В районе УзБума Разное Фото

Прислано по итогам обсуждений в комментариях

Вчера, сразу после виртуального «уточнения» в комментариях расположения туркестанских полков в районе УзБУМа, решил прогуляться, посмотреть, что и где могло быть. Конечно, на наибольшую точность рассчитывать не приходилось, так как прошло много лет, и многое изменилось. Но раз сказал, что «докладу, донесу и т.д. и т.п.», значит, встал, и пошел.

И, первым делом, фото на выходе:

Здесь была дисциплинарная рота

Пошел пешком в сторону того самого УзБУМа и наткнулся на

Остатки старого забора

Он отделял дорогу (Куйлюкский тракт) от территории той самой дисциплинарной роты. А малой высоты он был, скорее всего, потому, что рядом до сих пор стоит заброшенный дом, в котором, по моим предположениям, располагалось руководство недавно переехавшего отсюда пенитенциарного учреждения. Основная, высокая, стена забора располагалась позади, в стороне «Электроаппарата»

Здесь, наверное, было руководство

Мой путь лежал в сторону города, и я решил сделать по пути сделать несколько снимков.

Дом на пересечении Куйлюкской (Куйбышева, Фергана) и Старокуйлюкского проезда (1-й проезд Сайхун, ранее – Ф. Норходжаева).

Так я дошел до искомого перекрестка, по пути сфотографировав на камеру телефона еще один дом

Дом на перекрестке улиц Куйлюкской и 19 февраля (Хамал)

И еще один.

Типовой дом конца двадцатых, начала – середины тридцатых годов прошлого века на улице 8 марта.

Почти напротив, через дорогу, стоит скромная, незаметная будочка – трансформатор, на которой еще года этак четыре назад красовалась надпись: 1940. Ну, явно год сдачи в эксплуатацию. И кому понадобилось сбивать такую скромную деталь…

И вот я на той самой улочке, что ведет в сторону УзБУМа. Первый же дом с левой стороны, сильно переделанный внешне, явно помнит времена конца позапрошлого, начала прошлого века.

А стоило мне перейти дорогу и попытаться сфотографировать надстроенную одноэтажку около действующего пенитенциарного учреждения, так «днивалный тумбочка» сразу повыскакивали из КПП: — Ака, здэс нилза снимат! Ладно – нельзя, так нельзя.

Пошел дальше, фотографируя все подряд жилые дома. Хозяин одного из них любезно разрешил сделать несколько снимков, пустив меня во двор дома:

По его словам, рамы ни разу не менялись, и стоят уже более ста лет. Может быть, все зависит от вида дерева, но вряд ли это лиственница, которой даже наш климат нипочем. Впрочем, хочется верить, что, испытывая, по его словам, «особую» любовь ко всем известной оконной марке, хозяин дома говорит правду.

Я продолжил движение в сторону УзБУМа, прошел в один конец тупиковой улочки, потом вернулся, и повернул к самому УзБУМу. Тем более, что в коротком разговоре с одной из местных жительниц я узнал, что здания УзБУМа будут реконструировать, причем с сохранением исторического облика. На подходе к славной старой фабрике заснял два жилых дома:

Дом № 27 и Дом № 32

Но самое удивительное ждало меня впереди. Я подошел к тем самым воротам, которые фотографировала Ирина Безрукова, и сначала не обратил внимания на какие-то часто расклеенные и уже порядком выцветшие бумажки.

Эти ворота, вполне возможно, открывали доступ к территории какого-либо полка или батальона, и они очень даже прилично сохранились. Как и те, которые я посчитал бывшими хозяйственными:

Вполне возможно, что фабрику УзБУМ при ее создании «вселили» на территорию бывшего стрелкового полка или батальона – уж слишком прочно, серьезно и красиво сооружены эти здания.

(Нужно будет взять с собой карту расположения полков, и, сверяясь с современной, снова прогуляться в эти места). Тем более, что направление улиц, что тех времен, что сегодня – практически не изменилось от слова «вообще». К тому же на карте 1922-го года уже отмечен «целлюлозный завод». Видать, будущий УзБУМ.

Но, находясь рядом со старинными зданиями, я испытывал ощущение, что за мной наблюдают. И действительно, минут через пять ко мне подошел вежливый, прилично одетый средних лет мужичок и сообщил, что: — Здесь фотографировать нельзя! Запрещено! Мы везде расклеили предупреждения!

Тут — то я и обратил внимание на истрепанные бумажки – на цветном принтере распечатали и повесили.

На мой вопрос: — Это кто тут может запретить мне фотографировать явно не стратегический, заброшенный фактически, не охраняемый милицией объект? – я получил «исчерпывающий» ответ. Мол, выкупил эту территорию один россиянин, ворота сделаны недавно (в смысле — металлические, полотна), внутрь двора заходить нельзя, здесь будет реконструкция, внешний вид зданий сохранят, и сейчас «что-то решают». Меня это просто «убило»:

— Да кто такой этот россиянин, чтобы мне, коренному ташкентцу, запрещать фотографировать то, что всегда было нашим достоянием? Он что, выкупил и наше право на нашу же историю? Или мы уже в своем доме не хозяева? (Тем более, что полотна ворот были закрыты на замок, и я при всем желании не смог бы попасть внутрь!)

Подошедший «товарищ» попытался меня «успокоить» сообщив, что фотографировать «пока» нельзя, до завершения реконструкции, а потом, мол, можно будет. Более (нет нормальных слов) ответа я даже представить себе не мог. Бред, да и только! Видимо, для того, чтобы хоть как-то остановить взрыв эмоций и очень хлесткого монолога с моей стороны, мне было «любезно разрешено» сфотографировать кем-то «разукрашенную» скульптурную композицию, стоящую на подходе к старинному административному зданию УзБУМа. А внутрь – ни-ни, хозяИн сказал: — Низ-з-зя! О как!

Скульптура перед входом на комбинат.

Ну, а я, получивший почти все, что мог и хотел, развернулся, и направился обратно, к той самой, Куйлюкской дороге. Там, практически рядом с остановкой, что из города, за этот небольшой поход «вознаградил» себя хорошей порцией замечательно приготовленного ханума.

Зайдите, не пожалеете! Это не реклама – действительно – очень вкусно!

И нещё фото в галерее:

27 комментариев

  • Roman A.:

    Меня тоже всегда удивлял запрет на фотосъёмку. На вопрос почему — ничего вразумительного ответить не могут. Наверное это уже часть ментальности.

      [Цитировать]

  • Клавдий:

    Это просто дешёвые понты маленького «человечка»,получившего чин младшего заместителя старшего уборщика опавших листьев!
    Это уже ХОДЖАин!

      [Цитировать]

  • Евгений:

    Значит это фото из соцсетей (2016 или 2017 гг.) из района Вашей экспедиции.

      [Цитировать]

  • Ignoto Ignatenko:

    В дисциплинарной роте располагалась Церковь во имя Св. Николая Чудотворца, 30-го ноября 1901 года произошло освящение, престольный праздник 9 мая. Освящение состоялось с разрешения духовного начальства, в присутствии генерал-губернатора и командующего войсками округа генерал-лейтенанта Н. А. Иванова, его помощника генерал-лейтенанта Мацеевского, начальника инженеров округа генерал-лейтенанта Янковского и других высших начальников и горожан.
    До 1906 г. казармы и Церковь находились при 2-м Ходжентском резервном батальоне. Храм не большой, рассчитан приблизительно на 150 человек.

      [Цитировать]

  • Ignoto Ignatenko:

    Удивился, так как произошла путаница аж в САМОЙ Википедии. Дисциплинарная рота была не в Никольском (ныне Ташкент по Луначарскому шоссе), В Голодной Степи не далеко от Бекабада, а точнее современного г. Ширин было с. Николаевское (иногда упоминается как Ново-Николаевское, так же Никольское)

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.