Маэстро. Памяти дирижёра Абдугани Абдумаликовича Абдукаюмова Tашкентцы Искусство История

Владимир Вертелецкий

Этот текст почти два десятка лет назад был опубликован в журнале «Звезда Востока».

В цветном разноголосом хороводе,
В мелькании различий и примет
Есть люди, от которых свет исходит,
И люди, поглощающие свет.
На людях часто отпечатаны
Истоки, давшие им вырасти:
Есть люди, пламенем зачатые,
А есть рожденные от сырости.

Игорь Губерман

Встреча с такими людьми, как Абдугани Абдумаликович Абдукаюмов, я считаю подарком судьбы, к сожалению, редким и поэтому особенно ценным.

Он с первых минут не походил на сложившийся у меня стереотип музыкального деятеля, как импульсивной, переполняемой эмоциями и алогичной личности. Сдержанный в общении, в мыслях и речах приверженец почти математической логики. Но, впоследствии я узнал, что в работе и в семье был человеком вулканического темперамента. Жесткий, твердо отстаивал свою позицию и точку зрения, чем вызывал недовольство различных начальников.

Абдукаюмов имел аристократичную внешность, которая сочеталась с аристократизмом души, что довольно редко встречаются в жизни. С первых минут я, совершенно интуитивно, мысленно назвал его «Маэстро». Впоследствии оказалось, что так Абдукаюмова называли многие, не только отдавая дань его музыкальному таланту, но и подразумевая его артистизм и совершенство во многих областях.

Он никогда не занимался обсуждением бытовых проблем: цен, личностей, интриг и тому подобного. Абдукаюмова интересовали глобальные вопросы, дающие пищу его пытливому уму.

Абдугани Абдумаликовичу всегда был присущ философский подход к жизни. Не умствование и оригинальничанье, а глубинное проникновение в суть вещей, яркая и во многом неожиданная точка зрения, заставляющая тебя по-новому взглянуть на обыденное. Его афористичная и великолепная литературная речь всегда украшала беседы с ним.

По мере частого общения раскрывался его потрясающий и многообразный внутренний мир.

Судите сами. Во время войны Абдукаюмов тринадцатилетним подростком работает в мастерской по ремонту авиационного вооружения. Мальчишка обратил внимание на то, что в мастерской был рабочий, который раз в несколько минут включал на несколько секунд станок, в этом заключалась его работа. Абдугани предложил устройство, которое на основе реле времени автоматически выдерживало требуемый график включений.

Изучив конструкцию авиационного пулемета Шпитального, бывшего тогда на вооружении, Абдугани изобретает свою. Изобретение настолько серьезное, что им заинтересовался Наркомат обороны, вызвавший во время войны мальчишку из Ташкента в Москву, выделивший ему бригаду инженеров и слесарей, которые воплотили его изобретение в металл. К сожалению, в серию его изобретение не пошло. Но сам факт этот говорит о многом. Много позже, листая журнал «Зарубежное военное обозрение» Абдукаюмов обнаружил, что его разработки реализованы в конструкции американского пулемета. Кстати интерес к конструированию оружия у него сохранился до последних дней жизни. Занимался он и проблемой компенсирования отдачи автоматического оружия.

В последние годы жизни Абдукаюмов много времени уделял двигателю внутреннего сгорания без кривошипно-шатунного механизма, а с механизмом преобразования поступательного движения во вращательное, основанным на его разработке. Получилась компактная и оригинальная конструкция. Им был получен патент на это изобретение. К сожалению, в связи со снижением промышленной активности в то время реализовать его замысел не удалось. Хотя он предпринимал много усилий в этой области, в частности пытался связаться с немецкими автомобилестроителями.

И подобный инженерный подход к проблемам был у Абдукаюмова на протяжении всей жизни. Может быть, именно поэтому параллельно с учебой в музыкальном училище по классу виолончели и вокала (он обладал прекрасным басом), а также на дирижерско-хоровом отделении он еще учился на вечернем отделении механического факультета Ташкентского Политехнического института. Но загруженность работой и учебой не позволила ему получить инженерное образование.

Его музыкальную одаренность замечали все преподаватели, а профессор Чихвадзе считал Абдугани виолончелистом высочайшего класса.

После окончания училища Абдукаюмов поступил в Ташкентскую консерваторию на отделение симфонического дирижирования. Годы его учебы в консерватории совпали с годами большой творческой активности самой консерватории. Это заслуга М.Ашрафи, бывшего тогда ректором консерватории и привлекавшего для работы со студентами лучшие преподавательские кадры со всего Союза. Все это позволило Абдукаюмову получить прекрасную профессиональную подготовку.

По окончании консерватории Абдугани Абдумаликович начал работать в ГАБТе имени Навои.

Оперное дирижирование стало главным делом его жизни, и это не случайно. Это было предопределено всей его мощнейшей энергетикой, магнетизмом личности, умением увлечь исполнителей (как оркестрантов, так и вокалистов) и добиться от них максимальной отдачи, глубочайшим проникновением в авторский замысел создателя. Исполнители говорят об этом так: «Умение поставить перед исполнителями сверхзадачу и добиться выполнения ее». То, что Абдугани Абдумаликович сам прошел школу инструменталиста (виолончель) и вокалиста, позволяло ему чувствовать оперу еще и изнутри. Надо сказать, что и оркестр и вокалисты любили работать с Абдукаюмовым, потому что это было подлинное творчество. Он большое внимание уделял выбору тех, с кем работал. Среди них не было случайных людей, только те, кому он доверял.

За долгие годы работы в ГАБТе имени Навои Абдукаюмов участвовал в постановке более чем шестидесяти оперных и балетных спектаклей. Это и «Князь Игорь» Бородина, «Фауст» Гуно, «Риголетто», «Трубадур», «Дон Карлос» Верди, «Севильский цирюльник» Россини и многие другие. Можно назвать почти всю оперную классику. Но ставил он и спектакли узбекистанских композиторов «Дилором» Ашрафи, «Тахир и Зухра» Джалилова и Бровцина и другие. Тесное сотрудничество было у него с Союзом композиторов Узбекистана. Абдукаюмов был первым исполнителем ряда произведений современных композиторов Узбекистана.

Абдугани Абдумаликович Абдукаюмов во время репетиции.

Есть фотографии, которые, как рентген, высвечивают личность человека.

Слева направо – Любовь Узакова, Галия Измайлова, Ибрагим Юсупов, Тихон Хренников, Рафаат Кучликова и Абдугани Абдукаюмов.

Ему хорошо удавались монументальные оперные полотна, такие как «Аида» Верди, «Борис Годунов» Мусоргского, с их большими хорами и большим числом действующих лиц. Но больше всего любил оперы Пуччини «Богема», «Флория Тоска», «Мадам Баттерфляй», которые считал «самыми оперными». И еще «Пиковую даму» Чайковского с ее симфонизмом. Кстати, его «Пиковая дама» была одним из лучших сценических воплощений этого спектакля.

Абдукаюмов никогда не стремился к карьерному успеху. Ему неоднократно предлагали должность главного дирижера театра, но Абдугани Абдумаликовичу были достаточно должности заместителя главного дирижера и руководителя оперной труппы, то есть тот минимум, чтобы быть творчески независимым.

Очень не любил гастроли и под любыми предлогами отказывался от них или договаривался о его подмене. Возможно, не хотел, чтобы гастрольная суета отвлекала от напряженной интеллектуальной работы. Но гастроли с его участием проходили с большим успехом и имели благожелательную прессу, так, например, в Москве во время декады Узбекистана или гастроли в Германии, где он дирижировал балетом «Томирис» Мусаева.

Бельгийская делегация, посетившая в Ташкенте оперный спектакль, в котором Абдукаюмов дирижировал, была настолько потрясена уровнем исполнения, что пришла к нему за кулисы, чтобы выразить свое восхищение. Мало того, через некоторое время Абдугани Абдумаликовичу прислали медаль и свидетельство о принятии его в почетные члены музыкального общества Люксембурга.

Надо сказать, что его дирижерское творчество высоко ценили не только в Узбекистане, но широко за рубежом. Подтверждением этого служат многочисленные предложения контрактов на работу за рубежом, например, в Швеции, в Мариинском театре Санкт-Петербурга и ряд других. На эти предложения он или отвечал отказом, или вообще ничего не отвечал. Абдукаюмова вполне устраивала работа на родине, и он не хотел отрываться от дома.

Он сетовал на музыкальную недогруженность. Может быть, именно это и желание передать молодежи то постижение музыки, которого достиг, привело его в консерваторию, где Абдугани Абдумаликович заведовал кафедрой оперной подготовки. В последние годы Абдукаюмов был профессором этой кафедры. Много сил он отдавал воспитанию нового поколения оперных исполнителей. При нем возродилась традиция ставить студенческие спектакли на сцене ГАБТа имени Навои.

За заслуги в становлении оперного искусства и симфонической музыки в Каракалпакии Абдукаюмову было присвоено звание Заслуженного деятеля искусств Каракалпакии, и он был награжден автомобилем. О вкладе Абдугани Абдумаликовича в музыкальную культуру Узбекистана свидетельствует присвоение ему звания Народного артиста УзССР, награждение медалями и орденом.

Абдукаюмов прилично знал немецкий язык, что позволяло ему в поездке по Германии обходиться без переводчика. Его отличало великолепное знание и владение литературными узбекским и русским языками. Он прекрасно знал русскую и зарубежную классическую литературу. Любил восточную литературу и часто с удовольствием цитировал по памяти Навои и Омара Хайяма.

Во время нашего многолетнего общения Абугани Абдумаликович рассказал, что его постоянно влечет поэзия. Свои философские размышления о жизни он облекал в строфы поэмы, которую сравнивал по стилю с «Божественной комедией» Данте.

Чеканная рифма, глубокий философский подтекст, великолепный язык и образность – вот черты его поэзии. За строками его поэмы стоит многолетний и постоянный труд. Это не отпускало его ни днем, ни ночью. Постоянно он возвращался к уже написанному, шлифовал форму, стараясь добиться совершенства. К сожалению, поэма осталась не законченной

Он часто шутил, что «поверил алгеброй гармонию». Потому что математика, также как и музыка и техника, влекла его. Его математические выкладки он показывал сотрудникам кафедры математики авиационного института, чем поверг их в немалое удивление. Музыкант, серьезно занимающийся математическими проблемами, – согласитесь, это редкость. А он увлекался теорией простых чисел, проблемой вычисления числа пи, геометрическими построениями. Причем работал целеустремленно, настойчиво, с привлечением научной литературы по интересующему вопросу даже во время подготовки оперных премьер. Его ум не терпел простоев и требовал интенсивной работы. И, возможно, переключаясь таким образом от одной деятельности к другой, он достигал разрядки. При этом у него были желание докопаться до сути и отсутствие смущения перед задачами, по всеобщему признанию, не имеющими решения.

В начале 60-х годов им была сформулирована гипотеза о том, что земной шар состоит из твердой коры, жидкого слоя магмы и раскаленного сверхплотного твердого ядра, вращающихся в разных направлениях с разными скоростями. Эта гипотеза позволяла объяснить, в частности, природу магнитного поля Земли. Ученые-физики из Академии наук УзССР не нашли противоречий в этой гипотезе. Мало того, они опубликовали об этом сообщение в научном журнале. Кстати, совсем недавно в прессе сообщалось, что американские ученые активно работают в этом направлении.

Не удивительно, что круг его общения составляли яркие творческие личности, такие как М.Ашрафи, с которым Абдукаюмов имел долгие тесные творческие и личные отношения, Слоним А.Е., режиссер ГАБТа, с которым его связывали еще и долгие годы работы в театре и Ташкентской консерватории, Василенко Г.Л., известный хирург, Абрамян Я.П., зав кафедрой начертательной геометрии ТашПИ, и многие другие.

Кроме всего этого Абдугани Абдумаликович увлекался домино и преферансом, играл в шахматы, был горячо любящим дедом, любил кошек, собак и держал их дома.

Перечитывая эти строки, невольно ловишь себя на мысли, что все это не об одном человеке, а о нескольких, настолько наполненную и разностороннюю жизнь прожил Абдукаюмов. Еще большее уважение вызывает, тот факт, что он родом из простой многодетной семьи, и все чего он достиг — это плод исключительно его усилий. Американцы о таких говорят: «Человек, сделавший сам себя».

К сожалению, тяжелая болезнь прервала его жизненный путь так рано, не дав возможность реализовать многое из задуманного им. Вот уже несколько лет, как его нет с нами. Но остались его ученики, его работы, его поэтическое творчество, ждущее своего исследователя и издателя.

Личности, подобные Абдукаюмову Абдугани Абдумаликовичу, являются достоянием Узбекистана, эталоном, с которым нужно сверять свою жизнь, стараясь также разносторонне, но глубоко, подходить к реализации талантов, заложенных в нас природой.

То, что не было снято при жизни Абдукаюмова ни одной передачи о нем, является большим упущением узбекского телевидения. Правда, он не любил публичности, но личности такого масштаба должны оставаться в истории.

Абдукаюмов оставил, безусловно, яркий след в нашей жизни. И его отсутствие — это утрата большого, яркого, талантливого и мудрого. Но он остался в нашей памяти, в своих детях.

Интересно как музыкальные гены Абдукаюмова и его жены Ойнисы Сулеймановны Кучликовой, известной оперной певицы, солистки ГАБТа, заслуженной артистки УзССР, проявились в их потомках. Иное, наверное, и не возможно в семье, где вся атмосфера пропитана музыкой.

Дочь Ляйли получила музыкальное образование в знаменитой музыкальной школе имени Успенского. Правда, вся ее жизнь связана с геохимией.

Старший сын Наби закончил филологический факультет Ташкентского государственного университета. Но, в конце концов, музыка победила, и уже в зрелом возрасте он закончил консерваторию по классу вокала и после пел в Ташкентской оперетте (у него прекрасный баритон).

Младший сын Насыр занимается геологией, но в то же время обладатель прекрасного баса.

Внук Абдумалик, обладатель роскошного бархатного баритона с широким диапазоном, закончил романо-германское отделение Ташкентского института иностранных языков и подавал большие надежды на этом поприще. Но музыка и здесь победила. Сейчас он активно занимается вокалом и уже исполнил несколько партий в оперных спектаклях театра им. Навои.

Так что можно сказать: «Искра божья души Абдукаюмова горит в душах его потомков».

Перебрав в памяти исторические личности, аналогичные Абдукаюмову, я вспомнил только Леонардо да Винчи, столь же многопланового и энциклопедичного.

Эта статья – дань памяти маэстро, благодарность за долгое общение с ним.

Автограф Абдукаюмова

2 комментария

  • Андрей Слоним:

    Спасибо за искренний, добротный, внятный материал о нашем замечательном дирижёре — народном артисте Узбекистана, профессоре Абдугани Абдумаликовиче Абдукаюмове. Восемнадцать лет его нет с нами, а разнообразный пласт, осуществлённый им — хранится в памяти многих, кто знал и любил его. Он был истиино ОПЕРНЫМ дирижёром. Это означало, что для него первичным было разгадать принципы музыкальной драматургии, зашифрованные в нотах композитора и выявить в штрихах, нюансах психологический и действенный портрет героя. Он очень тонко ощущал природу вокала и в работе с певцом давал ему бесценные указания, добиваясь их воплощения. Я счастлив, что меня связывает с этим музыкантом и человеком свыше 35 лет тесной дружбы и сотрудничества. И в консерватории, и в театрально-художественном институте, и в ГАБТ имени А. Навои мы поставили с ни м свыше 25 интересных спектаклей. Многократно задумывали и осуществляли многие интереснейшие проекты, в частности — подготовили и провели замечательный пушкинский фестиваль на сцене нашего театра в дни 200-летия Поэта. Неоднократно выезжали мы с ним на различные творческие гастроли. Работать с ним было плодотворно и интересно. Он увлекался режиссёрскими задачами и со своей стороны добивался точного и чёткого их выполнения, причём музыкальный и действенный план работы с певцом мы не делили на эти две части, а в синтезе добивались единства задач. Да, неожиданно рано он ушёл из жизни, являясь одним из самых выдающихся дирижёров Узбекистана.Семья его очень талантлива. Яркой исполнительницей меццо-сопранового репертуара была его супруга, заслуженная артистка Узбекистана Ойниса Кучликова — в свое время солнечная Кармен, страстная Амнерис, горячая Эболи — и наряду с этим — и Зибель в !Фаусте». И замечательная Няня в «Евгении Онегине», и Графиня в «Пиковой Даме», и во многих других образах… Ее сестра — заслуженная артистка Узбекистана Рафаат Кучликова была признанной и известной исполнительницей многих ведущих сопрановых партий, самой значительной из которых была ее знаменитая Баттерфляй. Текст этой статьи написан более десяти лет тому назад. Сейчас внук Маэстро — Абдумалик Абдукаюмов, блестяще исполнив в свое время практически все баритоновые партии на сцене ГАБТ имени А.Навои — является ведущим солистом оперных театров Германии, Австрии, Венгрии. Он талантлив с первых дней своего творчества — и его мастерство сейчас находится в пике расцвета, достойно представляя потенциал и таланты узбекистанских певцов на мировой сцене. Спасибо за добрый материал о нашем выдающемся Маэстро и интереснейшей личности — Абдугани Абдумаликовиче Абдукаюмове!

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.