Лев Толстой и Туркестан История

Сергей Абашин:

Небольшой ликбез. Лев Толстой, как известно, написал о Кавказе, но ничего не написал о Средней Азии. Большой Средней Азии, в отличие от маленького Северного Кавказа, вообще не повезло с великими русскими писателями. Хотя известно, что регионом они интересовались, Салтыков-Щедрин использовал «ташкентцев» для своей критики имперской бюрократии, Тютчев перед самой смертью живо интересовался военной экспедицией в Хиву, а Достоевский восторженно принял новость о взятии Скобелевым крепости Геок-тепе. И Толстого тоже Средняя Азия не обошла стороной. В частности, известны два факта его общения с выходцами оттуда.

В мае 1909 году Толстому написал письмо Убайдулла Ходжаев (Тура-Ходжаев), выходец из очень знатной, судя по фамилии, но небогатой ташкентской семьи, он учился в русском-туземной школе, потом в 1902 году, будучи подростком, ездил, похоже, в составе группы мальчиков под руководством Серали Лапина (о котором я много писал) знакомиться с империй, потом поступил в Саратовский университет. Из Саратова молодой человек спрашивал великого русского писателя, правильна ли его теория непротивления злу насилием, ведь маленькое зло может уберечь от большого. На что Толстой в своём письме ответил ему, что мы не можем предугадать последствия, поэтому в своих поступках нужно руководствоваться не прогнозами, а тем, что должно и не должно делать. Это Толстой писал в начале 20 века, который стал веком колоссального насилия.

А в сентябре 1910 года к Толстому, уже совсем незадолго до его смерти, на встречу приехал («в белой чалме и шелковом халате») ташкентский же имам и мударрис, тоже из знатной семьи, Абдувахит Кариев, который был в 1907 году избран депутатом государственной думы, недолго там поработал, а в 1909 году за свои, как считалось, противогосударственные тексты был сослан в Тульскую губернию. С Толстым он говорил, по воспоминаниям, о праве на собственность и здесь они сошлись во мнениях, что человек имеет право на то, что он создал сам. Кариев показался Толстому человеком скорее увлечённым политикой, чем религией. И здесь разговор и размышления писателя провидчески предопределили будущие дискуссии и реформы 20 века.

В ноябре 1910 года Толстой, увы, умер, впрочем в почёте и мировой славе. А как сложились судьбы его собеседников? Убайдулла Ходжаев вернулся в Туркестан, стал журналистом и адвокатом, очень активно участвовал в политике, сотрудничал с эсерами и Керенским, в 17 году играл одну из ключевых ролей в отношениях новой власти, советов и мусульманских организаций, потом вошёл в правительство Туркестанской (Кокандской) автономии, а после разгрома последней большевиками ушёл с первых политических ролей, начиная с конца 20-х годов его постоянно преследовали и арестовывали, умер он в тюрьме в 42, кажется, году. О Кариеве я писал. Он тоже был активным политическим деятелем в 17 году, позднее при советском правительстве отвечал за связи с мусульманской сугубо религиозной средой, его племянник – Акмаль Икрамов – стал одним из высших руководителей Туркестана и Узбекистана, в 30-е его положение осложнилось, а уже в конце 30-х гг., оба были репрессированы, племянник был расстрелян, дядя умер в тюрьме.

6 комментариев

  • Куврук:

    «Небольшой ликбез». «(о котором я много писал)», «О Кариеве я писал».
    Спасибо за ликбез, за просвещение и благодатный огонь знания. И отдельное спасибо за то, что вы обо всех написали. Никого не забыли.

      [Цитировать]

  • Гость:

    «Лев Толстой… ничего не написал о Средней Азии» (Писал. Еще как. Дайте бутыль, расскажу!)

    «Большой Средней Азии… вообще не повезло с великими русскими писателями» (Да, и Есенину, и Ахматовой и многим другим «не повезло»).

    А Средняя Азия это еще и Бухара, между прочим.

    Н. Депанцети (Новая Бухара), 16 марта 1908 года. Ответ Льва Толстого на письмо от 27 февраля 1908 года с просьбой прислать устав общины последователей Толстого.

    И еще многое другое!

    И только попробуйте не включить последний факт в свою статью, Сергей Николаевич!

      [Цитировать]

  • Усман:

    Небольшой ликбез. В.Даль написал «Письма к друзьям из похода в Хиву». Достоевский здесь сидел. В.В.Крестовский служил в Ташкенте. Хармс и Ювачев здесь сидели. Каразин здесь служил. Поэт К.Р. здесь бывал. Да и в конце концов М.Г.Черняев это тоже военный писатель и редактор с очень хорошим слогом. Можно и Л.Корнилова причислить к писателям-географам. П.Н.Краснов здесь тоже служил и писал.

      [Цитировать]

    • ANV:

      «Каразин здесь служил.»

      Да жил он здесь «ваще» -то и больший наш земляк, чем некоторые. ;)

        [Цитировать]

    • Усман:

      Усман:
      Небольшой ликбез. В.Даль написал «Письма к друзьям из похода в Хиву». Достоевский здесь сидел. В.В.Крестовский служил в Ташкенте. Волошин и Ювачев здесь сидели. Каразин здесь служил. Поэт К.Р. здесь бывал. Да и в конце концов М.Г.Черняев это тоже военный писатель и редактор с очень хорошим слогом. Можно и Л.Корнилова причислить к писателям-географам. П.Н.Краснов здесь тоже служил и писал.

      Т.е. извиняюсь, Волошин и Ювачев здесь сидели, Ювачев — это папа Хармса.

        [Цитировать]

  • ANV:

    «И только попробуйте не включить последний факт в свою статью, Сергей Николаевич!»
    На Устюрт сошлёте? )))

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.