«Мы использовали концепцию полицентричности» — руководители компании PwC о работе над преобразованием Ташкента Разное

На наши вопросы отвечали Анна Данченок, руководитель практики стратегического консультирования в секторе недвижимости PwC (Россия) и Ойбек Юлдашев, старший менеджер практики консультирования PwC (Узбекистан).

– Компания занимается анализом рынков недвижимости и консалтингом в макроэкономике – как это связано с проектом по развитию Ташкента?
– Команда стратегического консультирования в недвижимости, использует углубленную рыночную аналитику и геоинформационные системы для формирования и обоснования стратегий развития отдельных объектов недвижимости, городских районов и целых городов. Изучая проекты по всему миру, мы хорошо понимаем, что работает в контексте городской среды и ее экономики, а что нет, и от чего это зависит. К тому же нам очень помогла локальная экспертиза и понимание города со стороны нашего офиса в Узбекистане.

Несмотря на то, что Ташкент –  очень древний и красивый город, один из крупнейших на территории бывшего СССР, долго он был обделен должным вниманием инвесторов и туристов. Сегодня Ташкент переживает новый период своего развития, и для того, чтобы идти в ногу с другими мегаполисами, многое еще предстоит сделать. Исторически город развивался сначала вокруг района Чорсу, а в 20 веке – вокруг площади Амира Тимура, что на сегодня привело к сосредоточению большинства объектов торговли, бизнеса и туризма практически в одном районе.

 В проекте Business City мы использовали концепцию полицентричности и разработали наши предложения по девелопменту восьми различных точек, которые могли бы стать альтернативными центрами роста города. Мы не только определили, что именно нужно городу для устойчивого развития, но и определили конкретные места для каждого из проектов. В состав этих проектов вошли не только жилые и коммерческие объекты, но и концертные площадки, выставочные залы, места для досуга и творчества молодежи, тематические парки и другое.

Для нас это не первый проект в городе, но самый крупный, и мы благодарим хокимият города за оказанное нам доверие.

– Расскажите о самых интересных завершённых ваших проектах по преобразованию городов.

– В этом году мы много времени посвятили проекту реновации – крупного проекта по обновлению жилого фонда Москвы, который будет реализовываться в течение ближайших 15 лет.

Кроме того, мы много занимаемся работой над проектами реновации промзон, исторических промышленных территорий, расположенных в черте города, но требующих приспособления под современные использования. В нашем портфеле проекты не только в Москве и Петербурге, но и других городах СНГ.

Наверняка многие слышали о том, что PwC являлся одним из партнеров Олимпиады в Сочи и участвовал в развитии города. Мы также работаем с известными архитекторами, например, в прошлом году вместе с бюро Zaha Hadid мы поработали над концепцией создания туристического кластера в Новороссийске и крупного финансового центра в Новой Москве площадью 500 га.

Также наша компания участвовала в создании концепции развития прибрежной территории Тбилисского моря. По плану здесь будут созданы рекреационные, спортивно-оздоровительные, бизнес центры и зоны отдыха. В Варшаве мы работали над проектом редевелопмента целого района города площадью более 100 га, включая историческое здание ипподрома.

– Есть предложения системные по развитию туристического потенциала Ташкента?
– На сегодня туристический потенциал города ограничивается следующими важными факторами.

Во-первых, это высокая стоимость авиасообщения, превышающая иногда в 1.5-2 раза стоимость поездки в европейские города. Во-вторых, это нераспространенность точек приема карт международных платежных систем и сети банкоматов, в-третьих, это неразвитость инфраструктуры и городской среды: например, практически отсутствуют качественные отели средней ценовой категории, а улицы и большинство объектов культуры не приспособлены для перемещения в условиях жаркого и продолжительного лета.

Безусловно, часть проблем можно решить на городском уровне, но без участия руководства государства и поддержки развития лоукостеров (авиакомпаний, предлагающая крайне низкую плату за проезд в обмен на отказ от большинства традиционных пассажирских услуг – прим. ред.) и банковской системы не обойтись.

Кроме того, за годы сформировался устойчивый имидж Ташкента как центра транзитного туризма – практически не задерживаясь в Ташкенте туристы следуют в Самарканд и Бухару, которые являются мощными источниками притяжения. В то же время Ташкент достаточно самобытен и имеет все шансы стать независимым центром притяжения. На сегодня средний срок пребывания туристов здесь составляет чуть более двух дней, и у города определенно есть потенциал к увеличению этого срока, что положительно скажется как на гостинично-развлекательной отрасли, так и на величине налоговых поступлений в бюджет. Для того чтобы решить эту задачу, необходимо продвижение бренда города, создание системы туристических маршрутов, включающих Ташкент и демонстрирующих отличие Ташкента от других городов Узбекистана (в том числе в архитектуре), реконструкция и модернизация объектов культуры, предоставление участков под строительство отелей средней категории.

– Все ваши перспективные районы (8 точек роста) для развития Ташкента лежат по одну сторону от условного диаметра, все они на юге, юго-западе и юго-востоке — вы север зарезервировали для отдельного проекта?
– В сферу нашей работы входили 8 районов города, не охваченных существующими проектами Business City. Например, в Алмазарском районе проект начал реализоваться ранее, там уже продаются квартиры. Все эти проекты, включая Tashkent City, мы учитывали в наших прогнозах, чтобы избежать «затоваривания» рынка и конкуренции между ними за покупателей.

– Все ваши 8 точек роста имеют специализацию, чем это оправдано?
– Мы не пытались изобрести какой-то искусственной специализации, а исходили из исторических особенностей районов, их географического расположения, а также пытались удовлетворить спрос горожан в тех объектах, по которым имеется нереализованный запрос населения. Более того, сегодня все мировые практики свидетельствуют о запросе на многофункциональное строительство, поэтому предлагая доминанту для каждого района, мы не рассматривали ее как монофункцию, а добивались синергетического эффекта между всеми составляющими проекта. Например, в Чиланзарском районе мы рекомендуем к реализации медицинский кластер с якорем в виде многопрофильного медицинского центра. При этом офисная часть проекта направлена на арендаторов в фармацевтической индустрии. На приаэропортовой территории мы рекомендуем многофункциональный объект с гостиницей и конгресс-центром. Это вообще тренд всех крупных городов – практически ни в одном крупном городе вы не встретите аэропорт без отеля в радиусе пешеходной доступности – это выгодно как экипажам авиалиний, так и деловым туристам.

В Яккасарайском районе исторически немало музеев, может быть менее известных, чем музей истории Тимуридов или Государственный музей истории, поэтому мы предлагаем это направление развивать и создать здесь полноценный музейный кластер с музеем современного искусства с постоянной экспозицией. И так для всех восьми районов, над которыми мы работали.

– Какие есть предложения для Ташкента по созданию и развитию общественных пространств?
– Ташкент пока существенно отстает от других городов по уровню благоустройства вне центральных районов. Общественные пространства — это целая система, объединяющая зоны рекреации, транспортно-пересадочные узлы, детские площадки и многое другое. С точки зрения системности лучший подход — это увязка принципов благоустройства с основными документами градостроительного планирования – тем же генпланом и концепцией развития города, где должны быть учтены основные требования к общественным пространствам и их размещению.

С одной стороны, общественные пространства должны быть рассредоточены по территории всего города, поскольку сейчас не во всех районах есть даже обычный парк. С другой стороны – надо учитывать климатические особенности города и возможность всесезонного использования инфраструктуры, например, зоны отдыха с фонтанами, крытыми и кондиционированными пространствами для круглогодичного использования, искусственные водоемы, трансформируемые в катки зимой и т. д. Немаловажна и доступность объектов для населения в целом. Безусловно, могут быть платные аттракционы и развлечения, но как минимум вход в парк должен быть бесплатным.

– По поводу создания парка-сити в соцсетях много негативных отзывов. Что можно ответить критикам, в чём необходимость создания современных парков?
– Сегодня каждый город пытается придумать и реализовать концепцию парка для горожан и туристов, и парки разных стран соревнуются между собой по количеству посетителей и постов в Инстаграме.

Концептуально парк в Tashkent City стоит в одном ряду с наиболее современными аналогами, включая московские. Парк заполнен даже в будние дни, а его строительство подстегнуло развитие близлежащих территорий. Строительство подобных масштабных объектов очень часто изначально не встречает одобрения у горожан, нередко из-за бюджетов, выделяемых на соответствующие проекты. В то же время важность парка как атрибута городского пространства растет с каждым годом. Например, население Сингапура составляет всего 5.4 млн человек, при этом самый главный парк города (Gardens by the bay ) посещают 12 млн человек в год. Начиная с 2 млн человек в первый год после открытия этот показатель ежегодно прирастал на 2 млн чел. Мысль о том, что парки –  эффективный способ развития городов не нова, но пример Сингапура показывает, что парк может быть операционно успешен, а его строительство, как и в случае, например, с GBB или Сentral park в Нью-Йорке, окупаться более высокой стоимостью реализации прилегающих участков.

Отсюда.

3 комментария

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.