«Все, кто играл на школьной сцене, вспоминают об этом всю жизнь». Часть шестая Tашкентцы История Старые фото

Автор Инесса Когай.

В спектаклях «Золотого Ключика» всегда было много музыки, хорошей музыки. Музыка сопровождала выход действующих лиц, причем каждому персонажу подбиралась определенная музыкальная тема. Музыка звучала во время монологов, музыка дополняла и подчеркивала сюжетную линию спектакля. Если позволяла канва пьесы, обязательно в живую звучал какой-нибудь романс под гитару.
Борис Дмитриевич очень любил и отлично разбирался в классической музыке. Приступая к репетициям, он уже практически знал после какой реплики, в какой момент действия будет звучать музыкальная вставка. С восторгом говорил – ах, какой я нашел шикарный музыкальный фрагмент, а здесь будут звучать литавры, а здесь будет звучать скрипка. Особенно доставалось актерам, которым под музыкальное сопровождение приходилось исполнять монологи. БД заставлял слушать и слышать. Паузы, интонации, настроение. Монологи проговаривались десятки раз. Мне кажется, репетиции с фонограммой спектакля были интереснее и серьезнее что ли. Когда что-то не получалось — звукооператоры не успевали вовремя включить магнитофон или, наоборот, актеры не слышали музыкальный ритм, Борис Дмитриевич превращался в фурию. Сколько раз во время репетиций звучало громовое: «Стоп!!! Заново!!!». Выгонял из зала всех, кто мешал процессу разговорами, пресекал все шуточки и смешки. Те, кто оставались в зале, сидели как мышки.

Foto_01

1989 г. «Левша» Б.Рацер и В.Константинов. Сцена из спектакля. В центре Оля Томлинг — Блоха.

Фонограмму ребята записывали у Бориса Дмитриевича дома. Время звучания музыкальных фрагментов вымерялось до секунды по секундомеру. Запись велась с виниловых пластинок на катушечный магнитофон. В звукооператорском экземпляре пьесы делались пометки – в какой момент, после какой реплики должна звучать музыка, указывалась длительность музыкального фрагмента, метраж магнитофонной ленты (показания счетчика магнитофона). Работа проделывалась титаническая!!!

Foto_02
1989 г. «Левша» Б.Рацер и В.Константинов. Левша – Глеб Лопатин, Королева Аглицкая – Карина Рахманова

Первым звукооператором был Хаимов Александр в спектакле «Чертова мельница». В разное время музыкой занимались Рашан Абдурасулов, Альберт Мустафин, его сын Александр Мустафин, Дамир Ибрагимов, Максим Степанов. У них была, наверное, самая сложная и ответственная обязанность. Звукооператоры со своей аппаратурой и экземпляром пьесы располагались в эдаком тамбуре. Тамбур представлял собой часть школьного коридора отгороженного занавесями с одной стороны от зрительного зала, а с другой стороны – от классов, которые превращали в грим-уборные. Мало того, от сцены их тоже отгораживал занавес. Наши звукооператоры работали наощупь, вслепую. Перед ними лежал экземпляр пьесы с пометками, а ориентиром для нажатия кнопки «Пуск» на магнитофоне служила только реплика, сказанная на сцене. «А когда её нет?» — как вспоминает Максим Степанов – «Её забыли, или изменили до неузнаваемости? Или поменяли местами по забывчивости, и ты даже не видишь, что (!) или кто на сцене…» Я еще добавлю – а если вообще кусок текста выкинули!)))) Звукооператорам приходилось лихорадочно искать в тексте пьесы в какую степь понесло актеров, вручную перематывать магнитофонную пленку до нужного показания счетчика и выходить из положения всеми мыслимыми способами))).

Foto_03
1989 г. «Левша» Б.Рацер и В.Константинов. Сцена из спектакля. Королева Аглицкая – Яна Чичерина.

Foto_04
1989 г. «Левша» Б.Рацер и В.Константинов. Сцена из спектакля. Королева Аглицкая – Карина Рахманова.

Ну а самым музыкальным спектаклем за всю историю «Золотого Ключика» был «Левша» Б. Рацера и В. Константинова. В «Левше» играла целая плеяда новых звезд «Золотого Ключика» — Карина Рахманова, Яна Чичерина, Глеб Лопатин, Фархад Якубов, Оля Томлинг, Витя Леонтьев, Лида Двоеглазова. У Бориса Дмитриевича была полная фонограмма, не «минусовка», этого мюзикла или оперетты, как угодно. Не знаю чье там было исполнение, но в нашей интерпретации это выглядело так – во время сольных партий героев, громкость звука понижалась и мы пели сами.

Меня ты, Машка, с ума свела
Что с парнем сделала косынка белая
Не знаешь ты сама!

Или

То ли любит, то ли не любит,
То ли плюнет, поцелует,
То ли к черту он пошлет,
Ах, любовь, любовь — не сахар,
Ах, любовь — не мед.

Foto_05
1989 г. «Левша» Б.Рацер и В.Константинов. Левша – Глеб Лопатин, Машка – Инна Когай.

Было довольно смело))) Особенно, когда в процессе репетиций выяснилось, что одному из исполнителей роли Левши – Косте Евсейко – медведь на ухо наступил.

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.