Эверест Искусство

Алишер Файзуллаев

Опубликован в 4-м номере журнала «Звезда Востока» за 2020 г.

Наконец выдалось свободное время. В горы, конечно, на Эверест! А деньги подождут.

Тропинка, по которой он шел, вела на вершину горны. Цель близка, он это ощущал. Постепенно менялся ландшафт, усиливался ветер, разрежался воздух. Шагать становилось труднее. Но он любил горы, тянулся к ним, обожал взбираться на самый верх.

А где взять горы в центре душного города?

Ближайшие находились в трехстах километрах.

Асфальтная тропинка заканчивалась на подступах к летней кухне. Сосед слева за высоким забором тосковал, соседка справа за еще более высоким забором подыхала от скуки. Оба страдали аллергией.

Асфальт был проложен давно, еще его отцом, известным изобретателем и промышленником.

Вокруг – травы, горные травы. Они источали особый запах, здесь все пахло горами. Горы… что может быть лучше для городского жителя? 

До кухни оставалось три шага.

Всего три шага до вершины. Самые трудные. Нелегко испытывать нехватку кислорода, когда у тебя астма. Но он выдержит, он всегда выдерживал.

Пик. Сияющий.  

Настоящий пик – это тот, которого ты никогда не увидишь. В повседневной жизни нет никакого пика, нет и пиковых ощущений. Инженерный и строительный бизнес процветал, он был завален заказами, каждый день приносил кучу денег, но все это его уже мало волновало.  

Теперь будет спуск. В горах он опасен. С вершины спускаться сложнее, чем подниматься.

Последний шаг. Двор у них большой, целых восемь квадратных метров. Такие сейчас мало у кого. У соседа слева – два квадратных метра, у соседки справа – полтора. Когда-то у всех были огромные сады. Теперь большие дворы могли содержать лишь такие состоятельные люди, как он.

Понастроили домов. Постройки простирались до самых гор – триста километров кряду. Начали строить и в горах. Добрались почти до вершины. Когда-нибудь доберутся и до Эвереста, взберутся и на Эверест.

Что ещё почитать:  Персик

Закружилась голова.

Запас воды на неделю давно кончился. Надо заказать. «Родниковую».

Не сойти бы с тропинки. Обрыв открывал страшную неизвестность. Нет, он устоит.

Кухня была пустой. Все давно приготовлено, съедено, выпито. Какой-то таракан – явно нездешний – тупо выглядывал со дна пустой кастрюли. Что, интересно, чувствует эта тварь? Тоже отдыхает? Или на пути к своему пику? Таракан чем-то напоминал саранчу. Последний налет саранчи был неделю назад. Полчища саранчи – вояки, десантники, все крупные, в бронежилетах. Падают с неба, бьются об асфальт, но с легкостью вскакивают как ни в чем не бывало. Раньше саранча была маленькой. Акселерация.

Дверь летней кухни отворилась без особой охоты, со скрипом.

Но ничего, главное – вершина покорена. Эверест, это его Эверест! Как тут потрясающе красиво!

Теперь надо подготовиться к спуску. Он осмотрел свое снаряжение. Рюкзак, аркан, зубила и ледоруб были наготове. Все новое, куплено по Интернету.

В здешних местах магазины давно исчезли, даже туалетную бумагу надо приобретать через всемирную паутину. Правда, на все есть лимиты, но значительно переплатив, можно кое-что и дополнительно заказать.

Решил захватить кастрюлю с тараканом – ведь не спускаться же с пустыми руками!

Скоро праздник, двадцать третья годовщина его свадьбы. Как обычно, решили отметить врозь: он на вершине, а она – внизу, в долине. Ей не хотелось подниматься в горы, а он не представлял, как такое событие можно праздновать не на вершине.

Какая узкая и коварная тропинка. Следует быть максимально осторожным.

Стоп! Чуть не поскользнулся.

Вся жизнь промелькнула перед глазами. Мама, папа, школьные годы, первая любовь, первое восхождение на вершину. Тогда, можно сказать, вершина покорила его, а не он ее. С тех пор его вновь и вновь тянет туда. Но это удается не всегда, лишь в редкие свободные часы.

Что ещё почитать:  Самарканд в 1868 году. Из воспоминаний художника В. В. Верещагина. Окончание

Он уже почти внизу, у зимней кухни. Еще два шага – и войдет в мир жены. Недавно она предложила выбросить все ложки и вилки, мол, теперь мало кто пользуется ими. Он на всякий случай спрятал одну ложку и одну вилку в своем рюкзаке: может, когда-нибудь пригодятся в походе.

У бабушки была серебряная ложка. Где ты, бабушка? Бабушки давно нет, может, ее никогда и не было. Все равно он скучал по ней. Как она любила его! Добрая, тихая, как неприметно прожила, так незаметно и ушла в мир иной. Он скучал и по дедушке, по отцу, по матери, по своим детям. Дети занимались строительством. Они строили быстро. Это он, потомственный промышленник и строитель, он их научил.

Осторожно приоткрыв дверь зимней кухни, он заметил спящую супругу. Она, как всегда, дремала, положив голову на обеденный стол из горного мрамора. Рядом большой нож, две-три пьяные мухи.

Ах, какие у нее кудри! Спасет ли красота мир? Пусть спит, бедная. Устала от хронической тревоги. И телевизор перестала смотреть, и компьютер, весь в вирусах, ее больше не притягивает.

Жаль, что жена не желает ходить с ним в горы, покорять пик. Было бы намного интереснее… И друзей давно не видно. Все они успешные и не менее состоятельные, чем он сам. Кто-то из них ходит в лес, кто-то в степь, но горы предпочитают обходить. Умные. Но не надо иметь большого ума, чтобы догадаться, какие у них тут лес и степь. Все искусственное, сделано из антиаллергенных материалов нового поколения.

Что делать с кастрюлей с тараканом? Кастрюлю решил оставить, а таракана забрать. Может, отпустит по дороге, ведь в горах сейчас так мало животных.

Куда делись хищники? Они исчезли, оказались беззащитными, слабаками. Однако их изображения можно видеть в городском зоопарке. Отличный зоопарк, он сам был одним из спонсоров. Занимает почти целый этаж нового жилого здания, построенного его компанией. Там даже продают открытки с изображением снежного барса. Правда, такие открытки страшно дорогие – ведь это животное давно исчезло, и никто толком не знает, жило ли оно когда-либо.

Что ещё почитать:  "Рядом с ним мог сидеть не каждый." Ахназар Умаров

Вот бы иметь горного козла, или дикую лошадь, или хотя бы домашнего ослика! И собаку завести, чтобы она ходила с ним в горы и охраняла. Он в детстве видел собаку. Он был почти уверен в этом. Та даже лаяла, кажется.

Собираются тучи. Видно, будет гроза. Лишь бы не ударила молния.

Надо одеться как следует, лучше всего в теплый комбинезон. Жаркое лето – не помеха. Клин клином, как говорится…

Пора идти. Впереди непростая дорога – горная тропинка, благодаря которой он не сходил с ума. Пусть сумасшедшие всецело остаются в своем безумном мире, а его мир – это мир горной вершины.

Решил выбрать новый, самый сложный маршрут – по южному склону. Это более крутой склон, по нему можно лишь медленно карабкаться. Риск огромный.

Предстояло одно из самых сложных восхождений в его жизни.

Опасения подтвердились. Какой был ужасный мороз! Его поджидали неожиданная лавина, коварный камнепад, мощный ураган, шаровая молния, проснувшийся вулкан, запредельное землетрясение. Он падал в ледяные озера, отражал нападение хищных животных, отдыхал в темных пещерах с опасными грызунами. Но ничего, все выдержал.

Взобравшись на вершину, он вдруг почувствовал головокружение – то ли от счастья, то ли от кислородного голодания.  

Эверест Петрович начал осторожно спускаться вниз, чтобы, вдоволь подышав, вновь устремиться к пику. Дела инженерно-строительного конгломерата «Джомолунгма» могли подождать еще минут пятьдесят.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.