Нина Татаринова (1916 – 1992) Tашкентцы Искусство История

Михаил Книжник опубликовал в ЖЖ. И обращается к читателям: нет ли у вас фотографии Нины Ивановны Татариновой? ЕС.

Нина Ивановна Пушкарская родилась в городе Богучаре Воронежской губернии. В Гражданскую бежала с мамой сначала в Закавказье, а в 1927 году – в Ташкент.

Работала в газетах, публиковала стихи, взяла псевдоним Татаринова. В годы войны была собкором «Пионерской правды» по Средней Азии, общалась с Ахматовой, помогала Надежде Яковлевне Мандельштам, судя по воспоминаниям последней.

В 1952 году, уже будучи членом редколлегии литературного журнала, закончила театроведческий факультет ташкентского театрального института. Двадцать лет – с 1950 по 1970 – заведовала отделом поэзии «Звезды Востока», ташкентского толстого журнала, удержалась на своем месте после разгона редколлегии легендарного третьего номера 1967 года, о котором я подробнее расскажу в главе про Вознесенского.

Накануне столетия Ахматовой написала сдержанные воспоминания, которые скорее можно назвать эссе с мемуарными нотками. Говорят, что дружила с Козловскими, с Татьяной Сергеевной Есениной, с Буровой.

Неброские её стихи сохранили ощущение прочности дома, и, как ни парадоксально, зафиксировали начало его крушения.

Нина Татаринова
ДВЕНАДЦАТЬ ТОПОЛЕЙ

О город сердца моего, 

души встревоженной опора, 

вдыхаю

синеву простора 

и нет мне 

жизни без него.

А те двенадцать тополей, 

которых нет уже 

в помине, 

шумят во мне 

листвой поныне, 

чем незабвенней, 

тем сильней.

Они всегда 

стремятся ввысь 

и серебрятся опереньем. 

Замрут лишь в то 

одно мгновенье, 

когда меня покинет жизнь.

В ГОД ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ

Непрочен глиняный мой дом,

но я расстанусь с ним едва ли,

дома, что рушатся кругом,

меня как будто приковали.

Нет, мне не разойтись вовек

с его слепыми тупиками,

дано мне имя — человек,

чтоб выстоять и в этой драме.

* * *

Окно открыто 

в благодать платана, 

в зеленую прохладу 

высоты,

куда воздеты ветви великана 

резной листвой 

азийской красоты.

Подсвечены щедротами 

июля,

они играют 

солнцем на ветру.

Метнулась ласточка 

стремительно, как пуля, 

и ствол платана 

уронил кору.

Я кину в воду

малую монетку: 

авось вернусь 

и буду долго жить — 

платан и мне 

протягивает ветку, 

чтоб было с кем 

душе поговорить.

МАЙ

Огромный город — 

дом родной, 

здесь и на улицах

уютно.

В дожди осенние 

и в зной 

всё любо мне 

и всё доступно.

Распахивает дверь

дворец: 

— Добро пожаловать, 

сестрица!—

Поет на площади певец, 

фонтан под солнцем 

шелковится.

Детей на осликах везут 

верхом

и в расписных тележках. 

Неспешно ослики идут 

и с ними

пони вперемежку.

Звенят задором бубенцы, 

бубнят в ответ 

степенно бубны, 

и праздник 

лижет леденцы, 

что зарабатывают будни.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.