Записки о былом. Воспоминания обрусевшего армянина. Часть 11 История

Автор С. Арзуманов.

Быстро пролетело лето. Дядя Беглар купил дом, который обошёлся нам в 2000 рублей (столько тогда стоила корова). Туда нам предстояло перебраться сразу, как приедет мама. Это было здание площадью примерно 25 квадратных метров, с неровными (толщиной: внизу — чуть не метр, а наверху — полметра) саманными стенами, с низким потолком, единственным небольшим окном. Когда-то это была кладовая бывших хозяев. Но до нас здесь уже жили люди, о чём свидетельствовали обшарпанные деревянные скрипучие полы. К этому помещению сзади примыкало другое, поменьше, с узеньким окошечком. Это был хлев, наличие которого было обязательным при выборе дома, так как мама решила пере¬везти в Ташкент и нашу корову Машку. Было видно, что здесь содержалась скотина: на земляном полу лежал высохший навоз, со¬хранился специфический запах. В доме не было электричества, воды и даже дворовой уборной, но нас этот дом устраивал. Район, примыкавший к железной дороге, до революции принадлежал землевладельцу Тезикову. Советская власть конфисковала его землю и стала отводить её людям, бежавшим из России от голода. Этот район, застроенный только одноэтажными домиками, назывался «Тезиковкой», а его обитатели — «тезиковские».

Так в то время выглядели почти все ташкентские базары. На переднем плане узбекская арба с большущими колёсами. Справа и слева ряды прилавков. Над ними солнцезащитные козырьки. Недалеко от нашего нового дома находился базар, который тоже назывался Тезиковским или «Тезиковкой». Это была единственная в городе «барахолка», куда в выходные стекалось полгорода, и где можно было купить (или продать) всё, что угодно. Этот базар всегда был знаменит далеко за пределами Ташкента. Несколько лет назад Тезиковку закрыли.

Отныне мы становились жителями дома по улице Железнодо¬рожная, 7. Под этим номером значился не только дом первого застройщика Сысолятина, но и ещё пять хибар, построенных на его бывшем участке и проданных затем приезжим из других мест: земельные участки нельзя было продать, а с какой-нибудь постройкой —    пожалуйста! Деньги, полученные за очередной проданный «дом», хозяева шумно, с песнями пропивали месяца два — три.
Мама приехала в двухосном железнодорожном грузовом крытом вагоне. «Освещался» он через четыре оконца, расположен¬ных под потолком. Такие вагоны грузоподъемностью 16-18 т, обшитые досками («вагонкой»), покрашенные темно-красным суриком, составляли основной парк железнодорожного транспорта. Кстати, и железнодорожные цистерны были такие же небольшие и такой же грузоподъёмности. Нынешние 4-осные вагоны — их тогда называли «Пульман» — были большой редкостью.
Вагон поставили в тупик на насыпи недалеко от нашего до¬ма, так что транспорт для перевозки не понадобился. Мама ничего не оставила в Мерве. В вагон погрузила всё, что пригодится на новом месте жительства. Всю мебель, даже требующую ремонта, ящики, сундуки и большие узлы с одеждой, матрацами, коврами,, кошмами и всяким тряпьём и барахлом, без которого не обойтись в быту, переносили на руках. Ребячий восторг вызвала наша люби¬мица Машка, для неё было припасено несколько мешков сена. Даже оставшиеся с прошлой зимы килограммов триста саксаула мама погрузила в вагон. Читатель, я не ошибся, написав «килограммов триста саксаула», это топливо на мервских базарах продавали на вес, взвешивая на огромных весах-безменах, может быть, потому, что штабелировать это дерево невозможно. Приш¬лось нести эти невероятно искривленные, тяжёлые и твёрдые «поленья», вызывая изумление у ташкентцев, впервые увидевших это диковинное растение. Некоторые соседи, не знаю зачем, отпиливали кусочки, при этом быстро и прочно затупляли пилу и проклинали неподатливость экзотического дерева.
Да что там саксаул, это всё-таки-дрова, за них деньги заплачены, не оставлять же их, тем более, что в вагоне есть место. Мама привезла даже низенький сапожный табурет, у которого сидением для (мягкости» служат широ¬кие переплетённые кожаные ремни, круглый сапожный молоток с длинной закруглённой головкой, дюжину кривых сапожных шил, мотки конского волоса, который используют как нитки при шитье сапог. А это всё зачем? Как память о муже? Или думала, что пригодится: вдруг сыновья станут сапожниками? Слава Богу, все её сыновья «вышли в люди», получили высшее образование и нашли себе достойное место в жизни. А все эти сапожные причиндалы за ненадобно¬стью мама отдала соседу-сапожнику дяде Андрею.

61
При разгрузке вагона пришлось помучиться с коровой: Ма¬шка никак не хотела спускаться вниз по трапу, и соседские мужики вынесли её из вагона на руках, добро она была малорослой. Маму и шестилетнего Алёшу, ехавших в одном вагоне, трудно было узнать. Трое суток их обдавало гарью и дымом из трубы паровоза. Их лица, руки, ноги были покрыты слоем сажи и копоти, а воды, чтобы помыться в пути не хватало даже Машке.. Алеша с рожде¬ния был очень смугл, а тут предстал, как настоящий негритёнок.
Надо было торопиться с обустройством нашего собственного нового дома: через два-три дня идти в школу, а у нас всё в ящиках, сундуках и чемоданах. Мы и раньше не видели, когда мама спит, а сейчас на её плечи навалилось столько хлопот, что не до сна было. Мама с нашей помощью успела всё разобрать, расставить по мес¬там, убраться. Одетые, обутые и накормленные, мы вовремя пошли в школу. Уроки даже днём делали при свете керосиновой лампы «Чудо», пока топором не прорубили в стене широкий проём под «итальянское» окно. Мы радовались нашему новому собственному дому, делали по хозяйству всё, что могли. Лопатой копали землю под огород, а, прорыв канаву, с уличного арыка заворачивали воду в свой огород. Несколько раз в день я приносил вёдрами воду из водоразборной колонки, находившейся в квартале от нашего дома. Воды расходовалось немало: ведь Машку — нашу кормилицу — надо было поить досыта, чтобы больше молока давала. Кроме того, раз в неделю для коровы нужно было принести с базара большой мешок сена. Не перечислить всего, что приходи¬лось делать. Я благодарен судьбе, что мама приучила не сидеть без дела, это помогло мне в дальнейшей взрослой жизни.
Нам достался небольшой участок, примерно, 4 сотки, но это был зелёный райский уголок. Мама умудрилась посадить и посеять всё, что нужно: помидоры и огурцы, перец и свеклу, редьку и тык¬ву и ещё многое другое — всего не упомню. Одной столовой зелени было посеяно названий десять. Тут же — плодовые деревья (вишня, слива, яблоня, урюк, груша, персик, даже грецкий орех), которые в условиях Ташкента, если поливать, уже через 2-3 года дают устойчивый и обильный урожай. Эти фрукты мы никогда не поку¬пали. А арбузы и дыни, чтобы подешевле, брали оптом. Их приво¬зили на небольших двухколёсных арбах, запряжённых ослами. Мы их укладывали под кроватями, там они долго сохранялись.
Ближе всего от дома располагалась железнодорожная школа № 37. Железнодорожной она называлась потому, что находилась в ведении Ташкентской железной дороги, в ней учились в основном дети железнодорожников и рабочих самого крупного в городе заво¬да по ремонту паровозов и вагонов. В школе, построенной из добротного красного кирпича ещё до революции, классы были

62
большие и светлые. Вдоль всего здания росли вековые деревья, так что прямые лучи солнца не попадали в классы, что для тех клима¬тических условий чрезвычайно важно. Устраивать меня в школу пошёл со мной дядя Беглар. Классы были переполнены, к тому же я не имел никакого отношения к железнодорожному ведомству, и нам поначалу отказали. Если бы не дядя, не его дипломатические способности и служебное положение, а также интеллигентность и доброта директора школы Петра Петровича Козмополо — пришлось бы ходить в другую школу, километра за два от дома.

Фасад школы № 37. Фото сделано в октябре 2004 года. Зачем-то школу оштукатурили, и она потеряла былую красоту. На заднем плане ■ новая пристройка • спортзал.
В новой школе каждый предмет преподавал свой учитель — не как в Мерве, где Мария Ивановна одна учила и русскому, и рисованию и пению, и физкультуре. Некоторые учителя часто болели, и вместо них обычно приходил директор Пётр Петрович. Крупный, импозантный хохол с греческой фамилией, из-за которой, как шептались, он и пострадал. В 1937-м как врага народа его арестовали прямо в школе, и он сгинул. Так вот, Пётр Петрович приходил в класс, спрашивал, что было на предыдущем уроке, и сразу приступал к уроку. Учащиеся любили его за то, что он объяснял интересно, с юмором и не как в учебнике. Задачки по алгебре сочинял экспромтом, например: «Ваня съел икс пельменей, а Женя
—    на игрек пельменей меньше; определить: сколько и т. д.». Это было необычно, весело, интересно, мы вовлекались в игру, стремились здесь же на уроке правильно решить задачку и заслужить похвалу «самого» директора. Здесь, в школе, я услышал впервые слово «Шкраб». Им ребята дразнились. И как же я удивил¬ся, когда узнал, что это не ругательство, а аббревиатура слов школьный работник. А какая была «звучная» дразнилка!
Помнится, был рассказ, якобы о нашем директоре, все слова в котором начинались с буквы «П»: « Пётр Петрович, по прозвищу «Попович», пошёл погулять, потом попрыгал, позже повстречал приятную подругу — певицу Полину, и так далее, на целую страницу. А ещё по рукам ходили палиндромы — слова «перевёртыши», которые звучат одинаково, как их ни читай: «шалаш», «наган», «заказ», «око», или даже целые фразы: «Ленин нин ел», «А роза упала на лапу Азора», «Лилипут сома на мосту пилил», «Лёша на полке клопа нашёл», «Я иду с мечем судия», «Тип Сима с ананасами спит» и т. д.
В классе я подружился с Толяном Врадием. Он был на год старше. Я поражался его знаниям, он ими с чувством превосходства делился, «выдавая» иногда такое, во что я, наивный пацан из глубинки, не верил: мол, загибаешь. Тогда он, торжествующе, дос¬тавал книгу и, похихикивая, читал текст в подтверждение того, что сообщил мне. Их семья жила в кирпичном доме напротив нас. Большая библиотека, наверно, из тысячи старинных книг была их особой гордостью. В основном это были толстые книги в кожаных переплётах, многие с золотым тиснением. Сочинения русских, украинских и зарубежных классиков на русском, украинском и иностранных языках, энциклопедии Брокгауза и Маркса, различ¬ные справочники. Сейчас бы назвали их раритетными. Мне разрешалось читать всё у них, но брать на дом не позволялось. От Толяна я впервые услышал известное: «Не шарь по полкам хищным взглядом — здесь книги не даются на дом!».
Отец Толяна Александр Максимович работал на заводе обойщиком, мать, когда-то учительница гимназии, занималась домашним хозяйством. Иметь такой дом и такую библиотеку тогда мог себе позволить не всякий профессор. Поговаривали, что отец семейства переехал в Ташкент, скрываясь от репрессий. Эти разговоры были похожи на правду. Ходил он медленно, не спеша, говорил негромко, на приветствия отвечал: «Доброго здоровья», вежливо приподнимая фуражку. Иногда мы вместе делали уроки у них дома. Случалось так, что Толян обращался за помощью к отцу,и тот всегда сходу давал ответ,хотя он всего-навсего рабочий. Вёл себя культурно, не допуская фамильярности. Я не раз видел его за чтением книги. Увидев меня, он её прятал, но я помню, что книга — на иностранном языке, — не знаю на каком, но точно — не на русском. И это удивляло: простой рабочий-обойщик, и вдруг — чтение иностранной книги. К взрослым мужчинам мы, дети, обращались обычно «дядя имярек». Мать Толяна мы звали «тётя Лиза», а вот к Александру Максимовичу все обращались только по имени и отчеству. Я так подробно пишу об этом, так как эта семья (Толян, конечно, в первую очередь) в моём детстве сыграла большую роль.
От Александра Максимовича резко отличались другие взрослые соседи. Например, отец Юрки Мелехова — дядя Яша, простой рабочий, иногда возвращался с работы в подпитии, его жена — тётя Луша — устраивала ему головомойку, и он приходил в нашу ребячью компанию поплакаться в жилетку. Это был бесхитростный добряк, с получки часто угощавший нас конфетками. Он рассказывал поучительные истории, просил не хулиганить, слушаться старших, хорошо учиться и так далее, но делал это не навязчиво, между прочим, поэтому его слова до нас доходили. Несколько раз мы ходили с ним с ночевкой на знаменитую бурную реку Чирчик, купались в е£ леденящей воде, ловили удочками рыбу, варили уху. К сожалению, этих походов было немного: дядя Яша, возвращаясь домой после получки, погиб под колесами трамвая.*
Еще один взрослый сосед — отец Жорки Чекашкина — дядя Андрей, также часто общался с нами, вспоминал свою Мордовию, где у него были лошади, скот и земля. Хвалил «николаевское время», когда в «лавках» было все, причем дёшево. Он работал сцепщиком на железной дороге, но иногда рассказывал такое, что выдавало в нём не простого человека. Тем не менее, не стесняясь нас, даже демонстративно, с шуточками и прибауточками он громко пускал ветры, после чего объявлял: «Перезимуем»! Мы не понимали: причём здесь будущая зима? Было не смешно, даже стыдно. Но один анекдот, рассказанный им, вызывал дружный ребячий хохот, может быть, поэтому запомнился. Тогда было модно менять свои прозаические фамилии на р-р-революционные: Октябрьский, Комиссаров и т. д., а младенцам давать имена: Владилен, Владлена, Вилен — от Владимир Ильич Ленин, Мэлор —  от Маркс, Энгельс, Ленин, Октябрьская Революция, Марлен (Маркс, Ленин) и проч. В связи с этой модой, наверно, и возник запомнившийся анекдот: «Пришёл Иван в ЗАГС и просит сменить его фамилию «Тихобздиев» на «Громкопбрдов». * *
На работе с дядей Андреем случился несчастный случай: он не успел вовремя выскочить из-под вагона, и ему отрезало ступню ноги. Пришлось переквалифицироваться на сапожника и ремонтировать обувь жителям всей округи. Ему-то мама и отдала отцовские сапожные инструменты и утварь. Всё-таки не зря она везла это добро из Мерва!
Помню еще одного соседа по фамилии Долгов. Он работал в НКВД рядовым, ходил в форме, иногда при оружии, вечно насуп¬ленный, хмурый, какой-то отрешённый, часто пьяный. Поначалу мы с ним здоровались: всё же — сосед, но он нас игнорировал, на «здравствуйте» не отвечал, и мы перестали с ним здороваться. Он вообще с соседями не общался, даже на улицу не выходил. Поговаривали, что он такой потому, что работает в тюрьме «расстрелыциком», чему все мы верили, и поэтому его побаивались.

* Удивительное дело: в те времена люди попадали под колёса трамваев довольно часто, хотя трамваи ехали не тек быстро. Сейчас, когда они мчатся по улицам, как бешеные, несчастные случаи случаются несравненно реже. Люди, что ли, стали умнее или водители осторожнее?
** Впрочем, эта мода сохранилась. В конце 1-го рейса китобойной флотилии •Слава» в районе Канарских островов у официантки-уборщицы китобазы — жены боцмана Емельяна Кешелавы — родился сын, его назвали *Атлантик». Как и его отец, он впоследствии стал моряком и не раз плавал в Антарктику.

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry

46 комментариев

  • Aida:

    Этой части можно придать тег Школа 37

      [Цитировать]

  • Farro_Kh:

    А эта школа 37 сейчас сохранилась? Знаю на Тезиковке только 83-ю школу, она очень похожа на ту, которая на фотографии.

      [Цитировать]

    • Валентин:

      Да, это действительно железнодорожная школа №37, а ныне городская школа №83. Попробую загрузить фотографию школы, на которой мои одноклассники из 11Б класса выпуска 1966 года во дворе школы: Фуад Иногамджанов, Валерий Калинчук, Геннадий Кузьмин и Олег Краснов.

        [Цитировать]

  • tanita:

    А меня заинтересовало вот что: в сорок третьей школе преподавал физик, Петр петрович Козмополо. Прекрасный преподаватель, прекрасный человек. Уж не сын ли? Фамилия-то редкая, да и имя -отчество совпадают. Но это был уже год шестидесятый. Или это Петра Петровича реабилитировали? Действительно он был очень высоким и представительным.

      [Цитировать]

    • VTA:

      Я тоже сразу нашего Петра Петровича вспомнила, и даже написала, но комент улетел. Тут написано, что в 37 директора арестовали и он сгинул. Может быть отец нашего Козмополо? Уж очень совпадает. Недавно только вспоминала его в очерке о 43 школе на Тезиковке.

        [Цитировать]

      • tanita:

        Так и я про это. Но наш Петр Петрович тоже был не таким уж молодым. Или он, или сын.

          [Цитировать]

        • olga:

          Наш П.П.-но лет ему было за сорок с хвостом,или просто нам казался старым-водка она моложе никого не делает.

            [Цитировать]

        • lvt:

          А вот что есть эти записки? Абсолютно достоверные мемуары, где каждая точка -зеркальное отражение действительности? Или это уже художественная литература по мотивам личных воспоминаний? Во втором случае автор имел полное право перенести яркие образы из одного времени в другое и придумать ему горький конец в лагере, что в 30-е годы вполне могло случиться.

            [Цитировать]

          • olga:

            .В воспоминаниях обрусевшего армянина это математик…а я вспоминаю физика-это видимо разные люди,но с независимым ,упрямым характером..Таких не только за фамилию посадить могли…Или как говорят учителя-предметник он хороший,а в остальном….И что такое учительская среда знаю не по наслышке….Поэтому и в школу преподавать не пошла…Моя тетка (хотя ее никто ,кроме одного человека не может вспомнить по 43 школе)предмет преподавала не хуже П.П.,добавляла к учебному материалу много вне программы-заставляла мыслить масштабно-была умным и эрудированным человеком,умела многое(шить,готовить)но ученики ее не любили….Многих преподавателей нашей школы знала ,вероятно знала и нашего физика..Но нравится всем невозможно….В нашем классе было двое -мальчик всесьма странный,молчаливый-когда вызывали к доске -это было мучение для всего класса-он молчал,краснел,не мог выдавить из себя не единного слова…Вызывали его крайне редко-он просто сидел на уроках ,выполнял письменные работы,устно никогда не отвечал.А физик ,наоборот вызывал его часто и у доски доводил просто до слез…

              [Цитировать]

            • lvt:

              Я к тому, что учитель, герой записок, может быть собирательным образом. А вашей тётушке можно только посочувствовать. Ведь учителя в чём-то актёры, а урок спектакль. А ведь с этой стороны абитуриентов в педагогические ВУЗы не отбирают. Преподавала она хорошо, а спектакль у неё не получался.

                [Цитировать]

              • olga:

                Вы правы,как всегда! Моя тетушка было прямолинейным человеком, да и почему ее должны были любить все…В школу мы идем за знаниями..У нас было три учителя физики-первая учительница относилась к нам, как к своим детям,преподавала -программа то одна была -задачи и примеры решали,на уроках отвечали как положено -еще успевала рассказать что то интересное и смешное…Потом некоторое время ее замещала молоднькая учителница -выпускница.Восприняли ее по разному -как она вела предмет не помню,она больше старалась подружиться с нами-водила нас в театр,кино,устраивала какие то вечера,куда приводила своего красавца-мужа ,летчика гражданской авиации.Но не прошло и полугода ,как она отбыла от нас в декретный и больше не возвращалась в нашу школу…Вот на некоторое время и возник физик.Что занесло его в нашу школу ,не знаю.Но возник конфликт-и не с троечником,а с медалисткой-он поставил ей тройку-вот тогда и понеслось…Когда ставил тройки или измывался над нашим молчаливым-сходило с рук,но наша медалистка с первого класса,а их у нас было не густо….Физик ушел …и пришел после нашего выпуска…я так думаю-иначе ,что бы он делал в 65 или 66 г в нашей школе….да еще в таком непотребном виде….

                  [Цитировать]

            • tanita:

              Оля, он наверное закончил физмат, а значит, мог преподавать и то и другое. Мне Таня Вавилова подсказала: моя учительница преподавала у нас физику, а у них — математику. Элвета, вряд ли образ собирательный мы все дружно говорим о вполне реальном человеке, может быть, семья арестованного директора уехала в Ленинград, а потом опять попала в Ташкент. Беда действительно в том, что он был прекрасным преподавателем, когда был трезв…

                [Цитировать]

              • olga:

                Все возможно,но в нашей школе на каждый предмет был свой учитель….Актеров -преподавателей в нашей школе не было…Ну может по физкультуре-Евгений Адамович-«Геша».Вот кого любили все…даже те кто не мог подтянуться на канате и делать курбеты на брусьях…Любили все-для каждого у него был вид спорта…Кто не мог прыгать ,бегать,играть в волейбол или баскетбол -находил вид спорта-перетягивание канатов….Учил -осваивайте хоть какой вид спорта-пригодится в Вузе…И никогда не унижал ребенка в присутствии других детей…Все было очень смешно и не обидно,даже если не могли прыгнуть или скакануть куда -нибудь.Вот и дочке своей говорю-никогда не повышай голос на своих учеников-только уважение к каждой личности…. Потому как помню нашего физика(да хоть золотые рога у него на голове ),но хам был приличный….

                  [Цитировать]

    • Раиса Крапаней:

      Здравствуйте,tanita!
      Напишите мне строчку на почту — потеряла ваш E-mail
      Почему-то не сохранился.
      Рая

        [Цитировать]

  • olga:

    Когда мы учились(а Козмополо преподавал и у нас) это был мужчина средних лет-сорок с хвостиком…но нам казался старым.Теперь мне понятно его отношение к некоторым из нас…Я думаю сын….

      [Цитировать]

  • tamtam:

    тот ППК,которого я знаю, примерно 1930 г.рождения.В 1973 г.я ходила на уроки физики к нему домой-готовилась к поступлению в университет.Жил он в 9-этажке(рыбный магазин)на Ц-4(или Ц-5,это чуть дальше Главного Управления Милиции и чуть ближе Пожарки). В эти годы он работал в школе № 137 на Лабзаке. Он прекрасно рисовал,играл на скрипке.Уроки часто отменялись- он страдал алкоголизмом.Тогда у него был маленький ребенок(девочка)и молодая жена(его бывшая ученица). Родом он из Лениграда,в эвакуацию приехал в Ташкент.

      [Цитировать]

    • olga:

      Он самый и есть,а если 1930 г рождения,то в 64-65 -66г….и женат был на своей ученице-из школы №2 ,на пару годков моложе меня.Детей тогда не было,но пил ….и впадал в запой ….Преподавал он у нас одно время физику…я его очень боялась.От страха просто челюсти сводило…Может и умный и даже очень,возможно при других обстоятельствах и нобелевку бы получил,но ….что то в нем было отвратительное….Свой предмет мог гвоздями вдавить в наши головы….но чаще уроки сводились к заданию-выучить от сих ,до сих…Когда преподавал в школе-я лично не знала ,что он пьющий…..мама подсказала-когда пошла разбираться в школу…Мог вызвать к доске(не только меня)все ответишь-начинал задавать еще дополнителные вопросы…и мог запросто влепить трояк или еще ниже-за то ,что зазубривали урок-за неумение мыслить масштабно….Девочек называл всех дурами-которые ничего не смыслят в физике-но идут на физмат….Вот увидела его с другой стороны ,когда уже приходила на платные консультации ,в свою же школу…Но он меня уже не узнавал-хотя и вглдывался пристально в лицо-но все равно -от страха все замирало внутри….На платных курсах он вел себя по другому…Да и когда увидела его молодую подругу…подумала….э-эээ,любезный и ты не без греха…а когда увидела пьяного ,лежащего ничком на скамейке…пожалела что вообще пошла….Но конспекты по физике были на высшем уровне….Жаль- не успел электричество прочитать……запил.

        [Цитировать]

  • tanita:

    Насчет алкоголизма, увы, правда. Но очень уж странное совпадение имени, отчества и фамилии.

      [Цитировать]

  • tanita:

    Значит, он преподавал в сорок третьей, второй и сто тридцать седьмой школах? Причем почти одновременно? Страно как-то. Ольга младше Тани Вавиловой всего на два года. А он преподавал у Тани и Ольги. Теперь выясняется что он преподавал у Олега Николаевича в шестьдесят шестом… и у Тамтам в семьдесят третьем…

      [Цитировать]

    • VTA:

      Петр Петрович переходил из школы в школу, его увольнять приходилось. Всё правильно — я закончила в 61-м, он на виньетке, завучем был, жил на Тезиковке в своем доме, жена преподавала литературу. Я раза два приносила ей свои сочинения для вступительных, чтобы проконсультировать. Мальчик у них был такой же голобуглазый, как Петр Петрович. А потом он уволился из 43. Наверное, перешел во вторую, потом в 137-ю, они его обожали, даже больше, чем мы. У нас он проводил два раза в неделю совершенно бесплатные занятия по физике, готовил в институт, 2 раза в неделю, всех, кто хотел. А за индивидуальные платили, домой к нему ходили.Строгий был, но нас не третировал.

        [Цитировать]

      • tanita:

        Таня у меня до сих пор к нему огромное чувство благодарности, хотя он в нашем классе не преподавал, и репетитором у меня не был. Но был завучем, ты совершенно права. И как завуч очень мне помог, Царство ему небесное. И то, что он, не задумываясь, встал на мою сторону и защитил меня, этого никогда не забыть. И речи не шло об учительской солидарности. Выслушал. рассудил, хотя, ни взяток не давали , ни шампанским не поили.

          [Цитировать]

  • olga:

    Наша школа ему не нравилась-даже мальчишек высмеивал….Бывало так вызовет девочку -видит что его боятся,начинает издеваться (так зло и тонко).Смеются и мальчишки-подхихикивают,на следующем уроке мы уже смеемся над каким -нибудь мальчишкой…Физиков среди нас не было ,никого кроме одной девчонки-ее он не доставал.Но по причине тяжелой судьбы ее родителей.Она потом поступила на физмат.А вот одного мальчишку просто достал-отец у того в НКВД работал.Мальчишка выходил с трясущимися от ненависти губами и называл преподавателя сволочью(для меня тогда это было страшное ругательство)На жалобы родителей директор не реагировал-говорил что лучше нашего физика в городе не сыскать преподавателя.Но сейчас понимаю-связывали их другие отношения…Потом он исчез из школы и появился там вновь в 65-66г — но уже весь никакой,с молодой девушкой -она его там все поднимала во дворе…а я смотрела и думала-а есть на свете справедливость-не унижай других -особенно детей…

      [Цитировать]

  • olga:

    Еще бы!Репититор он был великолепный.. Его предмет на вступительных в любом Вузе шел на пять…Благодаря его лекциям(цену одной лекции могу назвать-но не буду-насильно никто меня не тащил-скажу одно -дорого и вперед)физику сдала на пять….Но это было все так давно-многое уже забыто,многих прнподавателей не помню,но его запомнила вот по его такому поведению.Всегда помнила и старалась своей дочке объяснить то что было ей непончтно,чтоьы могла ответить в школе на любой вопрос учителя,и не позволяла учителям неккоректно относится к ученику….Учитель-особенно уже современный -к сожалению может мало чего может донести до ученика…Дома приходилось дорабатывать и объяснять.А вот вроде училась я средне . но почему то все знания прфильтровались и отложились на правильных полочках-всегда помнила лекции этого физика(платные)-как это он мог так разжевать и донести до ученика предмет.И его систему применяла к любому предмету и срабатывало…

      [Цитировать]

    • Константин ташкентский:

      Интересный был человек этот ППК.
      Мой школьный товарищ брал у него уроки с 9-го класса, а сам учился в 47-й школе. Это 68 -70 годы. Группы у ППК были по 4 человека, как правило два парня и две девушки. Старший брат моего товарища женился и прожил всю жизнь со своей подругой по группе у ППК. И мой товарищ нашел свою первую жену у него, но в дальнейшем не сложилось. Оба парня из его группы ухаживали за этой девушкой, один с детского сада, но судьба распорядилась по другому. Мне нравилась вторая девушка из их группы, но я не ходил на его занятия. Теперь мы с ней живем недалеко друг от друга, часто видимся. Как хорошо, что у нас сразу ничего не сложилось. Лирика.
      На счет унижения учеников, обучавшихся у него на платной основе, Вы не правы. Он и их унижал. Мне довелось по присутствовать на нескольких занятиях ППК. Как правило занятие начиналось с того, что кто-то из учеников должен был сбегать за бутылочкой шампанского в стеклянный магазин на Лабзаке. Бутылка стоила 3.87 и ему надо было обязательно принести сдачу 13 копеек. Нет, так лучше было отдать свои копейки.
      Мне физику преподавала Мария Михайловна Котляр в школе 142. Она до сих пор жива. Живет сейчас с детьми в Австралии. Дай Б…г ей здоровья!
      За месяц, до поступления в ВУЗ мои родители решили, что бы я, хотя бы месячишко, позанимался у ППК. Пришел к нему, попросил. А он, вместо ответа на мою просьбу, с ходу задал сразу всем вопрос, в котором содержалась подковырка. Моя очередь отвечать на его вопрос была последней. Поэтому мне удалось спокойно всё обдумать и, после правильного ответа, указать ему на его подковырку. ППК спросил меня у кого я обучался и, получав ответ, сказал: «Тебя мне обучать уже нечему». Результат двухгодичного обучения группы моего товарища у ППК, на вступительных экзаменах, три четверки и одна тройка. Результат обучения нашего класса у Марии Михайловны Котляр семь пятерок и двенадцать четверок. У каждого преподавателя свои результаты и у ППК они были достаточно средние. Недавно, один мой ученик, сказал мне такую фразу: «Кто хочет получить знания, тот получит их и находясь в классе за занавеской». А если преподаватель отбивает желания получить знания, то трудно будет обучить и самого умного.

        [Цитировать]

      • olga:

        Спасибо! А то я уже засомневалась-вот одна на все три школы -вот такая …Хотелось еще тогда .в детстве ответить так ,чтобы пропала охота «подковыривать»,но не хватало смелости…Позже в Университете мне попался такой вот «гений» от предмета высшие цветковые растения..Пьяница горемычная ,на практике поутру с бидончиком за разливным «Агдамом»,но слыл знатоком в науке,правда никак не мог защититься по теме пастбища и луга Мещеры….Унижал студентов как мог -но уже хватило смелости высказаться …А ведь мелочные и мстительные эти пьющие «гении».Но кто хочет получать повышенную стипендию и свободный диплом-тому и черт не брат….

          [Цитировать]

        • Константин ташкентский:

          А что не его было бояться. Тогда, в юношах, я выступал за Республику в полутяжелом весе. ;-)

            [Цитировать]

          • olga:

            Ну ,да.А я набралась смелости-как в воду шагнула-пошла на его «курсы»(нас 10 человек было -тоже по парам расселись)Весовая категория была -наилегчайшая 47 кг….

              [Цитировать]

  • Aida:

    Существует научное исследование о типах педагогов. В типологию включена группа педагогов-артистов. Их всего 10% от общего количества. Успех их работы связан, как правило, с особым стилем подачи материала, который увлекает, заинтересовывает ученика. Их приемы объяснения материала очень индивидуальны и привлекательны. К слабой их стороне относится недостаток методичности в закреплении и контроле знаний.
    Самая большая группа педагогов, дающих прекрасные результаты в обучении детей, это педагоги-методисты (я не о должности и не о профессии методиста говорю), у которых больший упор делается на закрепление знаний, развитие умений и навыков, а также контроль знаний.

      [Цитировать]

  • olga:

    На практике в школе из всего педагогическго состава встретила всего лишь одного педагога -артиста…Это была учительница ботаники в 5 классе.Маленькая ,худенькая ,-она расказывала на том уроке строение цветка.В классе стояла тишина.Она ходила по классу ,а дети поворачивались за ней ,как подсолнухи за солнцем.Сидел и слушал ее урок самый отпетый из отпетых(а класс был особый),сидел и раскрыв рот слушал ее рассказ.Сидели и мы ,притихшие и понимающие,что никогда мы не сможем так преподавать.Панна Тихоновна-заслуженная учительница (по праву заслуженная)Для нее все деточки были цветочками,ангелочками,и вся эта любовь и уважение к маленькому человеку шло от чистого сердца.Как это она умела -не знаю.Но когда она ходила по классу все видели не маленькую старушку,а цветы,листья,стебли…что там еще положено видеть на уроке ботаники в 5 классе…Процент педагогов артистов ничтожно мал-1 % от всего педагогического состава школы… В моем детстве в школе это был преподаватель физкультуры….Дочке повезло-это был преподаватель музыки…Школьных учителей она вообще не помнит…А училась в школе хорошо- серебро.Остальные дипломы с отличием…

      [Цитировать]

  • tanita:

    А я тоже помню артистку. это была наша химичка, Кнара Арташесовна. Когда она давала урок — казалось, что жонглирует огненными шарами. это было поразительно. И урок шел в таком темпе, совершенно бешеном Она ухитрялась за урок спросить пол-класса и еще новый материал объяснить! К ней на уроки ходили учителя и начальство. как на спектакль! А вот просто учителями поразительного таланта были Борис Соломонович Шнейвайс, И, Дорфман и Лидия Ивановна Суздальцева. Да и с учителями русского и литературы мне очень везло, и с англичанами… А ботаничка наша… по ее учебникам учили в школе. Вообще, мне так везло, так везло на учителей, сказать не могу.

      [Цитировать]

  • Aida:

    Правило трамвайчика, фантастическая история о кислороде и водороде, спрятавшихся в кустиках и образовавших воду — Кнара Арташесовна))

      [Цитировать]

  • olga:

    Спасибо ,напомнили-Кнара Арташесовна преподавала и у нас…Да ,что было ,то было…Ее химию знали и без репетиторства…Немало хороших учителей было и в нашей школе…Но просто преподавали….да преподавали…Вот пожалуй один вот физик и не был особо любим в нашем классе.Ровные были отношения между нами и преподавателями.Каждый был на своих ролях..Роли были расписаны с первого класса…Кто шел ровно до последнего класса,кто в старших классах честно уступал место другому,некоторые и вовсе уходили в техникумы после 8 класса.Дальновидные…Уходили ,я не пошла-родители решили что как то не очень 8 классов,надо 10 закончить.А вот не самые плохие ушли в техникумы…И учителя наши вовсе тут никак…Класс наш был какой то правильный…без блата ,сюсю там всяких-того люблю ,этого нет.Деловые очень…Многие в 10 классе уже знали где они будут работать после окончания вузов-их уже там ждали..

      [Цитировать]

  • guarik:

    Спасибо за продолжение исторического автобиографического очерка жизни — прочла с большим интересом! — столько мелких деталей, известных из забытых устных рассказов моих родителей. спасибо за память, человечность и талант рассказчика! Буду ждать новых станиц!

      [Цитировать]

  • Farro_Kh:

    Был я сегодня в этой школе. Да, это действительно бывшая 37-ая, а ныне 83-я. Делал там кое-какой монтаж по освещению класса:). Левое крыло самый дальний класс на 1-м этаже (возле столовой).

      [Цитировать]

  • Pavel emushkin:

    Moi predki zhili na ul zheleznodorozhnaya dom 3. Demushkin Vladimir aleksandrovich moi papa a den Aleksandr s babushkoi Raisoi davno uzhe ushli… Vsya sem’ya hodila v shkolu # 37… vklyuchaya menya..

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.