Рыбка, победившая малярию Tашкентцы Искусство

Николай КРАСИЛЬНИКОВ  (публикую повторно)

Читать книги в электричке не обожаю, особенно хорошие. Они любят тишину, таинство сопереживания. А вот что-нибудь отгадывать, пожалуйста! На этот раз в журнале мне встретился тематический сканворд «Ваш аквариум». Ну-ка, ну-ка… Я так и прилип в него глазами.

Кто из нас в детстве не держал в стеклянном мини-озерце экзотических рыбок? Обитателей  морей и океанов… Но, увы, босоногая пора осталась далеко в прошлом, чувства поистёрлись, названия многих рыбок подзабылись, и я с трудом вписывал буквы в квадратики. Зато, какую радость доставляло мне, когда на свет из глубин памяти и морей «выплывали» гуппи, гурами, меченосцы, скалярии, вуалехвосты… Оранжевые, алые, вишнёвые, зелёные, жемчужные… Блескучая живая радуга!

Помнится, с каким волнением и радостью мы несли в стеклянной банке из зоомагазина каждую новую гостью. Хотелось петь, а ноги сами так и пускались в пляс. Вот только бы не расплескать этот праздник на знойный асфальт! Осторожней, осторожней. Нет, слово «покупка» здесь не подходило. Новая гостья ещё ярче расцвечивала аквариум изнутри.

А частые поездки за кормом рыбкам на местную птичку? О, это было тоже волшебным действом! Встречи с единомышленниками, новые знакомства, ощущение присутствия солнечной волны, водорослей, мидий, разноцветных галек… Шум голосов, кружение запахов, в которых всегда есть маленькая тайна.

Под эти воспоминания я всё-таки отгадал около двадцати названий. А вот последнюю рыбку гамбузию я узнал сразу. Словно свою давнюю знакомицу. При этом я даже радостно вздохнул: «Уф!» — и вскоре память перенесла меня в Среднюю Азию.

Мальчишками, помню, мы любили в летнюю пору рыбачить возле рисовых чеков, куда вода доставлялась по бетонным лоткам из Сырдарьи. Скинув с себя выгоревшие майки, мы стягивали их проймочки в узлы и, взяв один конец в зубы, а два других — в руки, водили ими, точно сачком, по мутному, цвета кофейной гущи, дну. Часто в майку попадались толстенькие пескари, усатые вьюны, а если очень повезёт — бойкий сазанчик или крупный карась… Пусть не на жарёху, а на добрую уху — хватало.

Однажды в мою майку попала необычная рыбка. Чуть больше мизинца. Чешуя у неё была крупная, серебристая. Зачем мне такая мелюзга? Я уже было хотел вытряхнуть её обратно в родные струи, но Петька — мой тёплый корешок по рыбалкам вдруг замахал руками:

— Погоди, не отпускай!

Он взял рыбку в руки, повертел её с боку на бок и улыбнулся:

— У меня, кажется, такая в аквариуме уже есть. Гамбузией зовётся. Отдай мне рыбку.

— Бери, — безразлично пожал я плечами.

Петька, довольный, опустил рыбку в пластмассовое ведёрко, которое он всегда брал на рыбалку.

О рыбке, возможно, я скоро бы забыл. Но пролетело несколько дней, и как-то в полдень Петька неожиданно заглянул ко мне.

— Колька, айда к нам, — с порога, не здороваясь, пригласил он.

— Зачем? — спросил я и пошутил: — На день рождения?

— Ага, угадал, — серьёзно ответил Петька и, помолчав, добавил: — Только не моё…

— Чьё?

— Пойдём, увидишь!

Вскоре мы были у Петьки. Дружок усадил меня возле своего аквариума и загадочно подмигнул:

— Смотри внимательно за своей рыбкой!

— За какой? — в аквариуме плавало несколько разных рыбок.

— Вот за этой, самой маленькой и пузатенькой, — Петька ногтем щёлкнул по стеклу аквариума.
Рыбка за стеклом тревожно метнулась. Стала тёреться о травины, камушки, ракушки…  И вдруг из-под её брюшка «выпулился» малёк. Крохотный, с рисовое зёрнышко, с еле обозначенными хвостиком и плавничками. За ним — второй, третий… Я раньше считал, что мальки появляются на свет из икринок, а тут сразу — живые. За каких-то полчаса мы насчитали до четырнадцати новорожденных мальков. Целый рыбий детсад!

А потом мама Петьки — учительница зоологии Тамара Неониловна — рассказала нам, что такая рыбка в зависимости от размера, может приносить до семидесяти мальков. Живородящую  гамбузию, оказывается, завезли в Среднюю Азию из Северной Америки в тридцатые годы прошлого века. Она предпочитает жить в мелких водоёмах со стоячей или вялотекущей водой… Рыбка оказалась прекрасным санитаром в борьбе с малярией. Эта болезнь в те времена широко гуляла по стране белоснежной коробочки и золотого граната. Так же из рассказа Тамары Неониловны мы узнали, что североамериканская гостья прожорлива. Она любит водные растения, личинки и куколки комаров, разносчиков этой опасной болезни. Для местных рыболовов рыбка не представляла никакого интереса. На удочку не попадалась, а вот мальчишкам в сачки — да, и то, редко.

Уже взрослым, я прочитал в газете, что гамбузии развелось в реках и озёрах Средней Азии так много, что она стала уничтожать икру промысловых рыб, особенно карповых…

Мне ещё хотелось вспомнить что-нибудь интересное об этой рыбке, но динамик в вагоне электрички объявил о моей остановке. А жаль. Так приятно было, благодаря сканворду, прокатиться хотя бы мысленно в страну своего детства.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.