В сетях «Фиделио» или Семь дней спустя… Разное

 

О новой постановке Георгия Дмитриева – «Фиделио» Людвига ван Бетховена, взорвавшей оперный штиль размеренной театральной жизни в столице, не написал только ленивый. Я оказалась в числе последних в ряду музыковедов, журналистов, зрителей, уступив первенство даже лицеистам.
Обилие откликов, в основном, в электронных СМИ и социальных сетях, говорит о значимости в культурной жизни Ташкента премьеры этого некогда очень дорого стоившего самому Бетховену детища, которое он, начиная с 1805 года, неоднократно выводил в свет в нескольких версиях, добившись хоть какого-то успеха только в постановке 1814 года. Одних увертюр к опере композитором было создано четыре! Две из них прозвучали в ташкентской версии оперного спектакля.
1525737_665918926786030_1085320334_n
За долгие годы существования оперы, написанной признанным немецким композитором по мелодраматической пьесе Ж.Н. Буйи «Леонора, или Супружеская любовь», она не прижилась в репертуаре ни одного театра мира, да и ставилась крайне редко. А в Ташкенте – и вовсе никогда не была представлена. Потому состоявшаяся 11 и 13 декабря уходящего 2013 года на сцене Академического русского драматического театра премьера оперы «Фиделио», что бы о ней ни говорили, — это особая страница в истории оперного искусства Узбекистана.

Спустя 200 с лишним лет после первого показа, «Фиделио» предстает в оригинальной постановочной версии Георгия Дмитриева перед зрителем нового тысячелетия. Публикой, которую трудно чем-либо удивить и восхитить. Ведь, как считают многие служители муз, в искусстве все уже было, и теперь возможны лишь вариации известного, причем, далеко не всегда лучшие.
Премьеру в Ташкенте ждали. Еще не забыты «Дон Кихот», «Дело Моцарта». Георгий Дмитриев, успевший в 2013 году стать победителем молодежного фестиваля оперных режиссеров и удивить не только ташкентскую, но и жесткую в оценках московскую музыкальную общественность своими постановками, ролями и концертами, в очередной раз, одарив в октябре и ноябре сольными выступлениями, устроил предновогодний сюрприз для публики – премьеру оперы «Фиделио». И хотя на разные лады в анонсах было перепето, что постановщик «предлагает по-новому взглянуть на сюжет всемирно известной оперы», что «это фантазия на тему создания очередной социальной сети», попав на премьере в ловушку столь привычного для меня виртуального мира, я пережила некий шок.
Опера с первых минут заговорила языком сегодняшнего дня. Его реалиями, проблемами, болевыми точками и способами коммуникации. Причем, ни на гран не изменив авторской партитуре, не исказив основных сюжетных линий, заложенных в либретто, написанном при жизни Бетховена И.Ф. Зоннлейтнером и Г.Ф. Трейчке. Но наполнив и действие, и изумительную музыку волнующими сегодня многих мыслями и чувствами.
Как признался после спектакля Г.Дмитриев, он хотел сказать своей постановкой, что именно сегодня, в эпоху глобальных перемен и интернета, важно для всех. Слушая оперу, написанную два века назад, откликалась на прозвучавшие в ней извечные темы свободы личности, любви и верности, добра и зла, великодушия и подлости. Верила тому, что несли со сцены молодые артисты. Все до единого – молодые! И это было, да простят меня заслуженные и народные, ничуть не хуже, а ярче, красивее, искреннее, нежели видела обычно на сцене оперного театра.
Страстный накал музыки воплощался в не менее страстном и эмоциональном исполнении.
Блистала вокальным мастерством Асмик Арутюнянц — Леонора, жена Флорестана, переодевшаяся в юношу по имени Фиделио, чтобы спасти мужа.
Артистическими и вокальными талантами покорял Георгий Дмитриев — Рокко, тюремный смотритель, по версии Дмитриева – руководитель офиса социальной сети fidelio.
Выразительно исполнил свою партию Умид Исроилов — Флорестан, узник, открывший тайны владельца сети и запертый им в подвал.
Убедительно воплотил образ своего героя и продемонстрировал возможности великолепного баса Джабраил Идрисов — Пиззаро, начальник тюрьмы – владелец социальной сети fidelio.
Хороши были в своих партиях молодые вокалисты Ульяна Семенова — Марселина, дочь Рокко, работающая в офисе fidelio, и Василий Николаенко — Жакино, тюремный привратник, тоже сотрудник в офисе fidelio. Старое и новое переплелось в сюжете, партиях, мизансценах. В великолепных дуэтах, трио, квартетах.
Порадовал хор музыкальной театральной студии Государственной консерватории Узбекистана (хормейстеры Юлдуз Хуснитдинова и Севара Кадырова). Прекрасно звучала музыка Бетховена в исполнении симфонического оркестра под управлением студента московской консерватории Камолиддина Уринбаева. В этот специально подобранный для бетховенской оперы оркестр Асмик Арутюнянц, говорят, поименно приглашала талантливых молодых солистов из различных коллективов. Молодежь справилась, высокую оценку работе музыкантов в личной беседе после премьеры дали дирижеры Владимир Борисович Неймер и Азиз Шохакимов. Правда у маэстро Неймера немало замечаний по постановке, он считает, что хористы недостаточно активны в сценическом действии, статичны. Зато молодой, но уже с мировой известностью дирижер Азиз Шохакимов порадовался современной трактовке и оформлению постановки, искусству молодых музыкантов, дирижера, солистов. Ему, как дирижеру предыдущей постановки Дмитриева «Дело Моцарта» понятно, сколько сил и вдохновения вложили молодые артисты в свою работу.
Впечатлила публику, в особенности, ее молодую часть, совместная сценография Антона Гуськова и Георгия Дмитриева. Вместо декораций в этой малобюджетной постановке весьма впечатляющие, органично встроенные компьютерные эффекты, создающие нужный авторам настрой у зрителя и помогающие следить за действием в опере, спетой на языке оригинала. На русский переводились лишь реплики, которые новаторски ввел Бетховен и на свой лад дополнил Дмитриев. Лаконичностью отличался реквизит с его геометрической графикой, создаваемой столами, ящиками, шкафами. Интересными и выразительными показались многие режиссерские и сценографические находки. Зритель словно становился частью голограммы, в которой происходило действие оперы, прочитывал символы, раскрывающие глубину концепции, сокрытой в простой, на первый взгляд, истории о супружеской любви.
В реальность из интернет-мистических картин возвращали натуралистические мизансцены и детали. Но финал не принес разрядки. За победой и ликованием – те же, возвращающие на круги своя, проблемы. Одна система победила другую. Рассудочно-холодный синий цвет униформы сети fidelio сменяется обманчивыми, оптимистично-солнечными одеждами нового монстра – fernando. Пришедший на смену прямолинейному и грубому Пиззаро, новый босс Рокко — вовсе не добряк, каким хотел бы выглядеть. Он верный служитель «металла», за который продолжают из века в век гибнуть не просто люди – целые народы. Ликование хора, победа добра над злом не приносят успокоения, как это предусмотрено в классической версии оперы, не разрешают глобального конфликта, прочитываемого в дмитриевском «Фиделио» — предостережении и побуждении к размышлению о будущем.
Не первый год с интересом слежу за столь же неожиданной, как и сама постановка, полной неординарными событиями жизнью драматического артиста, оперного солиста и режиссера Георгия Дмитриева. Причем, с годами все труднее определить, какую из ипостасей его профессиональной деятельности следует называть первой, основной.
Когда артист сам себе режиссер – это случается нередко. Когда оперный солист еще и драматический актер – всего несколько примеров в оперном искусстве. Но когда драматический артист становится певцом, к тому же, оперным солистом, а потом еще и оперным режиссером-постановщиком, не задавливая в себе ни одного из своих богом данных и титаническим трудом заслуженных талантов, – это, на мой взгляд, уникальный случай. И постоянная проверка на истинность каждой из сторон талантливой личности.
Дмитриеву удается не просто совмещать, но развивать и совершенствовать свои способности. Добиваться признания на международных площадках. И, к нашему общему счастью, находить поддержку своим творческим порывам в лице учредителя и директора агентства «Plastilin group» и Творческого содружества «Plastilin art» Наили Гарифулиной и Швейцарского бюро развития – спонсора постановки.
Если бы еще его постановки оставались в репертуаре… Они того заслуживают. И могли бы дать жизнь постоянно действующему молодежному оперному театру Узбекистана, о создании которого можно пока лишь мечтать.

Тамара Санаева.
Фото Лены Гарифулиной.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.