Шаштепа и Минг Урик: хроника разрушений Фото

Город говорит:

Два дня — 5 и 6 сентября — провела в компании признанного в мире археолога, историка Маргариты Филанович и предводителя городских исследователей X-Places Рустама Хусанова. Встречи приятные, повод не очень — разрушаются археологические памятники Ташкента Шаштепа и Минг Урик. Факторов много: атмосферные осадки, развернувшиеся вокруг стройки, но главная причина — бездействие государства, которое на законодательном уровне взяло на себя обязательство беречь культурное наследие для потомков.

Шаштепа — древнейшее оседлое поселение

Шаштепа. 16 марта 2019 год. До обрушения свода пять месяцев.

Городище Шаштепа расположено на массиве Сергели и представляет собой здоровую гору земли, поросшую колючками и частично мусором, если смотреть на него глазами среднестатистического обывателя или чиновника. Для Маргариты Филанович, руководителя Ташкентской археологической экспедиции, в ходе которой в 1978—1982 годах и был исследован объект, это место — реликвия. Она читает его склоны как страницы учебника истории, охватившего период с глубокой древности до средневековья. Слушаешь и жалеешь только об одном: что не можешь взглянуть на городище её глазами, рассмотреть за буграми и насыпью дворцовые комнаты, алтарь, коридоры и башни с бойницами.

Всякое городище, в том числе и наши, по словам Маргариты Ивановны, напоминает слоёный пирожок. Жизнь там шла столетиями, и всё, что оставляли после себя люди, становилось культурным слоем.

История современного Ташкента начинается на Шаштепа. Это первое стационарное поселение, которое существовало в X в. до н.э., предтеча города.

Шаштепа. 16 марта 2019 год. До обрушения свода пять месяцев.

— Первыми сюда из долины Ахангарана пришли ранние земледельцы. Выкопали свои землянки, оставили посуду — заложили слой. Следующими пришли кочевники, которые, по традиции, хоронили умерших в курганах — так появился ещё один слой. Потом из восточного Приаралья пришла большая группа людей, которые уже знали городское строительство. В низовьях Сырдарьи у них были, можно сказать, города с дворцами и оборонительными стенами варваризированного типа. План городища, который мы составили в ходе раскопок, показывает особую форму строительства нашего присырдарьинского региона. Она наблюдается от самого Приаралья до Ферганы. И, конечно, солярный принцип – храм на Шаштепа представляет собой крестообразное здание, вписанное в окружность. Здесь жили племена огнепоклонников, о которых Геродот писал, что они чтут единственным бога солнца и ему приносят в жертву лошадей, самых быстрых животных. Что думали те, кто жертвы приносил, мы не знаем — письменности у них не было. Остались только сведения со стороны, — рассказала Маргарита Ивановна, пока мы взбирались на гору.

Шаштепа. 5 сентября 2019 год.

На территории Ташкента расположено больше 20 городищ (тепа). Все они являются археологическими и в какой-то степени затронуты исследованиями Ташкентской археологической экспедиции в 70-80-х, но не изучены должным образом.

— Это было невозможно. Хотя мы работали, выделялись деньги. Когда после землетрясения развернулась большая стройка и везде что-то задевали, археологи воспользовались законом об охране памятников. Мы закладывали деньги в строящиеся кварталы при составлении смет строительства. И когда подходила очередь какого-то объекта, я просто шла в Управление капитального строительства (УКС) и узнавала, какая и где идет стройка по плану на этот год. Там поднимали сметы и видели статью «Археологические исследования». Хотели они или нет, но нас финансировали. Причём чем больше строили, тем больше Ташкент изучался. Это было великое счастье, — вспоминает археолог.

Сообщение об обрушении на территории городища для Маргариты Филанович новостью не стало. Она давно пытается привлечь внимание государства в лице ответственных ведомств к проблемам «бесхозного» объекта. Однако такого разрушения археолог увидеть не ожидала. Прошептала: «Дожили», а потом несколько минут молчала, глядя на тысячелетнюю кладку в кустах колючки.

— Ещё не катастрофа. Можно расчистить. Вот только помещения, выложенные из сырца, уже никому не покажешь. Кладку кирпича тоже. Печально, что центральный археологический объект Ташкента находится в таком состоянии, — сказала Маргарита Ивановна.

Шаштепа. 5 сентября 2019 год. Обрушенный свод.

По словам археолога, ни в одной столице среднеазиатских республик нет памятников, подобных Шаштепа.

— Это первый многослойный археологический объект с четкой стратиграфией, которая позволяет проследить, как в течение 2200 лет на этой территории менялась жизнь. Здесь встречается кладка, сложенная из квадратного кирпича (40х40). Это кладка античного времени, которая появилась на территории Средней Азии в III в. до н.э. Так сложен ранний Ташкент. При раскопках обнаружена и прямоугольная кладка (52х26), которая появилась позже – в V-VI вв. Она рассказывает о продолжении жизни нашего объекта после арабов. Верхняя точка городища относится к эпохе Тимуридов (XIV-XV вв) – там находился наблюдательный военный пункт. Более точно позволили датировать памятник находки, обнаруженные при раскопках: монеты, керамика, изделия из камня.

Пока мы изучали проблему на местности, хокимият Ташкента опубликовал заявление, что не позволит историческому наследию погибнуть. Ведутся проектные работы по консервации памятника, планируется сооружение навеса над разрушающимся холмом и создание туристической зоны на прилегающей территории. О сроках выполнения работ сообщим позже, — пообещала администрация.

Текст заявления сопровождали любопытные картинки, в которых мои собеседники узнали проект археологического парка «Шаштепа», разработанный архитектором Тимуром Нурулиным.

Скриншот публикации на странице столичного хокимията от 5 сентября 2019 года

Появились вопросы, с которыми я обратилась к автору. Вот что Тимур ответил:
Проект археологического парка «Шаштепа» готовился ещё когда рядом с городищем было поле (сейчас его застроили высотными домами). В прошлом году я собственноручно и безвозмездно передал в его хокимият. Проект презентовали господину Артыкходжаеву, и он дал согласие на реализацию. Но буквально через неделю было объявлено о строительстве жилого комплекса «Чоштепа» на той самой территории… Теперь археологический парк в том виде невозможен — не осталось места. Единственное, что можно сделать сейчас — это накрыть навесом. Чтобы грамотно это реализовать, нужно вначале провести изыскательские работы на уровне геологии, археологии. Потом при участии археологов (хотелось бы, чтобы это была М.И. Филанович) разработать проект консервации памятника. Института реставрации у нас нет, наверное, это может быть какой-то проектный институт, который выполнит проект навеса и, может, маленького музея.

О необходимости привлечения квалифицированных археологов, геоморфологов к разработке проекта консервации говорит и Маргарита Филанович. Спасение 2200-летнего памятника — задача архисложная, ювелирная, почти операция на открытом сердце, которую не доверят никому, кроме хирурга. Лучшее, что в этой ситуации может сделать хокимият, чтобы воплотить в жизнь свои намерения — это найти спонсора, прислушаться к рекомендациям специалистов и позвонить в Институт археологических исследований. Там откликнутся.

Городище Минг Урик — древнее городское ядро Ташкента

Трещина в стене сооружения в восточной части городища. Крупный план. 6 сентября 2019 года.

Чуть больше года общественность и ученые пытаются привлечь внимание государства к проблеме археологического памятника Минг Урик. Храм авестийского культа возрастом две тысячи лет, который находится на территории городища в центре Ташкента, расходится трещинами. Они могут привести к его обрушению, если ничего не сделать.

Заведующий Ташкентским отделом Института археологических исследований АН РУз доктор исторических наук Абдухаким Анарбаев и археолог Маргарита Филанович пришли к заключению, что древнему памятнику угрожает огромная глиняная стена с двумя башнями. Вывод подтверждает направление трещин, которые разбегаются не только по сооружениям древнего комплекса, но и проложенной уже в наше время лестнице. 

Оборонительная стена в стиле Ичан-калы, которая тянет городище на себя

Массивный новодел из сырцового кирпича, напоминающий стены Ичан-калы, вырос перед Минг Урик из благих побуждений. В 2007-2008 годах городище раскопали и исследовали археологи. В 2009-м по линии Минкультуры памятник законсервировали. Территорию археологического комплекса перекрыли легкой кровлей, чтобы защитить от воздействия природных факторов (осадков, ветра), вокруг установили ограждение. Мер по обеспечению сохранности исторического объекта проектировщикам показалось недостаточно, и тогда строители построили стену из сырцового кирпича размеров античных времен. Она простояла некоторое время и обвалилась. После этого стену одели в «рубашку» из пахсы и пристроили к ней две полукруглые башни. Приблизительный вес новодела составил около 400 тысяч тонн.

Чудовищная тяжесть этого глиняного массива приминает грунтовые слои и тянет вниз сам охраняемый объект. За десять лет с момента возведения этого массива каждый год приходится наблюдать, как образуются и расширяются щели и трещины в стенах и кладках древнего строения, что приведет в итоге к его полному разрушению, — написал археолог Абдухаким Анарбаев в заключении от 17 августа 2018 года. Оно было ответом на запрос Комитета по туризму Общественного Совета о состоянии и сохранности памятника Минг Урик. Чтобы остановить процесс разрушения, эксперты, в том числе Маргарита Филанович, предложили разобрать пахсовый новодел и установить вместо него легкую ограду.

«Прежде чем начинать работы, целесообразно привлечь специалистов – геоморфологов для компетентного заключения о состоянии нижних грунтовых вод», — отмечено в заключении.

Глиняная обмазка не спасает стены от трещин — они ползут под ней

Документ с рекомендациями экспертов ОС передал в Минкультуры, на который 15 октября прошлого года пришёл ответ из Межрегиональной государственной инспекции по городу Ташкенту, Ташкентской и Сырдарьинской областям. Рабочая группа, которая выехала на место по обращению, сообщила, что городище находится в удовлетворительном состоянии, а трещины на стенах появились естественным путем.

— Никаким другим путем они появиться не могли, — комментирует Маргарита Филанович. – Мы наблюдали змеевидные трещины еще в ходе раскопок. Нас беспокоит то, как быстро, начиная с 2009 года, идет их раздвижение. Многие щели и трещины появились совсем недавно. Часть их перекрыли глиной, но обмазка отходит. Это говорит о том, что они продолжают расти.

Трещина в стене сооружения в восточной части городища. Общий вид. 6 сентября 2019 года.

Больше всего вызывает беспокойство трещина, которая появилась на стене внутреннего коридора, выходившего в башню в восточной части городища. Как и другие трещины, она тянется по направлению к многотонной глиняной стене. Если ничего не предпринять, 2000-летний Минг Урик продолжит расходиться по швам и однажды разрушится.

Подписаться на канал «Город говорит»

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry

1 комментарий

  • Рахим:

    Деньги деньги бизнес снимай бабло ломай строй жилой дом супермаркет базар нахер старину туристов народ быдло руби деревья

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.