Стихи Сергея Гордина Tашкентцы Искусство

Т О С К А Н А
В Италию, желательно в Тоскану,
Хочу поехать в экипаже странном,
Смотреть в окно, пересекая страны,
Возможно так, возможно с юной дамой.

Везти рекомендательные письма,
Иметь в кармане хоть немного денег,
Естественно, мечтать в пути о славе,
Чуть выспренне, но говорить о чести.

Хотелось стать, чем никогда не буду,
Кто в молодости не мечтал иначе?
И кто не опрокидывался в зрелость,
Где слишком много будущее значит.

Где все рационально и понятно,
Где предписанья, не предназначеньЕ,
Где ночью перед детскую кроваткой,
Встаешь, как у иконы, на колени.

Бежать в Тоскану, как тебе хотелось?
Предать дитё, служить бесплотно Даме?
Когда сопит в ночи, накрытый тенью,
Тот, кто теперь в твоих желаньях главный.

Ты думаешь – поедет он в Тоскану,
А может быть куда-нибудь подальше,
И гладят его пальчики родные,
Твои давно мозолистые пальцы.

Ты не сумел, а этот вот сумеет,
Всего добьется, чувствуя удачу,
А ты наверно где-нибудь в апреле
Переберешься рисовать на дачу.

И будешь в шляпе с рваными краями,
Бродить тоскуя, старый и красивый…
Ты не уехал вовремя в Тоскану…
Душа тебя за это не простила.

*
ТАЛСА, ОКЛАХОМА, США
«NEVERMORE»
Е.А. Евтушенко
Представляю, как говорили –
«Очень скоро… теперь уж скоро»,
Ясно вижу, как шел в развалку
По карнизу огромный ворон.

Как, скосивши свой зрак латинский,
Уложив черепок на плечи,
Он глядел сквозь стекло, не каркал,
(Самому надоели речи).

Если б мог, я б согнал, наверное,
Медсестру с голубого стула,
Но она ведь его не видит,
Да и книг не читала дура.

А в глазах у него тоннели,
И вокруг непонятный запах,
Ворон душу уже вращает
В желтоватых когтистых лапах.

Он вот-вот с карниза сорвется,
Распахнет свои сизые крылья…
Вот и веки затрепетали…
Вот и пальцы уже остыли.

И спокойно, поскольку ждали,
Электронику отключили,
Его лоб промокнули влажный,
На каталку переложили…
PS.
Сказали – «died» – но не сказали – «помер»,
Распустилась писчая ладонь.

Сорок дней России плакати,
Как по сынку матери.

*

ТЕЛЕГА
А я его боюсь обидеть,
Он за моим сидит столом,
На улицу он скоро выйдет,
Ему еще идти пешком.

Уже и зрение не очень,
Не то, что стар, но и не юн,
Он что-то в воротник бормочет,
И наливает наобум.

И знаю я, что отписался,
Не то, чтоб предал, но продал,
И проболтал и проболтался,
И там, где надо, побывал.

Все знаю, чувствую и вижу,
Но вот сидит он в стороне,
И на тарелке пищи жижа,
И крошки мяса на ноже.

Вот отомщу сейчас, обижу,
Подковырну его слегка?
А до дому его чуть ниже,
Без освещения тропа.

Пойдет по ней, желвак катая,
И может сослепу упасть…
Да знаю про «телегу»… знаю…
Но сам не буду отвечать.

*

СУТУЛЫЙ МАЛЬЧИК
Сутулый мальчик. Он предаст, конечно,
Над чайханою проступили звезды,
Но старости вниманье юных лестно,
Хотя и знаешь – завершится болью
Любая задушевная беседа,
Им пишутся уже четыре строчки –
«Он говорил про этих и про это».

Всё знаю, но глядит он так волшебно,
И шепчет, уважительно склонившись,
А сам за каждым шагом наблюдает,
Как мышь за рысью, или рысь за мышью.

Всё знаю, но не я сорвался в танец,
В котором мир, как круг Луны кружится,
Предаст меня мой преданный товарищ,
Но как иначе мне остановиться?

Как мне прервать объятие с тоскою,
Которая всегда перед полётом,
Сутулый мальчик выполняет волю,
За каждым судьбоносным поворотом.

Он вешался и снова возвращался,
Он вечный Жид, его судьба — осина,
Он снова входит в комнату, предавший,
Походкой возвратившегося сына.

Он снова смотрит честно и прилежно,
Он снова лжет тебе витиевато,
Здесь, в чайхане над водами Анхора,
И смотрит, как собака, виновато.

*

ДОМ
А человека больше нет,
Идешь по старой улице,
И видишь с трещинками дом
На улице сутулится.

Он, словно конь, припал к земле,
А в стеклах отражения,
Хозяин вышел и уже…
Уже без возвращения.

Весной его не обметет
И не побелит заново,
И живодерами войдут
В дом новые хозяева.

Рулетка желтая в руке,
Змеится, как удавочка,
И дом, шатнувшись на земле,
Как на глазах состарится.

Теперь-то точно не спастись,
Вокруг глаза холодные,
Он для хозяина был жизнь,
А для других — животное.

Потом бульдозер с рыком в бок,
Вонзит рога железные,
А он сюда привез дитя,
Здесь все дышало нежностью.

Ну что ж поделаешь, что так,
Что сделать с неизбежностью?
И плещет времени река,
Текущая средь вечности.

*

ЛУКА. 22 СЕНТЯБРЯ 2016
В тот вечер было холоднее,
И, кажется, не так легко,
Кафе уже закрыли двери,
И задержалось лишь одно.

А вот, гляди-ка, год промчался,
И в равноденствии земля,
Воспоминанье возвращает
К вам, Благородная ЛуКа.

Как мы сидели и болтали,
Луна желтющая плыла,
Но мы о стольком промолчали,
О чем и говорить нельзя.

Да и не нужно, если с другом,
А только важно, что теплом,
Ты согреваешь в стужу душу,
Как пальцы греют угольком.

Вчера с Мариею Стальбовской
Мы говорили и о вас,
Я так надеюсь вас увидеть
Еще не раз… еще не раз…

Свое здоровье берегите –
Вы так важны! Вы так нужны!
Да и слова мои примите
В день равноденствия земли.

СОЛЕНАЯ ГОРА ТАШКЕНТ СЕРГЕЙ ГОРДИН 22.9.17

6 комментариев

  • Виктор Арведович Ивонин:

    Спасибо Серёжа. Всегда восхищался твоим творчеством

      [Цитировать]

  • Татьяна Вавилова:

    Спасибо, Сергей! Проникновенно, очень.

      [Цитировать]

  • Elena Petkovska:

    Сильно задело про дом.

      [Цитировать]

  • ANV:

    А где можно ещё почитать? Есть ли в книжных магазинах?
    «Телега» очень многое в душе и всколыхнуло и зацепило.

      [Цитировать]

    • Сергей Гордин:

      Спасибо вам за добрые слова — они очень важны для меня. С печатанием — в прошлом году в двух номерах Звезды Востока были подборки. Если в первом была допущена ошибка — в мою подборку попало чужое стихотворение, то вторая публикация без ошибок. Их можно приобрести на метро Дружбы Народов в офисе Звезды Востока, который, возле круглого выхода в девятиэтажке. Был еще сборник в прошлом году тоже с подборкой, который делала София Демидова, у меня было два экземпляра — один подарил, другой забрала сестра, так что может у Софии сохранился. Напишите ей. Исторический момент — Альбина Витольдовна Маркевич предложила выступить у нее. Я согласился, а когда решать не мне. Это событие, потому как приглашать то меня приглашали, скажем, в музей Есенина, но слова не давали. Кайф они что ли от этого ловят? Успокаивает, что Михаил Гар — достойный поэт, тоже в подобном положении. Там царят группы, где безусловно талантливые поэты нового поколения вполне уравновешиваются безусловно не талантливыми коллегами, не только нового поколения.
      В результате, так сказать, средняя температура по больнице, вполне себе 36.6. Какой тут «огнь, над кудрями плящущий», как говорила Марина Ивановна Цветаева. Но дело, как мне думается в том, что наше поколение уходит как бы неотпетым, у молодых о своем, а про нас, про наше, про надежды и телеги, про предательства и честь… Не знаю сбудется ли выступление, придут ли люди, но хотелось бы вас пригласить.

        [Цитировать]

  • Замечательная подборка!Вот ведь слушали совсем недавно, а читается,как новое.Хочу напомнить: в октябре в «Мангалочьем дворике» пройдет творческий вечер Сергея Гордина, не пропустите.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.