Жюль Верн. «Клодиус Бомбарнак» Искусство История

Пишет Gagnut: «Отправляю вам отрывок из романа Жюля Верна «Клодиус Бомбарнак». В нём дано описание Ташкента. Роман издан в 1982 году. Картинки — иллюстрации к роману.»

«Клодиусу Бомбарнаку, репортеру «XX века»
Тифлис, Закавказская область.
Этот адрес был указан на депеше, ожидавшей меня в Тифлисе, куда я прибыл 13 мая. Распечатав ее, я прочитал:

1

«Клодиус Бомбарнак должен оставить все дела и 15 числа текущего месяца находиться в порту Узун-Ада на Каспийском море. Там он сядет в прямой Трансазиатский поезд, соединяющий Европейскую границу со столицей Поднебесной Империи.  Поручается передавать впечатления в форме хроникальных заметок, интервьюировать в пути достойных внимания лиц, сообщать о любых происшествиях в письмах или телеграммах, в зависимости от срочности. „XX век“ рассчитывает на усердие, сообразительность, ловкость своего корреспондента и предоставляет ему неограниченный кредит».

Вот так-так! А я только сегодня утром прибыл в Тифлис с намерением провести там три недели…» — динамичное начало отличает роман Жюля Верна «Клодиус Бомбарнак. Записки репортера, присутствовавшего на открытии великой Трансазиатской магистрали Россия-Пекин» вышедшего в свет 22 декабря 1892 года, то есть ровно 120 лет назад.

Но надо сказать, что ко времени опубликования романа Закаспийская железная дорога доходила только до Самарканда.

Бухара

Сюжет романа прост – корреспондент парижской газеты путешествует по только что открытой железной дороге и описывает свои приключения и впечатления. Жюль Верн не был бы Жюль Верном, если бы герои его книг не попадали в самые разнообразные переделки. Этот роман не исключение. Клодиус Бомбарнак и его спутники переживают  достаточно много самых разных историй, но, как всегда, всё заканчивается благополучно. Конечно, этот роман Верна нельзя сравнивать с известнейшими его произведениями – «Дети капитана Гранта», «Таинственный остров» и т.п., но нас, я думаю, будет очень интересовать описание Ташкента того времени данное Жюлем Верном. К сожалению, сам автор не путешествовал по Центральной Азии. Вот как он описывает методы своей работы – «Начинаю я обыкновенно с того, что выбираю из картотеки все выписки, относящиеся к данной теме; сортирую их, изучаю и обрабатываю применительно к будущему роману.» Как видно, в этой картотеке нашлось место для материалов посвящённых нашему городу.

А вот и само описание города.
«В 1870 году русские пытались основать в Ташкенте ярмарку, которая не уступала бы Нижегородской. Попытка не удалась, потому что была преждевременной. А двадцатью годами позже дело легко решилось благодаря Закаспийской железной дороге, соединившей Ташкент с Самаркандом.
Теперь туда стекаются толпами не только купцы со своими товарами, но и богомольцы — пилигримы. Можно себе представить, какой размах примет паломничество, когда правоверные мусульмане смогут отправляться в Мекку по железной дороге!
Пока же мы находимся в Ташкенте, и стоянка здесь продлится не более двух с половиной часов.

Я не успею осмотреть город, хотя он этого вполне заслуживает. Но, признаться, все туркестанские города выглядят на одно лицо. Сходства между ними больше, чем различия. Повидав один из них, смело можешь сказать, что видел и другой, если не вдаваться в подробности.
Мы проезжаем тучные поля, обсаженные рядами стройных тополей, виноградные плантации и прекрасные фруктовые сады. Наконец поезд останавливается у нового города.
Я не раз уже сообщал читателям, что после присоединения Средней Азии к России рядом со старыми городами выросли новые. Мы наблюдали это в Мерве и Бухаре, в Самарканде и Ташкенте.
В старом Ташкенте — те же извилистые улицы, невзрачные, глинобитные домики, довольно неприглядные базары, караван-сараи, сложенные из «самана» — высушенного на солнце необожженного кирпича, несколько мечетей и школ.
Население приблизительно такое же, как и в других туркестанских городах: узбеки, таджики, киргизы, ногайцы, евреи, незначительное число афганцев и индусов и — что совсем неудивительно — много русских, которые устроились здесь, как у себя дома.

Пожалуй, в Ташкенте евреи сосредоточились в большем количестве, чем в других городах. С тех пор, как город перешел к русской администрации, положение их значительно улучшилось; они получили гражданские права.
Осмотру города я могу посвятить только два часа и делаю это с присущим мне репортерским усердием. Пробегаю по большому базару, простому дощатому строению, где грудами навалены восточные материи, шелковые ткани, металлическая посуда и различные образцы китайского ремесла, между прочим, великолепно выполненные фарфоровые изделия.
На улицах старого Ташкента вы нередко встретите женщин. И неудивительно! К великому неудовольствию мусульман в этой стране нет больше рабынь. Женщина становится свободной даже и в своей домашней жизни.
Майор Нольтиц рассказал мне, что слышал сам от одного старого узбека: «Могуществу мужа пришел конец. Теперь нельзя побить жену без того, чтобы она не пригрозила тебе царским судом. Это же настоящее разрушение брака!»
Я не знаю, бьют ли еще здесь жен или нет, но если муж это делает, то прекрасно знает, что его могут привлечь к ответственности. Верите ли? Эти странные восточные люди не усматривают никакого прогресса в запрещении рукоприкладства! Быть может, они помнят, что земной рай находился, по преданию, неподалеку от здешних мест, между Сырдарьей и Амударьей; быть может, они не забыли, что праматерь наша Ева жила в этом первобытном саду и, без сомнения, не совершила бы первородного греха, если бы предварительно была немножко побита? Впрочем, не стоит на этом останавливаться.

Мне, правда, не довелось, подобно госпоже Уйфальви-Бурдон, услышать, как местный оркестр исполняет «Нантерских пожарных» в генерал-губернаторском саду, потому что в этот день играли «Отца победы». И хотя эти мотивы отнюдь не местные, они звучали не менее приятно для французского уха.
Мы покинули Ташкент ровно в одиннадцать часов утра. Местность, по которой проходит железная дорога, дальше становится разнообразней. Теперь это волнистая равнина, всхолмленная первыми отрогами восточной горной системы. Мы приближаемся к Памирскому плато. Тем не менее, поезд сохраняет нормальную скорость на всем стапятидесятикилометровом перегоне до Ходжента.»
Вот так «увидел» Ташкент великий французский писатель.
Более объёмны и ярки описания Самарканда, Бухары. Это и понятно – названия этих городов тогда были широко известны.

Оригинальное издание романа хорошо иллюстрировано. В России роман был издан в1907 году, издательством П. П. Сойкина, в полном собрании сочинений Жюля Верна под названием «Клавдий Бомбарнак». В Ташкенте «Клодиус Бомбарнак» издан в 1961 году издательством «Ёш гвардия» тиражом 150000 экземпляров. Иногда эту книгу можно увидеть в букинистических магазинах

8 комментариев

  • Vladimir Vladimir:

    Отлично помню ташкентское издание Бомбарнака. Купил эту небольшую книжку в книжном киоске на углу Жуковской и Карла Маркса. Было мне 9 лет, но Жюль Верна уже прочитал. Честно говоря книжка эта особого впечатления не произвела, даже разочаровала. Предвкушал приключения в духе «Таинственного острова» или «20 000 лье под водой», но ожидания не оправдались.

      [Цитировать]

  • Дастон:

    «Быть может, они помнят, что земной рай находился, по преданию, неподалеку от здешних мест, между Сырдарьей и Амударьей»
    О чем речь — не понял. какое предание?

      [Цитировать]

    • OL:

      По восточному старинному преданию под песками пустыни Кора -кум лежит этот самый земной рай,из первобытного сада которого и была изгнана праматерь наша Ева.Наверно так и было -не мог же человек никогда не бывавший дальше Парижа,но имевший прекрасную картотеку(которая позволяла ему достоверно описывать любое место на земле и под водой)ошибаться насчет одного Ташкента.Пожалуй,рассказ этого фантаста и был взят эвакуированными писателями за основу своих воспоминаний о Ташкенте .Ведь дальше квартир на улицах Карла-Маркса иЖуковской эти люди , похоже ,нигде и не бывали.

        [Цитировать]

  • HamidT HamidT:

    Так он (Жюль) не очень то и ошибся. Был когда то здесь рай, когда были полноводные оксус и яксарт, и арал был, и рыбы было много и дичи разнообразной, растительности всякой и , главное, людей было поменьше…

      [Цитировать]

  • long59:

    надо сказать » спасибо» Александру македонскому, который приказывал вырубать все леса вокруг Самарканда и Бухары.
    Опасался, что из-за лесной засады могут напасть на его воинство.
    Вот и получились пустыни благодаря ему.

      [Цитировать]

  • OL:

    Когда он шел туда (а Индию)-он вырубил деревья и осушил древнее море,а когда пошел обратно-прихватил с собой песок вместе с туркменскими,а может таджикскими строителями.А кто , думаете,Грецию отстроил?Вот что осталось-это Каракумы и Кизилкумы.

      [Цитировать]

  • Мунтазир:

    Все правильно! Был рай земной в междуречье! И жили там Адам и Ева и совершили они первородный грех вкусив запретный плод! И называется тот плод яблоком. Современные британские ученые, пытаясь установить на каком же праязыке Бог велел Адаму и Еве не трогать яблоки, пришли к выводу, что — на древнетюркском. В качестве доказательства они привели тот факт, что на тюркском языке «Не бери» звучит как «Олма», и точно также звучит перевод слова «Яблоко»! То есть первородный грех не был сознательным нарушением указания свыше, а явился результатом лингвистического недоразумения. Не будь этого печального совпадения Адам и Ева не были бы изгнаны из Рая и все их потомки провели бы счастливую жизнь на землях меду Сырдарьей и Амударьей! Так что прав Жуль Верн — был рай земной на земле узбекской и, обязательно, еще будет! Скорее, чем вы думаете…

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.