Файзулла Ходжаев и Борис Пастернак История

Назар Шохин

Одна из малоизученных страниц истории гуманитарных взаимосвязей первой половины ХХ века – близкое знакомство первого председателя правительства Узбекистана Файзуллы Ходжаева (1896-1938) со многими выдающимися литераторами своего времени.

В год 120-летия Ходжаева нам бы хотелось рассказать о его встрече с одним из крупнейших поэтов ушедшего века Борисом Пастернаком (1890-1960), изложить свои версии этого, предыдущих и последующих событий.

Краткие упоминания об встрече мы находим в книге известной писательницы Галины Серебряковой (1905-1980) «О других и о себе», а, точнее, двух ее самостоятельных новеллах– «Файзулла Ходжаев» и «Борис Пастернак».

Ходжаев, как явствует из рассказов-воспоминаний, в ходе частых московских командировок гостил и в серебряковском доме. Он любил слушать классическую музыку, постоянно украшавшую здешние литературные вечера.

В один из дней Ходжаев пришел в гости вместе с Акмалем Икрамовым (тогдашним руководителем Узбекистана; 1898-1938).

«Они познакомились у нас с Борисом Пастернаком, гимназическим товарищем моего мужа, – начинает вспоминать Серебрякова. – Пастернак – частый наш гость – читал в тот вечер свою поэму «Лейтенант Шмидт». Мы слушали затаив дыхание и восторженно одобряли это произведение. Ходжаев стоял рядом с Пастернаком все время, пока длилось чтение. Он оказался знатоком русской поэзии, цитируя то Александра Блока, то Валерия Брюсова».

Ходжаев в ходе того вечера, кроме серебряных символистов Блока и Брюсова, декламировал на языке оригиналов стихотворения некоторых выдающихся поэтов исламского Востока, чем вызвал аплодисменты присутствовавших.

«Стихи на незнакомом языке всегда звучат как музыка, – пишет Серебрякова, – и Борис Леонидович был заметно взволнован».

Вполне возможно, Пастернак (1890-1960) рассказал Икрамову и Ходжаеву о своей неудавшейся в 1916 году поездке в Ташкент, особом отношении к Узбекистану, давних связях с ташкентскими литературными кругами.

Встреча наверняка стала значимой, подвигла руководителей Узбекистана и Пастернака на какие-то решения. Сейчас пока трудно сказать, пересекались ли пути Ходжаева и Пастернака позже. Доподлинно известно, что Ходжаев никогда не прерывал связей  с московскими друзьями из культурной среды, поздравлял их с днями рождениями, отправляя им в качестве подарков новые книги узбекских литераторов.

Ходжаева и Серебрякову связывала, очевидно, давняя дружба с мужем писательницы – Григорием Сокольниковым (1888-1939), тогдашним заместителем председателя союзного Госплана. Эта дружба могла начаться с 1920 года, когда Сокольников работал в Туркестане.

«Впервые я увидала Файзуллу в Ташкенте, куда приехала спецкором «Известий»», – читаем мы дальше в воспоминаниях Серебряковой. (Добавим, что Ходжаев, занимавшийся в самом начале 20-х журналистской деятельностью, написавший ряд исторических книг и статей – достаточно легко общался с корреспондентами. Можно упомянуть и то, что отец Серебряковой – Иосиф Бык-Бек – короткое время работал в Хорезме, и вполне мог быть знаком с Ходжаевым).

Дружили Сокольниковы и Ходжаевы семьями, – судя по частым визитам Серебряковой в Ташкент, Самарканд и Бухару, ее встречам с супругой Файзуллы Фатимой Ходжаевой.

Серебрякова в своих воспоминаниях хорошо описывает и родной город Ходжаева, духовную атмосферу, способствующую литературным пристрастиям главы узбекского правительства: «Вокруг – мусульманская культура, знакомая… по великим творениям Навои, Фирдоуси, Саади. Такой увидала я Бухару в 1927 году».

Напомним, что Ходжаев с детства воспитывался в литературной среде, хорошо знал Лутфи, Бедиля, Машраба; есть данные, что в 10-х годах его родители и родственники спонсировали перевод на узбекский язык некоторых произведений классиков европейской литературы.

Упомянутая встреча Ходжаева и Пастернака могла происходить после 1927 года. И, если следовать воспоминаниям дочери Сокольникова и Серебряковой Гелианы Тартыковой (Сокольниковой), лидеры Узбекистана гостили в квартире дома №3 на Карманицком переулке. Здесь, как свидетельствуют источники, бывали многие другие известные деятели культуры – Д.Шостакович, И.Эренбург, В.Мухина...

…«Почему вы не занимаетесь литературным трудом?», – спросила однажды Серебрякова Ходжаева, подразумевая, видимо, его широкие отношения с духовной сферой. «Сейчас я нужен на другом посту», – ответил он, чуть улыбнувшись. (Впрочем, менеджер узбекистанской индустриализации постоянно находил время для общения с литераторами. По требующим перепроверки данным, Ходжаев был знаком, общался или переписывался с Гербертом Уэллсом, Бернардом Шоу, Эмилем Людвигом, Роменом Роланом, Лионом Фейхтвангером – и этот список может быть неполным, учитывая совершенное в конце 30-х варварство в отношении архивов и библиотек).

…Участники того вечера на Карманицком переулке прожили сложные жизни. Почти все они стали жертвами Большого террора: Икрамов и Ходжаев в 1938 были расстреляны, их прах покоится где-то на подмосковной Коммунарке; Сокольников был убит в Тобольской тюрьме, Галина Иосифовна провела в тюрьме 8 лет, ее мать Красуцкая Бронислава Сигизмундовна отправилась в добровольное изгнание вместе с семьёй дочери и находилась там до последнего дня; Фатима Ходжаева была сослана в Хакассию и ей счастливо удалось выжить; ну а великий Пастернак прошел к всемирной славе через невиданную травлю.

Иллюстрации: таким видят Ф.Ходжаева создатели посвященных ему французской, голландской, норвежской страниц Википедии; рисунок электронного литературного портала «Борис Пастернак» (b-pasternak.ru).

В Одноклассники
В Telegram
ВКонтакте

4 комментария

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.