Левон Абрамян — «никем не понятый чудак» Tашкентцы Разное Фото

«Когда умирают кони — дышат.
Когда умирают травы — сохнут,
Когда умирают солнца — они гаснут.
Когда умирают люди— поют песни»

Велимир Хлебников.

В клубе «Хесед» Еврейского общинного центра 20 10 17 состоялся музыкально-литературный вечер памяти «Изобретателя СССР», обладателя Золотой медали Болгарии, поэта, прозаика, автора четырёх книг — Левона Абрамяна (1937-2008). Гостями ЕОЦ были представители творческой интеллигенции Русского, Татарского, Украинского, Армянского культурных центров, а также ЛТО «Данко», ТО «Арча», клуба-музея «Мангалочий дворик Анны Ахматовой», любители классической поэзии и хорошей музыки, журналисты.

Ведущая и автор программы, чтец-декламатор Ирина Парамонова рассказала о жизни и многогранном творчестве Левона Мушеговича Абрамяна и прочитала его стихотворения и рассказы, связанные с различными периодами его жизни. Левон родился в волжском городе Астрахани 16 июня 1937 года. В Саратове (1938-1942) прошло его «детство, опалённое войной». В Ташкенте (1954-2005) прошла его сознательная жизнь, посвящённая науке и изобретательству. Последних три года жизни он активно, в творческом плане, пребывал в Туле (2005-2008).

В 1954 г. семья Абрамянов переезжает в Ташкент, в связи с назначением отца Левона главным инженером Большого узбекского тракта имени Ленина. Здесь Левон оканчивает механический факультет Среднеазиатского политехнического института и получает специальность инженера-конструктора. Первые юношеские опыты в стихах относятся к этим годам: он их будет бережно хранить и дорабатывать всю жизнь.

Солисты ансамбля «Райхон» Галина Лизунова и Мирзо Садыков исполнили «Бухарский танец» (хореограф Ольга Безрукова), напомнивший о том, что главным смыслом жизни для Левона Абрамяна оставалась узбекская земля.По специальности инженер-механик, Л.М. Абрамян сорок пять лет проработал в Ташкенте на предприятиях общесоюзного Министерства тракторного и сельскохозяйственного машиностроения. Он прошёл путь от рядового конструктора до главного конструктора Научно-производственного объединения «Технолог». За выдающиеся технические открытия и рациональные предложения был награждён тремя медалями и почётными знаками «Ветеран автомобильного и сельскохозяйственного машиностроения» и «Изобретатель СССР».

В итоге Левон Абрамян большую часть своей жизни посвятил конструкторскому делу: изготовлению и внедрению в производство специальных и агрегатных станков автоматических линий для заводов тракторного и сельскохозяйственного машиностроения во многих городах России, Украины, Белоруссии, Узбекистана, Таджикистана, Туркмении, Литвы. Он имел 37 патентов и авторских свидетельств на инновационные конструкторские изобретения. Одному из его изобретений – уникальной по тем временам технологии, работающей автоматически по изменяемой («гибкой») системе — на территории завода был воздвигнут памятник, а сам автор проекта удостоился награды — «Изобретатель СССР» а в Болгарии – Золотой медали. Имея столько изобретений и наград, Левон никогда не зазнавался в трудовом коллективе и всегда оставался для всех «своим парнем».

Левон Абрамян активно общался с творческой интеллигенцией узбекской столицы, читал стихи на всех литературных площадках и в воскресной армянской школе, не пропускал премьерные театральные постановки и находил время для путешествий и занятий альпинизмом и горнолыжным спортом. До конца дней он бережно хранил на рукописной тетрадке своих стихов автограф первого космонавта-«разведчика космоса» Юрия Гагарина, на встрече с которым ему посчастливилось побывать осенью 1963 г. в Ташкенте

Его брак с Ольгой Григорьевной Воловниковой подарил ему двоих сыновей, успешно реализовавших себя в карьерном росте, — подполковника медицинской службы и командира медицинского отряда специального назначения Леонида и финансового директора одной из московских фирм —Сурена. Семья, по сложившимся жизненным обстоятельствам, на время разъехалась, но снова воссоединилась, к сожалению, уже в последние годы жизни Л. Абрамяна. В октябре 2005 года он, неожиданно для многих, переехал в Тулу. Мучимый ностальгией, поддерживал почтовую, телефонную и электронную связь с бывшими друзьями — инженерами, поэтами, музыкантами. Оттуда писал письма Г. Арефьеву, В. Титовой, А. Маркевич, Т. Васильевой. В них поначалу он рассказывал о трудностях психологической адаптации к новому месту и людям:

Меня разлучили с любимой.
Без выстрела ранили в грудь.
И с болью, другому не зримой,
Влачу безотрадный свой путь.

Мне тоже подрезали крылья.
Прервали счастливый полёт.
Улыбку и взгляд не забыл я,
Тем горше разлука гнетёт.

Позднее делился первыми литературными успехами и общественным признанием в городских литературных объединениях: «Голос», «Радуга», «Горизонт», «Пегас» (при Тульском отделении СП РФ), «Муза» (при Доме–музее В. Вересаева). В России Л. Абрамян за относительно короткое время издал три книги избранных стихов и прозы. Он передавал приветы ташкентским друзьям и настойчиво приглашал их к себе в гости.

Левон как бы жил на два города. С особой гордостью рассказывал о публикации стихов в международном русско-армянском ежемесячном журнале «Горцарар», а также коллективном сборнике поэтов Узбекистана «Признание», посвящённом 16 –ой годовщине независимости республики. Делился радостью за свой творческий вечер, увы, последний, в феврале 2008 г. в литературной гостиной Дома-музея В.В. Вересаева, вызвавший широкий отклик в сердцах тульской интеллигенции.

Так что фактически Левон не прерывал связи с родными для него ташкентцами. Они платили ему взаимностью: дарили свои поэтические сборники и первые стихотворные опыты, пересылая их по почте. «Арчовцы» продолжали писать песни на его новые стихи, как будто он не уезжал из родного края, к которому прикипел душой за долгие годы своего проживания здесь. Особенно тепло Левон относился к Г. Арефьеву, так как именно Геннадий был первым человеком и, пожалуй, единственным, кто в полной мере раскрыл в Абрамяне утончённую красоту и задушевность его лирической поэзии. Геннадий близко знал Абрамяна и сумел своё восхищение творческой индивидуальностью поэта выразить в более чем тридцати песнях.

После ухода Левона Абрамяна в вечность (08 10 2008) эти романсы и песни поныне звучат на многих литературно-музыкальных вечерах в Творческом объединении «Арча», литературно-творческом объединении «Данко», «Русской гостиной», клубе-музее «Мангалочий дворик Анны Ахматовой», литературном музее С. Есенина и Государственном литературно-мемориальном доме-музее С. П. Бородина, в Русском культурном центре Узбекистана.

На вечере памяти Левона Абрамяна лауреат международного фестиваля авторской песни «Чимганское эхо» Геннадий Арефьев исполнил несколько произведений под гитару на стихи Абрамяна, среди которых были «Горы», занявшее первое место на международном фестивале авторской песни «Чимганское эхо» в 2006 году, а также полюбившиеся в народе лирические песенки: «Дорогая мама», «Ты чужая», «Кораблик», «Муза», «Зрелость осени» и другие.

Лауреат международного конкурса композиторов Салих Абсалямов посвятил памяти Левона Абрамяна стихотворное посвящение «Раскрошим осколки всех льдов», песню Арно Бабаджаняна «Благодарю тебя!», старинный русский романс «Гори-гори, моя звезда!..» и свою песню «Пой, скрипач, пой!», вызвавшие в публике восхищение задушевным вокалом и профессиональным аккомпанементом солиста на фортепиано.

Экскурсовод с более чем тридцатипятилетним стажем, магистр международной ассоциации «Искусство народов мира» Николай Петрович Динько из УКЦ «Славутич» провёл параллель между романтическим освещением морской тематики в стихах Левона Абрамяна и известного мариниста в Узбекистане, заслуженного работника культуры Каракалпакстана Рафаэля Теватросовича Матевосяна, (1924-2013), прозванного в народе «Певцом Арала» в живописи.

Левон не только любил горный туризм. Он бредил морем и посвятил ему множество своих сочинений в стихах и прозе. На одно из них Геннадий Арефьев написал песню «Кораблик». Исполненная на вечере песня «Кораблик» Геннадия Арефьева на стихи Левона Абрамяна ещё раз подтвердила эту тонко подмеченную Николаем Динько ассоциацию с Аральским морем двух маринистов. Песня «Кораблик» прозвучала по-детски трогательно и взволновала сердца слушателей преданностью автора стихов суровой романтике морской стихии:

Плыви, кораблик, мой плыви!
Пусть ливень хлещет, молния сверкает,
И гром все звуки заглушает.
Сквозь бурю только ты плыви!

В другом, более позднем стихотворении Л. Абрамяна 1995 г. органично сливаются любовь к морской стихии и философское осмысление личной жизни:

Корабли уходят в море,
Я же всё на берегу.
Не моя ведь это доля,
Я без моря не могу.

Там, где голубеет море,
Там, где пенится волна,
Там лишь счастье и приволье,
Там душа моя полна.

Пылких сладостных мечтаний,
Чувств волнительных до слёз,
Жгучих, трепетных желаний
И туманных дивных грёз.

Пусть волна приподнимает
И бросает круто вниз.
Сердце сладко замирает
И рождает новый стих.

Главный редактор журнала армянской общины Узбекистана «Деп Апага», обладатель государственных наград — медали «Шухрат» и ордена «Мехнат Шухрати», Георгий Сааков рассказал об активной общественной деятельности Левона Абрамяна в АНКЦ в Ташкенте, где он мог ощущать свою сопричастность армянскому народу Поэт часто выступал перед детьми в воскресной армянской школе и, несмотря на свою профессиональную занятость и природную скромность, старался бывать и участвовать во всех культурно-массовых мероприятиях армянской диаспоры. Своей исторической родине он посвятил стихотворение: «Карот» («Ностальгия»), в котором со светлой печалью воспевает Ереван. Из тоски по родным местам, из глубинной генетической памяти рождались его восточные сказы-напевы:

Я к тебе не вернулся, Яссы,
После пыльной и дальней дороги.
Не омыл утомлённые ноги.
У разлуки длинны, увы, сроки.
Я к тебе не вернулся, Яссы

(Река Яссы).

Автору этой статьи, достаточно близко знавшему Левона Абрамяна, тоже доверили сказать своё Слово об этом незаурядном человеке. Я могла выразить только сожаление по поводу того, что в большей степени о многомерном таланте Левона Абрамяна узнала после его ухода и заочно поблагодарила близких родных моего старшего собрата по перу, что они включили в его посмертную книгу мой некролог о нём[1].

Только посмертная книга избранных стихов, прозаических и публицистических произведений, собранная по крохам из архива автора и выпущенная его родными, даёт нам полное представление о богатом внутреннем мире и незаурядном самобытном творчестве Л. Абрамяна[2]. Эта книга открывается исповедью автора:

Если придётся вспоминать,
То вспоминайте так:

Что жил, на всех похожий,
Порой смешной, но чаще грустный,
Стыдливый, буйный, непохожий,
Никем не понятый чудак.

Хоть чудаком он вовсе не был.
Серьёзным был, в глазах тоска,
Он не имел своей причуды,
Сентиментальным был слегка…

Легко понять людей неверно,
Трудней, действительно, понять!

1956

Сколько бы мы ни общались с человеком, мы никогда до конца не сможем понять его, и только книга – плод его осознанной духовной жизни – может нам рассказать о нём больше, чем даже он сам в нашем суетном житейском торопливом устном общении. Так заново состоялось, точнее, продолжилось наше знакомство с Левоном Абрамяном уже после его жизни на трёх творческих вечерах, посвящённых его памяти.

Сегодня мы продолжаем знакомиться с литературным наследием Л. Абрамяна на новой волне восприятия и заново для себя открываем духовное богатство творца. Главная цель жизни – привносить в этот мир свет сознания и использовать любые свои действия в качестве проводника радости бытия. Радость бытия для Абрамяна была быть осознанным, востребованным и понятым.

В наши дни редкий творческий вечер, презентация художественной выставки или новой книги в Туле и в Ташкенте обходятся без декламации стихов Левона Абрамяна или звучания авторских песен Геннадия Арефьева на его тексты. Человека нет с нами, а его сердце и мысль пульсируют рядом в его произведениях и внутри нас, поклонников его творчества. После ухода из жизни талантливого человека он как бы вновь возвращается к нам, чтобы досказать что-то очень важное с новой утверждающей силой.

Его поэзия и проза, пусть даже не огранённые резцом большого Мастера и не блещущие в своём большинстве совершенством, увековечили мелькнувшую вокруг жизнь во всём её разнообразии. След его творческого полёта до сих пор помогает взлёту других, кто бы ни прикоснулся к стихии его многогранного литературного и человеческого таланта. Об этом говорили благодарные слушатели Майя Яковлевна Шумская и Лидия Дмитриевна Литовская после окончания музыкально-литературного вечера и приглашали на вечер памяти народного поэта Узбекистана А. Файнберга 12 ноября и фестиваль еврейской книги в конце ноября в ЕОЦ, в котором смогут принять участие желающие выступить со своими стихами ташкентские поэты.

В Армении помнят и чтят стихи российского поэта Е. Евтушенко, посвящённые памяти композитора Арно Бабаджаняна. Вспомним их в честь светлой памяти поэта Левона Абрамяна:

И я не умер. Под землёй я зрею.
Не потерял я под землёй лица.
Землёю я прикрылся лишь на время,
Как вечная армянская лоза.

С этими стихами перекликается посвящение Н. Николаева автору книги жизни «Всё остаётся людям» Л. Абрамяну на её последней странице, которыми я завершила свои воспоминания о Л. Абрамяне на вечере его памяти:

И земля…
И земля…
Наполняется прахом…
И на этой земле
Растёт Древо жизни…

Гуарик Багдасарова
[1] Багдасарова Г. (Галина Саруханова – псевдоним). Памяти поэта. – В книге: Левон Абрамян. Всё остаётся людям. – Тула,2009. С.387-388
[2] Абрамян Л. Всё остаётся людям. – Тула: Издательство «Левша», 2009.
Источник.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.