Светлана Константиновна и Рустам Сабиров Искусство Ташкентцы

Белла Сабирова

25 мая 2020 года

Предыдущее интервью было гораздо более широким. Конечно, мне было понятно, что его сократят во много раз, но муза меня настигла, времени было много и я решила не скупиться на слова.

Хотелось бы начать с пару вопросов о вас — расскажите немного о себе и о вашей семье. В одном из ваших интервью вы упомянули, что ваша мама известный в Ташкенте архитектор, и она помогала вам в открытии Zero Line (галерея закрыта в 2020 — ЕС). Какими советами и знаниями она с вами поделилась? Как ее архитектурная и искусствоведческая практика помогла вам в вашем деле?

В моей семье всегда умели содержать в порядке свой приусадебный участок и знали, как построить добротный дом, хотя жизнь и вносила свои коррективы. Моя мама, Сабирова Светлана Константиновна, была одним из ведущих архитекторов страны, отдала профессии 40 лет и сейчас на пенсии, ведёт очень активный образ жизни, помогая воспитывать моих детей и своим профессиональным взглядом не забывать нам напоминать об ответственности и за нашу собственность, сад, пока мы занимаемся своей карьерой и бизнесом. Мама – главный держатель всех семейных скреп и ключей, если можно так выразиться.

Работая в институте «Ташкенплан», “УзНИИП Градостроительства” (ныне ГУП “Узшахарсозлик ЛИТИ), в составе авторского коллектива моя мама проектировала объекты, которые сегодня известны каждому жителю города и страны. Например, Дворец «Туркестан», который изначально был задуман как театр им. М.Горького, знаменитый Республиканский театр кукол, сквер «Голубые купола» (ранее – бульвар Ленина), культовые фонтаны на центральной площади «Мустакиллик», реконструкцией которых сегодня обеспокоены все жители Ташкента. Это и правительственные объекты, начиная от резиденций главы государства, реконструкции здания МИД, заканчивая залом, где проходит инаугурация Президента…, а также жилые массивы Ташкента Ц-13, Ц-14.

Но мама всегда говорила, что наши главы государства были и есть большими любителями внести собственные коррективы прямо на проектных чертежах, закрепляя их своей размашистой подписью, чем вводили как минимум в недоумение команду архитекторов. И сегодня мы часто наблюдаем, так называемые вести с полей, крупных строительных объектов и сооружений, где во всех случаях даются «ценные указания» профессионалам от того, как правильно вырастить сою, до как и где построить водохранилище. Результаты такого подхода широко известны.

Но не только мама, а и ее родители внесли огромный вклад в облик сегодняшнего Узбекистана, именно благодаря им мама стала архитектором. Мои бабушка Иванова (Аничкова) Людмила Максимильяновна и дед Иванов Константин Петрович занимались картографией и геологией, строили каналы, работали над проектированием, разбивкой улиц, домов, то есть генеральными планами городов, а именно Ташкента, Андижана, Коканда, Ферганы…

В своё время мы жили в огромном по тем временам доме, построенном моим дедом Константином Петровичем, ввиду вышесказанного настолько добротном и удобном, что и по сегодняшний день там проживают люди. Потом мы переехали в дом моего отца Сабирова Рустама, где были немного другие приоритеты и несмотря на толстостенный дом и большой участок, главным добротным строением был все-таки, гараж. Отец был известным в стране автомобилистом — автокомбинат, заместителем директора которого он был, снабжал весь город мясом, хлебом и одеждой, в советское время было централизованное распределение товаров. Но в душе ему всегда была милее профессия механика и спортивный автоклуб, в котором и я провела немалую часть своего детства, наслаждаясь скоростью и внутренним содержанием спортивных железных коней. Спортсмен-автогонщик с тремя высшими образованиями, сын военного-пограничника, не смог долго занимать руководящую должность, требующую, как и сегодня в нашем государстве, так и в советское время, определенного чиновничьего пронырливого склада характера и образа жизни.

Так что детство моё было всегда связано с домом, землёй, хорошими книгами, музейными репродукциями, красивым ухоженным садом, путешествиями на много тысяч километров на автомобиле с папой от Калининграда до Ташкента, например, многочисленными гостями с шумными застольями в доме, с родительской заботой и теплом. А одними из самых ярких моих воспоминаний являются неоднократные походы к маме на работу в УзНИИП градостроительства по ул. Навои, где одновременно работала и моя бабушка в то время. Это необыкновенная обстановка. Светлое огромное помещение, где работала мама было сплошь уставлено огромными подрамниками с рейсшинами, масштабными линейками, циркулями, рапидографами, а чернила и всегда заточенные простые карандаши разной твердости были всюду.

Аэрограф, распылитель краски на поверхности бумаги, вызывал мой совершенный восторг, ты видишь, как на твоих глазах появляется небо, зелень, и весь черно-белый архитектурный проект оживает волшебным образом. Тогда не было компьютеров и специальных программ с цветными принтерами, это было освоено моей мамой много позже, при работе с иностранными коллегами. Я входила и было забавно, как по очереди выглядывали из-за подрамников мамины коллеги и приветствовали меня радостной улыбкой и вкусными конфетами, я была избалованным ребенком, который был всегда в центре всеобщего внимания.

Но самое большое волшебство было в другом крыле огромного здания института, где работала моя бабушка. Заходишь в огромную комнату с огромными столами, покрытыми бесконечными кальками и бумагой, где нанесены мельчайшие чертежи и схемы, все коммуникации и инфраструктура наших городов, с размерами, в разных масштабах – каждый дом, каждый арык, каждая высота…

Это настоящая анатомия страны с её артериями, сосудами и сложнейшей кровеносной системой. Я и сегодня не могу поверить, как моя бабушка и еще несколько её коллег, симпатичных женщин, могли управиться с таким огромным массивом информации, которой не давали ускользнуть с этих столов-монстров тяжёлые металлические грузики. А здесь уже пахло хорошим кофе и бабушкины угощения конфетами конечно не ограничивались.

А теперь, возвращаясь к галерее, вы легко можете понять, насколько огромна и важна роль моей мамы в её создании. Конечно, это не просто профессиональная помощь архитектора или дизайнера, это полная вовлеченность в жизнь галереи, во все что происходит внутри этого арт-пространства, которое было подарено мне глубоко и давно любимым и уважаемым мною мужчиной, с живым интересом, наблюдавшим степень моего погружения в современное искусство.

4 комментария

  • AK:

    .. Но мама всегда говорила, что наши главы государства были и есть большими любителями внести собственные коррективы прямо на проектных чертежах, закрепляя их своей размашистой подписью, чем вводили как минимум в недоумение команду архитекторов. ..

    Советоваться нужно не только с руководителями, но и с народом (т.н. народные обсуждения), если конечно, есть реальное желание совершенствовать нашу жизнь.. В фонтанах на Мустакиллике, при всем великолепии, была допущена серьезная ошибка — рядом с подводной дорожкой оказался водозабор на который натыкались ныряющие подростки. Конечно, формально там нельзя было купаться, но по вечерам кто это запретит, тем более захваченный атмосферой волшебного водного мира после знойного дня..

      [Цитировать]

  • Доктор Водкин фон Портвейнов:

    Какая красивая женщина!

      [Цитировать]

  • Джага:

    Жаль что мы так мало знаем о наших мамах и папах.
    Их жизнь с возрастом все более интереснее, чем жизни вошьдей.

      [Цитировать]

Важно

Не отправляйте один и тот же комментарий более одного раза, даже если вы его не видите на сайте сразу после отправки. Комментарии автоматически (не в ручном режиме!) проверяются на антиспам. Множественные одинаковые комментарии могут быть приняты за спам-атаку, что сильно затрудняет модерацию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.