Мусульманский «Домострой» о взаимоотношениях супругов Tашкентцы Разное

Рубен НАЗАРЬЯН

Летом 1895 года полицмейстер туземной части Ташкента капитан Нил Лыкошин, прогуливаясь по вверенной ему территории, заглянул в книжную лавку. Свободно владевший персидским, турецким и рядом тюркских языков народов Средней Азии офицер обратил внимание на изданную в Константинополе литографическим способом книгу под названием «Адаб –уль – салихин».

Приобретя книгу и ознакомившись с ее содержанием, Нил Сергеевич стал собирать сведения об авторе этого тюркского текста. Им оказался известный уйгурский историк и литератор второй половины XVIII – первой трети XIX века Мухаммад Садык Кашгари. В издании, попавшему в руки Лыкошина, были собраны несколько десятков различных нравственных положений, которые, по мнению Кашгари, должны стать нормой поведения во взаимоотношениях между людьми.

Посчитав, что труд Мухаммада Садыка может быть полезен всякому россиянину, знакомому с отечественным «Домостроем» и интересующемуся внутренней жизнью коренного среднеазиатского населения, полицмейстер в том же году перевел книгу на русский язык и опубликовал ее отдельным изданием.

Мусульманский «Домострой» о взаимоотношениях супругов

Капитан Лыкошин не ошибся в своих прогнозах: книга вызвала широкий интерес и через пять лет была переиздана под названием «Кодекс приличий на Востоке». В 1915 году его перевод, озаглавленный теперь, как «Хороший тон на Востоке» был издан в Ташкенте в третий раз. Еще раз труд Мухаммада Садыка был напечатан в Узбекистане в 1995 году в журнале «Звезда Востока».

Известно, что Мухаммад Садык родился в 1740 году в Кашгаре (отсюда и псевдоним) в крестьянской семье. Получил там же религиозное образование — сначала в начальной школе, а затем в высшем учебном заведении «Саче». После окончания учебы он стал преподавать в одном из городских медресе, где параллельно прилежно изучал персидский и арабский языки, знакомился с классической литературой Востока. Затем широко образованный мударрис начал создавать собственные сочинения, одним из наиболее известных среди которых и стал «Кодекс приличий на мусульманском Востоке», столь заинтересовавший Нила Лыкошина. Труд этот, являющийся обобщением различных положений шариата, относящихся к умению прилично держать себя в обществе, пользовался заслуженной известностью среди мусульман Туркестанского края. Хочется думать, что некоторые положения книги Мухаммада Садыка вполне актуальны и ныне и потому предлагаем нашим читателям выдержки из нее…

Приличия, соблюдаемые в отношениях супругов между собой
Муж, в отношениях своих к жене, должен соблюдать следующее:

А. Желающий жениться должен стараться выбрать нравственную, честную женщину, с которой перед свадьбой желательно однажды повидаться. Невеста должна быть девицей. Причем следует выбрать такую жену, которая бы четырьмя качествами превосходила мужа, а четырьмя другими уступала бы ему. Невеста должна быть моложе жениха, ниже ростом, богатством и происхождением, а ее красота, характер, приличие и нежность должны быть выше, нежели у него.

Б. Не следует жениться на женщинах, неспособных к деторождению и на таких, которые способны растратить имущество второго мужа на своих детей от первого брака. На женщинах, способных упрекнуть мужа принесенным приданым или своим высоким происхождением, на таких, которые, выйдя за бедного человека после брака с богатым и роскошной прежней жизнью, от этого страдают. Не следует брать за себя женщин такого дурного характера, что и ее и ее мужа за глаза будут осуждать. И, наконец, нужно избегать жениться на таких женщинах, которые на вид кажутся чисты, нравственны и красивы, но на самом деле вовсе не таковы.

В. Муж должен хорошо обращаться со своей женой, быть с ней приветливым, без причины не ссориться и не гневаться. Этого требует снисходительность, потому что жена все равно, что пленник, а к пленным следует относиться милостиво.

Г. Провинности жены следует переносить терпеливо и, если даже жена позволит себе что-либо дурное на словах или действиях, то муж все-таки должен с ней обращаться хорошо. Если же она сильно разгневается, то мужу следует похлопать ее по спине рукой и сказать: «О злодей, наставляющий людей на все дурное, выйди сейчас же из этого прекрасного тела», для того, чтобы дьявол, который забрался между кожей и мясом и производит гнев, удалился.

Д. Семейству, жене, бедным родственникам глава семьи должен доставлять все необходимое для существования и все деньги и предметы, им доставляемые, должны быть чистыми и добытыми вполне законным путем. Но если на содержание семьи не хватает таких чистых средств и приходится обратиться к предметам сомнительного свойства (но, конечно, не запрещенным), то на пищу и питье следует доставлять средства и предметы безусловно чистые, а сомнительные тратить лишь на одежду и другие потребности семьи.

Е. Относясь к жене с подобающей нежностью и снисходительностью не следует, однако, впадать в крайность и вполне подчиняться влиянию жены, а время от времени давать ей почувствовать главенство в доме мужа, постращать жену.
Ж. В видах охранения нравственности жены, не следует никогда давать своего согласия на то, чтобы посторонние люди посещали бы женскую, внутреннюю половину дома. Не надо также дозволять ей посещать кладбища, когда там собирается много народа, а также посещать мечети и публичные сборища для слушания проповедей и не надо отпускать ее на многолюдные семейные торжества (туй) и поминки.

Жена же, по отношению к мужу должна соблюдать следующее:
А. Она не должна выходить из дома, не спросив на то разрешения мужа. Без его позволения жена не должна ни пускать кого-либо в дом, ни тратить его деньги и имущество.

Б. Жена должна, без всякого принуждения, охотно исполнять все обязанности, лежащие не ней как хозяйке дома.

В. Настроение духа своего жена должна согласовать с настроением мужа: когда он весел, она должна сохранять веселое расположение духа, когда же он печален, жена должна своим настроением выразить участие к заботам и огорчениям мужа.

Г. Жена должна довольствоваться теми средствами и удобствами жизни, какие в состоянии доставить ей муж, не требуя от него невозможного и лишнего.

Д. Если муж умрет, жене следует носить по умершему траур, а если она желает вновь соединиться с умершим супругом в загробной жизни, то она не должна вторично выходить замуж, а остаться вдовой до конца жизни…

*****

Мусульманский «Домострой» о взаимоотношениях супругов

Нил Сергеевич Лыкошин (1860-1922), потомственный дворянин, уроженец Псковской губернии, выдающийся военный востоковед, пять десятилетий жизни которого связаны с Туркестанским краем.

Пройдя путь от поручика до генерал-майора российской армии и занимая высокие должности в регионе, он был, прежде всего, ученым, знатоком местной истории и археологии, этнографии и литературы.
Перу Лыкошина принадлежат более 800 работ о нашем крае и его людях. Именно он стоял у истоков создания первого научного общества в Ташкенте — Туркестанского кружка любителей археологии, крупнейшим историографом которого и стал Нил Сергеевич.

Отдельного внимания заслуживает деятельность Лыкошина как переводчика и популяризатора восточной литературы. Именно ему обязан русский читатель знакомством с жизнью и творчеством Диваны Машраба, «Историей Бухары» Наршахи, многочисленными легендами и преданиями народов Средней Азии.

Источник.

8 комментариев

  • Erbek:

    На обложке издания указывается лишь автор труда. Так было всегда. Глядя на обложку сей книги, не скажешь, что автором является Мухаммад Садык Кашгари. Ничего себе «выдающийся военный востоковед», этот Лыкошин! Просто перевел на русский язык чужой труд, но при этом в качестве автора ничтоже сумнящеся поставил свою фамилию. Неужели и остальные 800 его работ состряпаны так же? Впрочем, чего еще ждать от полицмейстера?!

      [Цитировать]

    • Усман:

      Справедливости ради Мухаммад Садык Кашгари тоже не сочинил персонально «Адаб –уль – салихин». Он только собрал и составил свод адатов. Т.е. он — не автор, не писатель, а составитель. Хотя частично претензию можно признать. Корректнее было бы назвать: «Кодекс приличий на Востоке», составленный Мухаммадом Садыком Кашгари и переведенный на русский язык Н.С.Лыкошиным. Коран на русский язык тоже со времен Петра I переводят, жизнь кладут на этот труд, а исламоведы ни один перевод не считают великолепным.

        [Цитировать]

      • Erbek:

        Речь не о корректности названия. Речь о том, что некий «ученый» переиздал под своим именем ранее изданную книгу другого автора, пусть даже и составителя. Вообще-то за это жестко наказывают. В нашем случае господин полицмейстер, вероятно, просто-напросто не стал считаться с каким-то там туземцем…

          [Цитировать]

  • han mamay:

    Да будь на обложке портрет этого Махмуда — кто книгу стал бы читать?
    популяризатор восточной литературы — похоже на сегодняшнего полицая? это не нынешний вороватый толстозадый гаишник…

      [Цитировать]

    • Erbek:

      То есть по-вашему, если автор — нерусский, можно и украсть у него, да? Разве нельзя популяризировать честно, как это принято в цивилизованном обществе? Считаете, что Лыкошин таким образом облагодетельствовал туземцев? Вам не кажется, что этот случай — убедительный факт откровенно пренебрежительного отношения к коренному населению? А уж как убедителен подзаголовок книги: «К полувековому юбилею завоевания русскими туркестанского края» !
      Пы сы: Автора-составителя звали не Махмуд. Вы могли хотя бы из уважения к чужому имени правильно написать его.

        [Цитировать]

      • Erbek:
        То есть по-вашему, если автор — нерусский, можно и украсть у него, да? Разве нельзя популяризировать честно, как это принято в цивилизованном обществе?

        И не говорите! Эти русские варвары способны только воровать у несчастных туземцев. И о какой честности, а тем более цивилизованности русских вы пишете…

          [Цитировать]

  • Куврук:

    Рубен Назарьян сделал доброе дело — написал заметку о замечательном военном востоковеде Н.С. Лыкошине, но, к сожалению, не потрудился взглянуть в саму работу «Хороший тон» на Востоке», а потому и сообщил — «полицмейстер в том же году перевел книгу на русский язык и опубликовал ее отдельным изданием», затем – «через пять лет была переиздана под названием «Кодекс приличий на Востоке», и далее – «В 1915 году его перевод, озаглавленный теперь, как «Хороший тон на Востоке» был издан в Ташкенте в третий раз». Ключевое слово здесь – перевод, т.е. создается впечатление, что Лыкошин под разными названиями издавал перевод трактата.
    Если бы автор заметки предварительно ознакомился с содержанием книги Лыкошина «Хороший тон» на Востоке» (1915), то к своему удивлению обнаружил бы, что работа эта не является переводом на русский язык книги Мухаммада Садык Кашгари «Адаб-уль-салихин». Труд Лыкошина — «Хороший тон» на Востоке» есть самостоятельная работа, построенная на основе сведений из сочинения «Адаб-уль-салихин», но адаптированная для русского читателя с оригинальными мыслями, суждениями и замечаниями самого Лыкошина. Вокруг ошибки г-на Назарьяна и разгорелись последующие страсти, право, не стоящие, в сущности, и выеденного яйца.
    Автор заметки также ошибся и в дате появления перевода Н.С. Лыкошина, указав – «полицмейстер в том же году перевел книгу на русский язык и опубликовал ее отдельным изданием». Год при этом г-ном Назарьяном не указан, но по смыслу, это 1895 г. Эта дата ошибочна, т.к. перевод Н.С. Лыкошина – «Кодекс приличий на Востоке (Адаб-уль-салихын)», появился только в 1900 г. (См.: Сборник материалов по мусульманству. Т. II. Ташкент, 1900. С. 23-86). В том же году этот перевод вышел в Ташкенте и отдельным изданием.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.