«Женский дом»: мы больше, чем танцы Tашкентцы Искусство Фото

Зал с огромными зеркалами, в центре – она, изящная, чувственная, нежная. Зульфия Файзиева – хореограф по пластике, называющая студию, где работает, «Женским домом» и считающая, что в каждой из нас живет грациозная кошка. И именно в танце она просыпается красиво и эстетично.

Зуля учит своих «девочек» (только так тренер называет клиенток, которым от 18 до 60 лет) женственности и мягкости. Таким способом обретя уверенность в себе, своей привлекательности, женщина и в личной, и профессиональной сферах жизни будет успешной, но самое главное – появится гармония с собой – в этом убеждена героиня.

У Зульфии нет профессионального хореографического образования, но есть опыт работы – 6 лет интенсивного тренерства по пластике. В Узбекистане этот вид танца непопулярен, например, в областях ему нигде не обучают, а в столице – всего 4-5 студий. На Востоке любят национальные танцы, а такой откровенный, не для широкой публики, завораживающий, да и технически сложный, во-первых, непросто освоить. Во-вторых, местным женщинам патриархальное общество навязывает закрытость, стеснительность, а свобода самовыражения, яркость, уверенность – это пока у нас редкость.

Вы уволены!

В 18 лет Зуля не поступила в Национальный университет Узбекистана и 4 месяца протанцевала народные танцы в одном коллективе. В следующем году девушка поступила на психологический факультет, а на 4-м курсе начала заниматься пластикой в известной столичной студии. В этот же период студентка поработала психологом в школе, но там было тяжело: зарплата смешная, нагрузка высокая. Поэтому после окончания вуза дипломированный психолог выбирает путь хореографа – полгода стажируется и становится тренером по пластике. Ежедневные многочасовые занятия в качестве тренера-стажера с несколькими группами выматывали. Первые 2 года зарабатывала гроши, хватало только на дорогу и еду.

– Основа узбекского бизнеса, когда ты работаешь на кого-то, из тебя выжимают максимум. Я проработала 5 лет в той студии, и за это время ушли 40 тренеров, потому что не выдерживали. Ты отдаешь и физические, и эмоциональные силы – выгораешь морально. Но воля и любовь вытаскивают, – откровенно говорит хореограф.

В один «прекрасный» момент Зуля и ее коллеги услышали: «Вы уволены, потому что плохо вымыли окно». Абсурд. Но это стало переломным моментом в карьере девушки, главная профессиональная задача которой – вселить в женщин посредством пластики веру в себя, свою красоту и неповторимость, вопреки всем восточным стереотипам или непростым личным обстоятельствам. Каждые полгода эксцентричная хозяйка выгоняла Зулю. Но эпизод с окном стал последней каплей – коллеги-подруги собрали вещи и ушли. Злились, было обидно. Новую работу девушкам предложили сразу. Сегодня Зульфия – главный тренер + психолог-мотиватор + идейный вдохновитель в недавно открывшейся студии, где царят здоровая профессиональная атмосфера, взаимопонимание и женская дружба.

– Сейчас, спустя год после того, как нас выгнали, все переболело, перегорело. Я со своей командой, клиентками, идеями пришла в этот «Женский дом», – говорит Зуля. – За годы работы моя клиентская база давно перевалила за 1 000 женщин. В день в нашу студию приходит больше 100 «девочек». У своих клиенток я черпаю силы, вдохновляюсь. Между нами – энергетический обмен. Когда у них все получается, я счастлива.

Не просто танцевать, а изменить свою жизнь

В наше время фитнес-индустрия усиленно развивается, модно и полезно быть активным. Кто-то ходит в тренажерный зал, кто-то бегает по утрам, кто-то играет в теннис, кто-то идет на танцы.

Но Зуля не просто учит женщин красиво двигаться. В «Женский дом» приходят те, кто решил изменить свою жизнь. Одна засиделась в декрете, другая пережила развод, третья отправила детей в сад, школу – и вдруг захотелось встряхнуться, выйти из состояния застоя.

На занятиях по пластике «девочки» сначала обучаются хореографическим элементам. Тренер-хореограф работает в паре с фитнес-тренером. Особая физподготовка не нужна. У Зульфии есть группы для новичков, где занимаются самые обычные женщины, у них может быть лишний вес или недовес, послеродовой период, разные болячки. Но благодаря танцам девушки становятся более раскрепощенными, пластичными, грациозными, женственными, у них меняются походка, манера движения – это видно уже на 3-й месяц занятий. Тренировки проходят 3 раза в неделю. Сначала заучиваются движения. Затем начинается импровизация. В произвольном танце из одного движения рождается второе, третье и т. д. Поначалу трудно, потом получается. Импровизация – возможность показать себя, преодолеть свой страх, стеснение перед окружающими.

Мусульманская семья

Но это на танцплощадке Зуля – яркая, современная, раскованная и раскрепощенная, а, например, собираясь в дом родителей мужа, келинка надевает самую длинную юбку и ведет себя, говорит, как требуют традиционные узбекские обычаи. Кстати, свадьба у девушки была тоже чисто узбекской, на 500 человек, со всеми поклонами и сундуками.

– Как так? – удивляюсь. – Вы совершенно не похожи на традиционных восточных девушек, жен, матерей?

Мы расположились в уютном холле «Женского дома» на диванах, на Зуле лосины, подчеркивающие тонкую талию, спортивный декольтированный верх. Мягкая манера говорить и игривая улыбка сразу располагают к собеседнице. Танцовщицы всегда сидят по-особому – изысканно и пластично, и, конечно, не остается незамеченной растяжка ног. Такой легкий, непринужденный образ никак не соотносится с патриархальной восточностью.

Девушка говорит, что ей нетрудно потерпеть для родителей мужа и побыть традиционной келинкой один день.

– А как они относятся к вашей работе? Вы ведь не народным танцам обучаете, а таким смелым, откровенным, обольстительным.

– С семьей мужа мою работу мы просто не обсуждаем.

Но дело не только в родителях мужа, который, к слову, абсолютно современный и европеизированный парень. Сама Зуля тоже родилась и выросла в традиционной мусульманской семье, несколько лет назад отец ей даже предложил носить платок. Папу Зуля оберегала, боясь его травмировать тем, что работает хореографом по пластике, поэтому 4 года скрывала свою профессию. А вот мама дочку всегда поддерживала. С родителями у нашей собеседницы теплые отношения. Она говорит – родители не хотят, чтобы их дети занимались танцами, пением или другим подобным творчеством, потому что считают – это не приносит дохода. Когда же ты доказываешь, что можешь прокормить себя и близких, то ни у кого вопросов не возникает. А сейчас Зульфия, добившись высот в своем деле, зарабатывает очень хорошо.

Конфликт соцролей или деструктивный брак

К сожалению, многие наши восточные женщины закомплексованы или забиты семейными проблемами, угнетены стереотипами патриархального общества – тут не до женской притягательности. Зуля убеждена, что это конфликт социальных ролей: роль мамы / жены перекрыла все остальное.

– Нужно осознать, если ты себя не слышишь, сама с собой несчастлива, то остальные сферы твоей жизни начинают проседать, – говорит психолог-хореограф. – Если я уверена в себе, то, например, попрошу прибавку к зарплате или откровенно скажу нет, когда мне что-то не по душе, ведь я классная.

В «Женском доме» клиенткам помогают осознать – будучи в статусе жены и мамы, они могут оставаться желанными и привлекательными. Да, в реальности зачастую многолетний брак зарывает женственность, мягкость, быт заедает, начинаются конфликты. Но Зуля убеждена, что браков, где все ровно и гладко, не существует. Это только в Фейсбук выкладывают красивые картинки.

Зульфия откровенно рассказывает – многие ее клиентки живут в деструктивном браке и держатся за него, потому что муж обеспечивает семью. Союз с нелюбимым мужчиной или тем, у кого есть так называемая вторая жена, для нашей героини неприемлем.

– Я подобные браки считаю неправильными, – говорит хореограф. – Но, когда ко мне приходят такие девочки, не могу им сказать: «Так нельзя, нужно уважать себя». Я не могу навязывать другим свои моральные принципы. Но могу на наших занятиях через танцы мотивировать женщин, раскрыть в них любовь к себе, облегчить их жизнь, в которой много проблем, мне этого достаточно. Мои клиентки говорят: «Мы тут занимаемся чем-то очень приятным, поэтому я здесь чувствую себя счастливой».

Путь к сердцу мужа через…

Личная жизнь самой героини сложилась тоже благодаря заботе о телесной привлекательности.

Зулин муж – ее однокурсник, но ребята просто дружили. Зульфия с улыбкой говорит, что в студенчестве считала его странным толстым чуваком. В годы учебы в вузе наша героиня была, по мнению ее супруга, очень серьезной, закрепощенной, собранной, ответственной, таким своим пацаном-ботаном с синдромом отличницы. Внешне девушка выглядела малопривлекательно.

– Я была немного полной: плюс 10 кг к сегодняшнему весу, – рассказывает собеседница. – Мне хотелось постройнеть. У меня была средняя самооценка, сейчас она гораздо выше, да и я стала более эмоциональной. Тогда я носила ярко-желтый свитер, непонятные джинсы и кроссовки. А все ташкентские были на каблучках. А я-то не столичная, первое время ездила из Алмалыка – дорога занимала полтора часа, от метро идти 20 минут, на спине ноутбук. Какие каблуки?

Благодаря хореографии Зульфия похудела, начала носить элегантные платья, стала женственной.

После универа Зуля и ее будущий муж продолжали общаться по-дружески. Девушка работала в одном месте, а молодой человек поменял несколько. И тогда она сказала ему: «Тебе надо постройнеть, потому что успешные люди стройные, ты похудеешь – и у тебя все наладится в профессиональном плане».

– 2,5 месяца каждое утро, кроме воскресенья, мы занимались спортом. Он бегал, отжимался, скакал, прыгал, плавал при моем участии или под моим тренерством, я считала его калории. В итоге он похудел на 20 кг и стал красивым, – с улыбкой говорит Зуля. – У нас завязались отношения, мы начали встречаться, через год поженились, и он опять располнел.

Как побороть комплексы

Уделяя столько внимания телесной привлекательности, наша героиня отмечает, что наличие комплексов, связанных с внешностью, это отсутствие личностной зрелости. Если я не принимаю себя, то мне кажется, что мои недостатки видят все. Комплексы можно перерасти двумя путями. Первый – принять себя здесь и сейчас со всеми своими недостатками и воспринимать себя как красивую, потому что любая женщина – красива. Важна правильная психологическая установка: я уважаю и люблю себя, никому не позволю с собой разговаривать грубо или поступать плохо. Гармоничные женщины отстаивают свои жизненные убеждения мягко. Принять себя здесь и сейчас без изменений – это удел сильных. Второй путь – ты сначала меняешься (худеешь, меняешь стиль одежды и т. п.),

потом начинаешь себя ценить. В любом случае мы должны взять ответственность за свою жизнь, тогда в нее приходит успех.

Как-то в «Женский дом» пришла девочка, вся такая творческая, в бесформенных джинсах, с прической как из фильма «Служебный роман». Стала заниматься пластикой, переросла свои комплексы и раскрылась. Изменилась ее манера одеваться, говорить, двигаться.

Иногда клиентки могут расплакаться, потому что не все сразу получается, «девочки» говорят: «Я бревно». Но на «этапе бревна» никто не застревает, все меняются, только кому-то нужно полгода, а кому-то несколько занятий.

Во время нашей беседы Зуля постоянно подчеркивает, что в жизни много напряга, поэтому пусть «девочки» приходят сюда и расслабляются, отдыхают танцуя, обмениваются женской энергией, делятся секретами или бедами – это как группа поддержки. Девушки говорят, что начинают ощущать себя привлекательными, а не только мамами, женами, домохозяйками. Раз в три месяца тут устраиваются праздники – танцовщицы-любительницы выступают друг для друга.

Женское тело

Благодаря занятиям пластикой у женщин улучшается растяжка, кто-то садится на шпагат, кто-то максимально к нему приближается, танцы дают подвижность в позвоночнике, все суставы разогреваются, растягиваются – фигура подтягивается. Если девушка хочет похудеть, то нужно правильно питаться, от этого зависит 50% успеха. То есть польза для здоровья очевидна.

Если есть болячки (грыжи, варикозное расширение вен, внутричерепное давление и т. д.), то об этом надо сообщить тренеру, чтобы он контролировал нагрузки. Клиентки со студией подписывают договор, где есть пункт «укажите свои заболевания», в противном случае ответственность на самих женщинах. Молодые мамочки могут заниматься пластикой через 4-6 месяцев после родов.

Танцевала до самых родов

А вот сама Зуля во время своей беременности работала до конца, при этом сидела в шпагатах, а на последней тренировке начались схватки.

– Я вечером приехала домой, полежала до утра, хотя схватки были уже каждые 2 минуты, – откровенно рассказывает героиня. – Утром покормила завтраком мужа, и мы поехали в роддом. Дежурный посмотрел и сказал: «У тебя 7 см раскрытие, ты уже рожаешь». Позитивный настрой, поддержка мужа – легкие роды. Через неделю я вышла на работу, потому что мои группы некому было отдать. Сейчас дочке годик с небольшим.

– Но у меня есть чувство вины, что я мало времени уделяю ребенку, – честно добавляет тренер. – Я с этим ощущением борюсь. Всем мамам кажется, что они делают недостаточно для своих детей. Зато дома 80% моего времени отдано дочке.

Профессиональные травмы

Зульфия говорит, что в танце чувствует себя на 100% живой. Но если пластикой заниматься профессионально и ежедневно, то без травм не обойтись. Ты постоянно тянешь шпагаты, делаешь махи, гнешь спину. Хореограф же все время показывает движения клиенткам, не стоит на месте. Бывает перетянулась, что-то хрустнуло или даже треснуло. Один раз у Зули вышло и зашло на место плечо, но сустав уже растянулся. Девушка не могла поднимать левую руку полгода. Дает о себе знать и защемленный седалищный нерв, иногда болят ноги.

О мечте и сложностях

У Зули есть мечта – организовать фестиваль женской пластики. Тренер сейчас занимается подготовкой этого чемпионата. На него уже регистрируются девушки. Клиентки будут соревноваться с клиентками, тренеры с тренерами. Планируется приезд в Ташкент московской звезды в этом хореографическом направлении.

– Что самое сложное в вашей работе? – задала я героине последний вопрос.

– Заниматься своим делом, когда ты устала, или зазвездилась, или тебе кажется, что вокруг мрак, у тебя какие-то проблемы в жизни, ты злишься. В таких случаях важно – просто получать удовольствие от хорошего, никому ничего не доказывая. В свои 29 лет мне доказывать незачем, ведь я тихо сделала свою жизнь такой, какой хотела.

Опубликовано в № 2 (9.01.2020) газеты «Леди»
Фото: Яна Фесенко
Текст: Надежда Нам

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.