Мозаика и рельефы на фасаде телецентра в Ташкенте 1972-1978 Искусство История Старые фото

Телецентр в Ташкенте  1967-1977.

Архитектор К.А. Никурадзе

Мозаика и рельефы на фасаде. 1972-1978
Размер: 2500 кв. м – мозаика, 100 кв.м – рельефы
Материал: смальта, бетон

Из интервью Е.М. Аблина порталу Zelenograd.ru:
— В Ташкенте вы сделали самую большую в мире мозаику…
— Да, на фасадах ташкентского телецентра. Это более 2,5 тысяч квадратных метров. Архитектурный проект был очень плохим. Обычно художник в архитектуре привязывается к ритму строения. Либо работа делается «вопреки», либо повторяет какой-то архитектурный ритм, соотносится с ним. А тут стоял в центре Ташкента совершенно глухой блок 120х120, в котором совершенно не к чему было привязать работу. Я год мучился с ним, просто чтобы «подойти». Архитектор это должен был сделать, но не сделал, построив просто «коробку» и пригласив художника, чтобы он «доделал». А когда я придумал использовать «раппо́рт», то есть «повтор», всё встало на свои места. Это был 73-й год, самый разгар застоя. Один из узбеков-архитекторов заявил, что мой проект — сплошная абстракция, такого не может быть у них в Ташкенте. А после этого выступила одна женщина, искусствовед. И она сказала, что до сих пор в Узбекистане на стенах делались гигантские увеличения восточных миниатюр и это неправильно.

А тут — творческий подход с обработкой среднеазиатских мотивов, что является хорошей находкой и примером для подражания. После чего главный архитектор Ташкента Адылов закрыл обсуждение, но потребовал сделать фрагмент из цветного картона в натуральную величину и на земле выложить фрагмент мозаики, чтобы можно было представить, как это будет выглядеть. Я позвонил в Москву и велел собирать бригаду. Уже через неделю приехали первые несколько человек (а позже число художников-исполнителей доходило до 22).

Мозаика — это же огромный объем подготовительных работ: необходимо поставить строительные леса и подъёмники, подвезти песок, цемент, наладить сварку, в общем, тьма всяких вещей. Но у меня были очень хорошие бригадиры. И вот мы поставили забор, и я решил никому не показываться, пока не сделаю фрагмент работы в натуре. Полтора месяца я делал угол, сразу, без картонов. А во время работы почти каждый день приезжали белые партийные машины, из которых вылезали «черные пиджаки», надевали шляпу, смотрели, садились обратно и уезжали.

А мне исполнители со строительных лесов сообщали каждый раз: «Опять приезжала «шляпа». Они так следили! Через полтора месяца я решил показать фрагмент главному архитектору. Приехал к нему, говорю: «Сабир Рахимович, хочу вам показать кусок, который я сделал. А вы его вообще видели?» «Конечно, видел! Плохо было бы — остановил!» «Так, может, Вам и не надо его показывать?» «Да не показывайте, продолжайте работу!»

Полный текст интервью можно прочитать здесь.

Фотографии и текст отсюда, спасибо за ссылку Veronica Larina.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.