Монументально-декоративное искусство Узбекистана 30-х годов. Часть 2 История

Успехи в деле колхозного движения, рост доходов колхозников, их благосостояния послужили прочной базой для широкого строительства жилых и общественных зданий в кишлаках республики. Колхозы и совхозы строили школы, детские сады и ясли, дворцы культуры и клубы, красные чайханы. Только за годы второй пятилетки в Узбекистане (в кишлаках) был построен и оборудован 1421 клуб, 3780 красных чайхан4 и т. д.

По примеру центральных городов, например Москвы, где в 1935 году при Московском архитектурном институте была организована мастерская по монументальной живописи, а при Моссовете — скульптурная мастерская, в Узбекистане организуются также мастерские для выполнения монументально-декоративных произведений. В 1937 году по решению выставочного комитета ВСХВ в Ташкенте была создана скульптурная мастерская. Ташкентская артель «Всекохудожник» также открыла мастерскую по выполнению скульптурных работ (1940)5. Еще одну скульптурно-производственную мастерскую создали при Таш-горпроекте6. Решением Союза советских художников Узбекистана в Самарканде была организована монументальная мастерская7. В Новоургенче отдел народного образования решил привлечь к художественному оформлению культурных учреждений «народных мастеров стенной росписи». С этой целью в Новоургенче открываются показательные художественные мастерские.


В здании «Дворца культуры и труда» архитектора С. П. Полупанова, предназначенном для республиканских организаций профессиональных союзов, спроектированном с применением приемов классической архитектуры, зодчий отводил значительное место произведениям монументально-декоративной пластики и живописи. «Здание увенчивает скульптурная группа, фасад обрабатывается портально колоннами. Перед зданием бассейн. Внутри дворец будет украшен барельефными орнаментами, расписан фресками на темы социалистического строительства»,— писал автор10. Здание дворца было построено, но живопись и скульптура остались невыполненными.

В начале 30-х годов над эскизами фресок много и плодотворно работали художники Атан-Поу. В 1933 году ими был создан эскиз фрески на тему «Интернационал», через год У. Тансыкбаев завершил работу над эскизом фрески-триптиха на темы: «Освобожденная женщина», «Колхоз», «Привод басмача», А. Подковыров написал эскиз фрески «Борьба с басмачеством». А в 1933 году, участвуя на оборонной выставке в Ташкентском Доме Красной Армии, У. Тансыкбаев показал 14 эскизов росписей.

Произведения У. Тансыкбаева находят свои стилистические истоки в традициях национального художественного наследия. В эскизах есть явная перекличка с декоративностью и ритмикой узбекского изобразительного и декоративно-прикладного искусства. Для них характерна динамика пластического и композиционного ритмов, эмоциональность цветового решения, в образах — черты монументальности, внутренней силы и значительности.

Эти эскизы не были осуществлены, хотя можно предполагать, что они создавались с конкретным адресом.

Часто стенные росписи, исполненные масляными красками на стенах помещений колхозных красных чайхан и клубов, создавались художниками в порядке шефской помощи или за очень небольшое вознаграждение. В качестве примера можно вспомнить стенную роспись, выполненную У. Тансыкбаевым по возвращении из Пензы после окончания учебы, то есть в 1929 году, а возможно, и в 1930 году13. Она создавалась для интерьера небольшой бывшей церкви в поселке Русский Чиназ, превращенной в клуб. Темы этих росписей—природа и жизнь людей. Это были морские и речные пейзажи, а также эпизоды из трудовых будней рыбаков (поселок находится на берегу реки Сырдарьи). Художники Атан-Поу расписали стены в небольших красных чайханах и колхозных клубах в кишлаках Юсуфхара, Бричмулла и других14, куда часто выезжали на этюды. Обычно эти росписи изображали колхозные поля, благоустроенные кишлаки, новую технику — трактора и т. д.

Характер монументально-декоративных панно носили произведения, созданные У. Тансыкбаевым совместно с И. Атамановым и А. Подковыровым для ряда залов экспозиции выставки, посвященной 10-летию образования УзССР. Огромные панно, написанные клеевыми красками, посвящались важным сферам трудовой деятельности людей: животноводству, шелководству и другим отраслям. Для этой же выставки были подготовлены несколько панно живописцами Н. Кашиной и 3. Ковалевской. Тяга А. Волкова к монументальной живописи передавалась и его ученикам. Одаренный художник Б. Хамдами (1910—-1942) работал в 1932—1934 годы в бригаде А. Волкова16 в Ташкентских учебно-производственных мастерских, а затем учился у него же в Ташкентском художественном техникуме. Работы Б. Хамдами, как, например, «Текстильстрой» (1933) и «Групповой портрет» (1934) выделяются стремлением художника к монументальному решению образов.

Известный узбекский поэт Сабир Абдулла рассказывал, что в 1933—1934 годах, будучи в одном из колхозов недалеко от Асаки (ныне Ленинский район Андижанской области), он застал Б. Хамдами в клубе за работой над стенной росписью, изображавшей сцены из колхозной жизни. К сожалению, эту работу Хамдами обнаружить не удалось, по-видимому, она не сохранилась.

Отсюда

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.