Искусство созидать Tашкентцы

Опубликовано в Правде Востока 24 января, автор Ирина Рибар.

Ее работы всегда удивительно пластичны, эмоциональны и главное — неожиданны. В них оживают, наполняются музыкой чувств, создавая причудливые образы, даже такие грубые по фактуре материалы, как металл, стекло и глина. Заведующая кафедрой «Ландшафтный дизайн и интерьер», профессор Ташкентского архитектурно-строительного института, известный скульптор, дизайнер Марина БОРОДИНА — один из тех педагогов, которые стремятся научить студентов мыслить творчески. Причем, доказывает это на собственном примере. Сегодня наш разговор об искусстве, архитектуре, духовности, воспитании нового поколения архитектурных дизайнеров Узбекистана.

С раннего детства она всегда что-то лепила и попросила маму отвести в кружок скульптуры. По сей день помнит запах глины и воскового пластилина в маленькой полуподвальной комнатке, где располагалась художественная студия. В жизни заниматься хотелось многим — и литературой, и архитектурой, но к окончанию школы выбор был сделан в пользу монументально-декоративной скульптуры. Мама, Татьяна Александровна, которая сама, будучи натурой творческой, всегда поддерживала дочь, посоветовала, что именно здесь можно больше проявить свой дар и индивидуальный взгляд на мир. После окончания Театрально-художественного института пошла работать на комбинат монументального искусства, вела занятия в той самой детской студии, откуда начинала свой путь в профессию и делала это с огромным удовольствием. Но мысль об архитектуре не покидала никогда.

— Монументальная скульптура, прямо скажем, не очень женская профессия

— Бесспорно, она предполагает работу с разными материалами, инструментами, в том числе и сварочными. А это требует мужского умения понимать и чувствовать технику. Без мужской силы, конечно, пришлось бы сложно, но мне очень помогает мой муж Василий Попов, разносторонний человек, профессионал — скульптор, художник, литейщик, виртуозно владеющий технологической стороной. При создании очередной работы для меня очень важно услышать его мнение, даже если оно и идет вразрез с моим.

— В Ташкентском архитектурно-строительном институте вы заведовали кафедрами «Изобразительное искусство», «Дизайн архитектурной среды», недавно в работу вуза органично вписалось достаточно новое понятие — ландшафтный дизайн

— После утверждения Кабинетом Министров 13 августа 2013 Программы развития ландшафтного дизайна в Узбеки­стане кафедра «Дизайн архитектурной среды», которой руковожу с 2005 года, получила новое направление в обучении и подготовке кадров. К сожалению, многие представляют искусство ландшафтного дизайна исключительно как посадку зеленых насаждений. На самом деле — это особый гигантский пласт, находящийся на стыке многих направлений — архитектуры, градостроительства, строительства инженерных сооружений, создания искусственных ландшафтов геопластики, монументального искусства и многого другого. 12 декабря прошлого года мы организовали и провели большой профессиональный семинар по ландшафтному дизайну, а 20 декабря республиканскую межвузовскую конференцию «Ландшафтный дизайн и экология современного города», которые прошли очень эффективно. Было много интересных докладчиков, уже реализованные проекты представили работающие архитекторы, практикующие фирмы.

— Мозаика, компьютерная графика, скульптура, фресковая живопись, витражи, видео-арт, батик и многое другое. Глядя на работы ваших студентов, понимаешь, что находишься в настоящей творческой лаборатории или выставочном зале

— Творчество, как профессиональное качество, не возникает вдруг, и художник в человеке не просыпается сам по себе, это нужно воспитывать. Каждый день и на каждом занятии. Все задания должны включать в себя творческую составляющую, а студенты при подготовке проявлять инициативу, фантазию и индивидуальность. На этом построен весь учебный процесс. Очень важно прививать молодежи одновременно и знания, и культуру. Дать им нужный вектор в жизни и творчестве. Дистанция, конечно, должна быть, но прежде всего — момент сотрудничества педагога и студента. Если он появляется, то непременно будет и результат. Ведь, возможно, уже через несколько лет мы будем коллегами. Как у меня на кафедре и происходит. Пять из 12 преподавателей — наши бывшие студенты.

Архитектурный дизайн — конгломерат архитектуры и искусства. И сегодня очень важно, чтобы профессия архитектора не сводилась к знанию только основ ремесла. Это не просто перечень обязательных дисциплин и количество часов, которые должны проходить наши студенты. Убеждена, нужно и можно учить языку творчества. У меня в учебном плане даже появилась дисциплина — технология современного творчества. Постоянно приглашаем к нам на мастер-классы интересных людей. Их участниками были Марат Садыков, Ортык Файзуллаев, Равиль Яруллин, Марина Пак и другие. Очень помогает ребятам и то, что в нашей стране просто кипит творческая жизнь, и они могут найти применение своим способностям и идеям — постоянные выставки, конкурсы, биеннале и фестивали. Детям, молодежи очень важно чувствовать востребованность своего таланта, видеть возможности его применения. Мне нравится, что наши выпускники выходят из института не как с конвейера. За четыре года они получают довольно прочные навыки и знания, но главное — видят в себе творческую личность и стараются реализоваться в жизни.

— Вашими студентами сделано много интересных архитектурных проектов, побеждавших на международных конкурсах у нас в стране и за ее пределами, а есть реализованные на практике?

— Стараюсь, чтобы они были востребованными. Возможно, у наших студентов пока нет профессионального опыта, зато есть свежий взгляд и идеи. К таким можно отнести проект по реконструкции экоцентра «Джейран» под Бухарой. Он одобрен на всех уровнях, сейчас ищем спонсоров для его осуществления. Делали проекты реконструкции детских летних оздоровительных лагерей, туристических зон отдыха и детских парков. Отрадно, что вначале мы предлагали себя, а сегодня уже обращаются к нам, просят делать эксклюзивные проекты, предлагают разработать парковые комплексы.

— Хватает ли времени на собственное творчество?

— Ничего не успеваю. Но когда появляется новая идея, интересный заказ или готовишься к фестивалю, возникает удивительное чувство приподнятости, эйфории, и готова не спать ночами.

В последнее время меня перестала устраивать скульптура в ее традиционном обычном понимании, если не присутствует какое-то стилевое прочтение образа. Хочется философии, иносказания в пластике. У меня много портретных работ, фигурных, но мне скучно, когда нет связи со средой. Постепенно я от этого направления стала отходить и искать другие формы.

Как рождаются новые идеи? Работа ведет за собой. Боюсь окончательных эскизов, только поисковые, ведь иногда не знаешь, каким будет результат.

— Архитектура и среда должны представлять собой единую гармоничную композицию. В Узбекистане очень богатые традиции древнего зодчества. Как совместить сегодня это уникальное наследие и современные тенденции в градостроительстве?

— В нашей архитектуре столько мудрости, целесообразности, уникальности. И чем глубже я во все это вникаю, тем больше очаровываюсь. Возьмите, к примеру, многокупольные перекрытия бухарских рынков, это же своего рода естественные кондиционеры. Или конструкция минаретов. У нашего института большой проект с немецкими специалистами, которые интересуются глинобитным строительством — технологией, так называемой синчевой архитектуры. В ее основе лежит деревянный каркас, наполненный смесью камыша, соломы, глины. Это очень гибкая, хорошо вентилируемая и очень экологичная структура. Храмы и крепости древнего Хорезма по сей день хранят не разгаданные до конца загадки. В строительстве в качестве армирующего элемента там применяется ствольное дерево, которое не произрастало в тех условиях. Откуда его доставляли, какими путями? Откуда взяты технологии строительства, их форма и образность? Благодарна своей профессии за то, что имею возможность учиться сама и одновременно учу очаровываться этим молодых.

Хива, Самарканд, Ташкент, Бухара; У каждого города свое лицо, и наша задача — сохранить их индивидуальность и неповторимость. Нужно очень бережно обращаться с историческими объектами, чтобы не внести диссонанс в композицию, созданную руками древних зодчих. В 2001 году мне довелось принять участие в международном симпозиуме «Современный человек в древнем городе» в Бухаре и хочется отметить, что современные гостиницы там строятся с большим вкусом, любовью к традициям и очень гармонично вписываются в облик древнего города, создавая единую композицию.

— Мы сегодня много говорим о воспитании вкуса, уважения к традициям, духовности у подрастающего поколения. Влияет ли на формирование личности то, что его окружает, то есть среда?

— В огромной мере. Замечено, что в помещениях разных архитектурных стилей люди ведут себя по-разному, одеваются, двигаются, говорят. Красота окружающей среды — здания, памятники, парки — подсознательно влияет и на внутреннее состояние человека, создавая гармонию между внутренним состоянием души и окружающим миром. Поэтому не случайно, что сегодня главой государства, правительством Узбекистана уделяется такое внимание архитектуре, ландшафту, облику городов и сел. Например, все, кто приезжает в Ташкент, отмечает, как изменилась в годы независимости наша столица. Часто мы не замечаем окружающих перемен, но именно город делает нас такими, какие мы есть. В свою очередь мы его обустраиваем. Это очень органичная связь. Нельзя разделять скульптуру, архитектуру, среду. Это части одного целого.

— Марина Ростиславовна, в чем, по-вашему, счастье?

— Мне не совсем понятен смысл этого слова. Счастье — не факт какой-то, а ощущение. Многие думают, что это, когда ты всего достиг и уже ничего не хочется. Жизнь должна быть интересна. В противном случае, она теряет смысл. Счастье, когда с радостью идешь на работу, занимаешься творчеством, не чувствуешь возраста, бываешь с людьми, которые тебе интересны, находишься в среде, где ты чувствуешь себя среди своих. Иногда удивляюсь тому, что среди молодежи чувствую себя очень комфортно, мы говорим на одном языке.

Мне бы очень не хотелось, чтобы, заканчивая вуз, наши дети уходили с холодным сердцем, мол, диплом получу, а там как будет, так будет. Холод тепла не рождает. Мы их образовываем не только профессионально, но и духовно, используя эстетические традиции, в основе которых лежат многовековые духовные ценности. Они должны достойно нести богатые традиции древнего зодчества нашего народа, стать созидателями его прекрасного будущего.

Беседовала

Ирина Рибар.

8 комментариев

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.