Абдулла Бабаханов. Мастер архитектуры или (Народный зодчий) Tашкентцы История

Автор Мастура Исхакова.

 

1000453_690837344275594_95155535_nБабаханов Абдулла Бабаханович – Народный архитектор СССР, заслуженный строитель Узбекистана, профессор Ташкентского политехнического института. Первый советский архитектор-узбек, один из организаторов архитектурно-строительного дела в Узбекистане общественных зданий в городах и селах Средней Азии. А. Бабаханов – автор ряда монографий, книг, научных статей и докладов. Многие годы он отдал делу воспитания и подготовки кадров республики. В старинном живописном городке Киргизии Токмак, расположенном на берегу бурной горной реки Чу в родовом доме прошло счастливое и обеспеченное детство Абдуллы. Отец Бабахан – образованный человек был купцом первой гильдии. В конце восемнадцатого года прошлого столетия волна Революции и Гражданской войны настигла и это затерявшиеся место в горах. Почти все мужское население мобилизовали на фронт. Зимой 1920 года Бабахана расстреляли как классового врага. Мать собрала трех детей в дорогу и отправилась в Ташкент. В те годы по дорогам городов, кишлаков в поисках пищи и крова скитались беспризорные дети – жертвы двух противоборствующих классов: и тех, кто погиб в борьбе за идеалы новой жизни и их ярых противников…

Правительством молодой республики было решено открыть школы-интернаты по всем областям. Одной из таких в 1920 году стала школа-интернат «Намуна» в Ташкенте, куда по счастливой случайности попал и десятилетний Абдулла Бабаханов. Школа действительно была образцом воспитания и обучения детей, в основном репрессированных родителей. Из ее стен вышли воспитанники, ставшие в будущем ведущими специалистами в науке, литературе и искусства Узбекистана. Это действительный член Академии наук Узбекистана И. Исламов, заслуженный деятель искусств Узбекистана С. Мухаммедов, народный артист Узбекистана кинорежиссер Ю. Агзамов и многие другие. Абдулла с завидным усердием занимался по всем предметам. Он так умело распределял свое время, что успевал посещать и разные кружки. Особенно мальчику нравились занятия на чанге. Отличная учеба и авторитет среди товарищей сделали свое дело.

1003163_690838237608838_935371409_n

Юноша стал комсомольским вожаком школы. В 1924 году выпускник интерната четырнадцатилетний Абдулла поступил в Институт просвещения (УЗИНПРОС). Будущий педагог изучал русский язык, физику, математику. Жажда к знаниям, энергия юноши заражала сокурсников. Под его руководством студенты института организовали курсы по ликвидации неграмотности для рабочих беш-агачского кожевенного завода. Мать Абдуллы вышла второй раз замуж. В семье появились еще сестры и брат. Абдулла как старший сын с этих пор всегда будет заботиться, и помогать им. Впоследствии, брат Пулат стал инженером автодорожником, а сестра Сабира закончила Рабфак в Ленинграде. Встреча в институте с прекрасным педагогом, талантливым художником Г. Рыковым определила дальнейшую судьбу Абдуллы. Юноша увлекся рисунком, писал акварелью. После окончания института молодой педагог преподавал физику и математику в школах Самарканда, Карши, Шахрисябза, Коканда. Он ходил по старым площадям мимо минаретов, ансамблевых построек древности великих зодчих и восхищался творениями их рук. Увлечение музыкой, любовь к живописи и природе, все это в купе пробудило в нем желание заняться более глубоким изучением архитектуры.

1001027_690840194275309_1622284657_n

В 1929 году на базе факультета инженерной мелиорации Ташкентского государственного университета открылось новое отделение – архитектуры и строительства зданий. Конечно же, среди первых желающих поступить на это отделение был и Абдулла Бабаханов. Он попал в число счастливчиков, принятых в институт. По истории архитектуры и изобразительного искусства студентам читали лекции лучшие педагоги профессора – знаменитые архитекторы и инженеры из Москвы и Киева: Г. Сваричевский, Л. Воронин, знаток градостроительства С. Суханов и многие другие. В 1933 году первые ласточки выпускники архитектурного отделения получили в руки диплом архитектора, среди них был первый парень узбек-архитектор нового поколения Абдулла Бабаханов. Теперь перед ним открылись творческие горизонты. Его ждали грандиозные стройки. «Наибольшей похвалы заслуживает тот архитектор, который умеет соединить в постройке красоту с удобством для жизни». Д. Бернини. Профессия архитектора, по своей природе, посвящена созиданию и устремлена в будущее. История градостроительства Узбекистана идет из глубины веков. Образцом постройки городов древности традиционно являются Самарканд, Бухара, Коканд, Хива, Ургенч и другие.

 

В двадцатые годы в условиях Туркестана в рамках новой планировочной структуры возникло иное представление об устройстве города-сада. Под руководством профессора Н. Семенова группа архитекторов выдвинула идеи о роли жилья — организации квартала, местного парка культуры, центра обслуживания. В результате этой разработки было положено начало фундаментальным исследованиям по современной эволюции города. В тридцатые годы перед архитекторами республики стала задача создания современного массового жилища с более удобной планировкой, с использованием лучших достижений архитектурного наследия. Абдулла понимал, что для работ такого масштаба ему не хватает знаний. В 1934 году ректорат института направил молодого специалиста в аспирантуру Московского архитектурного института. В течение четырех лет он обучался у признанных зодчих современной архитектуры и градостроительства профессоров А. Кузнецова, Н. Марковникова, И. Рыльского и Н. Докучаева. Сидя за планшетом в общежитии или аудитории Абдулла мечтал о новостройках, архитектурных ансамблях, дворцах культуры, спортивных сооружениях, кинотеатрах, которые когда-нибудь он построит в родном далеком Узбекистане. Но пока что он трудился над тремя проектами: театром на 1200 мест, кинотеатром и дворцом спорта, считавшихся сложными объектами.

1003141_690840047608657_740882676_n

Комиссия очень высоко оценила работы аспиранта Бабаханова. Молва о талантливом архитекторе разлетелась по столице. Московские проектные организации одна за другой завалили молодого специалиста заказами. Событием и лучшим проектом тех лет Абдуллы считается двухэтажное здание для колхозного клуба на 300 мест в Ташкентской области, где молодой архитектор на основе современных конструкций в интерьере здания использовал лучшие традиции дизайна восточных зодчих. Здесь в Москве Абдулла продолжал изучать и анализировать архитектуру памятников Средней Азии Х1V-ХV веков. Весной 1938 года Абдулла возвратился в родные края.

557283_690837957608866_1404681286_n

Вернулся не один. С ним была молодая жена Наденька. А познакомились они прошлой весной в Москве. Как-то Абдулла пришел в НИИ резиновой промышленности по вопросам связанным с документами учебы в аспирантуре. В приемной председателя его встретила симпатичная русоволосая девушка с веселыми голубыми глазами. Она предложила аспиранту подождать начальника и выпить стакан воды. Абдулла не отказался. Сидя на стуле у стены, в ожидании управляющего со стаканом воды в руке, он незаметно поглядывал на секретаршу. Она деловито отвечала на телефонные звонки, то что-то записывала и периодически бросала взгляд на посетителя. Тут Абдулла, как бы невзначай, спросил: — Девушка, Вы сегодня вечером не заняты? — Конечно, занята… — А завтра? — Завтра? Надо подумать. А в чем дело? Почему это Вас интересует? — Просто у меня билеты в театр, вот хотел бы Вас пригласить… Кстати, как Вас зовут? — Вот с этого надо было начинать, молодой человек, — улыбнувшись, сказала она. — Я Надя, Надежда… — А я Абдулла из Ташкента…

 

В конце ноября, в Москве было уже достаточно холодно. Плотный туман, похожий на мелкий снег застилал улицы. Абдулла поджидал Надю на углу Горького и Дегтярного переулка. Вдруг из тумана возникла высокая фигура девушки. Несмотря на погоду, она щеголяла в «четырехсезонном пальто» модного покроя из «Букле» серого цвета. В голубой шляпке с вуалеткой Надя была неотразима. Абдулла с улыбкой встретил любимую. Чтобы согреться, они зашли рядом в палаточку, где выпекались горячие баранки, купили их к чаю и сели за столик. — Наденька, ты согласна быть моей женой? – Торопливо спросил Абдулла и, не дождавшись ответа, продолжил. – Но, хочу тебя сразу, честно предупредить… Ты всегда будешь второй, а на первом месте у меня — Архитектура. Надя призадумалась и спросила: — Архитектура — не в юбке ли? Ведь, она женского рода… В ответ Абдулла произнес пламенную речь примерно минут на сорок о роли архитектуры в его жизни и что свою дальнейшую жизнь он не представляет без голубоглазой любимой Надежды. Девушка терпеливо выслушала странное признание в любви. — А где мы будем жить? — Как где?! В Ташкенте, конечно! Разве я тебе не говорил, что сам Юлдаш Ахунбабаев Председатель Верховного Совета Узбекистана пригласил меня на высокую должность в Ташкент? Так что едем ко мне на родину в международном вагоне! На Казанском вокзале собралась вся родня москвички Нади. Они с опаской провожали ее «на край света».

 

Родственники не могли представить себе, что такое Ташкент в тридцатые годы. Но Абдулла успокоил всех, обещал беречь свою жену. Ехали действительно в международном вагоне. Поездка была удивительной! Поезд вез молодых через всю огромную страну. До того, Надя никуда не выезжала. Правда, однажды ездила с танцевальным кружком в Ленинград, но то была Россия. А здесь необыкновенное путешествие, да еще с мужем-«иностранцем», который кормил ее в ресторане и угощал конфетами с диковинным названием «Пьяная вишня». Ночью в купе под размеренный стук колес поезда, перед глазами Нади прошла вся жизнь: беззаботное недолгое детство в многодетной семье под Москвой. Ее отец — Василий Алексеев был инженером-механником и хорошо рисовал, был мастером на все руки, много с ними возился и играл. Многому отец научил своих сыновей в хозяйстве. Мама – Ольга Сергеевна прекрасная рукодельница приучила дочерей к порядку, и рукоделию. После тяжелой болезни в 1923 году отец умер, и Ольга с пятью детьми перебралась в Москву в дом своих родителей в Подсосенском переулке у Покровских ворот, где поселилась в маленькой комнатке. Она долгое время не могла устроиться на работу. Началась трудная полуголодная, сиротская жизнь. Старших детей в их числе и Надю пришлось определить в детский дом, младшие остались с матерью. Надя горько улыбнулась своим воспоминаниям: «Надо же у нас с Абдуллой были прекрасные родители, но мы оба воспитывались в детском доме». Она никогда не забудет первый день нового 1938 года.

 

В этот день, 1 января они расписались с Абдуллой, потому что решили с Нового года начать новую жизнь! Свадьбы у них не было. После загса молодожены пошли в кино, а вечером в Подсосенском переулке, невеста познакомила маму и родственников с мужем-«иностранцем». Поселилась молодая семья в съемной квартире. Потом через много лет Абдулла шутил по поводу своей женитьбы: «Я купил жену за три рубля, столько надо было отдать в Загсе за регистрацию брака»… А Надя весело добавляла: «В институте, где я продолжала работать после замужества уже под фамилией Бабахановой, однажды кто-то прочел приказ, и на весь коридор воскликнул: «Была у нас девочка — Наденька, а стала Баба, да еще Ханова!» По приезду в Ташкент молодого специалиста, как и обещал Ю. Ахунбабаев, назначили главным архитектором в Ташкентский проектный институт. Коллектив института занимался реконструкцией «старого города» и планировкой застройки новых районов Ташкента. Дело в том, что в тридцатом году был принят генплан по реконструкции «старого города», где на его месте предполагалось разбить центральный парк, а вокруг построить новые жилые дома. Но расселить людей из густонаселенного района было трудно, и это стало проблемой. Поэтому реализацию плана комиссия сочла не возможным.

 

В новом генплане предложенным А. Бабахановым части «старого» и «нового» города сливались в единый организм. Соединял их большой проспект имени Навои с новыми магистралями и улицами. Как руководитель этого грандиозного проекта Бабаханов разработал еще планы площади Беш-агач и Комсомольского озера, осуществил проекты и строительство улиц имени Фурката, Б. Хмельницкого, Ш. Руставели, Хамзы и других. В конце 1939 года по проекту А. Бабаханова был построен четырехэтажный дом из двадцати четырех квартир по улице Карла Маркса 40. Дом по сегодняшний день является гордостью зодчества Ташкента. Семья Бабахановых поселилась в комнате, только что отстроенного Дома специалистов по улице 9-го января, где проживала еще одна семья. В то время это был самый красивый дом в Ташкенте, с фонтанами во дворе утопающий в зелени и цветах. Здесь жила элита – писатели, артисты, художники и кинематографисты. Надя с радостью устраивала комнату, создавала уют и красоту. Она совсем не ощущала себя «на сносях», легко ходила. 11 августа 1938 года в молодой семье появился сын, названный Леонардом в честь великого итальянского художника эпохи Возрождения Леонарда да Винчи.

 

Новорожденный появился чуть раньше срока, поэтому был такой маленький, что его принесли домой в большой меховой шапке. Надя с трудом выходила младенца. Рядом с Надей до родов и после была ее мама Ольга Сергеевна. Ребенок рос в любви и достатке, и только первое время, был худеньким из-за рахита, потом поправился. Рано начал говорить. Читал с четырех лет и скоро стал любимцем не только в семье, но и среди друзей и соседей. На имя Абдуллы Бабаханова со всех городов республики приходили заказы. Сельские заказчики просили проекты не только отдельных зданий, но и комплексных застроек, куда входили клубы, дворцы культуры, магазины, детские сады, спортивные сооружения, чайханы-столовые. Бабаханов не отказывался ни от какой работы, ему одинаково все было интересно. Он загорался все новыми и фантастическими идеями. Проблема водоснабжения на Востоке, особенно в засушливых районах была всегда. Архитекторы Узбекистана вместе с гидротехниками и другими строителями активно участвовали в сооружении первых гидроэлектростанций, оросительных каналов и водохранилищ.

 

Опыт строительства Ферганского канала стал большой школой. По примеру этой стройки в 1940-41 году было возведено Ката-Курганское водохранилище, где приняли участие больше ста двадцати тысяч населения и специалистов. Автором архитектурных строений этого комплекса был Абдулла Бабаханов. Работа в новом направлении в системе ирригации и гидросооружений расширило его творческие возможности. Он настолько увлекся строительством, что в последствии в 1962 году защитил кандидатскую диссертацию на тему: «Вопросы архитектурных сооружений водного хозяйства». Позже в 1968 году под его руководством был построен Южно-Сурханский водохранилищный комплекс. Война застала Абдуллу, как раз в последние дни строительства Каттакурганского водохранилища. Вернувшись, с объекта домой он объявил жене, что едет на фронт. — Но ты же архитектор и у тебя есть бронь? — удивилась Надя. — Да, это так. Но я думаю, что мои знания пригодятся на войне! – не колеблясь, ответил он. Абдулла год проучился в военно-инженерной академии имени М. Куйбышева, которая во время войны была переведена в г. Фрунзе. Перед отправкой на фронт ему разрешили буквально на несколько дней приехать домой. Когда Абдулла открыл дверь, то увидел Надю с заплаканными глазами. Они бросились друг к другу в объятья. «Абдулла, как хорошо, что ты приехал! У Лелика тиф! Он лежит в инфекционной больнице на Тахта-Пуле!» Лелик – так ласково называли родители своего единственного сына, запомнил отца в военной форме, как тот пешком из больницы нес его на руках домой. Настал день отъезда на фронт. Надя собрала в дорогу белье, продукты. В комнату зашел четырехлетний Леня. Отец строго глянул на исхудавшего после болезни сына, поцеловал его в щечку и тихо сказал: — «Лелик, я уезжаю на фронт, слушайся маму!». Мальчишка бросился к отцу на грудь, крепко прижался к нему и заплакал. Всю войну Надя работала в столовой, это и спасло семью от голода. С Леликом была ее мама Ольга Сергеевна.

580251_690837677608894_1136951143_n

Тем временем капитан-инженер Абдулла Бабаханов в составе 191-го самого передового саперного полка шел с боями и делал все для того, чтобы его сооружения надежно защищали солдат в быту и во время боев с врагом… Под шквалом огня солдаты строили военные мосты, командные пункты, блиндажи, плоты и траншеи. Иногда при отступлении все приходилось рушить. Капитан А. Бабаханов с инженерными частями участвовал в сражениях на знаменитой Курской дуге, Белорусском и Украинском фронтах. Он был удостоен орденами «Красного Знамени», «Отечественной войны» второй степени и несколькими медалями. В начале декабря 1943 года после Тегеранской Конференции трех союзных держав, Сталин возвращался в Москву через Ташкент… По секретной информации тогда, ночью ему показали город. Вождь очень удивился, что одноэтажный Ташкент мало похож на столицу. Ахунбабаев объяснил ему, что сейчас все архитекторы на войне. Сталин, подумав, сказал, «что наша армия наступает и теперь можно быть спокойными. Мы скоро победим! А специалистов нужно забирать с фронта!» Весной 1944 года Ю. Ахунбабаев лично отозвал А. Бабаханова с фронта. Абдулле очень хотелось продолжить службу до Победы. Но капитан не посмел ослушаться приказа и вернулся домой, как он сам шутил: «без единой царапинки!». После войны они переехали уже в отдельную четырехкомнатную квартиру в этом же доме. Конечно, отец в мечтах видел сына архитектором и в свободное время занимался с ним рисованием. А мама хотела, чтобы он стал музыкантом, и в семь лет отдала учиться его в музыкальную школу по классу скрипки.

 

В 1946 году руководство республики предложило Абдулле Бабаханову возглавить государственный проектный институт Узбекистана, и должность главного архитектора. Здесь он проработал десять лет. За это время в республике было построено два миллиона квадратных метров жилой площади. Этими широкомасштабными разработками проектов и их строительством занимался коллектив проектного института. Миллионы жителей Узбекистана тогда получили новое бесплатное современное и удобное жилье. Шло время, город разрастался, появлялись новые кварталы, административные и общественные здания. Но в столице не было четко обозначенного места, которое стало бы центром и сердцем Ташкента. В 1946 году правительство бросило клич архитекторам: на конкурсной основе сделать проект площади с административными зданиями в центре Ташкента. В конкурсе приняли участие не только зодчие из Узбекистана, но и специалисты из Москвы и Ленинграда. В комиссию поступило больше 60-ти проектов. В течение двух месяцев в залах здания Дома ученых экспонировались работы конкурсантов. 18 июля жюри во главе с академиком архитектуры, автора легендарного здания театра имени Навои А. Щусевым выделило три работы победителей. Первое место получил проект А. Бабаханова, второе – С. Полупанов, третье – В. Волчек. При разработке своего плана А. Бабаханов учел ландшафт местности, близость нахождения реки Анхор и решил использовать ее как возможность создания микроклимата для будущей площади. Архитектор задумал из русла реки провести искусственный канал, обрамляющий площадь с трех сторон. А в восточной части площади поместить каскад с фонтанами и бассейнами.

1011987_690839800942015_362697040_n

По середине предполагался большой памятник, вокруг которого будет посажена роща из декоративных деревьев. На фронтальной части площади было запланировано здание Дома правительства высотой 60 метров в стиле конструктивизма. А с противоположной стороны у берега Анхора расположилось здание Совета министров Узбекистана. Ступенчатый спуск к реке западной стороны торца здания должен был сделан из гранита. Вскоре группа архитекторов приступила к работе. Но, к сожалению, этот проект не был полностью завершен, так как на некоторое время работу пришлось законсервировать. Только после ташкентского землетрясения 1966 года вновь стал вопрос о создании центральной площади Ташкента. А время диктовало свои законы. Развитие архитектуры семимильными шагами двигалось вперед. Появились современные стройматериалы, новые технологии. Но все равно в новом проекте другой группы архитекторов молодого поколения остались задуманные Абдуллой Бабахановым некоторые детали проекта. В истории развития архитектуры Узбекистана этот проект центральной площади и административных зданий созданный им в послевоенные годы остался одним из лучших и явился основой для дальнейшего административного градостроительства.

 

Надя была прекрасной женой и отменной хозяйкой. В их доме все блестело и сияло. Готовила она с удовольствием. Но молодую женщину не устраивала роль только домохозяйки. От отца ей передались художественные способности и от мамы любовь к рукоделию. Абдулла давно заметил наклонности жены и посоветовал Наденьке поступить в Художественное училище. В 31 год молодая женщина, имея уже десятилетнего сына, решилась поступить в училище, где открылось костюмерное отделение. Через четыре года в 1952 году Надежда Бабаханова получила диплом художника театрального костюма. Как лучшей выпускнице руководство училища предложили Наде остаться на преподавательской работе. На ее курсе учились одни девушки. Она учила их не только кройке и шитью, но знакомила с правилами этикета, прививала им художественный вкус. Для своих студенток Надежда Васильевна была старшей подругой, помогала, если надо материально, а когда советами в семейных и личных делах. Но в работе всегда требовала от них большой отдачи и не делала никому поблажек. В 1950-60-ые годы на карте республики появлялись один за другим новые города с промышленными центрами: Навои, Чирчик, Ангрен. В эти годы Абдулла Бабаханов возглавлял Союз архитекторов Узбекистана. На одной из центральных улиц Душанбе было построено великолепное здание Государственного драматического театра имени Лахути на 750 мест по проекту А. Бабаханова. Это особенная стройка была подарком от братского Узбекистана таджикскому народу к двадцатипятилетнему юбилею образования республики. Стройка была ударной и возводилась в короткие сроки, от нулевого цикла до сдачи объекта.

 

Все до малейшей детали проходило через руки автора проекта, даже все орнаменты, украшающие театр, он чертил и рисовал сам и очень гордился этой работой. А. Бабаханов там дневал и ночевал. Построили этот театр в 1953 году. В 1960 году он в составе делегации от Союза архитекторов СССР выехал во Францию на первый Конгресс, посвященный дружбе Франции и СССР. Делегаты побывали в Париже, Лионе, и ознакомились с опытом французских зодчих строительства ансамблей и комплексов современных индустриальных городов. Франция покорила Абдуллу. Париж стал для него самым любимым городом мира. Он подружился с французскими архитекторами. Оттуда он черпал замечательные архитектурные идеи. Французский черный берет стал его любимым головным убором, с которым А. Бабаханов не расставался никогда. Вернувшись на родину с яркими впечатлениями, Абдулла Бабаханов взялся за работу. Один за другим появлялись новые архитектурные крупные красивые сооружения в республике и городах Средней Азии. Кинотеатр имени Сабира Рахимова в старом городе Ташкента по сей день является любимым местом жителей столицы. Одно из направлений в творчестве Абдуллы Бабаханова занимал мемориальный комплекс музеев. На родине поэта Хамзы в самом живописном месте Шахимардана по проекту А. Бабаханова был сооружен мавзолей. В Самарканде в содружестве с художником Ч. Ахмаровым был построен музей, посвященный великому астроному и правителю ХV века Мирзо Улугбеку. А рядом в зоне отдыха, расположился ресторан-чайхана «Юлдуз», где туристы и местные жители могли отдохнуть и полюбоваться панно, расписанным в восточном стиле рукой художника Ч. Ахмарова. По своей первой профессии Абдулла Бабаханов был педагогом. И когда в Ташкенте в 1963 году открылся архитектурный факультет при Политехническом институте, он принял предложение возглавить кафедру архитектуры. Если в первый год здесь обучалось 200 студентов, то через несколько лет желание овладеть престижной профессией архитектора увеличилось намного больше.

1016685_690840507608611_1013183562_n

Шли годы… Сын Леонард, пошел своей дорогой. С юности, увлеченный театром, он успешно сдал экзамены в театральный институт на режиссерский курс Владимира Сергеевича Иогельсена. Его учеба в театральном ВУЗе подвигла Бабаханова на проект учебного театра, строительство которого закончили в 1968 году. В семье Бабахановых учебный театр в шутку называли «Лёлькин театр». И теперь в их четырех комнатной квартире часто собирались в кабинете Абдуллы молодые архитекторы и работали над новыми проектами, а в комнате сына вечно голодные студенты готовились к зачетам. Надежда Васильевна всех принимала тепло и радушно кормила фирменными пельменями, поила чаем и угощала ватрушками. В годы учебы в институте он увлекся пантомимой. После окончания института, весной 1963 года Леонарда пригласили на работу в Узбекскую филармонию. С актерской бригадой он объездил весь Узбекистан. Выступления мима Леонарда Бабаханова шли «на ура!». Весной 1964 года во Дворце ОДО состоялось его сольное выступление под названием «Вечер пантомимы». Билеты были проданы задолго до концерта. Вся творческая общественность Ташкента пришла посмотреть этот необычный концерт. На сцене появился худенький юноша с тюбетейкой, в белом легком национальном костюме (яхтаке), подвязанным бельбаком. Французская пантомима и театр узбекских масхарабозов потрясающе слились в творческом замысле автора-исполнителя. После спектакля зрители бурными овациями приветствовали звезду пантомимы, артиста Леонарда Бабаханова… Это был невиданный успех! Все оборвалось в один миг…

 

В 1964 году друзья Леонарда вернулись после летних каникул и очень хотели пообщаться. Дома мама накрыла стол. Ждали Лелика. А он тем временем ехал в трамвае. До остановки напротив дома оставался всего метр. Обычно трамвай в этом месте уже тормозил, и многие пассажиры спрыгивали на ходу…. Лелик спрыгнул, а сзади «Победа» не успела притормозить… Когда в больнице ему сделали снимок ноги, то перелом оказался осколочным и очень сложным. После трех месяцев в гипсе нога не срослась. Потом были сделаны четыре операции. Мама на эти годы оставила работу. Отец объездил все клиники Союза. Четыре года своей жизни Леонард провел в постели с гипсом, а потом костыли… В 1968 году Леонард объявил родителям о своей женитьбе на девушке Диле Танееве, в которую влюбился с первого взгляда, и как оказалось, навсегда. Тогда родители оставили молодым свою большую квартиру, а сами переехали на улицу Пушкина в дом Союза архитекторов. А когда родились долгожданные внуки, сначала Всеволод, а потом Анвар, то их радости не было предела. Друзья предложили Леонарду работу режиссера на студии «Кинохроники». И он полностью окунулся в нее. Свой первый фильм «Актер» о любимом народном комике Пирмухамедове Леонард снимал на костылях. Палочка надолго станет его подружкой. Потом было много картин разных жанров: фильм — пантомима «Кугурчакбоз» и «Картинки древнего города», детский полнометражный телефильм «Чернильный человек», фильм о войне «У самого синего неба», мультфильмы «Арба», «Удивительный манеж», «Квартет Ква_- Ква», «Козел в огороде», где он являлся автором сценария, режиссером и актером.

 

Так получилось, что член трех творческих союзов остался не востребованным. В 1984 году Леонард с семьей переехал в Подмосковье. Бабахановы старшие остались в Ташкенте и еще продуктивно работали. Работа со студентами дала возможность Бабаханову продлить свою творческую деятельность. Его насыщенные познавательные лекции и практические занятия открывали перед молодыми специалистами истинный смысл этой трудной, но прекрасной профессии. Ученики и последователи опытного педагога и народного зодчего на творческих конкурсах, как правило, всегда занимали призовые места. Он очень уважал и трепетно относился к ним. Не смотря на преклонный возраст, А. Бабаханов продолжал работать. Он писал научные труды, читал лекции, активно сотрудничал в новых проектах. Все двадцать пять лет работы в институте, чаще всего он любил ходить пешком на работу через весь город. Надежда Васильевна многие годы отдала работе в училище. А чего стоили просмотры курсовых работ по костюму ее воспитанниц? Это же был настоящий праздник, фейерверк! На просмотр костюмеров собирались студенты, педагоги не только из училища, но и из театрального института, разных театров как на показ лучших Кутюрье. По всему бывшему союзу работают в театре и кино талантливые художники по костюму – последователи Надежды Васильевны Бабахановой. Родители очень скучали по сыну и внукам, которые выросли у них на глазах.

 

После долгих тяжелых раздумий, решили переехать к детям. В 1989 году старшие Бабахановы приехали в Подмосковье и поселились рядом с сыном. Режим, климат, особое щадящее питание, а главное близость родных благотворно влияли на них. В последнее время, только память немного стала подводить их. Новые соседи с уважением относились к пожилому элегантному человеку в черном берете и его жене. Иногда Надежда и Абдулла, взявшись под руки как в молодости, гуляли в лесу среди любимых берез рядом с домом. Каждое лето они уезжали недалеко от Москвы в «Суханово» — Дом творчества Архитекторов. Здесь, даже зимой Абдулла Бабаханович останавливался, когда ездил в командировки. Он часто повторял, что архитекторы «не дураки», что выбрали себе очень красивое место бывшее имение князей Волконских. Абдулла Бабаханович мечтал дожить до приезда Анвара из Армии. Очень радовался рождению правнучки. А бабуля Надежда шила ей платья как кукле. Столько было радости, когда 6 июня 1992 года на пороге их квартиры появился, вернувшийся из Армии Анвар – младший внук. Но роковой случай прервал эту идиллию. Кто-то из соседских детей оставил в проходе подъезда велосипед. Возвращавшийся с прогулки Абдулла Бабаханов со света в темноте наткнулся на него и упал. 18 июня 1992 года Абдуллы Бабаханова не стало. Когда-то А. Бабаханов мечтал создать Архитектурный институт…

Если собрать воедино все, что он построил, то перед нами образно возникнет огромный красивый город с многоэтажными благоустроенными домами, с уникальными архитектурными комплексами, культурными центрами, площадями и улицами, — город, который подарил людям удивительный человек, уникальный народный зодчий — Абдулла Бабаханов. «Архитектор-градостроитель призван создавать наилучшие условия для жизни не только своих современников, но и будущих поколений… Зодчий, создавая для народа удобные, красивые и благоустроенные города, прежде всего слуга народа, отдающий все свои силы, все свои способности, всю свою жизнь заботе о человеке». И. Жолтовский. © Мастура Исхакова.

3 комментария

  • lvt:

    Спасибо! Многоцветный ковёр, сплетение судеб талантливых людей. Как всегда у автора семейные ценности, образ человека-семьянина, также важен, как его профессиональные победы. Драгоценная особенность Культуры Востока!

      [Цитировать]

  • Геннадий Васильевич Чагин:

    Ваш земляк, почти родственник, т.к родился в Ташкенте в 3-4-х кварталах от вас , на ул. Орджоникидзе 5, 8.10.1934 г, живу в Москве 60 лет, академик РАЕН, проф., д.ф.н. писатель (есть в интернете), не отказался бы с Вами попить хорошего чайку. Мечтаю еще раз побывать в Ташкенте. Пишите! Чагин Геннадий Васильевич.

      [Цитировать]

  • Владимир:

    Огромная благодарность Вам, Мастура, я учился у Абдуллы Бабахановича, он вспоминается как человек высокой культуры, опрятный, достойный, знающий. Всегда идеально одетым по моде тех лет, как я сейчас понимаю, заслуга его Надежды. О нем, как о человеке, мы, студенты ничего не знали. Вы открыли историю его жизни, любви, творчества. Совершив экскурс в жизнь этих замечательных людей, я пролистал и свои страницы связанные с Узбекистаном, Ташкентом, молодостью, работой на архитектурном поприще.
    Владимир Нарубанский.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.