Интервью с директором Ботанического сада Разное

Олеся Цай

Директор ботанического сада, Содикжон Холикназарович Абдуназаров (надеюсь имя правильно написала), дал мне интервью о том, как проводилась реконструкция к мероприятиям, что хорошего и плохого всё это принесло и что будет с ботсадом дальше.

— В мае в ботаническом саду было проведено два крупных мероприятия. Я во время прогулки заметила, что сад сильно изменился, облагорожен, появились урны, мусорные баки, дорожки. Однако народ разделился на две части. Первые радуются изменениям, вторые возмущаются. Ходят толки такого рода, что уничтожили ценные деревья и растения, что впускали в оранжереи детей и животных которые все поломали. Расскажите пожалуйста, как все проводилось, вкратце. И что будет дальше.

— Когда ботанический сад асфальтировали к 9 мая, премьер-министр сразу сказал «Не трогайте, что хотите сделать, что убрать, сначала спросите у специалистов, у директора. Когда они разрешат, только тогда». Только так. И я очень этому рад. Знаете, вот праздник прошел очень хорошо, нам после праздника еще потом прошел воскресный арт-пикник. Тоже хорошо, но некоторые люди не могут себя вести. Вырывают растения, не могут мусор поставить в урну. Вот тут был беспорядок. Людей надо научить, как надо отдыхать.
У нас есть место для отдыха. Никто не мешает, смотрите (показывает на площадку под деревьями). Можно посидеть, такое открытое красивое место. Ничего не наступая, не ломая, можно посидеть. А некоторые так не сидят.
И потом, людей больше приехало. Вот в воскресенье было много людей. Одна женщина подошла, спросила меня «Как вы смотрите!?» А я и сам не ожидал, что такое огромное число людей придет.
Но смотрите, ни одно растение не повредили. В той зоне где сцена, не было особо ценных растений, был камыш и среднеазиатский тополь. Вот эту часть они попросили под мероприятие. Деревья, смотрите, ни одно не трогали, сделали навес так чтоб деревья не рубить (показывает на навес возле сцены, где прорублены отверстия для деревьев).
В фондовую оранжерею никого не впустили. В первую очередь, это ценные растения. У нас больше 50 видов. Кто сказал, что на них наступали, такого не было.
В 2014 году было Постановление, обустроить ботанический сад, сделать новую дорогу, сделать новый хозяйственный двор. В 14-15-16-17 году эта программа не выполнялась. Потом новый Президент дал задание помочь ботаническому саду. В прошлом году мы закончили делать новый хозяйственный двор, асфальтировали почти 12 километров в ботаническом саду. У нас главная проблема была, это фондовая оранжерея. Застеклить ее сейчас — очень дорого. И нам не хватало бюджета. Нам помогла компания Акфа, подарили нам застекление оранжереи.

— Сказали, что заходили внутрь, что дети рвали растения, собаки мочились.
— Как можно? Вот, смотрите, мы даже от солнца их оберегаем. Смотрите, как красиво сделали. Заходите сюда (проходим внутрь обновленной и застекленной оранжереи). Смотрите, этому растению больше 60 лет. А это новые виды, больше двадцати видов кактусов. А это мексиканская часть. Бутылочное дерево. Тропические растения. Вот, смотрите, как они нам помогли. Никто ничего не уничтожил. Да, когда стекла ставили, летали тут осколки маленьких стекол, но это же бывает во время работ, они спешили. Они нам так помогли. Мы потом уже сами все остальное сделаем.

— То есть, все сделали только лучше?
— Сколько лет, сорок лет никто это не смотрел за этим. А сейчас смотрите, как хорошо растениям?
Я второй год тут директор. Ничего такого не было. Посмотрите, это новая коллекция (показывает новую коллекцию растений).
Нам помогает Лукойл, Акфа. Они так очень помогли!

— Видела, появились новые таблички, мусорки, туалеты?
— Да. Только туалеты мы сами построили.
Будет у вас в воскресенье время, приходите. У нас открывается уникальный луковый сад. Из Китая приедут гости. Приходят первый в мире луковый сад в Китае, второй в мире — будет у нас. Когда придете на следующий год, будет очень красиво: сто видов исчезающих, редких луковичных растений, все будет цвести, тюльпаны и тд. Идемте, посмотрим.

— А скажите, по поводу сцены и военной техники, что будет? Их уберут?
— Мне сказали, что 14го июня ее уберут. Будет тут на день Детей праздник, потом третьего июня пройдут мероприятия, а потом, мне сказали, ее уберут. Потому, что у ботанического сада есть своя, так сказать, роль. Например, он только для ученых и интродукции растений, для учебы детей и экологически ценная область. Придут дети, мы всем им расскажем, какие есть в мире растения, все покажем. Тут райхон, тут хурма, тут бузина. Это учебная интродукция.
В прошлом году более 50 новых видов мы привезли в ботанический сад. А в этом году компания Лукойл дала нам 10 видов, и посольство Америки подарило саду 6 видов. Мы сейчас пополняем коллекцию ботанического сада. Раньше такого не было. Никто не занимался этим.
Во время Русанова ботанический сад был очень красивым. А потом состарился. Как люди старятся, лицо у них покрывается морщинами. Это и случилось с садом. А мы вот за ним ухаживаем, как за стариком. (Смеется). Сажаем новые растения, привозим. Про луковый сад я уже рассказал. А здесь (показывает на зону с пушками), будет павильон с гербарием. Хочу сделать. Президент сказал пополнять национальную коллекцию. У нас ведь есть гербарий, в мире мы на шестом месте, а в Средней Азии на первом. Вот здесь и будет строиться павильон гербария. После праздников.

— Сцену уберут?
— Сказали мне, что сцену уберут. Сказали, заберем. Если заберут, конечно лучше. Они нам помогли, очень сильно. А мы все сами сделаем уже, дальше, своими силами.

— В общем, вы сами остались довольны, прошли праздники. Ничего не пострадало.
— Очень доволен. Нет, нет не пострадало.

— Скажите, а в ваших интересах чтоб приходили посетители?
— Обязательно! Если люди приходят, деньги будут. Мне удобно. Сам строю туалеты, сам покупаю все, новые коллекции будем сами завозить. Ничего нам не надо будет от государства. Нельзя же все время перед государством вот так стоять (показывает ладошку попрошайки) Только надо аккуратненько.

— Вам главное повышать культуру.
— Да, вот смотрите как тут будет красиво (проходим в луковый сад).

— Это будет открыто для всех желающих?
— Да, каждый сможет пройти.

— Здорово.
— Сто исчезающих видов будет сохранять наш ботанический сад. В естественных природных условиях. Как растет в природе, так и тут будет расти. Нам новые виды привезли, на следующий год будет еще больше. Кстати, этот вид очень ценят китайцы. Хотят посмотреть этот вид. Вот привезли исчезающие виды (показывает). Две кандидатские защищали ребята в этом году, ещё двое готовят. Сохранять, это самое главное. Посмотрите, красиво, да?

— А будут такие праздники у вас проводиться или ботанический сад останется в своей роли?
— Ботанический сад всегда останется в своей роли. Два три месяца назад ботсад хотели соединить с Минкультуры. Мы резко протестовали. Это единственный ботанический сад, в Средней Азии нет больше таких видов как у нас. Работаем, сохраняем, привозим. Вот здесь новые виды посадим. Привезем из Сурхандарьи, Бухары. (показывает на небольшую очищенную зону) Раньше тут были лишние деревья, не ценные, сорняк один. Ребята у нас кандидатские защищают, трудятся.

— То есть, работа у вас кипит.
— Вот, кипит. ( показывает на группу людей в луковом саду) — Говорю им: «уже пять часов вечера, идите домой» — А они еще тут. А так, помощь, нам большую оказали. Ее нам достаточно. Но остальное мы уже сами сделаем. Когда меня делали директором, Вадим Петрович сказал: «Самое главное, чтоб директор уважал нас, и чтоб любил ботанический сад». Мы даже дерева сухого без разрешения Госкомприроды срубить не можем. Если какие-то будут вопросы, каждый может ко мне обратиться. Каждое дерево рубится с разрешением.

— Я заметила что очень сильно возмущались привозу военной техники. Мол, как так можно: у ботанического сада другая роль.
— Правильно. Но вот смотрите, помните, здесь раньше было старое здание? Этому зданию больше 50 лет. Я очень переживал и писал про него, просил чтоб снесли. Вдруг рухнет кому-нибудь на голову, очень страшно. Вот, смотрите, его убрали. Когда министр пришел перед праздниками, это здание увидел и сказал: «снесите», и наконец-то его убрали. Только центральную часть они у нас попросили, и ничего не повредили. И когда народ пришел и увидел: вот, Девятое Мая, праздник. Молодые должны знать что такое фашизм. Надо людей научить. Война сколько людей унесла, как это было. Сколько всего произошло.

И вот, все ответы получили люди на эти вопросы здесь.

3 комментария

  • рустам:

    Эту бы статью да на фейсбуке разместить, вот было много разъяснений

      [Цитировать]

  • Тамара Санаева:

    Почти стенограмма, и она очень верно характеризует уровень директора, который ни на минутку не ботаник — и по диплому, и по факту.
    Так и не поняла, что за новый сад открывается: луковый ( такие тоже бывают, в них все виды лука, включая декоративные) или сад луковичных (упомянуты тюльпаны, а это луковичное растение, не лук). Сегодня ночбю с Олесей Цай до трех часов переписывались, она многое уяснила из того. о чем не знала. Мы дружили и остались в дружбе. Но Ботанический сад — кто будет его защищать, если не мы, ташкентцы? Да, там есть дирекция, которая обязана стоять стеной за интересы Сада. Увы… Молодые долждны в этом Саду понимать, что такое Природа и Наука о ней. О фашизме в других местах расскажут — в школе, по ТВ, в Музее вооруженных сил, во дворе которого военная реконструкция уместна — там и стояла много лет военная техника.

    Привожу фрагмент из интервью с Николаем Фёдоровичем Русановым — о Концепции развития Сада, его тревоги по поводу реконструкции и массовых акций.

    «С волнением говорил Николай Фёдорович о принятом в 2014 году Постановлении Кабинета Министров Республики Узбекистан «О Концепции развития Ботанического сада Института генофонда растительного и животного мира Академии наук Республики Узбекистан на 2014 — 2017 годы». В планах мероприятий по реализации постановления говорилось о строительстве на территории Сада «Зелёного театра». Ответственными за него названы Академия наук, Институт генофонда растительного и животного мира, ГУП «УзшахарсозликЛИТИ», Госархитектстрой, хокимият Юнусабадского района Ташкента. Николай Фёдорович переживал, как интерактивные спектакли, которые планируют проводить в Ботаническом саду, повлияют на посадки и опытные участки. Вспоминал, каким потрясением было для коллектива открытие под боком у Сада Ташкентского зоопарка, которому «отрезали» изрядную часть территории. Не вызвали у него восторга коммерческие проекты, по которым в 2017 году должны возвести в Саду беседки с информационными киосками, реконструировать водные объекты. Тревожился о запланированном строительстве кафе. На фоне многомиллионных затрат в счет спонсоров бледнели скромные по финансам планы мониторинга за вредителями и болезнями растительного мира на территории Ботанического сада, на которые Саду следовало выделить собственные средства. Еще меньше средств планировалось по данной Концепции на пополнение видов растений по экспозициям, расширение коллекции охраняемых, исчезающих и эндемичных видов флоры Узбекистана. На эти работы следовало найти внебюджетные средства, как и на реконструкцию фондовой оранжереи, которую наметили завершить в 2017 году. Еще больше вопросов вызывало предполагаемое строительство предприятия по переработке древесного сырья, которое грозит нарушить экологию Сада и неминуемо увеличить количество вредителей-жучков и болезней, которые будут поступать с сырьём. Словом, душа не была спокойна.

    Как будет развиваться Ботанический сад, пройдёт ли в нём реконструкция? Тревоги Русанова не напрасны. Как не потерять бесценные богатства Сада и не утратить научный потенциал? Учёный переживал, что Ботанический сад утратит своё назначение как научное учреждение, если приоритетными станут коммерческие проекты.
    Был поражён, узнав, что городские власти организовали в Саду многолюдное гуляние и на пленэрной выставке развесили картины, вбив в деревья гвозди, а гуляющие бездумно срывали цветы, бережно выпестованные сотрудниками.
    Отмечал: в Узбекистане распространяются заболевания деревьев, множатся вредители; землеустроители реже советуются с учёными; забыли прежние порядки, когда в Ботанический сад не могла въехать машина, не разрешали посетителям пройти без экскурсовода . Недоумевал, почему после принятия в 2005 году закона «Об охраняемых природных территориях», Ботанический сад из объекта особо охраняемых природных территорий перешёл в разряд не охраняемых, и в нём с разрешения хокимията и Госкомприроды проводят городские мероприятия. Огорчался, что с уходом старых кадров в должности кураторов участков работают молодые, неопытные сотрудники, не осталось в штате ветеранов-консультантов.

    Говорил учёный об утрате Ботаническим садом в 2012 году самостоятельности, когда его сделали подразделением Института генофонда растительного и животного мира. Вздохнул с облегчением, когда в начале 2016 года вернули Ботаническому саду прежний статус и восстановили должность директора. Считал, что на этом посту непременно должен работать не просто хороший организатор, а учёный-биолог.»

    К сожалению. ученого-биолога в должности директора нет.

    На фото: основатель Ботанического сада Ф.Н.Русанов, его жена и соратник Зинаида Петровна Бочанцева (на втором плане, в центре) с молодыми сотрудниками

    https://nuz.uz/…/19501-nikolay-rusanov-zhizn-vo-imya-sada.h…

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.