Памяти Анны Герман: литературно-музыкальный вечер в лютеранской общине Ташкента и неизвестные страницы в биографии певицы История Разное

7 сентября в немецкой Евангелическо-лютеранской общине Ташкента состоялся литературно-музыкальный вечер, посвященный памяти Анны Герман.

Памяти Анны Герман: литературно-музыкальный вечер в лютеранской общине Ташкента и неизвестные страницы в биографии певицы

Вечер был организован лютеранской общиной и немкой-меннониткой Маргаритой Унру, которая стала ведущей этого памятного мероприятия.
Подготовка к вечеру заняло около 8 месяцев, и для его проведения она специально приехала из Германии. К месту говоря, Маргарита родилась в Узбекистане, но 25 лет назад уехала из Ташкента в Германию, однако, как она говорит, Узбекистан считает своей родиной и никогда его не забывает.

Здесь стоит сделать небольшую ремарку. Маргарита приехала не только для проведения вечера памяти Анны Герман, но и совершила благородный поступок, который незримыми нитями связан с трудной судьбой немцев – меннонитов, проживавших в Узбекистане и, к которым, как оказалось, принадлежала и сама Анна Герман.

Дело в том, что Маргарита Унру передала в дар музею немцев-меннонитов в Хивинском комплексе Ичан-кала семейную реликвию — сундук, изготовленный голландскими мастерами в XVIII веке. Сундук проделал большой путь из Голландии до Узбекистана и нашел свое место в музее.

Памяти Анны Герман: литературно-музыкальный вечер в лютеранской общине Ташкента и неизвестные страницы в биографии певицы

Но вернемся к вечеру. Небольшой зал немецкой кирхи не мог вместить всех поклонников таланта Анны Герман, заняты были все проходы, где пришлось устанавливать дополнительные стулья. Вечер начался с исполнения церковным хором общины песни Шуберта Ave Maria.

Вечер состоял из литературной и музыкальной частей. Первая его часть была построена на воспоминаниях Маргариты Унру и выдержках из дневника матери Анны Герман Ирмы Мартенс. В рассказах Маргариты зрители услышали то, что никогда не слышали и нигде не читали. Многие факты из биографии Анны Герман почитатели её таланта услышали впервые.

Из воспоминаний Маргариты Унру: «В моей жизни Анна Герман сыграла особую роль. Первое встреча с Анной – весной 1970 года. Я жила в Ташкенте и шла счастливая по улице Пушкина – меня немку приняли в аспирантуру! Это было началом нового пути. У консерватории в витрине газетного киоска я увидела журнал «Кругозор» с портретом девушки неземной красоты.

Журнал я купила не задумываясь. Присев в сквере на скамейку, я прочла:

«Анна Герман — польская певица, родилась в 1936 году в Узбекистане. Мать Анны из старинного голландского рода. Но голландские традиции многовековой давности столь сильны, что три женщины до сих пор разговаривают дома на несуществующем голландском наречии – окаменевшем языке XVI века…».

И я поняла, что не зря, как завороженная, остановилась у газетного киоска. Мои мама и бабушка, и тёти тоже говорят на старинном голландском диалекте, я тоже родилась в 1936 году и тоже в Узбекистане. Неужели мы с Анной одного рода – племени?

Как и все слушатели Советского Союза я была поклонницей Анны Герман, но с этого момента у меня возникло ощущение внутренней близости, душевного родства с Анной. Вся страна чествовала ее как польскую певицу, а я как будто узнала ее сокровенную тайну и бережно ее хранила. Я следила за ее карьерой, радовалась её триумфальному успеху в Советском Союзе и никогда не думала, что смогу встретиться с ней лично.

Но чудо случилось: это было летом 1975 года, мы жили в Ярославле. Анна Герман приехала в наш город на гастроли. К счастью, в это время у нас гостила мама, которая свободно говорила на голландском диалекте. На концерт Анны Герман мы пошли всей семьей. Я попросила маму научить мою дочь-школьницу Лену нескольким фразам на платтдойч (языке немцев-меннонитов). Моя мама, отсидевшая по 58-й политической статье 10 лет, отговаривала меня, боялась, что может быть большой скандал, что нас посадят. Но я была абсолютно уверена, что я права и не могла упустить возможности убедить её в своей правоте.

После каждой песни зал взрывался громом аплодисментов. После очередных аплодисментов моя дочь с букетом цветов вышла на сцену. Она быстро выговорила пару фраз, которым ее научила бабушка, Анна стояла с широко открытыми глазами, отодвинула микрофон и стала быстро отвечать на этом же диалекте. Но Лена покачала головой — так говорит только наша бабушка. И Анна попросила после концерта прийти за кулисы театра. За кулисами Анна говорила только с нашей мамой на таком родном ей голландском диалекте. Она как близким людям рассказала нам, что ждет ребенка, что недавно умерла ее любимая бабушка».

Еще в раннем детстве бабушка назвала Анну «Белым ангелом». И все, кто так или иначе сталкивался с Анной Герман: на сцене, на студии звукозаписи, или просто как продавец ювелирного магазина, — все, не сговариваясь, говорят о ее неповторимости, о ее скромности, душевности, искренности и называли ее ангелом.

Памяти Анны Герман: литературно-музыкальный вечер в лютеранской общине Ташкента и неизвестные страницы в биографии певицы

Воспоминания Маргариты Унру вошли в книгу, изданную Иваном Ильичевым «Неповторимая Анна Герман. Сто воспоминаний о великой певице».

В книгу также вошли воспоминания известных композиторов: Пахмутовой, Шаинского, Колкер, Фельцмана, поэтов: Риммы Казаковой, Николая Добронравова, писателей, журналистов, простых слушателей, работников сцены и даже работников таможенной службы.

Цитаты известных личностей из книги говорят сами за себя: «я услышала ангельский голос», «ее голос был божественным», «она действительно производла впечатленипе ангела», «только этот божественный ангельский голос нужен был для звучания в фильме «Судьба», «Анна Герман – посланница бога на земле», «в памяти остался ее чистый небесный взгляд», «она была действительно единственной и неповторимой», «ее невозможно было изобразить, воссоздать», «до сих пор помню ее улыбку – это была улыбка сердца».

Сколько прекрасных слов они нашли для Анны, и, не сговариваясь, все говорили о ней как о небожительнице.

Из воспоминаний Маргариты Унру: После этого наши мамы переписывались. Выяснилось, что и история наших предков одинакова. Наши предки меннониты. Меннониты — это голландские протестанты — дети мира, которые перековали свои мечи на плуги и свои копья на серпы, убивать? Ни за что! Возмутительно миролюбивы. Их кредо: «Работать и молиться».
И для того чтобы сохранить свою веру, свои принципы им приходилось менять местожительство и подданство, страны и континенты, но вера, национальная идентичность и язык при этом не менялась веками. И именно из этого рода – племени предки Анны Герман и мои. Так наши с Анной предки из воинствующей Голландии в 16-м веке оказались в Речи Посполитой, в 18 веке в царской России, в меннонитских колониях на юге, где предки Анны и мои жили в соседних деревнях, а в середине 19 века с разрешения Хивинского хана оказались в Хиве.

К словам Маргариты добавим, что их отцы учились в одном коммерческом училище в городе Халбштадт, ныне Молочанск (Польша). Оба они были очень музыкальны, руководили церковными хорами.

В Берлине и Варшаве Маргарита Унру встречается с мужем Анны Герман Збигневом Тухольским, но одна из самых важных встреч была с биографом Анны Герман Иваном Ильичевым.

В книгах, изданных Иваном Ильичевым, публикуется дневник матери Анны Герман Ирмы Мартенс, рассказывающий о жизни семьи в Узбекистане. О детских годах Анны нигде не писалось и не рассказывалось.

Из дневника Ирмы Мартенс: Я пишу о своей семье, об Aнне, нашей жизни. Пишу не для cлавы, таких историй рассказано уже не мало. Время было страшное, о нем сейчас могу сказать так: это был государственный террор против народов, населяющих Россию. 14 февраля 1936 года родилась наша доченька. Мы дали ей имя Анна – Виктория. Радость наша не знала границ! Анечка была здоровым и красивым ребенком. Я повязала ее головку платочком, и она выглядела как колхозница. Мы переехали в Ташкент. Мы решили осесть там. Мы спокойно себя чувствовали в снятой у доброжелательных улыбчивых узбеков квартире. Вокруг господствовал порядок: в доме, во дворе, во всей усадьбе.

Осев в Ташкенте, им показалось, что наступил мир и покой: Наступило достаточно спокойное время. Я начала работать учителем немецкого языка в средней школе имени Чкалова.

Но… Но вдруг в наш дом постучала беда: 25 сентября 1937 года мой муж и брат на волне общих репрессий были арестованы. Чёрные тучи нависли над нами! Я в отчаянье, как мы будем жить? Я не зарабатываю столько, чтобы мы прожили вчетвером. И, упаси Боже, было кому-то пожаловаться. Мы были абсолютно бесправны.

Женщины с этим не могли смириться, Ирма Мартенс с маленькой Анной ходила по темным коридорам, стучалась во все двери и общалась с чиновниками всех уровней, хоть что- то узнать о муже и брате, зачастую возвращаясь со слезами: Я пошла к прокурору, может быть здесь услышу хорошую весть об арестованных? Я спросила где мой муж Евгений Герман и брат Вильмар Мартенс. — Ваш муж сослан на десять лет без права переписки! -За что? За что? — Мне не ответили…-Я могу к нему поехать? -Нет….

Такая же участь постигла и отца Маргариты Унру. В годы перестройки Маргарита и родственники Анны Герман получили справки о реабилитации их отцов, в которых говорится, что они были расстреляны в 1938 году с разницей меньше месяца, и лежат их останки в одной яме.

Памяти Анны Герман: литературно-музыкальный вечер в лютеранской общине Ташкента и неизвестные страницы в биографии певицы

Из воспоминаний Маргариты Унру: Итак, наши мамы остались одни. Они продолжали работать в школе. Прошло 4 года неизвестности и надежды получить хоть какую — нибудь весточку. А тут новая всеобщая беда: ВОЙНА.

В январе 1942 года их семьи, как семьи «врагов народа», товарными вагонами вывезли из Ташкента в Бухарскую область. Семью Анны вывезли в Ромитанский район, а Маргариты в соседний Гиждуванский.

Из дневника Ирмы Мартенс: В Ромитане мы были на грани жизни и смерти. Аня заболела, я сидела и читала ей сказки. Она всё время говорила: «Читай, читай, только читай»… Так она забывала о чувстве голода. Она не просила ни пить, ни есть, а мое сердце обливалось кровью.

Чтобы как-то выжить, дети с мамой ходили по кишлаку, заходили во дворы к узбекам и предлагали простыни в обмен на что- либо съестное. У узбеков покойников заворачивают в белый саван. Поэтому белые простыни были очень ходовым товаром. Но сколько их у них могло быть? Но возможно те несколько простыней спасли детей от голодной смерти.

Через некоторое время Ирма Мартенс заносит в свой дневник: «Анечка выздоровела, и мама сказала: «Убегай в Киргизию». Мы бежали в Орловку, деревню в Киргизии, где жили потомки голландских переселенцев. Я получила работу в школе. Но везде были страшная беднота и голод».

Это было очень рискованно, если бы их где — нибудь в дороге задержали, то Ирма неминуемо получила бы за побег с места высылки минимум 10 лет лагерей. Но семье Анны чудом удалось выехать в Орловку, а семья Маргариты осталась в Гиждуване — навсегда.

Однако и в семью Маргариты приходит очередная беда и как она вспоминает: В наш дом приходят трое в штатском, устроили обыск забрали все, что было на немецком языке – письма, мамины рецепты, даже мои любимые «Сказки Андерсена», и увели маму. Она идет по пыльной дороге, оглядывается, я бегу следом, кричу: «Дяденька. Дяденька, а когда мама вернется?» – «Через 10 дней». Мама вернулась… через 10 лет. Какое счастье, что семья Анны смогла «убежать» в Орловку.

В Орловке в Киргизии было тоже нелегко, но семья Анны попала в свою среду.

Из дневника Ирмы Мартенс: В Орловке я познакомилась с поляком Германом Гернером. Он помог нам пережить самые тяжелые дни, делясь всем тем, что имел сам, 4 апреля 1942 года мы поженились. Муж вскоре уехал, чтобы вступить в Войско Польское. Герман пропал на войне.

По сути это был фиктивный брак, но это дало возможность семье Анны Герман в 1946 году с польскими реэмигрантами выехать в Польшу.

И только в этом году Иван Ильичев внёс ясность в эту детективную историю. Он установил, что Герман Гернер – был еврейским эмигрантом, бежавшим из Польши от холокоста. Родители его погибли. Он чудом спасся, и оказался в Киргизии.

И теперь оцените его поступок: молодой еврей чудом спасается от холокоста, и из сочувствия к этим измученным загнанным женщинам заключает брак с немкой. А в это время идет война, идёт чудовищное уничтожение евреев. Это достойно высочайшей оценки. Именно благодаря этому благородному человеку семье Анны Герман удалось эмигрировать в Польшу.

Музыкальная часть вечера, естественно была посвящена творчеству Анны Герман. Несмотря на свой почтенный возраст романсы Анны великолепно спела и сама Маргарита Унру.

Памяти Анны Герман: литературно-музыкальный вечер в лютеранской общине Ташкента и неизвестные страницы в биографии певицы

Неподдельный восторг, продолжительные аплодисменты, возгласы «браво» — так сопровождались выступления юных исполнителей, студентки музыкального колледжа из Термеза Камиллы Астанкуловой и учащейся лицея при Государственной консерватории Узбекистана Анны Архиповой.

У Камиллы колоратурное сопрано и в песни Анны Герман она внесла свои неповторимые нотки, которые не оставили равнодушным всех сидящих в зале и задели их душевные струны.

Эти рассказы только о первых годах жизни Анны. Прошли годы, но несмотря ни на что, Анна говорила, что Узбекистан – это ее вторая Родина. А мама Анны Ирма всегда с теплотой вспоминала об узбеках.

Анна покинула этот мир 37 лет назад 25 августа 1982 года.

Незадолго до своей смерти она написала своей московской подруге: Я уже несколько раз должна была плыть на тот берег. Хочу тебе сказать самое важное. Вчера я приняла крещение- — это вера моей бабушки, и я очень счастлива.

Перед самой смертью Анна пишет, что она счастлива, счастлива потому что нашла дорогу к богу. Последние песни Анны – молитвы. Когда ей было физически тяжело, она пела псалмы и ОТЧЕ НАШ из маленькой библии своей бабушки.
На могиле Анны написано: «Господь – пастырь мой».

М.ДЖАНГИРОВ, фото автора

Памяти Анны Герман: литературно-музыкальный вечер в лютеранской общине Ташкента и неизвестные страницы в биографии певицы

Памяти Анны Герман: литературно-музыкальный вечер в лютеранской общине Ташкента и неизвестные страницы в биографии певицы

Памяти Анны Герман: литературно-музыкальный вечер в лютеранской общине Ташкента и неизвестные страницы в биографии певицы

Памяти Анны Герман: литературно-музыкальный вечер в лютеранской общине Ташкента и неизвестные страницы в биографии певицы

Памяти Анны Герман: литературно-музыкальный вечер в лютеранской общине Ташкента и неизвестные страницы в биографии певицы

Отсюда.

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry

24 комментария

  • Tatjana:

    Город Молочанск раньше Halbstadt — это Украина, Донецкая область!

      [Цитировать]

  • Виктор Арведович Ивонин:

    Татьяна, не судите строго.

    Виктор Кригер, учёный историк, в своей монографии «РЕЙН — ВОЛГА — ИРТЫШ: ИЗ ИСТОРИИ НЕМЦЕВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ»приводит интересные цифры переписи населения 1989 года. Если в дореволюционной Российской империи самой образованной нацией были немцы, то в 1989 году из 100 немцев только три человека имели высшее образование. Для сравнения из 100 евреев высшее образование имели 57 человек.

    Ну а теперь, сами поймите, при таком-то уровне образования, откуда современный немец может знать географию. Да и незачем им было знать географию, поскольку после войны все немцы проживали на ВЕЧНЫХ спецпоселениях, за выход за границу которых, им грозило 25 лет каторжных работ. Поэтому, незачем им было знать географию. Какая им разница, где находится Молочанск — на Украине или в Польше. Кстати, у украинцев тоже пробелы в географии. Они же в Европу хотят попасть. А сами уже пятый год через Донецк рвутся в Европу. Случайно, видимо узнали, что Земля круглая и решили, что куда-бы ни пошли, хоть на Восток, хоть на Запад, всё равно в Европу попадут.

    То же самое с Анной Герман. Родила в Узбекистане одна немецкая семья гениальную дочь — Анну Викторию Герман. Выросла она и покорила своим великим талантом многие народы. Оставила о себе добрую память. И начали эти народы по простоте душевной на себя одеяло тянуть. Российское телевидение называет Анну Герман полькой, а здесь вот — голландкой. Интересно, почему её в Узбекистане узбечкой-то до сих пор не назвали. Почему? Да потому, что была она немкой, немкой и осталась, поскольку и отец её и мать были немцами.

    Что касается голландцев, то их в Узбекистане, согласно переписи населения в 1926 году насчитывалось ровно 6 человек. Для сведения, отмечаю, что международная методика проведения переписей национальности предусматривает то, что данные о возрасте, национальности и прочем, записывается только со слов опрашиваемых, без предоставления каких бы-то документов. Это означает, что только эти шесть человек в 1926 году считали себя голландцами. Так и хивинские немцы, считали себя немцами, а не голландцами. И говорили они не на голландском, а на молочанском диалекте немецкого языка.

    Так что спасибо Вам за прекрасный концерт и за память выдающейся певице Анне Герман. А вот всё остальное о хивинских немцах лучше изучать по официальным документам в архивах. Этих бумаг там столько, что обработать их могут только профессиональные учёные историки. Договоритесь с Институтом истории Академии наук Республики Узбекистан, профинансируйте и договоритесь о подготовке и выпуске в свет монографии, посвящённой хивинским немцам. Со своей стороны, я готов бесплатно обеспечить научное редактирование рукописи такой книги. Считаю, что это нормальный ход, который позволит документально устранить нынешние разночтения исторических фактов, касающихся хивинских немцев.

    И наконец, прошу Вас не ругать меня, поскольку ругань для меннонитов это очень большой грех. Ваша ругань для меня как с гуся вода. А Вам потом не меньше года придётся свой грех замаливать.

      [Цитировать]

  • Tatjana:

    Да, конечно, Запорожская!

      [Цитировать]

  • Dr. Margarita Zyganow_ Unruh:

    Молочанск(Halbstadt при меннонитах) конечно же в Запорожской области, Украина , до революции это была Екатеринославская губерния на юге Россия. На ввечере я так и говорила. Это описка автора статьи. Простим ему это.

    А теперь уважаемый господин Ивонин, обращаюсь к вам!
    Ругаться с вами не собираюсь, меннониты это вообще не умеют, но и никому не позволю грубо рубить мои корни и корни Анны Герман.
    Меннонниты, переселившиеся в конце воосемнадцатого, начале девятнодцатого века из Данцигскогго оруга Пруссии в Россию , были этническими голландцами. В середине шестнадцатого века, меннониты Нидерландов гонимые католиками получили приют в Речи Поспполитой, которая позже стала Пруссией. Я являюсь членом Польско немецкого товарищества, созданного меннонитами Польши, которых жестоко выдворили из Польши после войны, выдворили как всех немецкокоговряших. С ними я была в двух многодневных позновательных поездках по ГОЛЛАНДСКОМУ МЕННОНИТСКОМУ ТРАКТУ, это поселения которые основали голландские переселенцы в шестнадцатом восемнаадцптом веках на оосушенных ими землях. Этот маршрут имеет большой успех у туристов меннонитов из Канады, Америки, Парагвая, Мексики. И сейчас поляки опомнились, в Польше восстанавливаюся меннонитские голландские кладбища (все немецкие сглажены с землей), на этих кладбищах я нашла фамилии всех моих меннонитсских родственников: Янцен, Фризен, Дик, Пеннер, Классен…. . В г. Новый двор есть музей Меннонитов, где указана карта откуда и куда переселились фризы и фламандцы меннониты из Нидерландов в Речь Посполитую. И там же написано что Plattdeutsch этот нижнегерманский диалект в шесттнадцатом ввеке был официальным языком всего Поморья от Амстердама до Хельсинки, и первые унии ганзейских городов были написаны именно на этом диалекте. С этим языком фризы покинули Нидерланды, потом привезли его в Россию. И там этот язык «окаменел», и таким его «перевезлли» в Канаду, Парагвай, Мексику. В этом и состоит уникальность менноонитов из Данцига, что они в течении пяти веков всегда жили в инакоязычных странах, но сохранили ссвой никому не нужный язык. Сохраняли, когда это было запрещено, а теперь при полной свободе и деемоократи он исчезает. Мои родственники в Канаде следующее поколение уже и по немецки не говорят. Мои тети и маама при всех запретах говорили и на ПЛАТТДЕЙЧ и на литературном немецком языке. А я уже только понимаю, имеется в виду ПЛАТТ, .В мае 2018 года в Польше на многих гектарах был открыт этнический музей «Голландский парк», где собраны типичные голландские меннонитские дома, хозяйстввенные постройки, утварь и мебель. Самый красивый и большой дом привезен из Мариенвердер. На открытии этого музея я была почетным гостем и выступала там после ппосла из Голландии. Что бы он там делал если бы эти меннониты были немцами. Или может быть он Кригера не читал?
    А вТашкент я прилетела специально для того чтобы передать в меннонитский музей на территории всемирно известного Хивинского музейного комплекса Ичан Кала наш голладский сундук возможно трехсотлетней давности. И они приняли его с большой благодарностью. Ну и заодно провела в Ташкенте вечер памяти великой Анны. И в тексте моего сценария все фразы выерены и подтверждены доккументалььно.

    И еще, у нас сохранился дневник нашего дедушки, который написан в конце девятнввдцаиого, наачале двадцатого века, Это был очень грамотный человек, он был в течении 24 лет старейшиной der Älteste Молочанского округа, и еще как бы зав. ОБЛОНО. Меннониты , вы знаете наверное, были очень оразоаваными людьми. Так вот в Германии я встретила профессора Унру, чей отец беньямин Унру по направлению нашего деда учился в Шыейцарии, потом вернулся и преподавл в Kommerzschule, Комерческое училище, которое закончили отец Анны и мой отец… И еще в дневнике нашего дедушки тоже аписано о наших эттническихх голландсских корнях и из какого точно поселения наши предки в 1804 году преселились на речку Молочную и создали там свой рай на земле. Я была была в этом селе МОНТАУ в Польше, и на Молочной мой оотец и все родственники родились и выросли в селе Montau von der Molosch.
    Так что, господин Ивонин, изучайте свои корни, а данцигских меннонитов оставьте в покое. Они фрризы и фламандцы из Нидерландов. В Польше это сейчас очень модная тема и там написано много диссертаций на эту тему.

    Я не знаю где вы живете. Я живу уже 26 лет в Германиии, приехала с хорошим немецким языком, 25 лет в партии ХДС, очень хорошо интергрировалась, Но для всех немцев я «русская», хоть кол на голове теши. Приехала из СССР значит русская, если бы приехала из Китая была бы киттаянкой . По этой логике если цыпленок вылупися в свинарнике,, то он поросенок. Так и с меннонитами, приехали из Пруссии значит немцы.
    По паспорту все мы были конечно немцами. Меннонитам было все равно как их назовут, хоть горшком, лишь бы в печь не ставили, то бишь лишь бы в свободу их вероисповедания сохранили.
    Надеюсь я вас не обидела, но убедила.

      [Цитировать]

  • Dr. Margarita Zyganow_ Unruh:

    …… а вот данные о предках Анны, согласно данных ее родного дяди.

    Правда о происхождении Анны Герман согласно данных
    книги Артура Германа «Неизвестная Анна»

    Несмотря на то, что Анны Герман уже давно с нами нет споры о ее происхождеениии продолжаются. И появилась в журнале «Сенатор» «Исправленная биография Анны Герман», при этом ссылаются на «проверенный жизненный путь и малоизвестные автобиографические данные, благодаря которым удалось по-новому взглянуть на Анну Герман и рассмотреть её генеалогическое древо — рода семьи Германов» — журнал Сенатор. При этом они ссылаются на книгу Артура Гкрмана «Немзвестная Анна Герман», родного брата отца Анны. Казалось бы кто знает лучше о происхождениии Анны, чем родной брат отца.

    В «новой» биографии Анны вначале целая страница посвящена отцу Анны Евгению Герману и всем его родственникам. Подробно описаны репрессии, которым подверглись ее отец и его многочисленные родственники. А о многострадальной и мужественной матери Aнны — Ирме Мартенс, которая всю жизнь была рядом с ней, сказано лишь коротко: она была немка, но обманом «обеспечила Анне голландское происхождение», что всю жизнь они жили в этой вынужденной лжи, и мать была чуть ли не аферисткой. Анна и ложь, Анна и хитрость, Анна и неискренность. Эти слова просто несовместимы. Но они совместились в книге родного брата отца Анны — Артура Германа «Неизвестная Анна Герман». А журнал «Сенатор» , не вникая в текст книги, взял на вооружение выводы, сделанные автором книги и мы получили «исправленную» биографию Анны Герман. Итак, Артур Герман своей книгой решил «рассеять туман» вокруг происхождения Анны и доказать, что Aнна Герман – была «немка, немка, немка».
    И тут я искренне хотела бы искренне поблагодарить автора. Артур Герман очень детально описал корни семьи Германов, и это помогло мне доказательно подтвердить голландское происхождение Анны.
    Читайте и судите сами, дальше я буду приводить лишь цитаты из разоблачительной книги Артура Германа «Неизвестная Анна Герман».

    «Но сначала читатель должен узнать правду о предках Aнны Герман с отцовской стороны, которая долгие годы замалчивалась, либо фальсифицировалась. Писали о бабушке, об отчиме по имени Герман, но об отце ни словечка, как будто его и не было» стр. 8

    И вот генеалогическое древо семьи Германов.

    «Наш дед (прадед Анны) Эдуард Герман …был первым в нашей родословной, который родился в России. Его отец (прапрадед Анны) Георг Герман — вюртембергский шваб, был вывезен в Россию четырехлетним ребенком.
    Эдуард Герман и Элеонора Янцен по рождению меннонитка поженились (это были прадед и прабабушка Анны по отцу, замечание автора).

    Муж и жена должны ходить в один молельный дом. Она Элеонора Янцен, приняла вероисповедание мужа и стала лютеранкой. Отец бабушки Абрахам Янцен, бабушка по материнской линии (прабабушка Анны), Юлия Герцен, тоже была меннонитами.» (стр.12).

    «Семья нашей матери Анны Баллах (бабушки Анны по отцу) происходила из Западной Пруссии из местности Данциг –Мариенвердер. В Россию Баллахи переселились в восьмидесятые годы восемнадцатого века, то есть с первым потоком меннонитов из этих мест в Южную Украину. Баллахи участвовали в основании колонии Йозефельд недалеко от Запорожья в 1887 году.» (стр.14)

    «Так выглядят факты, касающиеся предков Анны с отцовской стороны.» стр.12.

    Спасибо автору книги за эти убедительные данные.
    Согласно этим данным в родословной Анны со стороны отца только прапрадед Анны — Эдуард Герман был швабом – немцем из Германии, он женился на меннонитке- Элеоноре Янцен, их сын – отец Артура и Фридриха Германа тоже женился на меннонитке Анне Баллах. Итак со стороны отца только один прапрадед чистый немец – шваб из Германии, остальные – меннониты, выходцы мз Данцига. Это данные Aртура Германа. То, что со строны матери Анны все меннониты из Данцига автор не отрицает. Итак, корни Анны Герман: прапрабабушек и прапрадедушек бывает восемь. И вот из всех бабушек и дедушек и всех прародителей Анны, согласно данным Артура Германа, только один прапрадед немец – шваб из Баден- Вюртеникга, остальные меннониты из окрестностей Данига. Так что если Анна с одним прапрадедом швабом немка, тогда Александр Сепгеевич Пушкин с прапрадедом арапом Петра великого эфиоп.
    Я часто употребляю слово «меннониты», и уверена, что большинству читателей это слово ничего не говорит.
    Поэтому, обращаясь к истории, скажу немного о меннонитах.
    Меннониты – это протестанты из Голландии, последователи учения Менно Сименса.
    Менно Сименс — это голландский Мартин Лютер. Самое главное в их религии — миротворчество. «Не брать в руки оружия» — это их кредо. И из-за этого они были гонимы всеми воинствующими правителями. Голландские Меннониты первые в мире истинные пацифисты.
    А вот что пишет о меенонитах Артур Герман:
    «Здесь не место рассматривать 500-летнюю историю меннонитов, полную лишений и страданий. Достаочно напомнить , что многие из них действительно голландского происхождения , ибо Менно Сименс (1496-1561) основатель вероучения его имени, был голландцем….. С тех пор меннонитам приходилось много раз менять как местожительство , так и подданство. Согласно их вероучению они не берут в руки оружия и не дают клятву.
    Но королям и князьям нужны были солдаты, и они всячески притесняли меннонитов.»
    Тут автор абсолютно прав: меннонитам, для того чтобы сохранить свою веру, приходилось менять и местожительство , и подданство, но вера и национальная идентичность при этом не менялась. В середине 16- го столетия им пришлось покинуть Голландию (это втор тоже не отрицает), и они поселились на немецкоязычной территории Западной Польши. Меннониты поселились в районе Данцига (ныне Гданьск), в болотистом устье реки Вислы. В течении более 200 лет они осушали эти земли по собственным техноголиям: строили дамбы, мосты, обводные каналы, откачивали воду ветряными мельницами. Край этот получил типично голладский облик, типичные для меннонитов дома, и бесчисленоое количестов ветряных мельниц, которые не только мололи зерно, но и откачивали воду. Появились и десятки новых поселений, деревни эти назывались „hollandische Dörfer» — голландские деревни. В одной из таких деревень Мариен- Вердер, согласно данных Артура Германа, жили и предки его матери Анны Баллах, бабушка Анны по отцу. Из этих мест и все прародители Анны по материнской линии. Это автор тоже не отрицает.

    «После раздела Польши в 1772 году меннониты, жившие в устье реки Вислы, попали под прусскую корону. Лет двести до того они туда поселились из районов Нижней Германии и Голландии и язык у них был тот же нижнегермнский диалект» «Меннониты – это главным образом бывшие выходцы из Голландии, приграничных областей и Фризских островов, о чем свидетельствует распространенная среди меннонитов фамилия Фризен. Они несколько веков жили в области устья реки Висла и давно были онемечены» (Стр.52).

    Воинствующий прусский король Фридрих 2-ой лишает меннонитов превилегий – не служить в армии, и облагает их непомерным налогом. И снова меннонипты, не желающие брать в руки оружия, ищут куда же им податься.
    «Когда российская царица в конце 18 века пригласила их из Германии (а не из Голландии) в Россию, они давно были онемечены, так как последние столетия они жили в немецкоязычном пространстве в области устья Вислы и в Гермнии.
    Дома они говорили на своем нижнегерманском диалекте, который правда содержит элементы голландского языка. Но в молельном доме, то есть во время богослужения и в школе они говорили на Хохдойч, т.е. на литературном немецком языке.» (стр.55)
    Итак, автор многократно утверждает, что меннониты, «главным обоазом выходцы из Голландии», жившие последние двести лет в немецкоязычном пространстве, были давно онемечены и, стало быть стали немцами. Но дома их язык остался пляттдейч, «на котором они говорят и сегодня.» (Стр.52) Если так рассуждать и дальше, то за два века проживания в России, они должны были обрусеть. Но в этом и великое достояние меннонитов – голланцев , что они за 200 лет жизни в Прусии приняли культуру немецкую- «онемечились», затем за двести лет жизни в России приняли русскую культуру – «обрусели», но в тоже время полностью сохранили свою неповторимую идентичность. Они, меннониты из устья Вислы, говорили на своем отличном от всех других языков и диалектов – Ploditsch, как они сами называли свой язык, или платтдейч – ниржнегерманский диалект. Диалектов этих очень много. Но Ploditsch меннонитов из Голландии уникален, на нем говорят только «немцы», эмигрировавшие из окрестностей Данцига, бывшие голландские переселенцы.
    Но автор упирается:
    «Платдейч это не голландский язык, которым владела бабушка Анны, сама Анна и ее мать Ирма. России были десятки, если не сотни таких сел, где говорили на таком наречии, если угодно языке».

    Все верно, это все были меннонитские села и они все говорили на своем языке, который они сохранили в течении всех своих переселений, и они в немецком пространстве «онемечились», в русском пространстве «обрусели», в узбекском пространстве «обузбечились», но в течении 500 лет сохранили свой окаменевший реликтовый голладский диалект, на котором сейчас не говорят уже ни в Голландии, ни в Германии. И в этом особенность, в этом уникальность этой этнической группы голландцев–немцев из Данцига.
    И семья Анны Герман была тому самым ярким примером. Сколько мужества, мудрости должны были иметь эти три женщины, сколько в них было духовных сил, достоинства, любви и уважения к своим корням, чтобы в полной изоляции в Узбекистане, а затем и в Польше на протяжении всей жизни хранить в своей маленькой семейной ячейке традиции и обычаи своих предков и сохранить этот практически вымирающий язык. Когда Анна приезжала с гастролей, то уже с порога начинала говорить на Ploditsch.

    В этом она черпала силы и в кругу своей маленькой семьи чувствовала себя сразу защищенной и счастливой. В этом была ее идентичность, ее отличительная черта. Может быть, отсюда в голосе Анны эта пронзительная нота, теплота, безграничная любовь и благородство.
    Анну воспитала ее бабушка, очень верующий человек. Это все сделало Анну такой, какой мы ее знаем: необъяснимая, чарующая небожительница. Мама Анны Герман до самой смерти говорила о своих голландских корнях, и сокрушалась, что со смертью Анны ей не с кем больше было говорить на Ploditsch.
    И именно этих корней хотел ее лишить родной дядя Артур Герман.
    И вот дав нам такой неоспоримые двнные об немеченных голланцах , автор делает необьяснимый, с точки зрения логики, вывод:
    « итак, чтобы все поставить на свои места: родители Анны, как отец, так и мать, были немцами, которые могли говорить на диалекте Platdeutsch» (стр. 57).

    Вообще не понятно как Артур Герман может делать такой вывод. Он ведь сам нам все разложил по полочкам : меннониты были онемеченными голландцами. Онемеченными в смысле, что они все превосходно говорили на литературном немецком языке – это да. Но по вере, по духу, по языку, по обычаям они остались голландскими меннонитами из Данцига, и это он тоже не отрицает.
    Ирма Мартенс, обращаясь к Артуру Герману взывает:
    «если ты пишешь свои мемуары, не соверши непоправимую ошибку, которая очень бы повредила бы мне и Анне. Время у нас очень критическое, и все я тебе не могу написать.»

    Но дядя «неподкупен», мир должен узнать «всю правду об Анне и ее семье». И он бьет, бьет наотмашь, и издает свою пасквильную книгу.
    Ирме в это время 94 года. После всех испытаний, которые ей пришлось пережить, предательство родного брата любимого мужа наверное самое страшное и печальное.
    Я уверена, что доказательно опровергла все обвинения Артура Германа, и доказательно защитила честь и достоинство Ирмы Мартенс,
    Надеюсь я убедила вас, дорогой читатель, , что в маленькой семейной ячейкемаленькая ячейке Анны : бабушка, мама, дочь – в неимоверно трудных условиях сохранили свою идентичность, в течение всей жизни сохранили язык, на котором говорили только они, эти три мужественные красивые женщины. Их мужеству, их стойкости их верности своим корням можно только поражаться. И это родной брат отца Анны Герман — Артур Герман хотел лишить Анну ее стержня, того с чем она выросла, ее голландских корней. Он вторгся в святая святых – в семью Анны. Бог ему судья.
    «Мне 83 года, до сих пор, почти 30 лет я молчал, я медлил, однако мое время истекает, и после меня никто это не сделает» — пишет артур Герман в оправдвание своего предательства.

    Мне тоже уже 83 года, мое время тоже истекает, и я тоже не могу молчать, и после меня это уже никто не сделает. И я очень надеюсь, что сделала я это, доказательно и объективно.
    Светлая память бабушке – оме Анны Герман — Анне Фризен, мужественной маме Анны — Ирме Мартенс, отцу Анны Герман – мученику Евгению Герман, подарившим миру несравненную, «онемеченную», «обрусевшую», «обузбеченную», «окиргизенную», «оказашенную», «ополяченную» этническую ГОЛЛАНДКУ АННУ ГЕРМАН !!!

    Др. Маргарита Цыганова Унру

    !

      [Цитировать]

  • Dr. Margarita Zyganow_ Unruh:

    и еще, прошу прощения у тех кто будет читать мои комментарии, в них есть опечатки, мне 83 года, и у меня невропатия рук, пальцы часто попадают не на ту клавишу. Но тема для меня очень болезненная , хотела быстро ответить.

      [Цитировать]

    • Елена:

      Спасибо,Вам, большое Маргарита!!! Очень интересно и познавательно.а читала вас как увлекательную книгу,так все грамотно и красиво написано .продолжайте!!!!!!

        [Цитировать]

  • Виктор Арведович Ивонин:

    Добрый вечер госпожа Маргарита Цыганова Унру, в начале этого года вышла очередная книга замечательного немецкого писателя Александра Фитца, проживающего в Мюнхене. Его книги переводятся на многие языки, в том числе на русский язык. Новая его книга называется «Кружка Грааля». Речь в ней идет о Кружке Грааля из которой пил сам Иисус Христос.

    В этой книге Вы можете прочитать и о национальности Анны Герман. Я специально посылаю Вам фото обложки и кусочек текста этой книги, где написано об Анне Герман. Эти фото пониже.

    Теперь о меннонитах. Меннониты это не национальность. Это религия. Мы прекрасно знаем, что меннонитов постоянно гоняют. Их выгнали из Голландии, выгнали из Германии, выгнали из Польши и т.д. Долго они на одном месте не засиживались. Причина была в том, что меннониты рано или поздно приходили в противоречие с государством. Они имели свои школы, имели свои суды, отказывались служить в армии и т.д. Об этом я Вам писать не буду. Сами всё знаете.

    Так что, хотите Вы или не хотите, но я ещё раз повторяю — меннониты это не национальность. Это религия. Человек любой национальности имеет право исповедовать любую религию.

    Так и у нас. Была когда-то меннонитская община немцев в Хиве. Сейчас её нет. А меннониты есть. Только это уже не немцы а местные евреи, которых называют бухарскими евреями. Три недели назад, 26 августа 2019 года на этом сайте был опубликован рассказ интересного писателя Ризо Ахмада. Это документальный рассказ о том, как некто Моше Борухов, не пошел в армию, из-за того, что меннонитам запрещается служить в каких-либо силовых структурах, включая армию.

    Дабы не свершить грех, Моше Борухов по совету руководителя меннонитской общины, стал чистить отхожие места в своём городке, где до сих пор нет канализации. Всё это он сливал в большую бочку и залезал в неё так, чтобы быть в говне, по самую шею. Это делалось для того, чтобы весь он пропах говном и его поэтому в армию не взяли.

    Так что читайте рассказ Ризо Ахмада. Он называется «Сватовство». Вы его запросто найдёте на этом же сайте если вставите название рассказа в рамку наверху под названием «Поиск по сайту». Читайте. Это очень интересно. В процессе чтения Вы с головой окунётесь в проблемы главного героя рассказа и сполна хлебнёте, то что пережил меннонит-еврей Моше Борухов.

      [Цитировать]

  • Виктор Арведович Ивонин:

    А это кусочек текста из книги Александра Фитца о национальности Анны Герман.

      [Цитировать]

    • Ольгана:

      Фитц — не историк, и не изучал детально родословную Анны Герман — не ему судить. Ваш уважаемый Фитц даже не в курсе, что отчима Анны звали не Герман Бернер, а Герман Гернер. Он основывается на фактах столетней давности, даже подозреваю, откуда у него подобная информация…
      А Вам, уважаемый, не надоело еще доказывать то, во что Вы свято уверовали, не желая принимать более серезные аргументы? Время идет — открываются новые факты, переворачивающие многие представления; тема меннонитства (с чего Вы взяли, что Марагрита Унру меннонитство считает национальнстью??? Это еще раз доказывает невнимательное почтение текста Вашей персноной) в последние годы очень тщательно изучается, и не такими «профессорами», как Вы. Так что оставьте свои умные суждения при себе и не превращайтесь в обычного «тролля».

        [Цитировать]

    • Елена:

      Фитц не писатель и не журналист,а обычный писака заводской малотиражки.совершенно безграмотный и рассказывающий в своей книге как человек ,который где то что то слышал ,да не до конца .а потому книги его- ну никак не могут вызвать интерес у читателя,образованного и находящегося в теме.ПУСТОТА!!!!!!!

        [Цитировать]

      • Усман:

        Непонятно, зачем Вы А.Фитца диффамируете? Какая малотиражка? А.Фитц был главным редактором республиканской газеты «Комсомолец Узбекистана» в ее лучшие времена. Очень грамотный и известный в республике журналист. А вот по поводу Ваших талантов имеются большие сомнения, если Вы в школе не усвоили урок дефисного написания частиц.

          [Цитировать]

  • Светлана:

    Ну неужели это сейчас так важно и принципиально, — какой национальности была Анна Герман: голландка или немка? Зачем??

      [Цитировать]

    • Ольгана:

      Светлана, это действительно важно. Потому что это принципиальный вопрос и для семьи певицы. Если кто-то по каким-то своим домыслам будет называть Вас китаянкой (к примеру, по маленькой толике китайской крови в 25%), то, наверняка, Вы возмутитесь… А то, что некоторые люди беспардонно называют Анну немкой — это уже практически оскорбление ее памяти. По крайней мере для меня… Неужели эти умные люди думают, что мать Анны, ее муж и сын глубоко ошибаются, озвучивая везде (и основываясь на истории рода, на документальных записях), что Анна — голландка? И если в бывшем Союзе человека, имеющего всего 25% русской крови, спокойно записывали русским, то неудивительно, что родители Анны, родившиеся в начала XX века, были записаны немцами, по причинам, которые выше очень хорошо озвучила Марагрита Унру.

        [Цитировать]

      • Нет. В Советском Союзе национальность записывали строго по документам родителей. С потолка нельзя было придумать национальность ребёнку. Если папа татарин, а мама якутка , например, родителей спрашивали, какую национальность указать в метрике. Записывали в зависимости от желания родителей в соответствии с записью в паспорте.

          [Цитировать]

  • Цитата: «А в Ташкент я прилетела специально для того чтобы передать в меннонитский музей на территории всемирно известного Хивинского музейного комплекса Ичан Кала наш голладский сундук, возможно, трехсотлетней давности. И они приняли его с большой благодарностью. Ну и заодно провела в Ташкенте вечер памяти великой Анны…» Очень рада, что сундук наконец нашёл своё место в музейном мире. Он будет украшением меннонитской экспозиции в ХИВЕ! Я уже в третий раз читаю про сундук и очень беспокоилась, что он в Германии просто окажется на свалке. Совсем недавний пример —
    «Кровать короля Генриха VII нашли выброшенной на парковке в Англии» https://versiya.info/v-mire/104554

      [Цитировать]

  • Какой национальности замечательная певица, кумир целого поколения? АНГЕЛЬСКОЙ! Да, я думаю, что очень талантливые люди, творчество которых дарит свет душам зрителей — посланы в МИР для всех, кто их услышит, Высшими Силами. Безусловно, творчество Анны Герман стало неотъемлемой частью советской культуры (периода 60-70гг.). Именно в качестве такового войдёт в историю. Я могла бы написать — частью русской культуры, но ведь мы были многонациональной страной и певицу любят и помнят в разных её уголках. Во всяком случае, пока живо наше поколение.
    Буква родословной — это такой узкий семейный вопрос, который может быть решён на семейном уровне. Он никакого отношения не имеет к образу Божественной Анны.

      [Цитировать]

  • Виктор Арведович Ивонин:

    Спасибо Вам Лидия Козлова. Вы правы. Во всём правы. В том числе, о записи национальности. Так работали ЗАКСы и паспортные столы. А вот Перепись населения осуществлялась по иному, по методике ООН. Именно ООН требовала единство методического подхода к переписи населения во всех странах мира. Это для сопоставимости показателей переписи в разных странах. Переписи населения производятся раз в 10 лет. Вся перепись производилась методом опроса. По домам ходит переписчик. У него есть специальная анкета. В ней записаны вопросы, которые переписчик задаёт респондентам (опрашиваемым людям). Ответы записываются в анкетах, без предъявления каких-либо документов. Всё только со слов. Переписчики не имеют права требовать какие-либо подтверждения слов опрашиваемого.

    Могут ли люди врать переписчику? Могут. И врут. Не все. Большей частью люди правдивы. Но есть огромный пласт людей, которые, глядя нежными телячьими глазами в глаза переписчику, врут «как сивый мерин». Переписчиков заранее учат не обращать на это внимание. Можно переспросить, но настаивать на ином ответе недопустимо.

    Спрашивается, а как же достоверность результатов переписи населения? Всё давно придумали математики. Достоверность переписи населения обеспечивается Законом больших чисел. Его действие основано на том, что одна часть людей брешет в одну сторону, а вторая, точно такая же, часть брешет в другую сторону. Но если мы соединим все эти брехливые и точные показатели, то, как ни странно, результат будет идеально правильным. Такие вот удивительные фокусы давно открыла наука.

    Но, даже в этом, мы видим некоторые другие интересные закономерности. К примеру, данные переписи населения говорят о том, что число женщин 28-29 лет намного больше, чем число женщин 30-31 года. И наоборот, число мужчин 30-31 года намного больше чем 28-29-летних. Точно также распределяется возраст женщин и мужчин в зоне 40-ка, 50-ти, 60-ти и других круглых дат. И это тоже вписывается в закономерность. Но теперь действует не математика, а психология. Женщины стараются быть моложе, а мужчины старше. Эти, и другие закономерности статистики учитываются при обработке статистических материалов переписи.

    Поэтому и не нужны в ходе переписи населения какие-либо документы, говорящие о поле, возрасте, национальности и т.п. Статистике не нужны отдельные личности. Она анализирует данные о миллионах людей. Из этих миллионов она выводит среднестатистического человека.

    Так и здесь. Была перепись 1926 года. Вот там, нашлись голландцы, проживавшие в Узбекистане. Это те, которые во время переписи сами назвали себя голландцами. Их набралось аж 6 человек. Может быть там были и другие голландцы по паспорту, но они сами себя голландцами не считали. И с хивинскими меннонитами то же самое. Они все, поголовно, назвали себя немцами. Всего их насчитывалось 108 человек. Половина — дети. Ещё часть — старики. Женщины тогда занимались домашним хозяйством, огородом и живностью. А мужчины работали на стороне.

      [Цитировать]

  • Елена:

    Виктор Арведович!!!! Уважаемый!!!! ЗАГС ,а не ЗАКС.

      [Цитировать]

  • Евгений:

    Вполне возможно поверить и в голландское происхождение Анны Герман,в Южном Казахстане в местах компактного проживания населения немецкого происхождения,то бишь в колхозе,довелось мне разговаривать с местными жителями (мы были на хлопке).Сначала все говорили мол все немцы,а так в разговорах личных то один,то другая-мы голландцы.Ну ладно,это как и в жизни все русские,а как конкретно,то неет я украинец,мордва,мариец.Ждём теперь известно чего от голландской стороны,интересно получается,как человек добивается успехов- вперёд выдвигается не творческая сторона его успеха,а пятая графа.Песни советской,голландской,немецкой певицы Анны Герман остаются в душах людей многих народов!

      [Цитировать]

  • https://biography.wikireading.ru/203613 Прочла мемуары самой Анны Герман. «Анна Герман. Жизнь, рассказанная ею самой» (написана в заключительные годы жизни). Автор сама написала о своей национальной принадлежности. Я думаю, мы должны с уважением отнестись к её словам и её отношению к национальному вопросу. Глава «Детство, которого не было». Анна пишет: «Мама с бабушкой «вспомнили», что бабушка в девичестве была Фризен, а это голландская фамилия. Фризены переселились в Россию из Голландии, а та оккупирована Германией, города, такие, как Роттердам, разбомблены, голландцы страдают не меньше других. Видимо, тогда мама и записала себя в голландки. Позже, уже в Польше, она даже восстановила документы (думаю, просто создала их, потому что архивы Голландии пострадали не меньше польских или немецких), получив подтверждение, что лично она голландка. Это страшно возмущало маминых родственников, которые не собирались отказываться от своей национальности. Но мама спасала не только и не столько себя, сколько меня».
    И ещё: «Мы не были в числе тех немцев, которые поплатились за бесчинства нацистов в Польше, маме удалось скрыть все, меня считали полькой по отцу и голландкой по матери.
    И я совсем не против считаться полькой и русской, потому что Польша вырастила меня, здесь я научилась главному делу своей жизни — пению, здесь встретила свою любовь, здесь родился мой сыночек Збышек, здесь смогла побороть последствия катастрофы, снова выйти на сцену. И как бы я ни любила СССР, советских людей, таких сердечных, душевных, добрых, как бы ночами ни видела во сне наше жилье в Джамбуле, я все равно душой уже полька.
    У человека Родина не только там, где он родился (а я родилась в Ургенче, это Узбекская ССР), но и там, где пустил корни. Я пустила свои корни в Польше и вовсе не хочу, чтобы мой сыночек Збышек-маленький искал себе новую Родину взамен той, где появился на свет и сделал свои первые шаги.
    Мама имела право лишить меня Родины в СССР, она попросту спасала и меня, и бабушку, и себя, спасала, как могла, даже если в чем-то ошибалась.
    Но она подарила мне Вроцлав, прекрасную Польшу. А то, что здесь никто не подозревает, что мы немцы, не столь страшно, значит, мне не судьба быть немецкой певицей, и я об этом вовсе не жалею. Нет, я не отказываюсь от своей национальности, просто не вижу необходимости ее подчеркивать».

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.