Конец дракона Искусство

Николай КРАСИЛЬНИКОВ

 

В ауле стали пропадать овцы. Сначала у чабана Ораза, потом у зоотехника Туйчи. Среди сельчан поползли слухи: мол, в округе появился волк, этакий мифический азиатский Акела. Злой и коварный. А когда у мергена* Азамата исчез полугодовалый бычок, слухи и вовсе укрепились.

Кто злейший враг домашней скотины? Ясно, волк.

Азамат с ног сбился, лазая с ружьём по пескам в поисках неуловимого зверя. И – напрасно. Нигде следов хищника он не встретил. И тогда в голову опытного мергена-следопыта подкралось запоздалое сомнение: а вдруг это вовсе и не волк, а какой-то другой, загадочный разбойник?..

Мысли его вскоре укрепил чабан Ораз. Выгоняя на рассвете овец, он поделился с Азаматом новостью.

– Сосед, – шёпотом сказал Ораз. – Вчера вечером возле колодца на гребне золотого бархана я видел… – и он суеверно глянул по сторонам: не подслушивает ли кто? – дракона…

Мерген хотел засмеяться: взрослый человек, а несёт чушь… Драконы бывают только в сказках…

Но Ораз поведал об этом так твёрдо, что Азамат переспросил:

– Дракона, говоришь?

– Дракона.

– И какой он?

– Самый настоящий. Хвост длинный, как корень саксаула. Тело серебристое. А из пасти – огонь с дымом валит.

– Вай, вай, – поддержал разговор Азамат. – Ты не испугался?

– Почему не испугался? – округлил глаза Ораз. – Испугался. Сразу домой убежал. Целую ночь о драконе думал. Тебе первому рассказываю.

«А что? – подумал мерген. – Похоже на правду», а вслух спросил:

– Может, это чудовище таскает нашу скотинку?

– Конечно, оно! Кто же ещё?

– Надо выследить, – сказал Азамат, направляясь по своим делам.

Слухи о загадочном драконе с быстротой свиста чабанского кнута разлетелись по всему аулу. А вскоре его увидели и другие жители.

Дракон выползал на золотой бархан почему-то только на закате. Под лучами заходящего солнца он казался огромным и страшным. На коротких лапах, пузатый, с серебристой узкой башкой и открытой зубастой пастью, из которой вот-вот должен повалить пламень. Но он почему-то не валил.

Некоторые смельчаки пытались свистеть. Рассердить могучего зверя. Однако дракон оставался невозмутимым. Только изредка шипел. Как масло, попавшее на сковородку. А когда последний луч солнца нехотя гас за горизонтом, неповоротливое страшилище исчезало в свою таинственную пещеру. Таких пещер было много за барханом в меловых кручах.

А овцы и другой мелкий скот между тем продолжали пропадать. И тогда старейшины аула – аксакалы пришли к мазанке Азамата.

– Мерген, ты храбрый! – взмолились они. – У тебя твёрдая рука и соколиный глаз. Убей дракона.

Азамат отлил меткие пули и несколько дней ходил к золотому бархану. Выискивал место, чтобы приблизиться поближе, дабы не спугнуть дракона, прикидывал ружьё, прицеливался…

А в один из летних дней по всему аулу раздался радостный вопль босоногих мальчишек:

– Убил! Убил!

Посмотреть на поверженного дракона сбежались все односельчане. Взрослые и дети.

У подножия золотого бархана валялся безжизненный… варан. Огромный, какого старожилы пустыни никогда ранее не видели. Зоотехник Туйчи даже измерил его складным метром, случайно оказавшемся в кармане. Длина варана от носа и до хвоста составила без малого два с половиной метра. Настоящий дракон! Теперь его близко мог увидеть всякий. Даже потрогать тёплую спину рукой. И не такой он был страшный, как казался иным издали. Поистине у страха глаза велики. Отсюда и рождаются сказки. Но сейчас сказка умерла. И разочарованные люди потихоньку стали расходиться по домам.

 

… Эту историю, путешествуя по Туркмении, я услышал в Кызылкумах в начале 70-х годов и записал в блокнот. А потом рассказал зоологу О. П. Богданову, чтобы узнать, где тут быль, а где небыль. Друг мой был серьёзным ученым. Он сказал, что таких крупных варанов в природе не бывает. Эта ящерица обычно достигает полутораметровой длины. У неё сильные, намертво смыкающиеся челюсти с острыми зубами. Длинный хвост, заменяющий молниеносную камчу, делает варана неприступным для других хищников. Лазает в тугаях по деревьям, разоряет птичьи гнёзда. А в песках охотится на грызунов – тушканчиков, сусликов, песчанок, а также змей. Так что насчёт овец и бычка явная напраслина, выдумка досужих сельчан.

Но с последним доводом я и не спорил, поскольку не успел дописать в рассказе, что домашнюю скотину уводили жители соседнего аула. Это уже выяснилось потом, после гибели «дракона».

 

… А недавно я познакомился с очерками В. А. Яна (Янчевецкого), автора замечательных романов «Батый», «К последнему морю» и других. Они написаны в конце 19-го века, во время путешествия по Туркестану. В одном из них писатель описывает свою встречу с огромным вараном, вселявшим панический страх в местных жителей. Только после нескольких выстрелов из револьвера прямо в пасть удалось ему сразить аллигатора пустыни.

Вот и подумалось мне, почему бы не мог сохраниться и встретиться такой крупный экземпляр ровно через век в тех же самых малолюдных местах?..

——————

* Охотник (тюрк.)

1981г. г. Москва, журнал «Охотник» №6, 1984

 

 

2 комментария

  • ANV:

    «Эту историю, путешествуя по Туркмении, я услышал в Кызылкумах» — в Туркмении нет Кызылкумов.
    «А потом рассказал зоологу О. П. Богданову» — представляю как Олег Павлович смеялся. :)
    «познакомился с очерками В. А. Яна (Янчевецкого)» — интересно они Интернете есть?

      [Цитировать]

    • Рабинович:

      Бесполезно. Не тратьте свое время. В.Ян приехал в Асхабад в 1901 г. и не мог написать очерки в конце 19-го в. Это известный кадр Красило, убийца журнала «Звезда Востока».

        [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.