Ода математике История Ташкентцы

Автор В. Вертелецкий

В моей жизни было несколько озарений, круто менявших мою жизнь. Одним из них был переход в 110-ю школу. До этого я учился в 89-ой и был лучшим учеником школы. Это было совсем не сложно. Уровень школы был невысок, и это тяготило меня. Учиться по инерции мне не хотелось. Откуда я прослышал о 110-ой, я уже не вспомню. Но этот слух привел к первому в моей жизни взрослому самостоятельному решению. Я подал документы в 110-ю.

Надо сказать, что 110-я школа была явлением уникальным в жизни Ташкента. Это одна из первых специализированных школ, ее классы имели математический и физический уклоны. И по истории этой школы можно проследить процесс интеллектуальной деградации нашего общества (да и всего мира в целом). Вначале в школе были только старшие классы, и принимали в школу только после собеседования и экзамена по спецпредмету. Уже это приводило отбору наиболее одаренных учащихся. Даже в мое время при поступлении в эту школу в девятый маткласс я сдавал  испытательный экзамен. Я пришел в августе с просьбой о приеме. В тот год украинские строители в дар от Украины построили новую огромную прекрасную школу с множеством двухэтажных учебных корпусов, столовой, двумя спортзалами и большим крытым бассейном. С тех пор школа носила имя Шевченко. В здании шли еще завершающие отделочные работы. Ученические столы были свалены в коридоре. В учительской мне сказали найти учителя математики Дорфмана. Я отловил его в коридоре. Узнав в чем дело, он дал мне смятый лист бумаги, на котором набросал штук пять примеров по алгебре. Я присел за первый попавшийся стол и стал решать. Минут за десять справился с заданием. Дорфман забрал листок, бегло просмотрел его и сказал «Принят», при этом на протяжении всего времени он, сидя на столе, безбожно курил как паровоз.

Талантливый директор-энтузиаст с самого начала собрал в школе лучшие педагогические кадры. И школа гремела на весь Узбекистан. Все первые места в олимпиадах занимали ученики 110-й школы. В школе были лучшие вечера, лучшая команда КВН, только еще набирающего обороты.

Со строительством новой школы (в старом скромном здании теперь представительство ООН) в 110-ой появились младшие классы, а среди старших классов появились обычные не специализированные. Число классов для того времени было фантастическое (при мне был 10-й «к»). Все это привело к резкому падению уровня школы. Но в спецклассах уровень еще держался. Там были ученики, которых учителя просили проводить уроки вместо себя. Занимались мы по учебникам высшей математики для техникумов и сборнику задач Сканави, причем задания давались из самого трудного раздела. В результате мы прошли высшую математику на уровне первого курса института. Поэтому на первом курсе (а до этого на приемных институтских письменном и устном экзаменах) по математике я «балдел», просто вспоминая уже пройденное.

Учителем математики у меня была Дубицкая Дина Аркадьевна – жесткий, но справедливый педагог, не имевшая любимчиков. С первых уроков нас захлестнул темп уроков и объем информации. Время урока было максимально спрессовано: опрос множества учеников, контрольные и подача математического материала, я бы сказал, на институтском уровне. Никаких скидок или поблажек. И в то же время четкое, доходчивое и максимально глубокое изложение нового материала.

Не мудрено, что на первых порах в ее классе тройка считалась успехом. К чести Дубицкой, при всей ее жесткости и бескомпромиссности, она смогла разжечь в нас интерес к математике, желание докопаться до истины. Зачастую звонил заполночь одноклассникам и, захлебываясь от радости, диктовал решение задачи, наконец-то найденное. Впрочем, и от других получал подобные звонки.  При всей своей принципиальности Дубицкая плохие отметки ставила в журнал карандашом, и у ученика была возможность, подучив материал, повторно написать контрольную на эту тему, но, естественно, с другими задачами и примерами. Получив положительную отметку, твоя карандашная заменялась на чернильную.

Когда я получил первый «кол» за контрольную по математике, был в шоке. Я осознал, что мой уровень знаний по математике даже не на уровень ниже требований учительницы Дубицкой.

Объем материала по математики был не сравним с обычной школой. Поэтому у нас были «нулевые» уроки (начало в 7 утра, а не в 8, как у всех), и уроки после уроков. Надо учесть, что школа располагалась далеко от моего дома, и ехать на транспорте нужно было несколько остановок.

Два последних года, что я проучился в 110-ой школе, сформировали мой математический аппарат, который мне очень пригодился впоследствии. А главное дали мне умение усваивать любой материал и навык решения трудностей.

Дине Аркадьевне я благодарен за ее влияние на мою дальнейшую жизнь. Думаю, что мое занятие программированием в энергетике – это и ее заслуга. А отношение к ней моих одноклассников можно выразить одним словом – УВАЖЕНИЕ.

10 В класс 110 школы 1971 год. Слева направо: Якубов Ефим, Поречин В, Трегулов А,, Дубицкая Дина Аркадьевна – математичка, Вертелецкий Владимир, Аванов Александр, Куранов Леша, Шарафутдинов Малик, Тимушева Альмира, Дынин Александр, Дьяконова Татьяна

Позже в эту же школу в маткласс я устроил свою дочь (надо сказать после музыкальной Успенки). Это была традиция, когда ученики 110-ой позднее приводили в 110-ю своих детей. Также и мой друг привел сюда свою дочь, которая училась в одном классе вместе с моей. Были «стодесятники» в третьем поколении. Но во время учебы моей дочери уровень школы рухнул окончательно. В матклассе задачи задавались из самого легкого раздела Сканави, причем многие не могли их решить. Что уж говорить об общем уровне школы, в которой, ко всему прочему, появились узбекские классы.

Еще об одном школьном педагоге я часто вспоминаю – о Валентине Кузьминичне Гуровой, к сожалению ушедшей от нас 2 апреля 2021 года. Она вела программирование для ЭВМ Урал-2. Уроки заключались в рассказах об устройстве ЭВМ и машинных командах, в которых и осуществлялось нами программирование. На уроках мы составляли простенькие программы. В конце года нас привели в машинный зал вычислительного центра Министерства энергетики УзССР. Там в большом зале стояли множество огромных металлических шкафов со стеклянными дверцами, за которыми гудели и горели красными огоньками огромные электронные лампы, каждая размером с пол-литровую пластиковую бутылку. Впереди был пульт управления: стол с вмонтированными разноцветными лампочками, тумблерами, кнопками и рычажками. Рядом находилось устройство ввода информации с фотопленки и печатающее устройство. Под руководством преподавателя мы занесли заранее написанные нами простенькие программы типа 2+2 на фотопленку в виде комбинаций маленьких прямоугольных дырочек. Далее склеили фотопленку в ленту Мебиуса и заправили в считывающее устройство. Нажатие кнопки «ввод», пленка с громким шелестом прокрутилась в устройстве ввода, и сразу же застрекотало устройство печати, выведя на бумажную ленту результат: 4. Человеку сегодняшнего дня, выросшего среди гаджетов, ноутбуков и просто компьютеров, трудно понять наш «шок и трепет» от всего увиденного. Для нас впечатление было, наверное, такое, как для вас, если бы вас провели в самолете в кабину пилота и дали бы поуправлять полетом. А по сути Урал-2, занимающий огромный зал и потребляющий электроэнергию как многоквартирный дом, по возможностям в миллионы раз слабее самого простенького теперешнего смартфона.

ЭВМ «Урал-2». Минэнерго УзССР, 1968 год. Светлана Бурова.

Когда увидел в интернете ролик о реконструкции 110-ой, оплаченной Алишером Усмановым (респект ему за это), был потрясен дизайном, качеством работ. Даже зависть возникла к теперешним ее ученикам. Правда, отрезвила мысль о том, а преподавать то там будет кто? Найти огромные деньги на реконструкцию и великолепное оборудование трудно, но можно. А где найти учителей, хоть приближенно похожих на «зубров» и энтузиастов моего времени? Я не идеализирую свое время. Я реалистично гляжу на сегодняшний день, с полным отсутствием мотивации к обучению и с широким распространением решений всех трудностей финансовым путем (вы поняли, о чем я).

Окончив школу, я узнал, что в ташкентском политехе открывают новую специальность «Кибернетика электрических систем», на которую я и поступил. На эту специальность попали лучшие абитуриенты, набравшие максимальный проходной балл, так, что уровень студентов нашей группы был в целом высокий. Правда «загадочным» образом сюда попали и откровенно слабые студенты. Но большинство из них отсеялось после первых сессий.

Математику нашему потоку преподавал замечательный лектор Давтян Ваган Иосифович. Осваивать институтский курс высшей математики мне помогал опыт 110-й школы. Давтян отшлифовал и развил мои знания математики. Из забавного: весь институт знал, что лектор ценил девичью красоту. Поэтому студентки на экзамен надевали самые короткие юбки, тщательно причесывались и наводили макияж. Это помогало. Еще из запомнившегося. На столе экзаменатора лежал кулек с карамельными конфетами. Студент, сдавший экзамен на пять, награждался конфетой. В качестве юмора награжденные привязывали к конфете шнурок и потом носили ее на шее, как олимпийскую медаль.

Группа 93-КЭС энергетического факультета Ташкентского Политехнического Института. Выпуск 1976 года. Слева направо: верхний ряд: Калайджан, Вертелецкий, Керри, Ленская, Кигельман, Юнусова, средний ряд: Розинков, Жуков, Климахин, Королева, Богдановская, Хасанова, нижний ряд: Мандалака, Зияходжаева, Бешер-Белинский, Абдураимова

Наша группа отличалась от обычной. Нет, мы так же, как все, влюблялись, женились, ездили на хлопок и в стройотряд, колобродили по Ташкенту и Союзу. Но мы УЧИЛИСЬ. Нам было интересно новое. Мы активно занимались лабораторными работами, курсовым проектированием, участвовали в научной работе факультета. За всю мою студенческую жизнь мы только единожды «оскоромились», вручив от группы, как большинство однокурсников, три бутылки коньяка преподу-выпивохе на военной кафедре. Но этот предмет мы бы без проблем сдали и так. Уже много позже, неформально общаясь по работе со своими бывшими преподавателями, я неоднократно слышал слова о том, что им было интересно работать с нами. Нормальному преподавателю важно, чтобы студент воспринимал сказанное, а не отсиживал время и, подобно напарнику в «Операции Ы», слушал, «как космические корабли бороздят просторы Большого театра». Наши дипломные работы были посвящены реальным проблемам энергетики и выполнены на высоком профессиональном уровне. В группе была атмосфера товарищества, когда продвинутые студенты бескорыстно и по своей инициации помогали отстающим, не зажимая знания, открыто делясь ими.

Весь выпуск нашей группы ушел в программирование и работу на ЭВМ в энергетике, а теперь рассеян по миру так же, как и выпускники моего класса.

В моей дальнейшей работе математика имела важное значение. Программирование задач для энергетики базируется на очень сложном математическом аппарате. И здесь жизнь свела меня с еще одним замечательным человеком – Удовиченко Вадимом Борисовичем. Он был руководителем моего дипломного проекта. Моей задачей было разобраться в сложном алгоритме расчета установившегося режима энергосистемы с учетом изменений частоты, который он реализовал на своей работе, провести несколько расчетов на ЭВМ «БЭСМ-4» (следующий этап советских ЭВМ – транзисторные) для тестирования и отладки новой программы. Поверьте, это не преувеличение, математический талант Вадима не имел равного среди тех, с кем мне довелось контактировать. Он не открывал нового в математике, но его умение логически мыслить, в совершенстве пользоваться математикой в очень сложном математическом моделировании процессов в энергетике помогло нашей организации создавать программный продукт, не побоюсь этого слова, на мировом уровне. Да, мы сильно отставали в качестве вычислительной техники. Но наши программы были передовые.

Профессиональная и человеческая трагедия для нас — его столь ранний уход (Вадим прожил чуть больше 50-ти лет). Более полная характеристика Удовиченко приведена в опубликованной на сайте «Письма о Ташкенте» книге Брискина «Сага о диспетчерском управлении», где он выведен под ивритским псевдонимом Мадаи – ученый. От себя добавлю, что в узбекской энергетике не было, и нет специалистов и близкого уровню Вадима. Теперешнее состояние энергетики Узбекистана не позволяет создавать что-либо в области математического моделирования. Ставка сделана на внедрение зарубежных комплексов программ, но это уже совсем другая песня и другие деньги (шести- семизначные суммы в баксах).

Вспоминаю ту гордость и удовлетворение от результатов нашей работы. Мучительный и долгий «мартышкин» труд технолога по сбору информации, вычислению результатов и их анализу заменяется мгновенным выводом результатов в той форме, которая позволяет легко проанализировать и принять решение. Ранее 95 процентов времени технолог тратил на записывание в «талмуды» чисел, принятых по телефону или телетайпу, переписи чисел из одного «талмуда» в другой и длительные расчеты на логарифмической линейке или ручном арифмометре.

Начальник службы автоматизированных систем диспетчерского управления Брискин (справа) и Удовиченко в старом здании ОДУ Средней Азии.

В возрасте человека начинает мучить ностальгия, и ему кажется, что раньше все было прекрасно или, по крайней мере, лучше. Спорная вещь. Но то, что я описал выше прекрасно. Я был свидетелем и участником замечательного процесса: развитие вычислительной техники и программного обеспечения. На коротком протяжении моей жизни эти положительные изменения настолько огромны и стремительны, что остается только удивляться и восхищаться возможностями человека. А также огорчаться, что совершенствование самого Человека идет не такими темпами. По крайней мере, за свою жизнь этих изменений я не заметил.

Рассказ Давтяна

Этот рассказ я услышал от академика Насырова в приватной беседе. А ему рассказал Давтян – доцент ТашПИ, преподававший нам высшую математику.

Юного Давтяна, выпускника университета, послали от районо в кишлак с проверкой местной школы. Там он посетил урок математики. Учитель опросил учеников по прошлой теме, а потом стал объяснять новый материал: сложение дробей.

«Дети, чтобы сложить две дроби нужно сложить их числители и поместить в числитель результата. А потом сложить знаменатели и поместить в знаменатель результата». Давтян подпрыгнул от неожиданности и еле досидел до перемены.

На перемене он подошел к учителю и сказал, что тот неправильно объяснил ученикам правило. «А как правильно?» спросил учитель. Давтян сказал, что нужно найти наименьший общий знаменатель и дополнительные множители для числительных. Затем общий знаменатель поместить в знаменатель результата, а в числитель записать сумму произведений числительных слагаемых на соответствующий множитель. «Понятно» сказал учитель. Прозвенел звонок. Следующий урок учитель начал со слов: «Дети, только что по телефону поступило распоряжение из районо. С сегодняшнего дня сложение дробей производится по новому правилу». И дальше правильно повторил слова Давтяна. «Всем понятно?» спросил учитель. «Да» закричали ученики. А с задней парты поднялась рука. «Муалим (учитель) можно оставить старое правило? Оно легче».

36 комментариев

  • Boris Karloff:

    Вся статья — самовосхваление. Скромнее нужно быть.

      [Цитировать]

    • Энвер:

      Boris, ну какое тут самовосхваление? Господь с Вами… Автор отметил многих достойных людей, с кем жизнь столкнула. А меня особенно тронуло восхваление, пусть будет так сказано, моего друга детства, с кем учился вместе с 1 по 11 класс — сначала в школе №117 на ул. Папанина, затем в более известной 18й. Это Вадим Борисович Удовиченко — Вадик для меня. Спасибо Владимиру за фотографию, аж сердце защемило. Замечательный человек, хороший друг. После школы наши пути разошлись, я — в геологию, Вадим — в энергетику по стопам своего отца, Бориса Антоновича. Он из плеяды самых знАчимых энергетиков Средней Азии, вместе с Геннадием Борисовичем Малюгой. Светлая память…

        [Цитировать]

      • Юрий Берлин:

        Здесь упоминаются люди, с которыми жизнь меня тоже свела много десятилетий назад. Малюга и Брискин были в комиссии, когда мы защищали дипломы на Энергофаке в 1976 году. С Вадимом я встретился еще раньше. Он читал нам лекции. Позже, долгие годы я работал с ними. Жизнь очень жестоко обошлась с ними. И Вадим, и Игорь Львович, и еще несколько наших друзей и сотрудников ушли задолго до срока. Яркие, умные, красивые люди.

          [Цитировать]

  • Галина:

    Спасибо за рассказ. Да, так и было. Я училась в 50 школе, и у нас тоже было много победителей олимпиад по физике, химии, математике.
    Повеселил рассказ о сложении дробей.
    А на одном фото я узнала Фиму Якубова, он учился со мной в одной группе на мехфаке в ТашПИ с 71 по 76 гг.

      [Цитировать]

  • grig:

    89 школа была самая лучшая ,по этому автор вы не правы…

      [Цитировать]

    • Обыденный читатель:

      Правильное правописание:

      «89 школа была самая лучшая, поэтому, автор, Вы не правы… .»

      Судя по тому, что Вы сделали 6 ошибок только в одном предложении, можно сделать вывод, что автор был прав.

        [Цитировать]

      • grig:

        Обыденный читатель:
        Правильное правописание:

        «89 школа была самая лучшая, поэтому, автор, Вы не правы… .»

        Судя по тому, что Вы сделали 6 ошибок только в одном предложении, можно сделать вывод, что автор был прав.

        доставляет удовольствие видеть бревно в чужом глазу??ну-ну…дачи вам довольный человек!

          [Цитировать]

    • Вертелецкий Владимир:

      Я не хотел никого обидеть. Для каждого его школа самая лучшая.
      Я учился в нескольких школах, и моё мнение о 110- ой, наверное, объективно.

        [Цитировать]

  • Владимир:

    Я окончил 110-ю в 1988 году, учился в математическом 10Б классе у Дорфмана Идель Абрамовича ( не обвиняйте меня в неточности, так его имя написано на могильной плите). Он не смог доучить нас. Он скончался от очередного инфаркта во время зимних каникул в январе 1988года. Накануне он ругал меня, победителя городских олимпиад по математике за 1987 1988гг , что я зарываю свой талант идя в медицину.
    Да я помню и нулевые уроки и 5 уроков математики подряд, и то как Дорфман мог прервать занятия и начать читать стихи, или достать скрипку и сыграть что-нибудь, чтобы разгрузить нам мозги. И мы также в 10м классе уже учились по инстиутским учебникам 1го курса. В 1988г в школе открыли свой класс програмирования (до этого ездили в ТашПИ), поствили штук 20 ПВЭМ Yamaha. В те годы кода я учился доходило до 10 «З», это был спортивный. В начеле 80-х слева от школы построили еще один спортивный зал для мини футбола и залом атлетики в подвале.
    Я с огромной теплотой вспоминаю те годы, друзей ,однокласников которые почти все в силу определенных обстоятельств начала 90-х уехали из Узбекистана (класс наш на 80% состоял из евреев). Теперь они проводят встречи выпускников в Америке.

      [Цитировать]

    • Art68:

      Странно, что в 1988 было уже до «З «, когда заканчивала я за 3 года до Вас было 10 классов -с «А» по «К»..Третий спортивный зал во дворе был построен раньше, в 1980-м мы там уже занимались.

        [Цитировать]

      • Владимир:

        Может и были «И» и»К» вполне возможно, столько лет прошло….

          [Цитировать]

        • Art68:

          Помню, что А классы с 1 -ого по 10- ый, — это были национальные классы с преподаванием на узбекском языке, мы с ними даже не пересекались, из других же с 8-ого начинали формировать спецклассы. Поэтому, Б- это был физкласс, В, Г, Д, -простые..и Е, Ж, З,И, К- математические….но…. вот не помню, про З, т.е. он, конечно же, был, но на слуху и знакомых не могу вспомнить-)).
          Кто то отучившись после 8-го в спецклассе и, понимая, что не тянет углубленное изучение предмета, переходил в простой, кто то, наоборот, после сдачи экзаменов 8-ого класса, шли в спец.

            [Цитировать]

          • Владимир:

            Выпуск 1987г математический класс был 10 «Е «Дорфмана И.А.
            и еще один класс был, букву не помню, у другого преподавателя.
            Выпуск 1988г математических класса было тоже два 10 «Б » Дорфмана И.А. и еще один. Может кто помнит как звали второго преподавателя — лысоватого мужчину средних лет?
            А вообще вспоминая школу, учась в матклассе нас дрючили по всем предметам и по химии и по физике и по биологии и т.д. Нам очень повезло, почти все преподаватели были учителя-методисты, отдающие все свои знания ученикам. Спасибо им за все.

            »

              [Цитировать]

      • Юрий Берлин:

        В первом выпуске новой 110-й школы в 1970 году нас было 8 10-х классов.
        240 выпускников. А всего в школе было, кажется, 2500 учеников.

          [Цитировать]

  • Viktor:

    А почему ничего не пишет о себе ещё один «математик» и программёр по совместительству, господин Ивонин? Кто-кто, а уж он-то мог бы дать добрую порцию форы автору статьи относительно самовосхваления. Жаль, конечно, что он не реагирует на эту статью в контексте его математических и прочих супер аналитических способностей!

      [Цитировать]

  • Вертелецкий Владимир:

    Удивили комментарии о самовосхвалении. У меня в тексте, вроде, этого нет.
    Прав гений- классик : «нам не дано предугадать как слово наше отзовется»

      [Цитировать]

  • Виктор Арведович Ивонин:

    Странные люди. Чего мне себя пиарить? В столице СевУралЛага я закончил 7 классов. Больше там не было. Поэтому, в 1960 году, оказался в Фергане и учился в школе №13 в 8 классе. Учителя там были одни мужчины. Сами понимаете почему, если в народе эту школу и окружающую территорию называли «Нахаловка». В конце сентября меня направили в областную школьную олимпиаду по математике. Выиграл. Вместе со мной ещё 15 человек лучших математиков этой Олимпиады, Ферганский областной педагогический институт без экзаменов принял нас студентами на первый курс Пединститута. Вот так и учился До обеда, в школе в школьном классе, после обеда, в Пединституте. В 1962 году было принято решение об одиннадцатых классах. Мне это не понравилось и я закончил своё школьное образование в 10-тилетке и поехал поступать в Ташкентский медицинский институт. Но меня туда не приняли. Это потому, что я ошибся и поехал на трамвае не в ТашМИ, а в ТашИНХ. Там я сдал все экзамены без запинок. Через пару дней в кабинете Ректора института, я с ужасом понял, что меня приняли студентом на специальность «Экономика и организация материально-технического снабжения», которая никакого отношения к медицине не имела. Закончил я ВУЗ с красным дипломом и первой в Узбекистане Золотой медалью СССР за лучшую научную студенческую работу. Не успел я начать работать в финансовом отделе Узглавмашснабсбыта, как меня отправили преподавать на Республиканских курсах повышения квалификации работников текстильной промышленности. Через месяц и 8 дней меня перевели в Госснаб Кабинета Министров Республики Узбекистан в Отдел обработки экономической информации. Так как начальника там не было, то мне пришлось занимать кресло будущего начальника. Через неделю Зам министра пригласил меня и сказал, что организация, где мы с ним работаем новая и в ней пока не хватает помещений, а потому он спрашивает, не буду ли я возражать, если в «моём» кабинете поставят ещё один стол для очень умного и авторитетного человека. А теперь сами подумайте, часто Вас только закончившего ВУЗ, спрашивали не будете ли Вы о чём-то возражать? Думаю, что нет. А вот у меня спрашивали. А почему спрашивали. А потому, что спрашивал у меня Зам Министра с фамилией Пинский Вениамин Израилевич (по паспорту Бениамин Срульевич. Для тех, кто не знает, что такое «Сруль» объясняю, что нынешнее название государства «Израиль» по еврейски официально называется «Сруль»). Вот так он умел работать с начинающими. В кабинет он посадил Павла Петровича Оттыгашева — второго директора завода в отрасли тракторного и сельскохозяйственного машиностроения, крупнейшего организатора производства, большого энтузиаста, возглавляющего крупную реконструкцию завода, что создало условия для его дальнейшего развития. Вот так, я два года, вдвоём, сидел друг против друга с легендарным руководителем производства. За все эти два года ни Павел Петрович, ни Вениамин Израилевич на меня ни разу не повысили голоса. Они оба делали всё для того, чтобы передать свой опыт и знания. Вот так я попал в Минэнерго и покрутился там возле ЭВМ Урал-2. Вряд ли я там чему-то научился, но понял, что такое программы и компьютеры, а потому в Центральном Экономико-математическом институте (ЦЭМИ) в Москве я выглядел вполне прилично и явно не отставал от молодых учёных в этой области. Не случайно, Директор ЦЭМИ академик Федоренко познакомил меня с Шарафом Рашидовичем Рашидовым, где мы говорили о первой экономической программе «Программа развития народнохозяйственного хлопкового комплекса». В результате Госплан и Правительство постепенно перешли от планирования к программируемой экономики. Это было сделано раньше, чем в других республиках СССР. Я написал первую диссертацию по этому научному направлению. После неё по этой тематике только в Узбекистане было защищено больше сотни диссертаций. А дальше всё просто. Пришла пора независимости. Зашёл я в Кабмин и понял, что весь он находится в состоянии грогги. Дело в том, что раньше все привыкли получать законы и постановления из Москвы. Затем они меняли слово «СССР», на УзССР и всё. Документ готов. Когда же пришла независимость, писать законы и постановления пришлось самим. Сами не могли. Тридцать человек попробовали, у них не получилось. Тогда позвали меня. Мне не охота было, но пришлось писать. Вот так, я два года писал весь первый пакет рыночных законов Республики Узбекистан. Потихоньку научил других. И пошло. Между делом подготовил дюжину докторов и профессоров, шесть академиков, трёх заместителей правительства, одного главу правительства, двух государственных советников, всех директоров крупнейших предприятий Ташкента, министров и их помощников, руководителей областных структур и предприятий и т.д. Вот что такое начинать работать под руководством великими специалистами Пинского и Оттыгашева. Один еврей, второй татарин. Люди они скромные, но замечательные. А теперь покажите мне, где Скляревский хоть пару слов написал об этих крупнейших руководителей экономики и промышленности Узбекистана. Публикуют какой-то мусор и считают что это история Узбекистана. Поработайте дорогие, напишите трактат о Пинском и Оттыгашеве. Господин Скляревский, Пинский и Оттыгашев самые авторитетные руководители экономики и промышленности Узбекистана в своё время. Где они на Вашем сайте? Помяните хотя бы добрым словом. А тех, что находятся на фотографии в Узэнерго, я знаю. Знаю, что один из них спрашивал о том, чтобы перейти к нам в Госснаб на работу. Умные и работящие женщины его уже задолбали. Но его у нас не взяли. Это я, для Вас коротенько написал свои мемуары, чтобы потом не говорили, что я себя пиарю. Не забудьте ещё, что десятый класс я заканчивал заочно, поскольку работал токарем на комбинате строительных материалов и «ученицей съёмщицы» на текстильном комбинате. Не удивляйтесь, тому, что я был «ученица съёмщицы». Это записано в моей Трудовой книжке. А ещё, я года два был Главным врачом поликлиники в Ташкенте. Там у меня все врачи были евреи. Других на работу не брал.

      [Цитировать]

    • AK:

      Вот понятно когда о плановой или «программируемой» экономике идет речь, но когда о демонтаже этой экономике, переводе ее на частные рельсы (что хочу то ворочу :) о каких законах идет речь? Законах об отмене предыдущих законов?

        [Цитировать]

    • Viktor:

      Читайте у Ивонина и учитесь, господин В. Вертелицкий, настоящему мастер классу самовосхваления! Но надо отметить что и Вы в этом преуспели. Одно только «уровень школы был невысок, и это тяготило меня» или то что «учиться по инерции мне не хотелось» много говорят о Вашем излишне высоком самомнении. Беда в том, что ни Вы, ни Ивонин не стали математиками, хотя это и логично. Как говорил один мудрец: «каждый заслуживает той участи, которую имеет».

        [Цитировать]

    • Логическое противоречие:

      Господин Ивонин,

      Мне не понятно, как Вы будучи умнющим, по Вашим же словам, человеком, умудрились перепутать Ташкентский медицинский институт с ТашИНХ при поступлении в ВУЗ? Где же был Ваш пытливый, математический ум в тот момент?

        [Цитировать]

  • Карен:

    Прицепились к Ивонину,как репейник…

      [Цитировать]

    • Вадим:

      А никто к нему и не цеплялся. Больно надо. Ивонин — это не конкретная личность, а скорее нарицательное понятие, ассоциируемое с хвастовством при отсутствии способностей.

        [Цитировать]

      • AK:

        Виктор Арведович аксакал и профессионал. Ему есть что рассказать и скромность в таких делах неуместна. Его можно сравнить с Эрдоганом. Турецкий лидер закончил учебное заведение позволяющее стать и религиозным деятелем и государственным. Виктор Арведович вырос в ГУЛАГе и это полноценное религиозное образование, и любой ташкентский ВУЗ не уступит лучшим турецким в подготовке государственных деятелей. Нам остается только выпытывать у него методы сохранения государств в критические моменты истории..

          [Цитировать]

  • Карен:

    Напомню,Ивонин В.А.личность известная и государственная.Недавно был отмечен и награжден Президентом Республики Узбекистан.Не надо лопаться от зависти.Самовосхвалением он не занимался.А реклама самого себя это не самовосхваление.Не надо путать понятия.Реклама двигатель торговли,а не самовосхваления.Так,что,господа репейники,не цепляйтесь к нему!

      [Цитировать]

    • Вадим:

      Не надо приписывать зависть другим, — если хотите завидуйте сами. Не знал, что награждён, да и без разницы, по большому счёту. Реклама того, чего в человеке нет — это и есть самовосхваление и хвастовство, а не двигатель прогресса. Скромность всем к лицу.

        [Цитировать]

      • О фантомах в математике:

        Согласен. Реклама низкосортного — барахло. Сколько ни рекламируй дешёвый ширпотреб, всё одно нарицательный лейбл «made in China» никогда от барахла не отклеится. Чтобы что-то рекламировать нужно иметь то, что не стыдно рекламировать. Поэтому, если из ивониных, как, собственно, и следовало ожидать, не получились математики, то им нужно быть немножечко поскромнее и обходиться без самопиарства в математике. А то выглядит это со стороны весьма нелепо, смешно и, честно говоря, противно.

          [Цитировать]

        • AK:

          математика — это не дважды два, это, в первую очередь логика.. Но где логика у человека требующего скромности от кого-то другого?

            [Цитировать]

          • Ну что Вы!:

            Уважаемый АК,

            Забудьте о математической логике, — там Вам как человеку очень далекому от математики делать совершенно нечего. Ничего я не требую. Это право ивониных пиариться о своих исключительных математических способностях при отсутствии таковых.

              [Цитировать]

          • Semyon:

            Как можно так путать два предмета?!! Логика (что бы сформулировать идеализированное рассуждение) должна присутствовать в любой науке, так же как и математика (что бы изучить отношения между объектами, у которых описаны свойства).
            Математика — это прежде всего КОЛИЧЕСТВЕННОЕ ОТНОШЕНИЕ!!!
            Что касается экономики — это прежде всего ПРАВИЛА ведения хозяйственной деятельности. А правила в современном обществе означают ЗАКОН! Если ЗАКОН не работает значит он или неправильно составлен или существует негласный закон («телефонное право»).
            К сожалению не Ташкентском Экономическом Университете, не в Финансовом Институе, не в Банковско-финансовой академии не преподают предмет «Законотворчества», отсюда и все беды!

              [Цитировать]

            • Обыденный читатель:

              Правильное правописание:

              «К сожалению, ни Ташкентском Экономическом Университете, ни в Финансовом Институе, ни в Банковско-финансовой академии не преподают предмет «Законотворчество», отсюда и все беды!»

              Вы сделали 5 ошибок только в одном предложении. Вы что, тоже учились в 89-ой школе?

                [Цитировать]

              • Semyon:

                А Вы учитель русского языка? Лучше логику изучите, что бы делать правильные выводы! В 12 часов ночи сами попробуйте что-то написать, хочу посмотреть, что у Вас получиться!

                  [Цитировать]

                • Обыденный читатель:

                  Я не учитель, но я не учился в 89-ой школе.

                    [Цитировать]

                  • Semyon:

                    я тоже в этой школе не учился… И что? Теперь каждый, кроме Вас должен был учиться в 89 школе?

                      [Цитировать]

                    • Обыденный читатель:

                      Почему же Вы тогда сделали целых 5 ошибок (а точнее 6) только в одном, очень простом предложении? Неужели были и другие такие же школы? Такого даже с бодуна не сделаешь.

                        [Цитировать]

                    • Semyon:

                      Обыденный читатель:
                      Почему же Вы тогда сделали целых 5 ошибок (а точнее 6) только в одном, очень простом предложении? Неужели были и другие такие же школы? Такого даже с бодуна не сделаешь.

                      Потому, что мне важнее донести мысль, чем копаться в орфографии. И Вы эту мысль очень хорошо поняли, раз стали искать «соринки в чужом глазу». Вы просто уводите тему в другое русло, что может косвенно подтвердить мою правоту!
                      Я не скрываю, что не имею способностей к изучению языков. У каждого есть способности к чему либо. С таким же успехом я могу попросить Вас подтянуться или отжаться и, если у Вас это не получиться, то начать Вас позорить или делать, то что Вы пытаетесь сделать со мной, хотя это ни как не будет относиться к обсуждаемой теме.
                      Кстати Вы тоже сделали ошибку » только в одном, очень простом предложении?» В русском языке определения считаются неоднородными, если одно определение выражено местоимением или числительным, а другое – прилагательным. Запятая там ненужна!
                      Я предлагаю закрыть тему с орфографией и лингвистикой в целом, так как я не являюсь специалистом в этой области.

                        [Цитировать]

Важно

Не отправляйте один и тот же комментарий более одного раза, даже если вы его не видите на сайте сразу после отправки. Комментарии автоматически (не в ручном режиме!) проверяются на антиспам. Множественные одинаковые комментарии могут быть приняты за спам-атаку, что сильно затрудняет модерацию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.