Страсти по баранине Искусство

Автор Виктор Кормильцев

В нашем городе, да-да в городе, в котором я сейчас живу, баранины нет. Нет баранины в магазинах, нет на рынке. Нет в колбасе, нет в пельменях. В так называемых «татарских пельменях» вместо баранины к  «говядине» подмешивают растительный белок.

В восьмидесятых годах прошлого столетия мне нравилось обедать в ресторане гостиницы «Ташкент», и всегда на первое заказывал баранью шурпу. Сказочный целительный бульон! Беспроигрышный вариант.

Таким же вот беспроигрышным вариантом в начале семидесятых, когда я учился в Казанском университете, была для меня «куриная» лапша в Доме татарской кулинарии. «Куриная лапша», тогда чаще всего из утки, и губадья на второе плюс литр катыка – мой студенческий обед. Там в Казани, после «Ташкентского» землетрясения, училась в мединституте моя жена. Так что землетрясение 1966 г. и определило мою судьбу. Его энергия притянула мою душу на улицы «благословенного» города.

В 1976 году меня, ещё молодого ташкентца, очень хороший знакомый Рафкат, татарин, женатый на узбечке, пригласил на свадьбу. Именно, на свадьбу. Когда я сказал, что не знаком ни с женихом, ни с невестой, Рафкат очень удивился. Какие такие жених и невеста, у нас той – у вас свадьба. Минуты три я соображал. Ну да! Хорошо, свадьба так свадьба.

Рафкат встретил меня вечером в условленном месте. Мы немного поплутали по махалле  и вошли в большой, мне тогда он показался огромным, ухоженный и украшенный по поводу праздника двор. Рафкат меня опекал, на самом деле он вводил меня в атмосферу ташкентского быта. Мы сидели среди гостей, звучала музыка, танцевали  народные артисты, в полном смысле этого слова. Бегали, нарядно одетые детишки. Произносились тосты. Вечером, как мне объяснил Рафкат, можно и выпить. Приглашенный с работы отца парторг всё кого-то поздравлял с «днём рождения».

Что ещё почитать:  «Мажнунтол» Батыра Закирова

Танцовщицам совали денежку.

Спать легли поздно, хорошо поужинав. Я пристроился на курпачу, Рафкат в той же комнате.

Проснулись ни свет ни заря. Умылись. Ещё мерцали звёзды. Под виноградником нам подали чой с лепёшкой. Лениво жую виноградинку, и наблюдаю за волшебством, которое творит на моих глазах выдающийся мастер-пловчи.  Огромный котёл стоит на живом огне, разведенном в свежевырытой яме. Я гляжу как заворожённый за всем действом.

Наконец настало время утреннего плова, Мы с Рафкатом пересаживаемся на веранду за отдельный столик.

А во дворе всё как по команде, заходят гости, рассаживаются, ляган на двоих. Все начинают и заканчивают одновременно. Молодые люди в опоясанных халатах разносят плов, убирают посуду. Новая партия гостей – новая партия плова. Я понимаю, я почетный гость. Мне отдельный ляган, и плов на нём горкой. Немыслимое дело – столько съесть после плотного ужина. Но плов!  Я съел всё. Глаза  на лбу. Когда меня провожали, то дали с собой плов на гостинец.

Мои домашние, коренные ташкентцы, сказали, что это был плов высшего качества.

Весь день.  Часов до четырёх дня я пил зелёный 95, из запасов тёщи, чай мелкими глотками из красивой, как девушка, пиалушки. Естественно, не ел ничего, не ел и на следующий день, только попил кефир. А какими глазами я смотрел в эту неделю на прекрасную половину.

Это я по поводу баранины, которой сейчас у меня нет.
Заказная самса,  молоденький барашек, запеченный в тандыре.
Баранина, в отличие от свинины, мясо горячее, мужское мясо.
Никогда в России не перестанут пить водку. Это необходимая компенсация к «холодной» свинине.

Года два назад разболелся совсем, кашель, бронхит. Озноб. Не проходит. Доктор несёт какую-то околесицу.  Слава богу.  Командировка в Москву. Иду в шиш-беш у зоопарка, там, где раньше был «Караван», заказываю шурпу, бараньи ребрышки, горячее сухое, красное. Оставляю Андрюше молоденькому армянину пятихатку на чай. Буквально на следующий уже день, чувствую себя полностью здоровым.

Что ещё почитать:  Старые вещи

В Дагестане горные козлы гордо носят свои невероятно тяжелые и красивые рога. Наши курдючные бараны с не меньшей гордостью носят свои огромные яйца.

Никакой особой ностальгии у меня нет, привык не тосковать по прошлому.

«Что прошло – одно, что не было».
Но бешбармак,  манты из крупно-рубленного  бараньего мяса.
Хотя бы кто приехал и приготовил мне плов или шурпу.
Как пусто на душе без вас, как пусто!

*

Часть вторая
Моя милая молодая жена на последних курсах КГМИ жила на съемных квартирах. А когда я приезжал в  г. Казань на сессии, учился я на заочном отделении мемориального тогда юрфака…. Да именно с этого факультета выгнали в своё время В.И. Ульянова за мелкое хулиганство, срыв занятий, выкрикивание непристойностей т.п.  И я не прогадал – эти годы вошли в стаж дающий право на пенсию. А приличные мальчики и девочки, учившиеся на очном?

Так вот, когда я приезжал на сессии, то встречались мы в номерах гостиницы «Казань», где я останавливался. И когда я объяснял, что это, мол, моя законная жена, то дежурная по этажу понимающе улыбалась.

Как мы с женушкой хохотали, когда в казанских столовках в меню нам попадался короткий анекдот – «плов из свинины». Однажды, в одном из кафе всё на той же улице «Баумана», по моему её до сих пор не переименовали, я в те времена  заказал второе из конины. Официантка поморщилась, но принесла, есть это блюдо было невозможно. Пришлось возвращать, вести переговоры о замене. Я это к тому, что и до сих пор в Российском Татарстане не умеют готовить хорошую конскую колбасу. Возьмешь казы  на Алайском, а ещё лучше подарят её где-нибудь в районе. Ну, не могу.  Как соскучился. Один снабженец с УМТС нашего Главка, назовём его Мурад-ака, с некоторой снисходительностью в голосе, он был меня лет на десять старше, пояснял мне:

Что ещё почитать:  Пастушок

— Каша – маша, капуста-мапуста, не умеете вы правильно есть то, что надо. Курдючный сало, бараний ляжка, маргеланский рис – я как вечером в четверг приложусь, мне никая водка не надо. Моя всегда спасибо мне скажет.  Ты меня моложе, хорошо. Но, когда тебе стукнет, как мне, сорок,  твой Маша от тебя и своя каша ко мне придёт. Ах, к`артошка – м`артошка.

Конечно, Мурад-ака пытался подпустить лишнего, немножко передёргивал, словесно самоутверждался, надеясь на мою «зелёную» молодость. Рассказывал о своих мифических подвигах где-то там в заснеженной России. Но по калорийности и своим вкусовым качествам, да и лечебным тоже, узбекская кухня одна из лучших в мире.

5 комментариев

  • E.S.:

    Вот Салтыков-Щедрин же правильно предвидел: придут цивилизаторы и уничтожат всю БАРАНИНУ:

    «– Что вы! да разве вы не слышали, какая у них там баранина…
    В третьем углу:
    – Мне бы, знаете, годик-другой, – а потом урвал свое, и на боковую!
    – Что вы! что вы! да вы не расстанетесь! там, я вам доложу, такая
    баранина…
    В четвертом углу:
    – Так вы изволите говорить, что тринадцать дел за собой имеете?
    – Тринадцать раз, шельма, под суд отдавал! двенадцать раз из уголовной
    чист выходил – ну, на тринадцатом скапутился!
    – Однако, теперь бог милостив!
    – Теперь, батюшка, наше дело верное! – завтра к вечеру приедем,
    послезавтра чем свет в канцелярию… отрапортовал… сейчас тебе в зубы
    подорожную, прогоны и прочее… А уж там-то, на месте-то какое житье!
    баранина, я вам скажу…
    В пятом углу:
    – Не посчастливилось мне, mon cher! – говорит один молодой человек
    другому (у обоих над губой едва пробивается пушок), – из школы выгнали…
    ну, и решился!
    – А я так долгов наделал; вот отец и говорит: ступай, говорит,
    мерзавец, в Ташкент!
    – Однако, ваш родитель нельзя сказать чтобы был очень учтив!
    – Какое учтив! Такими словами ругается, что хоть любому вахмистру… Ну
    да, впрочем, это все пустяки! а меня вот что пугает: как-то там будет насчет
    лакомства?!.
    – Говорят, будто ташкентские принцессы очень недурны…
    – Гм… ведь мы в полку-то разбаловались. Вот тоже и об еде не совсем
    одобрительные слухи ходят!
    – Однако, я слышал, что баранину можно достать отличную…
    В шестом углу:
    – Так вы и с супругой туда отправляться изволите?
    – Конечно! нельзя же! она у меня баба походная!
    Молодые люди прислушиваются, улыбаются и подмигивают друг другу. Один
    из них шепотом говорит: ну, вот! значит, и насчет лакомства сомневаться
    нечего!
    – Только тяжеленько им будет, супруге-то вашей! – продолжает один из
    прежних голосов, – ведь там ни съесть, ни испить слатенько…
    – И! что вы! да там, говорят, такая баранина… В седьмом углу:
    – Откровенно вам доложу: я уж маленько от медицины-то поотстал, потому
    что и выпущен-то я из академии почесть что при царе Горохе. Однако, травки
    некоторые еще знаю…
    – Конечно! конечно! с них и этого будет!
    – Народ простой, непорченый-с. Опять, сказывают, что у них даже простая
    баранина от многих недугов исцеляет! В восьмом углу:
    – Проповедовать – можно! Только вот сказывают, что они по постам
    баранину лопают, – ну, это истребимо с трудом!
    Одним словом, все заканчивают свои речи бараниной, все надеются на
    баранину, как на каменную гору. Так что мой друг, Сеня Броненосный, слушал,
    слушал, но наконец не вытерпел и сказал:
    – Если эта баранина хоть в сотую долю так вкусна, как об ней говорят,
    то я уверен, что через полгода в стране не останется ни одного барана!
    Увы! такова судьба цивилизующего начала! Оно истребляет туземных
    баранов и, взамен того, научает обывателей удовлетворяться духовною пищею!
    Кто в выигрыше? кто в проигрыше? те ли, которые уделяют пришельцу частицу стад своих, или те, которые, в возврат за это, приносят с собой
    драгоценнейший из всех плодов земных – просвещение?» («Господа ташкентцы»).

      [Цитировать]

  • Аброр С.:

    Ох и невыгодное соседство приплел Е.S. к непритязательной курдючно-филейной байке В.Кормильцева — чеканные строки классика! Конечно, это по доброте либо простоте душевной, но вышло то, что вышло: теперь совсем уж неуместно выглядит здесь рубрика «Проза»…

      [Цитировать]

  • E.S.:

    Пардон, E.S. — это «она».
    Почему же «по простоте душевной»? Автор сетует — «страдает» — по баранинке, я вот и привела, можно сказать, исторический документ: баранины было до отвала, а теперь — остались только «страдания»…

      [Цитировать]

  • Аброр С.:

    Посочувствовать можно. Принять за литературу — сложно. А тут еще рядом Салтыков-Щедрин… Тогда уж цитируйте Аверченко, небезызвестные «Воспоминания о еде», — все-таки масштаб более соотносим с нашим страдающим любителем баранины…

      [Цитировать]

  • E.S.:

    У каждого свои пристрастия, свои аналогии. Мне вот Щедрин на ум пришел, а Вам другое — дело вкуса и проч.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.