилом Михайловичем он и не вспоминал о своем автомобиле, а стал рассказывать о своей жизни и работе. Я решил упорядочить все услышанное (надо сказать, это оказалось нелегким делом) и рассказать читателям «Т-М» об этом удивительном человеке. Многое из рассказанного не удалось отразить в этой статье — для этого не хватит и толстенной книги. К сожалению, точные даты тех или иных событий восстановить невозможно, к тому же дотошные читатели, вероятно, обнаружат кое какие неточности. Но это и не столь важно, главное – рассказать не о том, когда и что он видел и сделал, а о его отношении к жизни и работе. Буду  признателен, если читатели, имеющие об описываемых событиях дополнительную информацию, подправят или уточнят воспоминания  Михаила Михайловича.

Отец
Михаил Кириллович Костенко работал столяром на строительстве станционных сооружений Закаспийской и Самарканд-Ташкентской железных дорог. Работа первоклассному мастеру нашлась и после окончания строительства, он устроился на один из десяти заводов Эмира Бухарского по переработке хлопка-сырца в г. Кагане под Бухарой. Пилы хлопкоочистительных машин и другие ответственные детали покупали в Америке, а деревянные части станков стали изготавливать в мастерской, которую М.К. разместил в собственном доме на территории завода. Позднее М.К. сконструировал, запатентовал и стал со старшим сыном Александром изготавливать оборудование для восстановления дисковых пил хлопкоочистительных машин, для чего в нескольких городах Средней Азии построил мастерские. На территории одной из них, т.н. коронных мастерских сейчас находится завод «Ташсельмаш», один из двух мировых производителей хлопкоуборочных машин.

Отлично налаженная работа М.К. неоднократно отмечалась Эмиром. Особое расположение правителя М.К. получил после ликвидации пожара на заводе, когда Костенко, не пожалев личного имущества, спас от огня сердце завода — бельгийскую паровую машину.  По его указанию окна машинного цеха были завешены коврами из его дома и интенсивно поливались водой. Эмир пригласил М.К. на аудиенцию, где выразил особую признательность и наградил ценными подарками. На аудиенции присутствовал и младший сын М.К.- Михаил.

После революции во времена НЭПа М.К. наладил производство высококачественной мебели и других столярных изделий. Деревянные конструкции строящегося Бухарского театра изготавливались во временной мастерской М.К., построенной рядом с театром. Под Бухарой в Узун-Кулаке М.К. построил мельницу и оснастил ее оборудованием собственного изготовления.

Прибыли с производства направлялись не только на его расширение и улучшения условий быта. Одной из важнейших целей М.К. было всестороннее воспитание и обучение детей. Его дом был всегда открыт не только для деловых партнеров, но и для местной творческой интеллигенции – инженеров, врачей, музыкантов и ученых. М.К. собрал обширную библиотеку по истории, технике, искусству и т.п.

Дела у Костенко шли вполне успешно до 1928г., когда его семью

раскулачили, конфисковав не только недвижимость и средства производства, но и все домашние вещи, включая богатейшую библиотеку, мебель, детские игрушки и различную утварь. Трудовую деятельность М.К. закончил слесарем-инструментальщиком на заводе Бухарского товарищества.

Первые университеты
Двенадцатилетнему сыну Михаилу отец разрешил в свободное время посещать автомобильный гараж в Ташкенте, где ему сначала разрешалось только смотреть на технику и работу слесарей. Через некоторое время Михаилу была доверена мойка автомобилей – дело, надо сказать, довольно ответственное, т.к. прежние лакокрасочные покрытия автомобилей требовали особого ухода. Первой победой мальчишки было разрешение сесть за руль и совершить небольшие пробежки.

Через два года Михаил с двумя Николаями-одногодками устроился учеником моториста на Ташкентский аэродром, где базировались транспортные юнкерсы Ф-13 и начальником которого был Г.Л.Пашковский –выпускник парижской школы пилотов. Ребята серьезно увлеклись авиацией, впитывая в себя все, что связано с конструкцией самолета, двигателя и техникой пилотирования. Прочитав в газетах о минисамолете — французской «летающей блохе» инженера Менье, друзья решили построить аналогичную машину. Консультантом вызвался главный инженер аэродрома Кандыбко. Через пол-года работа была завершена, самолет  был изготовлен по образу и подобию французской машины, а двигатель «Харлей-Дэвидсон» позаимствовали со списанного автомобиля НАМИ-1. Каждый из юных конструкторов совершил пробные пробежки на летном поле, однако триумф был непродолжителен. Михаила с друзьями вызвали в кабинет начальника аэродрома, где присутствовали два человека из ГПУ. Один из них протянул ребятам документ примерно такого содержания: Проектировать и осуществлять полеты на летательных аппаратах в воздушном пространстве СССР …., частным лицам,……запрещается». «Прочитали? Распишитесь в ознакомлении! Шагом марш! Отделались легким испугом. Самолет изъяли и он продолжительное время стоял в Ташкентском доме пионеров, пока не пришел в ветхое состояние.

В 1928г. пути ребят разошлись. Николаи поступили в летное училище, а Михаил, по настоянию отца, в Ленинградский авиационный институт. Знания и опыт, полученные на аэродроме, способствовали отличной учебе. Выпускник  Костенко прошел высшую командную подготовку и получил специальность инженера авиамоторостроения, военного инженера 3-го ранга и пилота 4 класса. Общий налет на учебных ПО-2 составил 120 часов. Костенко предложили остаться на преподавательской работе в институте. Проработав в Ленинграде не более полугода, он возвращается в Ташкент.

Некоторые профессии авиатора
С 1930г. в СССР началось использование авиации в борьбе с насекомыми-переносчиками инфекций и вредителями с/х культур. В 1932г. Костенко был назначен командиром авиаотряда из трех самолетов по борьбе с личинками малярийного комара  в Туркмении и командирован в Ашхабад. Воевать ,однако, пришлось не только с насекомыми и не только в Туркмении. Два сезона авиаотряд по договоренности правительств отработал в Персии и Индии по травле саранчи с самолетов. В это же время в Туркмении начали активно действовать отряды басмачей под предводительством Ибрагимбека и Турдымурда. Авиаотряд Костенко был приписан к подразделениям ГПУ для обеспечения связи и ведения воздушной разведки при ликвидации отрядов противника. Борьба с басмачами целая история, насыщенная различными событиями, за этот период Костенко довелось побывать у них  в плену, который, правда, продолжался до первой ночи, когда, пользуясь темнотой, удалось бежать и по пескам добираться до своих.

Работа в Туркмении свела Михаила с одним из интереснейших людей. Совершив при отказе мотора вынужденную посадку и проведя в пустыне не один день, он встретил товарищей по несчастью — энтомологическую экспедицию профессора, фамилию которого Костенко сейчас не помнит, которая также оказалась в затруднительном положении- у автомобиля экспедиции заклинило двигатель. Несколько дней Костенко был нештатным членом экспедиции, помогая чем мог профессору и наблюдая за его работой, встречаясь и общаясь с туркменами, жителями Кызылкумов.

На крыше мира с пропеллерами на петлицах
В 1935г. Костенко был призван в Красную Армию и был направлен в 97-ю авиабригаду, дислоцирующуюся в Ташкенте. Вскоре одно трагическое событие на Памире внесло коррективы в спокойную и размеренную воинскую службу. Автоколонна из 300 машин, которая перед закрытием на зиму горных перевалов должна была доставить в Хорог продукты и другие товары для населения, попала в Алайской долине в сильнейший снегопад. Машины были погребены под многометровым слоем снега, а мороз довершил дело. Небольшая оставшаяся в живых группа водителей и сопровождающих лиц с большим трудом смогла добраться до ближайшего пункта связи, чтобы сообщить о беде. Для разблокировки колонны и доставки грузов была организована под командованием О.И. Городовикова (будущего командующего кавалерией в Великой отечественной войне) высокогорная военная экспедиция, включающая автомобильный и саперный батальон, а также летно-подъемный и технический состав 97-й авиабригады с необходимым транспортным и инженерным оборудованием. Костенко прошел весь путь экспедиции от начала до конца. Было пройдено 760 километров высокогорных дорог, преодолены снежные заносы, 30-ти градусные морозы и кислородное голодание. На пути было пять высочайших горных перевалов, самый высокий из которых — Акбайтал расположен на высоте 4655 метров над уровнем моря. Участники экспедиции страдали горной болезнью, а от ослепительного солнца и пронизывающего ветра укрывались в вырытых в снегу норах. Приходилось питаться недоваренной пищей — вода закипала при 83 градусах. Экспедиция выполнила поставленные перед ней задачи, засыпанные машины были обнаружены с помощью миноискателей и откопаны, грузы перегружены и доставлены по назначению. Но не обошлось без потерь техники и людей. О работе на Памире Костенко подготовил фотостенд и написал статью в ташкентскую газету.

Воинскую службу Михаил дослуживал, работая преподавателем в школе младших авиационных специалистов при 97-й авиабригаде.

1937-1941
По совету знакомых из НКВД, с которыми Костенко участвовал в ликвидации отрядов басмачей, он после демобилизации устроился в следственный отдел этого ведомства техническим экспертом при проведении следствий по вредительству и техническим диверсиям на железной дороге. Не будем сейчас обсуждать реальность этих диверсий, но полугодовая работа в органах оставила у технаря Костенко весьма неприятные воспоминания. Он рассказал об одном из эпизодов. «Миша, побудь с подследственным 10 минут, пока я сбегаю в буфет» — позвонил знакомый следователь и сообщил номер комнаты. Костенко вошел в крошечную комнатушку с единственным столом и стулом, возле стола стоял обросший изможденный человек, на ботинках отсутствовали шнурки а их носки были разрезаны до подошвы. «Вы меня не узнаете?»-спросил подследственный. Костенко только по глазам арестованного с трудом узнал в нем Ухтомского, начальника дороги, замечательного человека и специалиста. «Я здесь уже 14 суток». После этой встречи Михаил не смог спать несколько ночей и решил, что «такой работой» он заниматься не сможет. Увольнение из НКВД по собственному желанию, как выразился Костенко, могло осуществиться или через тюрьму или через безымянное кладбище. Михаил уволился по-другому. Он унес из гаража управления колесо для своего автомобиля (о котором речь впереди), да так, чтобы могли сразу обнаружить кражу и найти виновного. После 20 суток ареста Костенко увольняют из органов. Он уезжает из Ташкента в Фергану и устраивается главным механиком хлопкоочистительного завода, руководство которого хорошо знало его отца. На заводе он проработал недолго, во время экстренной остановки дизельного двигателя Михаил сильно раздробил себе палец на левой руке. Знакомый ташкентский хирург упросил его приехать в Ташкент и провел несколько операций по восстановлению пальца. После лечения Костенко остался в Ташкенте и некоторое время проработал районным дизелистом, пока не устроился бортмехаником летного состава в аэропорту. На авиатрассе Ташкент-Москва-Ташкент он проработал до 22 июня 1941г.

Война
23 июня 1941 года СНК подчинил ГВФ Наркомату обороны. Михаилу Костенко в тот же день было предписано явиться в ГУ ГВФ, откуда он был направлен в только что организованную Московскую Авиагруппу Особого Назначения (МАОН) для работы бортмехаником при выполнении спецзаданий. Пилотское удостоверение и послужной список сыграли, вероятно, не последнюю роль в этом назначении. В МАОН подбирались особенно подготовленные люди. Спецзадания были весьма разнообразными: доставка боеприпасов и медикаментов в войска и партизанам, связь, разведка, эвакуация раненых, десантирование, сбрасывание листовок и т.д.

Боевое крещение Михаил получил осенью 1941г. под Киевом, когда его самолет, доставив снаряды для бронепоезда, был подбит наземным огнем противника и приземлился на лесную поляну. В самолете при его покидании сгорели многие личные документы и вещи экипажа — все необходимое  всегда возили с собой.

Работа в МАОН свела Костенко В.С. Гризодубовой, мировой рекордсменкой, Героем Советского Союза. Приказом командования на Гризодубову и Костенко было возложено задание поиска и подготовки ВПП для воздушной доставки раненых к госпиталю, организованному в бывшем поместье под Ленинградом.

Помимо ленинградской ледовой дороги жизни существовал и воздушный мост, основная работа на этой трассе пришлась на МАОН. В конце 1941- начале 1942г. Костенко участвовал в подвозке грузов и вывозе специалистов из осажденного города. Здесь ему пришлось падать на самолете 2-й раз. Один из важных эвакуируемых специалистов опоздал и прибыл к вылету  когда начало светать. Взлетевший самолет был обнаружен и атакован немецким истребителем. Ли-2 приземлился на лед Обводного канала, а немец решил добить упавший самолет. Часть экипажа и пассажиров погибла от ранений и попадания  в ледяную воду, был убит и опоздавший специалист. Костенко, спасая под огнем людей и имущество, остался жив. На память об этом эпизоде у него остались часы со сбитого самолета.

В боевой службе у Костенко был продолжительный перерыв. Весной 1942г. было решено использовать для тыловых  перевозок самолет – гигант Л-760, называемый также Г-2 или ПС-124, являющийся единственной шестимоторной копией знаменитого самолета «Максим Горький». Костенко было приказано явиться в Шацк, где хранился самолет, провести все работы по приведению машины в строй и перегнать самолет в Ташкент. Пилотами самолета были назначены И.И. Говес и И.Захаров, с которыми Костенко был знаком по прежней работе. Дело не ограничилось доставкой Л-760 в Ташкент. Костенко проработал бортинженером на этом самолете несколько месяцев. По его инициативе на самолете были перегруппированы двигатели для исключения неприятного увода машины по крену, создаваемому реактивными моментами винтов. Л-760 перевозил алюминиевые профили для авиазавода в Ташкенте, продукты и другие необходимые грузы и даже скот. Поздней осенью 1942г. Костенко был отозван с рейсов на Л-760, А в канун 1943г. до Михаила дошла весть о катастрофе гиганта 14 декабря  в шестидесяти километрах от Ташкента. Костенко, как бывший бортинженер участвовал в осмотре места падения и работе комиссии по расследованию причин катастрофы. От самолета остались мелкие куски стали и дюраля, моторы пришлось откапывать с многометровой глубины. А от экипажа Л-760 осталась только память…

После работы на Л-760 Костенко направили в Болшево под Москвой, а оттуда на авиационный завод, где шла работа по подготовке серийного производства бомбардировщика ТУ-2. Около 3-х месяцев Михаил проработал в туполевском коллективе инженером авиамоторной группы и познакомился с самим патриархом советской авиации. Каждому из подчиненных А.Н. Туполев давал меткие и остроумные прозвища, обижаться на которые было невозможно. Костенко был награжден прозвищем У Пей Фу. В то время он решил отпустить бороду, а форма лица, большие залысины и заостренная бородка, возможно, по мнению Туполева делали Михаила похожим на китайца.

После работы у Туполева Костенко вновь оказался на фронте, но на этот раз в составе Авиации Дальнего Действия (АДД). Самолеты ЛИ-2, на которых летал Костенко, могли нести на внешней подвеске четыре авиабомбы ФАБ-250 или две ФАБ-500, которые использовались по прямому назначению. О боевых эпизодах с участием Михаила можно рассказывать долго, добавлю только, что еще два раза самолеты , на которых он летал сбивались, один раз ему пришлось в воздушном бою заменить потерявшего сознание пилота и самолет был доведен до своего аэродрома и посажен при одной невыпущенной стойке шасси. Крепко досталось Михаилу от начальства, когда он попытался поднять в воздух трофейный бомбардировщик Ю-110, который при разбеге наехал колесом на пехотную мину. Общий налет Костенко при выполнении боевых заданий составил около восьмисот часов (в МАОН и АДД). У Михаила 9 правительственных наград, но получены они были за работу в послевоенный период…

1945-1951
После победы над Германией СССР начал подготовку к военным действиям с Японией. Демобилизованный из армии Костенко волей судьбы оказался в Комсомольске на Амуре. Сначала он проработал инженером-мотористом на авиаремонтном заводе, участвовал в приемке поступающей из США авиационной техники, побывав во многих городах Дальнего Востока. Затем его направили на 313 артиллерийский завод, где он занимался приемкой и наладкой американских железнодорожных поездов-электростанций и обучением персонала для работы на них. На этом заводе Михаил по собственной инициативе разработал и внедрил установку для непрерывного литья. От 313-го завода он был командирован на судостроительный завод, где принимал участие в возведении паромной переправы через Амур. Здесь Костенко познакомился со многими известными инженерами судостроителями, одного конструктора цельносварных корпусов подлодок он упросил разрешить поприсутствовать на заводских испытаниях субмарины. Впечатления были достаточно неприятными, когда лодка легла на грунт, а ее корпус стал оглушительно трещать под давлением толщи воды. Вернувшись на 313-й завод, он был назначен главным энергетиком. Максимализм, принципиальность и категоричность суждений Костенко по любому техническому вопросу не понравилась  руководству, ему стали поручать такую рутинную работу, которая никоим образом не соответствовала его квалификации и натуре. После ряда конфликтов с администрацией Костенко увольняется с завода и уезжает с Дальнего Востока.

Бывшему главному энергетику нашлось место работы в совсем другом месте Союза, на этот раз …в карагандинской угольной шахте, где он занялся переводом подземного шахтного транспорта на электрическую тягу. За полгода работы на шахте Костенко ознакомился с технологией и особенностями работы под землей и решил для полноты впечатлений поработать забойщиком. По глубокому убеждению Михаила, освоившего массу профессий, нет работы более тяжелой в физическом и психологическом плане, чем труд шахтера.

В1946г. известному авиаконструктору Р.Л. Бартини, который отбывал десятилетний срок за «шпионаж и вредительство», указанием Сталина была поручена разработка нового самолета, а для этой цели организовано специальное КБ (по типу шарашки Туполева), в котором работали как «вредители» так и вольные специалисты. КБ Бартини размещалось на территории авиазавода в Таганроге по соседству с КБ Бериева. Среди вольников оказался и Костенко, правда сейчас он не помнит по чьей инициативе. В этом КБ Михаил проработал конструктором по моторной группе и макету проектируемого самолета. А это была необыкновенная для своего времени по габаритам и конфигурации машина — военнотранспортный самолет Т-117 с двумя поршневыми двигателями, широким фюзеляжем и откидной рампой для погрузки десанта и крупногабаритной техники. Работы по этому самолету не были завершены, по указанию свыше документация на самолет была сдана в архив, а самолет в состоянии 80% готовности был разобран на металлолом. С Р.Л. Бартини Костенко встречался не только у кульманов и в цехах завода. Эти два любителя плавания совершали заплывы до затопленной баржи в Таганрогском заливе.

После разгона КБ Бартини Костенко было предложено поработать в ЛИИ ВВС в городе Жуковском под Москвой, где он проработал инженером при сравнительных испытаний авиационной техники с 1948 по 1951 годы, когда серьезно поконфликтовав с начальством и получив соответствующую характеристику, он решил вернуться в Ташкент.

Самые мирные профессии
В Ташкент Костенко приехал, не зная, кем и где он будет работать. Первым предприятием, на которое он устроился, был завод «Ташхлопкомаш». Получив должность мастера цеха, он первым делом пересмотрел существующие нормы изготовления деталей, и, работая за станком, доказал, что детали можно делать быстрее при сохранении качества. Стал вносить предложения по совершенствованию технологии и конструкции изделий. Через три месяца его назначают и.о. главного конструктора завода, но вскоре начальство и Михаил Михайлович пришли к выводу, что они не сработаются… Костенко уходит с завода и все начинает снова с нуля, устраиваясь техником в «Сельэнерго», занимаясь монтажем и ремонтом оборудования на различных объектах Ташкентской области. Через два года Михаил уже работает конструктором в электромеханических мастерских, а после того, как он в инициативном порядке смонтировал на сельской электростанции управляющую и сигнальную аппаратуру, не требующую постоянного присутствия персонала при работе станции, его приглашают конструктором в институт энергетики и автоматики АН УзССР. В то время шло проектирование Куйбышевской ГЭС. В рамках того проекта Костенко изобрел и получил авторское свидетельство на устройство синхронизации работы сверхмощных генераторов, работающих в единой энергосистеме СССР. По этой тематике он стал писать кандидатскую диссертацию, до защиты которой дело не дошло.

В начале 1959г. руководство института по настоятельной просьбе строительной организации дало добро на перевод Костенко в домостроительный комбинат. Энергетик переквалифицировался  в строители. Первой его работой было внедрение французской технологии крупнопанельного домостроения, Костенко работал с тремя французами, командированными в Ташкент. Затем его приглашают на должность главного технолога в проектный институт, где он участвовал в проектировании десятков зданий в Ташкенте и Душанбе. Последней его работой в институте было проектирование инженерного оборудования в институте рукописей. Костенко сформулировал основные требования к оборудованию: система пожаротушения должна быть углекислотная, а отопления калориферная. Михаил Михайлович объездил много городов Союза для ознакомления с подобными системами. После обивания порогов высоких инстанций он понял, что средства для такого оборудования не будут выделены. Костенко подает заявление на увольнение из института, мотивируя это тем, что невозможно обеспечить сохранность рукописей, закладывая в проект традиционные решения. Через несколько лет авария в системе водяного отопления построенного института превратила многие бесценные рукописи в бумажную кашицу…

До 1972г. (выхода на пенсию) Костенко был главным специалистом стройтреста по разработке и внедрению новых технологий в строительстве. Перечислю некоторые его приспособления, внедренные на стройплощадках Ташкента, некоторые опытные образцы которых он изготовил в домашней мастерской:

-пистолет распылитель для бестуманной покраски, которым окрашивалась новая ташкентская телебашня;
-переносная установка для цинкования закладных деталей;
-различные насадки для электродрели для проведения работ в здании;
-контрольная аппаратура бурового станка;
-установка для приготовления водомасляных эмульсий;
-полуприцеп для перевозки железобетонных ферм.

Перечень можно добавить десятками разнообразных устройств для механизации строительных работ.

После достижения пенсионного возраста Михаил Михайлович  проработал с небольшими интервалами на различных рядовых должностях полтора десятка лет. Он подробно рассказал, что  скрывалось за короткими записями в его пухлой трудовой книжке. В мединституте, числясь стеклодувом, он разработал и изготовил велоэргометр для исследования мышечной деятельности. Рядовым механиком в школе ДОСААФ он разработал проект спортивного автомобиля для картинга и участвовал в его изготовлении. Там же с группой энтузиастов принялся за постройку мотодельтаплана, но работа не была закончена из-за отсутствия средств и материалов.

Сейчас никого и ничем не удивишь. Возможно, многие читатели уже устали от рассказа о трудовой деятельности Костенко. Мало ли в нашем Отечестве талантливых инженеров. Но я рассказал о Михаиле Михайловиче далеко не все. О его жизни вне цехов, казарм и стен институтов вторая часть этой стать

И на дуде игрец
Знакомый музыкант Михаила Кирилловича обратил внимание на незаурядные музыкальные данные его младшего сына. Отец нанял скрипача – мадьяра для обучения сына игре на скрипке и заказал у мастера специальный инструмент. Музыка прошла через всю жизнь Михаила Костенко. Повзрослев, он научился играть на мандолине, гитаре и виолончели, которая более подходила для его огрубевших пальцев, сказалась и серьезная травма пальца, о которой говорилось выше. В довершение всего Михаил освоил и саксофон. Он был незаменимым организатором и самым активным участником самодеятельных музыкальных коллективов, где бы он не работал или служил. Например, скрипичного квартета в ШМАСе, ансамбля авиаинститута или джаз оркестра 313-го завода. Однажды в авиаинститут на встречу со студентами был приглашен Андре Сеговия, знаменитый испанский гитарист. Под впечатлением игры мастера Михаил снимает со своей гитары седьмую струну и посещает уроки у ленинградского гитариста Краснова. У Костенко сохранилась та студенческая гитара, на которой он иногда играет. Уже находясь на пенсии, Михаил Михайлович не один год по вечерам работал в духовом оркестре парка отдыха, расположенного недалеко от его дома.

Общие интересы способствовали знакомству Михаила со многими известными музыкантами, артистами и деятелями культуры. Во время войны на одном из торжественных вечеров по случаю очередной победы на фронте его заприметил Тепин, придворный портретист вождя всех стран и народов, художник нашел сходство в глазах и во взгляде Михаила и Иосифа Виссарионовича и попросил его попозировать перед мольбертом. В Магадане Костенко-саксофонист встретился и познакомился с вольным зэком Вадимом Козиным, их знакомство было продолжено в переписке. У меня случайно сохранилась грампластинка 60-х годов с голосом Имы Сумак, вокальные данные которой, наверно, не превзойдены никем, а на одной из фотографий Костенко я увидел его вместе с этой певицей во время ее ташкентских гастролей. Был знаком  Михаил Михайлович и с индийским актером и режиссером Раджем Капуром.

Свой саксофон Костенко обменял на любительскую кинокамеру. Фотография и киносъемка – также одно из его увлечений. Еще в Персии он приобрел Лейку, которая была его спутником три десятка лет. Благодаря ей запечатлены в пожелтевших фотографиях многие события, о которых рассказано в этой статье. Хранится в его доме и фотоаппарат ФЭД с дарственной надписью: «М.М.Костенко от коллектива завода ФЭД», в конце 40-х годов он находился на этом заводе в командировке по наладке импортного станочного оборудования.

Список домашних увлечений героя статьи можно продолжить. Он мне показал несколько металлических кувшинов, на которых чеканкой выполнены затейливые узоры.

Спорт и около него
Здоровьем бог Михаила не обидел. Еще мальчишкой он стал посещать велосипедный трек и серьезно увлекся велосипедным спортом. Отец купил ему спортивный велосипед и под руководством тренера Загаллера он достиг неплохих результатов в гонке на треке. На всесоюзных юниорских соревнованиях в 1927г. он завоевал 1-ое место в гите с хода. Привитый отцом интерес к истории и путешествиям проявился в том, что Михаил проехал на велосипеде весь среднеазиатский участок Великого Шелкового Пути а затем затеял и вовсе рискованное мероприятие – вместе со своими друзьями И.Колесниковым и Н.Гришиным он совершил велосипедный пробег Ташкент – Крым, во время которого возле Чарджуя юные велотуристы встретили своего коллегу, известного в свое время велосипедиста Травина, совершавшего велопробег по всему Советскому Союзу. Травин,  подготовленный по всей науке к длительным велопутешествиям, удивился затее юных туристов и поделился своим опытом  в подобных мероприятиях.

Костенко был бессменным членом всех добровольных спортивных обществ от АВТОДОРа и ОСОВИАХИМа до ДОСААФа, на его счету 16 прыжков с парашютом. С велосипеда Михаил пересел на мотоцикл и участвовал в соревнованиях по автокроссу. На мотоцикле он забирался в такие горные места под Ташкентом, в которые можно проехать только на лошади.

Но это далеко не все! Михаил увлекался и плаванием, его лучшее достижение в этом деле – первое место по прыжкам в воду на соревнованиях Туркестанского Военного Округа. В 60-х годах Михаил Михайлович смастерил акваланг, ружье для подводной охоты и бокс для подводной съемки. Несколько раз он использовал это снаряжение в подводном плавании на Аральском море, где летом отдыхал со своими друзьями. На прибрежном дне озера Костенко обнаружил лодку, целиком выдолбленную и цельного ствола дерева. Кусок корпуса лодки был привезен в Ташкент и, с помощью знакомых специалистов, установлен ее примерный возраст – около семисот лет. Я держал в руках этот аккуратно обработанный брусок, напоминающий по цвету и структуре  гетинакс.

Автопробег Ташкент – Москва – Ташкент не был единственным его путешествием на автомобиле. Он исколесил многие дороги Средней Азии. На нескольких фотографиях можно увидеть Костенко со знаменитыми чехословакскими путешественниками Зигмунтом и Ганзелкой на фоне их автомобилей, на которых они объездили весь мир.  Костенко нашел с чехословаками общий язык при обсуждении проблем создания автомобилей для путешественников. В библиотеке Михаила Михайловича хранятся книги Ганзелки и Зигмунта с автографами авторов.

В домашней мастерской
Свою квартиру, полученную при работе в стройтресте Костенко, отдал одной из своих дочерей, а сам остался жить в своем небольшом доме, ничем невыделяющемся среди других домов тихой ташкентской улочки. Причина вполне понятная – Михаил Михайлович не смог бы прожить и дня без своей мастерской.

Первой его серьезной самоделкой (помимо летающей блохи и других устройств, описанных выше) был мотоцикл МК-1, изготовленный в 1938г. Двигатель и ходовая часть были заимствованы с другого мотоцикла,  остальное – собственного изготовления. В конце 30-х годов в Ташкенте было три автомобиля в личном пользовании и один из них – Штейр принадлежал нашему герою. Этот автомобиль, списанный после преобразования АВТОДОРА в автоклубы, был выделен Костенко за успехи в работе. После капитального ремонта машины Михаил разъезжал на нем 5 лет, пока не продал одному из ташкентских композиторов.

За помощью к Костенко обращались и работники ташкентского цирка, для них он изготавливал разнообразный реквизит, от трапеций и подставок до специальных велосипедов. Самая сложная работа для цирка – автомобиль для езды по вертикальной цилиндрической стене. Михаил Михайлович рассчитал раму и подвеску автомобиля на действующие центробежные нагрузки. Судьба этой машины Костенко не известна.

Лет пятнадцать назад я посетил аттракцион в парке им. Тельмана, в котором посетители заходили в небольшую комнату, после чего пол и стены начинали двигаться так, что не разберешь где верх и где низ. Подобный аттракцион Костенко разработал и изготовил еще в конце 30–х годов. Работая в ОСОВИАХИМе, Михаил изготавливал хитроумные механизированные мишени для стрелковых тиров.

А теперь о его автомобиле «Ташкент». Цель постройки машины было доказать (Костенко не помнит кому), что самодельный автомобиль не является причудой какого либо механика – любителя и не в чем не может уступать серийным автомобилям по эксплуатационным качествам. Автомобиль создавался по всем правилам. Сначала были расчеты, потом разработаны чертежи и изготовлена пластилиновая модель проверки и отработки художественно – конструкторских решений с обеспечением технологичности изготовления отдельных панелей кузова автомобиля. На «Ташкенте» 57 –лелний Михаил Михайлович с женщиной- корреспондентом и совершил сверхдальний пробег в Москву, за что был награжден призом «Т – М». Один из призов на этом конкурсе был вручен и другому  самодельщику, ташкентцу Юдину, которому Костенко оказывал помощь в создании его автомобиля. На память о том конкурсе, помимо диплома, у Костенко хранятся большие специальные наручные часы, подаренные командором автопробега космонавтом А.А.Леоновым. В дальнейшем двухместный «Ташкент» был переделан в четырехместный. А сейчас этот вполне исправный автомобиль стоит во дворе и используется для поездок, но только тогда, когда Михаил Михайлович может выделить из пенсии деньги на покупку бензина…

Никаких компромиссов
Скорее всего этот спорный принцип, которым всегда руководствовался Михаил Михайлович оказал решающее влияние на его судьбу и на то, что он долго не задерживался на одном месте. Далеко не всем начальникам нравились его категоричные высказывания при решении той или иной проблемы или при оценке квалификации работников, в т.ч. занимающих высокое положение. Вполне вероятно, что во многих спорах и конфликтах Костенко не всегда был прав, подходя к той или иной проблеме с чисто инженерной точки зрения, не учитывая, что любой руководитель цеха, завода или института работал в жестких рамках командно-административной системы и не мог в полной мере выполнить требования Костенко. Михаил Михайлович и сейчас не может пройти мимо ни одной стройки, не выпытывая у прораба почему не выполняются те или иные технологические операции для обеспечения качества строительных работ. После вполне естественной реакции прораба Костенко начинает хождения по этому вопросу в вышестоящие инстанции.

Костенко был постоянным подписчиком многих технических и научно – популярных журналов, включая и «Техника – Молодежи». Любая статья, с положениями которой он не был согласен, вызывала (и вызывает сейчас, спустя много лет) соответствующую его характеру бурную реакцию. Он отправлял в редакцию письма, в которых излагал свое мнение по существу статьи, не стесняясь в оценках автора и обрушивая свое возмущение не только на последнего, но и на редакцию, допустившую публикацию. Досталось от Костенко и Захарченко, бывшему главному редактору «Техника –Молодежи».

Михаил Михайлович прожил долгую и яркую жизнь, о которой в целом знает только узкий круг друзей и знакомых. На многих жизненных этапах он мог быть остановлен. Его могла настигнуть пуля басмачей или в военные сороковые, в конце тридцатых мог бы найтись доброжелатель, сообщивший куда следует о его не совсем пролетарском происхождении. Он мог потонуть, сгореть, разбиться или замерзнуть, обстоятельств для этого было предостаточно. Но судьба оказалась благосклонной к Михаилу Михайловичу…Быть на виду у всех, садиться в кресло начальника, заниматься выбиванием средств, материалов и кадровыми вопросами, заседать в райкомах (Костенко никогда не состоял в Партии) было против его творческой натуры .

Кто же Михаил Михайлович Костенко? Инженер десятка специальностей, офицер, преподаватель, спортсмен, музыкант или путешественник? Судить читателям. Соседи по улице, которым М.М. сейчас помогает с ремонтом бытовой техники, называют его дядей Мишей – универмагом. Можно по-разному истолковать три последние буквы этого прозвища. Я бы предложил: «маг» — чародей, потому что его жизнь и дела являются настоящим чудом.

4 комментария

  • AK:

    а в каком районе Ташкента жил Костенко?
    Фотоархив надо обязательно откопать.

      [Цитировать]

  • Pavel:

    Спасибо за рассказ!

      [Цитировать]

  • VTA:

    Огромное спасибо! Долгая, интересная жизнь человека, в которой отразилась вся наша история за минувшие годы. Уцелел талантливый умелец, жизнелюбие и жажда познания, удовольствие от сделанного самим и впервые его поддерживало и сохраняло. Жаль фото нет, но, возможно, люди, которые знали Михаила Михайловича откликнутся, может быть у кого-то сохранились?

      [Цитировать]

  • Мадина Фесенко:

    Прекрасный рассказ об удивительной судьбе неординарного Человека.. Спасибо

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.