«Он называл себя сыном лозы» Tашкентцы История

18 сентября замечательному узбекскому сценографу Георгию Бриму исполнилось бы 80 лет.
Эти щемящую душу автобиографию, и графические листы прислал сын художника Евгений, который сейчас работает в Лас Вегасе в «Цирк дю Солей». Эти свидетельства сталинского геноцида оставил очень мужественный человек. Автобиография написана за три года до кончины художника.

«Я, Брим Георгий Робертович, родился в 1935 году в селе Кировка Акстафинcкого района Азербайджана. В 1941 году, как лиц немецкой национальности, нас выселили в Северо-Восточный Казахстан.

Отца, потомственного виноградаря, забрали в трудовую армию на шахту, а спустя два месяца уехала и мама. Мне было 7 лет, а брату – 9. Жили мы у тети, у которой было вместе с нами 9 детей один меньше другого.

Все мы, кто как мог, зарабатывали себе на жизнь. Я с братом работал в колхозе, вспахивали землю на четырех быках. В одной из газет Казахстана была опубликована заметка «Самые маленькие, самые обязательные».
Это — о нас.

Вырезку из газеты отправили на шахту отцу. В 1945 году он погиб под обвалом. На следующий год мама прислала вызов, по которому мы приехали в Красноводск. Мне было 11 лет, когда я пошел в 1 класс. Материальное положение было тяжелое, но мама и брат говорили: «Хоть ты выучись!»

Кроме школы я посещал еще изостудию. После 7 класса я вынужден был пойти трудиться. Днем работал трактористом, а вечерами ходил в школу рабочей молодежи.

Когда мне исполнилось 16 лет, меня взяли на спецучет в НКВД. Окончив семилетку, я пошел в это заведение с просьбой разрешить мне поехать в Ашхабад для поступления в художественное училище. Мне разрешили.
Но в Ашхабаде меня опять взяли на спецучет. Экзамены я сдал успешно и был зачислен в училище.
Иногда, прямо с занятий меня вызывали в НКВД для проверки. Со стороны директора были упреки, что я не имел права поступать в училище. Но так, как я был одним из лучших студентов, меня оставили. И все же в определенное время я ходил отмечаться в то заведение.

Что ещё почитать:  Самая счастливая пора

Все это, конечно, морально было очень трудно выдержать.
В ряды Советской армии меня, как немца не брали. В те же годы я познакомился со своей будущей женой Евгенией, которая также училась в этом заведении. Ей говорили, что вокруг меня много сложностей, но она оказалась выше того ужасного времени.

На основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 13.12.1955 года я был снят со спецучета.
Художественное училище я закончил с отличием и по положению должен был направлен продолжить учебу в Москве или Ленинграде. Но меня отправили на работу в областной драмтеатр имени Кемине в Мары художником-постановщиком.
Отработав три года, я решил продолжить учебу в Ташкенте. Театрально-художественный институт имени А.Островского закончил также с отличием. Долгие годы работал сценографом в театре имени Хамзы.

С семьей – женой, сыном и дочерью – ютился на частных квартирах. Но в 1968 году мне, как нужному специалисту, выделили «малогабаритку». Через двадцать лет переехал в новую квартиру.

В Узбекистане я признанный художник театра. Каждый год оформлял три – четыре спектакля, это достаточно много. Подготовил много художников театра.

Я не состоял в Коммунистической партии, не был комсомольцем, и даже не был пионером. Когда в школе учительница поднимала учеников и спрашивала национальность, и когда очередь доходила до меня, 40 пар глаз смотрели на меня, как на чужого.
Признание я получил позже за свой труд, к которому всегда относился честно».

От себя хочу добавить, что Георгий Брим стал лауреатом Государственных премий СССР (1977) и Узбекистана (1989), он — член Союза художников СССР с 1971 года, ему присвоено звание заслуженного деятеля искусств республики. Занесён в книгу трудовой славы Узбекской ССР (1978), имеет награду орден „Дустлик“ (1995).

Что ещё почитать:  Эвакуация в Ташкент Укрсахаросвеклотреста. Воспоминания семьи И. М. Федоренко

Рустам ШАГАЕВ – специально для сайта «Новости Узбекистана».

Георгий Брим в Википедии.

11 комментариев

  • Искандер:

    Очень трогательно. А нет ли еще другие его графические листы — свидетельства сталинского геноцида?

      [Цитировать]

  • Ольга:

    НКВД перестал существовать в 1946-м году…

      [Цитировать]

  • Карлос:

    Время было такое. И где здесь геноцид? Автор , похоже, не понимает смысловое значение этого слова. Прочитайте о том как обошлась власть США, эта «цитадель демократии», с японцами перед войной.

      [Цитировать]

    • Ольга:

      Сейчас русофобы и антисоветчики повсеместно гадят на СССР. Своего лучшего ничего создать не смогли, так надо историю страны оболгать. А демократические фонды, глядишь, и грант какой подкинут, поощряя.

        [Цитировать]

  • Ю.Ф.:

    Действительно, причем здесь геноцид? Жертвами того времени были все — и в первую очередь русские. И надо со всей откровенностью признать по поводу выселения отдельных народов — при всей жестокости этой меры, ее несправедливости к значительной части выселяемого населения, — основания для этого все-таки были и исторические документы свидетельствуют об этом со всей определенностью, надо понимать конкретную ситуацию, в которой эти меры принимались. А другие эвакуированные разве лучше жили? И что-то сомневаюсь, что мальчишку регулярно вызывали отмечаться, да еще прямо с уроков, в НКВД, которого, как здесь уже верно отметили, и не существовало с 1946 года. Я учился в школе, правда, несколько позже Брима, но никогда не видел за 10 классов, чтобы учеников поднимали и спрашивали национальность — учителям в этом нет необходимости, вся информация такого рода уже содержится в журнале. И реакция детей вовсе ни о чем не говорит — дети любые, немецкие, узбекские, английские, русские, еврейские всегда немного более жестоки в своих проявлениях, нежели взрослые, такова особенность детской психологии. Да и какой реакции надо ждать от тех, кто знал, что их отцы, братья, соседи погибли в немецких газовых камерах, были повешены, погибли в результате пыток, расстреляны? Человек на самом деле получил максимум признания — звания, ордена. Или надо было все это дать уже в детстве? А в скромных квартирах почти все жили до относительно недавних пор, а многие и сейчас живут.

      [Цитировать]

  • Владислав:

    Моя хорошая знакомая Маргарита Унру с двумя сестрами, еще детьми в 1942 году выслали на край пустыни Кара -Кум, и они чудом только выжили.

      [Цитировать]

  • marites:

    Я лично был знаком с Женей Бримом, могу подтвердить что он не враль и безграмотные обывательские умозаключения на трагическую историю его семьи считаю подленькими. Почему Женя ничего не упоминает про Ильхом?

      [Цитировать]

  • Art68:

    Жена Г. Брима преподавала в нашей 110 -ой школе черчение.

      [Цитировать]

  • lvt:

    «Художественное училище я закончил с отличием и по положению должен был направлен продолжить учебу в Москве или Ленинграде» — нет, это ошибка. Такие целевые, внеконкурсные зачисления существовали только для особо талантливых отличников местной национальности. Т.е. в Азербайджане -для азербайджанцев, в Узбекистане — для узбеков, в Туркмении -для туркменов и т.д. Такова была национальная политика СССР. Я считаю, совершенно правильная. Остальные могли ехать самостоятельно, на общих основаниях.

      [Цитировать]

    • Art68:

      Невсегда, бывало так, что в выпуске были те, кто не хотел учиться дальше, ребята местной национальности, как правило, заканчивали образование после 4 лет РХУ. Им или жениться нужно было, или идти работать. А ехать в московские или питерские творческие ВУЗы (их, кстати единицы) еще на 5-6 лет, не всегда входило в жизненные планы. В наш выпуск с училища по целевому направлению( давалось 1 направление на заведение от республики с правом поступления в Ленинграде или Москве) поехала русская девочка.

        [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.