Стихи Ольги Зотовой Tашкентцы Искусство История

Архив 10«а» класса 44 школы имени К. Д. Ушинского. Выпуск 1953 года. Прислала Александра Николаевна Давшан.

ОЛЬГА ЗОТОВА (1935 — 2013)

Оля — отличница. Похвальные грамоты, постоянные пятерки, какая-то внутренняя гармония, сильное художественное начало, выразительно умелые руки. Взгляд – вперед, в будущее. В Музее искусств Узбекистана несколько лет был ее портрет в пионерском галстуке и книгой. Музей готовился к выставке, художник пришел в нашу школу и выбрал Олю.

И ее поступки: выпускные экзамены в 10 классе. Один из последних – история. Ведущий преподаватель парторг школы Нина Владимировна Т. Историю мы знали. За столом комиссия. Нас запустили пять девочек. Оля подходит к столу, берет билет № : «Я этот билет не знаю». Она не читает вопросы, их не читает и Нина Владимировна. Мы знаем первый вопрос билета по его номеру – Смерть… и руководящая роль…Билеты составлялись в марте, а за окном вторая половина июня 1953 года, и уже прокатилась по стране частушка о том, кто «потерял доверие и кто надавал пинков».

Ольга Зотова, лучшая во всем нашем выпуске, получила первую в жизни четверку, потому что брала другой билет. И серебряную медаль. Она станет физиком, дипломную работу защитит по кафедре оптики.

Я – Ольга Зотова,  
(у нас отец был Зотов).
От тяжести проблем распухла голова.
Москва полна бандитов, патриотов
И террористы есть,
Но я пока жива.

ГУЛЯЯ С СОБАКОЙ

Когда-то было восемнадцать.
Потом (когда-то) пятьдесят.
В земном раю легко сломаться:
Такое встретишь – свят, свят, свят!
Стараться – или не стараться?
Не суетись: засуетят…

*******

А в лесу еще снег. И лыжня и собачьи следы.
Ветки голых берез – кружева по весеннему небу.
Днем от солнца не спрятаться. Ночью бывает мороз.
Без тебя голодает душа, будто нищий без хлеба.

Я себя не жалею: уже ни протеста, ни слёз.
Сколько лет протекло. Всё кругом так тревожно и зыбко.
И вокруг столько бед. Зарекаюсь страдать о былом.
И тебя вспоминать я хочу только светлой улыбкой.

СЕНТИМЕНТАЛЬНОЕ (17 лет)

Юность так коротка.
В сердце нежность остынет,
Ослабеет душа,
И любовь не придет?

Я напрасно ждала:
Всё обманет и сгинет,
Я устану от жизни,
От мелких забот.

Буду жить, как и все,
И умру, как другие:
Ни величья, ни счастья
Не взяв у людей.

Пусть хоть руки твои,
Бесконечно родные,
Белых роз принесут,
Чтобы было светлей.

ВРЕМЯ

Прежде Время шло, оставляло след.
А теперь? Как курьерский по рельсам, -- мчится.
Пассажиров – без счета! А скольких нет…
Все грустней торопиться.

ЦВЕТЫ

Знакомясь с Азалией,
Конечно, сказали ей
Комплимент, что она прекрасна.
В обиде, в претензии

Бледнела Гортензия,
Но внешне осталась бесстрастной.
Задумался Фикус:
Но прикус! Но прикус!

– Почти как у Львиного Зева!
- Ах, - Роза вздохнула,
- Нас всех обманула
Холодная старая дева.

БРОЙЛЕРЫ

Вдалеке от ненужных невест
И назойливых добрых наседок
Как нас много – не маминых деток,
Каждый быстро и весело ест!

«Наша общая жизнь неплоха:
Говорят, нас готовят в жаркое.
Скоро к нам позовут петуха.
Он расскажет, что это такое».

ФИЛОСОФСКОЕ

Кругами расступается вода
От камня, брошенного в темноту колодца.
Я тоже кану - в Лету.
Невидимая гладь не шелохнется.

КОГДА РОЖДАЕШЬСЯ

Когда рождаешься,
Случиться может всякое.
Кто человеком будет – кто собакою…
А если высидит тебя большая птица?
На свет появишься птенцом, в её гнезде.
Ведь не прикажешь: от кого родиться, когда и где!?

*****

Мне ночью приснился Бен-Ладен.
Смеется: «Вам надобен ладан?»
Да будь ты не ладен, Бен-Ладен!
Теперь мой покой украден:
И так не все в жизни ладно,
Еще не хватает Бен-Ладена!

*******

Что так ноет душа?
Восхищаться и верить устала?
Или чувствует близкий
Конец моего бытия?

Я безумно горюю
О тех, кого больше не стало:
Не спасла (не умела спасти?),
Не утешила я.

Никого не вернуть,
И пустоты зияют повсюду!
Память? – То же, что сны:
Не обнимешь, не тронешь рукой.

Это слишком наивно звучит:
«Никогда не забуду»!
Все земное проходит.
Незыблем лишь Вечный Покой.

ЖИЗНЬ

Когда я от тебя ушел к другой
И ты другого назвала любимым,
Никто не понял, кто из нас изгой.
Закрыто все туманом (или дымом).
Прочь, прошлое! Туда я ни ногой!
Но грустно мне: я столько лет с другой,
А ты, мой друг, с избранником, с любимым!

ФЕВРАЛЬ

Какие ветреные ночи!
Не жди покоя в феврале:
Зима Ягою на метле,
Беснуясь, в небо хочет бросить
Снега, прильнувшие к земле.
Всю ночь метёт, свистит,
А после плачет в белой мгле.

СОН

Меня сегодня странный сон смутил.
Бреду среди кастрюль. Держу цветок и вазу.
Стихи читаю (из последних сил).
Вдруг вижу: чайники!

Я к ним спустилась сразу.
А там тропинка.
Путь мой долгим был.
Я шла и шла, и вышла… к унитазу.

На нем какой-то странник водку пил!
Он от испуга мне такую фразу…!
Прижав к груди цветок, я уронила вазу.
И пробудилась:
Зимний день светил.

2006 год, декабрь

ТРИ КОТА
(в ритме вальса)

Три кота в трикотажных костюмах гуляли в подвале,
Распивали вино, распевали стихи до рассвета.
А три кошки в трико и в нарядах волшебного цвета
Все вокруг, все вокруг, все вокруг танцевали. 

Три кота в трикотажных костюмах любовью пылали
И для каждой из юных красавиц слагали куплеты.
А три кошки никак не давали ответа,
Потому что ответа, ответа, ответа не знали…

КОШКИ (на кухне)

Закройте дверцу,
Всыпайте перцу!
Откройте крышку,
Бросайте мышку!

МЫШКИ

Спит на крыше белый кот,
Солнцу выставив живот.
А в кошачьем животе
Бродят мыши… в темноте!

ДЕТСКОЕ

Вампир с золотыми зубами
Опасно понравился маме:
О том, ЧТО злодей попивает,
Она и не по-до-зре-ва-ет!

РЕСТОРАН

Зашел в ресторан Верблюд.
Он столько потребовал блюд,
ЧТО: повара в подвале
Готовить не успевали,
Официанты носились,
Тарелки о рюмки бились.
И даже хозяин строгий
Совсем позабыл про ноги
И к гостю в банкетный зал
Весь вечер на крыльях летал.

МАРКИЗА

Моя душа давно была маркизой.
Она любила тонкие духи,
Улыбки, маскарады, менуэты,
И в честь ее слагалися сонеты,

И заплетались звонкие стихи.
Она звалась Нинон иль Беатрисой.
У ней был белый с золотом салон,
И каждый гость смеющейся маркизы

Чтил точно заповедь её капризы,
И каждый гость в маркизу был влюблен.
И получить в подарок ночь маркизы
Мог автор остроумнейшей репризы,

Или поэт, который пульс держа,
Пройдет босым по лезвию ножа.
(Пройтись босым по лезвию ножа,
Чего-то самому себе держа,

Сдается мне – огромный знак вниманья 
Томимого недуга недержанья).

*******

Благословенны те, кому подвластны ноты.
И мы признательны поэтам за слова.
А я? Всю жизнь молчу, наказана немотой…
А есть в любой душе особенное что-то:

Всегда идет (пока душа жива),
Всегда – и день и ночь идет работа,
И крутятся тугие жернова.
Какое-то подобье эхолота

(Хочу вам объяснить как дважды два)
Ощупывает мир; улавливает что-то,
Потом с пристрастием сплетает в кружева,
Где затемнит, где брызнет позолотой…

Мы необъятное не успева…
И мне не отличить китов от кашалотов.

НАБРОСКИ. ЧЕРНОВИКИ

Директор театра: Кабакин Федор Федорович.
Режиссер: Встречная Инесса Ивановна.
Примадонны: Вера Неверная и Анна Нероманова.
Герой—любовник: Эразм Крылаткин – Полетов.
Популярный драматург: Перепутин Петр.
Вор: Вася Брелков.
Два друга: гардеробщик Паша Пешев, охранник Лёша Лешев.
Костюмерша Катя Клубкова.
Художник Кеша Кубикович.
Трагик: Альберт Кассандров.
Суфлер: Элеонора Монблан.
Поклонница: Нина Сидорова или Эн Эс, бухгалтер (любит красивое безумно). Её стихи посвящены актрисе Анетте.

За сценой разминка.

Солист и хор:
Руки—ноги, руки—ноги даровали всем нам Боги, чтоб кричали мы «Ура»!

Хор: Вот это песня!
Солист: У кого больные ноги еле ходят по дороге – всем помогут доктора!

Хор: (уверенно и тихо) Вот это песня!
Солист: У кого больные руки, пусть он их не прячет в брюки – все равно кричит «Ура»!

Хор: Вот это песня!
Вася Брелков (Задумчиво и чуть удивленно): Живет человек в тревоге,

Живет человек в муке: С одной стороны? Ноги. С другой стороны? Руки.
Эн Эс:

И Анетта и Эн Эс—
имена певучие,
Глубочайший интерес
Заключен в созвучии:

Чтоб изящество и тон,
И овал красивый,
И большой диапазон
Их был перспективой,

Чтобы властвовал Мажор
Прелестью в обильи,
Колоритно и свежо
Веяло идиллией!

Чуден промысел Господний –
В небе синем и высоком
По ночам в одном исподнем
Бродит месяц одинокий.

Так до самого рассвета:
Нерасчесанный и босый
Мрачно шарит по буфетам,
Пьет и курит папиросы.

«Как же в тягостном раздумье
Мне за водкою не шастать,
Если скоро, в полнолунье
Стану девушкой грудастой», -

Округляясь, говорил он,
Тихий стыд превозмогая.
Покатилось, покатилось!
Дорогая, дорогая…

Все залито лунным светом
От заката до рассвета.
Только там, в чердачной ниши,
Среди шорохов и теней

Кот-монах, склонившись, пишет
труд о дивных приключеньях.

КУРИЦА

Не подавши виду,
Не попомнив зла,
Не одну обиду
Курица…снесла.

НОВЫЙ ГОД

Один идиот
Встречал Новый год.
А два идиота
Ушли на работу.
Подвыпивший веник
Гулял среди денег.
Какие—то Птицы
«Тащились» от пиццы.
Дремал на полу
Одинокий вареник 

СКАЗКА ПРО БАБУШЕК И ДЕДУШЕК

Жили-были три бабушки. Одна всё время бежала-бежала-бежала. Другая всё время сидела-сидела-сидела. А третья всё время лежала-лежала-лежала.
И жили три дедушки. Один всё пил-пил-пил. Другой всё ел-ел-ел. А третий всё спал-спал-спал.

Они встретились.

Дедушка, который пил, стал жить с бабушкой, которая бежала-бежала-бежала. Она бежит с ведрами к реке или к колодцу, или в магазин за бутылками или к корове за молоком, а дед пьёт-пьёт-пьёт и хвалит бабушку.

А тот дедушка, который всё время ел, брал с собой за стол бабушку, которая сидела-сидела-сидела. Он ел, а она сидела рядом, и ему всегда было с ней хорошо: и дома, и в гостях, и в кафе-мороженое, и даже в ресторане.

А дедущка, который спал-спал-спал, полюбил бабушку, которая лежала-лежала-лежала. Вот он себе спит, а она лежит рядом. Проснется дедушка, расскажет бабушке свой сон и опять спит сколько захочет. И бабушке такой спокойный дедушка очень-очень нравился.

ПРО ЛЮБОВЬ

Дружили две курицы: белая и рыжая. Белой курице очень нравился большой рыжий петух по имени Иван, а рыжей – не такой большой, но тоже красивый белый петушок Петя. Представьте себе: оба петуха были просто зачарованы чужой черной курицей и колотили друг друга нещадно. Каждый день драка! А у неё была лысая голова, невзрачный хвост и трусливый характер: забежит во двор, поклюет из чужой кормушки и выскочит за ворота с хлопаньем крыльев и кудахтаньем. Разве не обидно?

ВЕЧНАЯ СКАЗКА

Благородный новый русский
целый год провел в кутузке.
(Он был честный, строгих правил.
Это друг его подставил). 

Срок отбыл, пришел домой –
у жены сидит другой.
На его кровати и в его халате!
Он от злости чуть не лопнул,

оземь топнул, дверь захлопнул,
и поплелся, бедолага,
растеряв свою отвагу.
Были деньги и машина, а теперь!..
Как ни мужчина!

Смотрит: женщина идет.
Брови чёрные вразлет, а лицо!
Как у принцессы!

«Ты откуда?»--«Я – из лесу!»-
-«А не страшно? Ведь зима!
С кем живешь?»--«Да всё сама!»-

-Тут он так в неё влюбился, что немедленно женился.
А в лесу в своей избушке
ждет сыночка мать-старушка.
Молода была когда-то…
А теперь ей трудновато.

Вот, как только поженились,
у нее и поселились.
Ей на старости покой:
дом сияет чистотой,

утром завтрак, днем обед –
никаких размолвок нет.
Сын – хозяин настоящий,
умный, трезвый, работящий,

а под стать ему жена:
и прекрасна, и умна.
Гуси плавают в пруду.
Зреют яблоки в саду.

Палисад пестрит цветами,
а вокруг луга с лесами.
Как минует лето жарко,
ждем желанного подарка:

если дочка, будет Аней,
если сын, то будет Ваней.
До свидания, пока!
Не валяйте дурака:

на ленивых да унылых
неохота тратить силы!

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Жил мужик. Довольно бедный,
некрасивый, глупый, вредный.
У него была жена и прекрасна, и умна.
(Все бывает в этом мире).

Вот живут в своей квартире.
Дочки выросли у них.
Смотрят в окна: «Где жених?»
Два улыбчивых лица, а характером в отца:

Днем гуляют, ночью спят, а работать не хотят.
Долго мучилась жена: все работала одна.
И ушла от них из дому.
Было то подобно грому.

Все кричали: «Что нам есть?
Как тут грязно! Негде сесть!
И куда девалась мать?
Кто нам будет подавать?»

Папа, сидя в уголке,
прячет слезы в кулаке.
Дочки воют от досады.
Ну и пусть, так им и надо.

Папа шлет письмо в газету:
«У меня супруги нету.
Без жены в дому беда…
Девки, бабы, все сюда!!!»

Дни идут, ответа нет.
Мало толку от газет!
«Любим мы тепло, уют.
Кто красивый, кто богатый,
засылай скорее сватов!»

Дни проходят – нет ответа:
не поможет им газета!
На лугу пасется скот.
Лает Бобик у ворот.

Время близится к обеду –
почтальон принес газету.
Вдруг читают: «Все сюда!
У меня в дому беда!»

А еще посланье дочек,
аж в глазах рябит от строчек!
А неверная жена тоже пишет:
«Я одна, забери к себе на шею!»

Им и горько, и смешно,
да уж дело решено!
И в редакцию газеты
посылают всем ответы:

«Вы привыкли думать так:
тот, кто любит, тот дурак.
А у нас в семье не врут – честно делят хлеб и труд». 

Конечно, были еще какие-то записи, стихи. Но переезд Ташкент-Рязань-Ташкент-Москва. Где могли сохраниться бумаги…

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry
11

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.