Главы из повести о Ташкенте-спортивном 60-х, 70-х и 80-х Tашкентцы История

Михаил Зальцберг.

«ПАХТАКОР» ПЛЮС»
Главы из повести о Ташкенте-спортивном 60-х, 70-х и 80-х (Издание второе, добавленное и исправленное)

Но самым волнующим и захватывающим был турнир по теннису на призы Совета Министров Узбекистана. Все мы очень болели за наших, а ведь всегда приезжали очень сильные соперники — Михаил Мозер и Валерий Бурко из Украины, москвичи Владимир Коротков и Шамиль Тарпищев, Сергей Лихачев из Баку, Алик Подольский из Душанбе, тбилисцы Теймураз Какулия и Нугзар Мдзинаришвили, экс-чемпионы СССР Тоомас Лейус (Таллинн) и ленинградец Андрей Потанин, супруги Пармас и много других, входивших в первые 50 Союза. У женщин – Галина Бакшеева, Татьяна Комулова .И что же- проигрывать прямо на глазах у своих зрителей? Во всяком случае боролись до конца. Многократный чемпион Узбекистана Владимир Анатольевич Каплан, также не раз входивший в первую десятку, отлично справлялся с ролью лидера. Видя его настрой, за ним тянулись и остальные. .Я имею ввиду Валерия Безверхова, Николая Шутова, Виктора Пушкарева, Хасана Гафитулина, Алексея Славинского и других, ковавших победу в командных соревнованиях. Кстати, В. Каплан уже тогда великолепно владел «обезьянкой»,которая и сегодня является признаком высокого класса. Что это такое? Представьте: идет простой обмен ударами с задней линии, как вдруг Каплан, почувствовав, что соперник замедлил движение(попросту устал от данного розыгрыша), делает очень сильную подрезку и мяч, тихо перелетев через сетку, как бы теряет отскок. Этот прием требует высочайшего мастерства, ибо любая неточность — и «оживший» соперник успевает к мячу, и тогда уже он — хозяин положения.

ВСЕМ ПОДАЧАМ – ПОДАЧА! ( ОПЯТЬ – ТАКИ — ИЗ ТАШКЕНТА )
Хочу отдельно сказать о Валерии Безверхове, ныне доценте УзГосИФК, кандидате наук. Прежде всего отмечу, что Валерий Петрович — разносторонняя личность. Кроме тенниса он еще всерьез увлекался изобразительным искусством (сделанные его руками статуэтки, на мой взгляд, просто бесподобны), а также водным поло. Но самая поразительная вещь в его биографии — у него была самая сильная (если хотите — самая мощная, скоростная) подача в мире. Скептики прочтут это и скажут: привираешь, брат, футболисты в твоем Ташкенте какие-то особенные, теннисисты -тоже, может и хоккеисты в твоем городе чудеса творили? Отвечаю: подождите, до хоккеистов еще очередь не дошла. Во всяком случае после победы над чемпионом 5-й Спартакиады народов СССР Михаилом Мозером в 1971г., Валерий был включен в состав сборной СССР и стал привлекаться к тренировкам с сильнейшими. .Вот тогда все услышали слова, сказанные не кем- нибудь, а старшим тренером сборной Советского Союза Сергеем Андреевым: по данным, которые у нас имеются, подача Безверхова — самая быстрая в мире! Спросите любого, кто тренировался рядом с Валерием Петровичем и, он вам расскажет ,что при росте 202 см Безверхов обладал такой силой удара, что не помогало даже отступление на метр-два. Ибо после подачи этот великан шел к сетке и «убивал» любой невнятно отраженный мяч. При этом процент попадания первой подачи был у него достаточно высок, особенно после того, как В.Безверхов вместе с профессором Н.Яроцким вплотную занялись этим «узким» вопросом.

Но вся штука в том, что на каждое твое действие соперник всегда ищет противоядие. Были успехи у В.Безверхова. На турнире в Польше он обыграл довольно сильного немца из ГДР. Но ему « мешал» излишний рост. Он не мог носиться по корту, как среднего роста игрок. Поэтому, если у него первая подача не шла -пиши пропало, ведь в обмене ударами с задней линии Валерий все-таки уступал. Но в историю узбекского и мирового тенниса В.Безверхов вошел как обладатель самой скоростной подачи в мире. Напомню, было это в 1971 году… А теперь представьте: поздний апрельский вечер, на кортах стадиона «Пахтакор»идут решающие игры, трибуны полны зрителей -это и есть картинка из 60-х…В финале наша команда встречается с Украиной. Все решит парная встреча. Г.Дашевский выставляет Каплана и Пушкарева .Все мы понимаем, как трудно сейчас придется Виктору Арсеньевичу и всячески его поддерживаем. Ладони уже побаливают от аплодисментов. Решающий вклад в победу вносит Каплан. Во-первых, своей блестящей игрой, во- вторых, своим бережным отношением к партнеру. Любой мало- мальский успех партнера он поддерживает возгласом:»Здорово, Пушка!»А если что-то не получается — еще активнее подбадривает его. И мы побеждаем! Да, чуть не забыл. Узбекское телевидение ведет прямой репортаж, т.к. до видеозаписей еще далеко и таким образом вся республика переживает за своих теннисистов. Боюсь, навлеку сейчас гнев представительниц прекрасного пола — очень мало слов сказано о них. Виноват — исправляюсь.

В самом деле, состязания женщин были украшением всех турниров. Тамара Галямутдинова входила в первую десятку Союза среди девушек, тренировалась она на «Спартаке» у нашего старейшего наставника Алексея Ефимовича Плотникова (кстати, тренера Х.Гафитулина, М.Ибрагимова и других известных в республике мастеров). Практически ни в чем ей не уступали воспитанницы Г.Дашевского — Нина Прокофьева, Ирина Лимакина и Галина Сорокотяга, так что их поединки с соперницами из других республик и между собой всегда привлекали зрителей. Вот так мы с моим одноклассником Ладо провели на кортах 5 прекрасных лет. Кстати, он меня тогда не обманул — мы в самом деле наигрались в «Футбол по понедельникам». Кроме этого, ездили в Москву и Ленинград на всесоюзные соревнования. Ладо преуспел больше меня. Хотя и он не сумел пробиться на места, о которых было бы не стыдно говорить. Но у кого повернется язык упрекнуть нас в чем-либо? Мы любили теннис и старались как могли. В заключение-состав «Команды молодости нашей» под названием «Теннис.» Кроме названных ребят, это: Равшан Авхадиев, Уткур Халдаров, Володя Бахолдин, Саша Цейгер, Заби Рахматуллаев (да, братишка одного из лучших игроков «Пахтакора», тоже, не став футболистом, нашел себя в теннисе). Увы, не обошлось без потерь. Тот же Заби сравнительно недавно умер прямо на операционном столе. Скончался любимец нашей команды, весельчак Бахтияр Исаков, наш Панчо Сегура, как мы его называли за схожесть с величайшим теннисистом 50-х. О чем свидетельствовал кинопроектор Генриха Александровича в старой будке, служившей раздевалкой, оффисом, просмотровым залом и складом.

ЛУЧШИЙ МАТЧ » ПАХТАКОРА»
Не думаю, что буду оригинален: однозначно, «Насьональ».По накалу страстей это был поединок двух тигров. Раньше как-то ответственней относились к международным встречам. Конечно, событий было тогда немного, но ведь собирался-то полный стадион, был огромный интерес к японцам, ганцам или тем же иракцам. Во всяком случае сегодня эти команды сделали огромный шаг вперед. А пока из легенды или из сказки в 1964 году, победно прокатившись по 5-ти европейским странам, пред нами явился во всей красе сам «Насьональ из Уругвая. Мало того, по дороге обыграв киевлян и «Кайрат», не потерпев в 9-ти матчах ни одного поражения(! ). Перед «Пахтакором» стояла труднейшая задача: хотя бы в последнем матче фактически спасти честь европейского футбола. Напомним, что в том году ташкентцы выступали во второй группе класса «А».Нетрудно предположить как уругвайцы потирали руки в предвкушении легкой победы и триумфальной встречи дома. Между тем Узбекистан пребывал в ужасном настроении – незадолго до матча возле ресторана «Ташкент» на стоянке такси пырнули ножом С.Стадника, причем, рана оказалась настолько серьезной, что его жизнь висела на волоске. Ну как можно играть, каждый раз оглядываясь на тренера, с тревогой ожидая вестей из больницы? Я, например, не сомневался, что матч нельзя играть, ведь изначально предполагалось, что команды выступят в сильнейших составах. Святая наивность! Я не помню сейчас как забивались голы и кто был лучшим на поле.
Помню только, что был переполненный стадион, и было много людей, которые плакали от радости (сужу по папе и себе ) — и от игры, показанной командами, и от того, что Ташкент не подвел Европу, и что Стадник жив! Вот после таких матчей люди влюбляются в команду и говорят: я твой — навсегда! Думаю нелишним будет привести состав нашей команды в тот день: Пшеничников, Медведев, Мухин, Науменко (Закиров), Шарипов, Любушин, Суюнов, Мелкумов, Красницкий, Таджиров, Малиновский. Голы: Санфилиппо(15), Таджиров(29), Любушин (60). Счет изумительный и неповторимый — 2:1 в нашу пользу. Любопытно, что поймав кураж, пахтакоровцы и не думали зазнаваться. Поехали в Ашхабад через три дня и обыграли «Строитель» со счетом 5:1 (вновь отличились Таджиров и Любушин, а хет-трик записал на свой счет Малиновский). Он же отличился в Челябинске, где ташкентцы взяли верх над «Локомотивом»-1:0.Ну, а по итогам сезона «Пахтакор» вернулся в первую группу (разумеется, сегодня мы бы сказали – «высшую лигу»).

ЖАР (ТОША),ДРУГ СЕРЕГА И…МЫЛО
А-а, ни за что не разгадаете этот «сканворд». Рассказываю по порядку. Итак, в 1967 году я (как и мечтал) поступил на факультет журналистики ТашГУ. Это был первый набор ,т.к. раньше журналистов готовили на отделении филфака. Сразу же окунулся в водоворот студенческих буден, о которых можно долго рассказывать. Скажу только, что первый год мы проучились в старинном здании на Сквере, а потом стали ездить в Вузгородок в переполненных 28-м и 34–м автобусных маршрутах. Ну, это я к слову, а вообще-то в том же, 67-м, году произошло событие планетарного масштаба — чемпионат Университета по баскетболу, в котором журфак должен был уже выступить своей командой. Кто в нее войдет, что из этого получится, какова мера ответственности – мы могли только гадать. Но прибежали из деканата, составили список спортсменов и уже вечером мы провели первую тренировку, ведь завтра вечером – первая игра. А мы уже не боялись никого, увидев предполагаемый состав. Еще бы, ведь за нашу команду будет выступать сам любимец болельщиков Узбекистана Алжан Жармухамедов, да-да, будущий олимпийский чемпион, причем играть будет за нас на законных основаниях, как студент факультета журналистики. Но где он? Оказалось, что Тоша (так его все звали) по вполне понятным причинам собирался учиться по особому графику и занятия он стал посещать позже. Как принято в таких случаях наш декан ему сказал: самое главное — не посрамить честь факультета. И Тоша прекрасно справился с «высоким доверием». Кто еще был в составе, кроме Тоши и вашего покорного слуги? «Артист – бола»(мальчик-артист) — так в шутку называли популярного актера Равшана Агзамова (фильмы «Нежность», «Влюбленные») и еще три парня с узбекского курса, фамилии которых я , к сожалению, вспомнить не могу.
Зато прекрасно помню, что поболеть за нас пришла красавица Лариса Заславская, однокурсница, которая много лет спустя вышла замуж за Робика Мирсаидова, несмотря на все немыслимые препоны. Да, все- таки любовь побеждает! Но это уже другая песня… «Тренерская установка» Тоши была предельно ясной — не паниковать, если начало будет неудачным , спокойно держать мяч, а когда он попросит — отдавать ему. Да, главное оказалось не броски, которые мы, «мазилы», боялись сделать, а суметь довести мяч до Тоши, ибо наш Гулливер-универсал оправдывал все далеко идущие ожидания. Помню, набросал много очков химфаку. Думаю, результативность у него была выше, чем у игроков НБА, ведь кто мог помешать игроку команды мастеров при его росте 207 см сделать два шага и забросить мяч? Разве что грубая игра? И наши соперники (не только химики) не брезговали ударами исподтишка — лишь бы вывести Тошу из себя. Попробовал я напомнить арбитру о ее (почему-то на нашей половине судила девушка) обязанностях, как получил умышленную подножку — судья опять ограничилась предупреждением. К тому же я играл без очков… Словом, химфак мы прошли уверенно, а в полуфинале нас ждал физфак. Знал я там только Валеру Югая, с которым еще недавно мы соперничали на школьных площадках. Он уже входил в сборную республики, да и другие «физики»,как оказалось, вполне могли поспорить с»лириками». В драматичной борьбе очков 10 мы им проиграли, зато в матче за третье место мы должны были бороться с мехматом. В котором играл…правильно, мой будущий закадычный друг, один из талантливых спортивных журналистов Узбекистана, наконец, просто отличный человек — Сережа Данилов. До этой встречи мы внимательно смотрели как играют мехматовцы и тоже наметили кое — какой план. Настрой на последнюю игру был сумасшедший. Ведь если с физиками мы еще пребывали в стадии эйфории и надеялись, что мессия в образе Тоши к нам не замедлит явиться (кстати, первое место в этом турнире занял физфак), то на этот раз решили биться до последнего свистка.
Роль разыгрывающего была поручена мне и, слава Богу, я с ней вроде бы справился .Во всяком случае, как заметил после игры Тоша, ему уже не нужно было кричать «мяч»,то есть его понимали с полуслова. Выиграли мы совсем мало, несколько очков, и Сереге было за что обижаться на своих партнеров: в концовке у них было много обидных потерь, они непродуктивно использовали своего «столба»,т.е.Данилова. Этим мое участие в спортивной жизни университета и ограничилось -приближалась первая сессия, которую я прошел с большим трудом. Стало ясно, что все не потяну. Но так быстро «завязывать»- тоже плохо. Ребята обижались, в деканат боялся заглядывать. Но к следующему году картина изменилась, чему я был только рад. При приеме стали рассматривать и спортивную биографию. Так, если раньше у нас было три спортсмена — волейболистка Фаина Теплицкая, боксер Олег Якубов и я, то в следующем году Сережа перевелся с мехмата, пришли еще один баскетболист Евгений Коваленко (будущий игрок ЦСКА и сборной СССР), еще один боксер — Геннадий Плетинский, и еще один » легкоатлет Александр Берштейн (бег на 110 м с барьерами), уже успевший побывать в Испании(!) и Франции в составе сборной молодежной СССР (напомню, это конец 60-х). Должен сказать, что и в Израиле Саша являет собой образец колоссальной воли и целеустремленности. Ведь за первыми годами удач и процветания последовал жесточайший удар инсульта. Но он бы не был Сашей Берштейном, если б только плыл по воле волн. Нет, не просто выжил – благодаря семье и друзьям.
Но отметим прежде всего сильный характер, позволяющий Александру по сию пору считаться негласным чемпионом мира по поднятию тяжестей среди людей, переживших инсульт. А когда я, пораженный количеством тренажеров в его доме, спросил о примере для подражания, о человеке, который подвиг его на такие волевые поступки, Саша ответил так: «Для меня навсегда примером истинной воли , мужества и доброты остается знаменитый узбекский бегун на длинные дистанции Ашур Нормурадов…» Олег Якубов вскоре перевелся на заочный и уехал в Андижан, чтобы узнавать жизнь с изнанки, от корней. Да так ее хорошо узнал , что когда 26 апреля нет, не 66-го, а 86-го, случилась Чернобыльская беда, Олег не смог от нее убежать. Наплевав на излучение и советы специалистов и друзей, он срочно помчался в этот городище, одно название которого уже звучит зловеще. Да, таких оказалось совсем немного, но они были! Достаточно, если я вспомню Аллу Пугачеву? Как назвать таких людей — недальновидными, в них чересчур много адреналина? Мне лично ближе другое определение: они себя в таких ситуациях не ставят на первое место. Олежек, друг мой, ты уж прости, что я так разоткровенничался. Но когда Гена Плетинский мне рассказал о тебе, я подумал, что это будет главным дополнением к моим воспоминаниям. Выздоравливай, пожалуйста…
Ну, и как тут не заметить, что мы учились вместе с другой знаменитостью, театральной — Семеном Злотниковым, с которым вместе с Павлом Шуфом, Сашей Меламедом и Славиком Любовским осенью 1967 года готовили приветствие команды КВН нашего факультета на вечере ТашГУ во Дворце искусств, сразу после хлопка. По традиции прибежали из деканата и сказали: все КВНы отменяются…» Сильно «расстроившись», Семен тоже решил узнавать жизнь на практике и для начала подался в Ленинград. Покинул нас и Тоша, или Жар — так больше нравилось его новому наставнику в ЦСКА Александру Яковлевичу Гомельскому. И Тоша, наш добрый, стеснительный великан, сумел пройти горнила множества испытаний и в Мюнхене в 1972 году, на этой печальной для израильского, да и всего мирового спорта (как все сейчас хорошо видят) Олимпиаде, сумел прекрасно выступить и победить самих американцев в том скандальном матче с «тремя секундами»- 51:50! Будем помнить все о той Олимпиаде!
В 1968 году Ташкент впервые принимал чемпионат СССР по теннису. Как это было приятно — вновь увидеть знаменитых, насладиться их игрой. Никто не сомневался в успехе Александра Метревели — он тогда был в расцвете всех своих сил. Но кто ему бросит «перчатку»? Готовились и судьи, среди которых были мы с Ладо. До того на турнирах Совмина Узбекистана, других турнирах нам доводилось судить многих известных мастеров (выше я их называл), но вот с участием Метревели — нет. Какова же была наша радость и волнение, когда мы увидели себя в списке 16-ти арбитров на финальный матч. Кто же стал противником Метревели в финале? Как это ни странно прозвучит, но ташкентский чемпионат оказался пиковым для малоизвестного ленинградца Владимира Пальмана. Какие у него были козыри-до сих пор никто не объяснит. Подача у него была не ахти, средненькая по силе. Правда, он был левша, а это означает, что была своя изюминка, приносившая немало неудобств соперникам. Но если суммировать все эти оценки, то, как говорится, мне неизвестно, чтобы в Лондоне кто-то ставил на Пальмана.
Тем не менее, по крупиночкам, по зернышку, демонстрируя только ему присущие хладнокровие и старательность, Володя добрался аж до финала. Здесь уже Метревели не оставил никаких шансов сопернику, как говорят, «был красавчик ». Как же мы болели за него через 3 года, когда в финале Уимблдона Алик совсем чуть-чуть уступил чеху Яну Кодешу. Жаль, что Володя Пальман сверкнул, как метеорит и практически исчез, ибо ни твои способности и талант, ни поддержка, ни национальность тебя не спасут, если Бог у тебя один — зеленый змий. А судейство наше в финале прошло нормально, соперники меня особенно не донимали. За исключением одного момента, когда подавал Метревели, в первое поле подачи. Мяч не попал в «мою» линию, что я и зафиксировал левой рукой и возгласом «нет!»Метревели посмотрел на меня как на врага народа, подошел к сетке, увидел то место и пошел подавать второй мяч. Вокруг гнетущая тишина. И вдруг все услышали крик: «Судью на мыло!»В этот момент (я в этом не сомневался) «общественность» была на моей стороне. А я что было сил сдерживался, чтобы не расхохотаться. Кричал-то мой друг Серега Данилов, который пришел поддержать меня. По-моему получилось это у него великолепно! Как впрочем и то, что он делает по сегодняшний день, находясь уже на посту ген.директора информационного агенства «Узбекистан тудей». Вместе с одним из лучших теннисистов Узбекистана 70-х Яковом Рыбальским они рассказывают о подготовке команд Узбекистана к Кубку Дэвиса и Кубку Федерации, другим турнирам, вовлекая в орбиту этой поистине замечательной игры новые ряды ее почитателей.

И БЫЛ ВЕЧЕР, И БЫЛО УТРО
Кто не знает, что в республиках Средней Азии очень ценили труд горожан при сборе урожая белого «золота»,и не могли без них обойтись? Начало этого «альянса» приходилось на конец сентября, а завершалось наше радостное возвращение к ноябрьским праздникам. Разумеется, никто не был от этого в восторге, но раз надо! Удручало другое (кого- да, кого — нет, я не настаиваю),что все мы, дети разных народов — узбеки, русские, татары, евреи в разное время, правда, остаемся как бы вне национальных праздников, которые в те дни отмечают наши родители. Все мы были замешаны на атеизме, но вот замесы получились разные . Я, например, понимал и сегодня, конечно, понимаю идиш, говорить, правда, не умею – не было практики. А получилось это знание оттого, что папа и мама между собой разговаривали только на идиш (уверен, что большинство еврейских советских детей именно так «брали» язык. Я в этот момент мог делать что угодно — смотреть телевизор, кушать, читать, но постепенно я стал их понимать (увы, только в буквальном смысле).При этом вундеркиндом я никогда не был — надеюсь, это читатель понял уже давно.
А к чему это я? Вспомнил: есть, наверно, во мне что-то еврейское, кроме внешнего облика. …Во всяком случае, судил в 1971 году об этом Гена Плетинский, который неожиданно предложил Марине Гадашевич и мне отметить праздник Рош-а-Шана (попроще – Новый год по еврейскому календарю) как полагается, т.е. завтра прямо здесь, конечно, с учетом наших возможностей. Иными словами фаршированной рыбы не будет, остальное зависит от нас. Мы с радостью согласились и стали не просто ждать, а назавтра, собирая хлопок, мы мысленно просили Бога, чтобы нам простили все наши прегрешения и чтобы для всех наших родных и близких Новый год оказался счастливым. А теперь как в компьютере при рассмотрении карт местностей, давайте поднимемся вверх, в космос. Итак, что мы видим, направив наш «телескоп» в барак одного из полевых станов многочисленных совхозов Сырдарьинской области? Девушка и парень слушают читающего какую-то книгу бородатого мужика, явно не лектора из Общества по распространению. Рядом с ними остывающий плов, но они каждый раз завершают сказанные им слова восклицанием «Умейн» («Амейн»), берут кусочки яблока и макают их в мед, запивая все «Портвейном». И лишь после обмена мнениями принимаются за плов. Происходит это в бараке, в дальнем углу, огороженном одеялом… Я не знаю, вполне возможно, что сегодня молодежь, находясь в отрыве от дома, справляет праздники свободно и так, как положено. Но тогда, всего лишь 41 год назад, узнай кто-нибудь об этом, мы загремели бы из института за милую душу. Как минимум. И тем не менее мы с Мариной никогда не жалели об этом.

ДЖАКСОН ОСТАЕТСЯ В УЗБЕКИСТАНЕ
А к Гене я решил приколоться, мол, тебе надо быть раввином, а не журналистом — боксером. И тут же пожалел об этом — он стал размахивать своими кулаками буквально в миллиметрах от моей драгоценной «мордуленции». Те, кто причастен к боксу – знают, что это такое. Столь приятная «тренировка» продолжалась вечность, т.е. не меньше минуты и остановило его только мое сногсшибательное сообщение: «Гешка, а ты знаешь, я ведь тоже тренировался у Джаксона…» В этих словах был только 1 процент правды, но был! Дело в том, что на закате своих лет Сидней Львович проникся любовью к …теннису, и нередко бывал у нас. Естественно мы смотрели на него снизу вверх, начитавшись книги Свиридова «Джаксон остается в России.» Её читали даже моя мама и мой учитель по классу аккордеона Анатолий Николаевич Попов. Скажем прямо: название книги соответствует истине только в географическом плане, то есть имелось ввиду – СССР. Так вот однажды осенью 1964 года ГенСаныч уговорил нашего кумира провести с нами разминку, что было сделано с блеском, необычно. И кто после этого скажет, что я не тренировался у Джаксона!? Хочу заметить что речь идет о тренере 50 и 60-х, что жизнь была трудная и сколько мог тогда получать даже легендарный наставник молодежи? Но, видно, это был настолько деятельный человек, стремившийся реализовать себя ради благополучия своей семьи, что как рассказывал мне незабвенный Павел Маркович Коновалов (кстати, первый судья всесоюзной категории по баскетболу в СССР-1934 г.),
Сидди еще немножечко шил… Что касается Гены Плетинского, то и он выбрал тяжкий труд «познания истины».Стажировку проходил в «Известиях,»печатая там свои(!)фельетоны, мог бы и остаться в Москве. А он вернулся домой и стал собкором «Правды Востока» по Сырдарьинской области. Помните 41 год назад назад вы смотрели из космоса на нас. Что изменилось? Да так, ничего особенного, вот только непонятно почему «голова стала белою»(о знаменитой бороде умолчу),практически каждый день курсирует между Ашдодом и Тель-Авивом ( газета «Новости недели»).Здорово помог нашей семье при получении льготной ссуды в банке в 1995 году. А сам сравнительно недавно вселился в амигуровскую, т.е. сравнительно недорогую, которая предоставляется в особых случаях и, конечно, далеко не новую. Перенес сложнейшую нейрохирургическую операцию (именно в этих случаях говорят: жизнь висела на волоске )… Счастливые родители (до 120-ти), воспитавшие трех таких сыновей. И в заключение, уже по традиции. «Команда молодости нашей «-«Наши Университеты»-наиболее известные, на мой взгляд, журналисты первых трех курсов обучения (1967- 1974гг.),русскоязычный курс, по алфавиту — только без обид): Халида Анарбаева, Владимир Журавлев (о нем расскажу в след. главе), Сергей Данилов, Лутфулла Кабиров , Альберт Кузмицкий, Наталья Ленская (Ициксон), Александр Меламед, Вадим Носов, Геннадий Плетинский, Алексей Устименко, Эльмира Тухватуллина, Олег Якубов…

«КАК ПРЕКРАСЕН ЭТОТ МИР!» 
Из любимых песен эта — моя самая любимая.С ней очень много связано, и прежде всего- память о моем друге, брате Володе Журавлеве. Да, 20 сентября исполнилось 8 лет как его не стало, после двух инсультов. Но почему он? Разве не Володя оставался в Ташкенте, отвергая выгодные предложения московских изданий («не могу оставить маму!»). Разве не Володя ранним утром в любое время года вставал под ледяной душ (эту привычку он сохранил после занятий прыжками в воду). Не он в начале 90-х, будучи собкором «Медицинской газеты»(до этого он великолепно показал себя в»Пионере Востока»,собкором «Советской торговли»), делал все, чтобы я хоть как -то мог бороться с «моим» Паркинсоном. Скажите, ну почему он? Вместе мы учились 5 лет на журфаке, ездили на двухмесячные офицерские сборы командиров мотострелковых взводов (МСВ) в Термез. Казалось бы, этого достаточно, чтобы помнить друг друга и периодически собираться за одним столом. Так судьба нам уготовила особые связующие нити. Дело в том, что завершение учебы для нас, «здоровяков», означало тогда одно: а теперь отдай долг Родине. Комиссии никакие болезни родителей в расчет не принимали. Большинство отправили служить в ГДР, а семь человек получили предписание явиться 12 августа 1972 г. в часть на окраине Хабаровска, откуда нас двоих (третьим и поначалу»лишним» оказался Альберт Кузмицкий, он к этому времени успел жениться, медовый месяц- понятное дело) направили в Биробиджан. Я, как порядочный еврей, даже разволновался — думал, что в советский Иерусалим въезжаем… Увы и ах, как говорит Леонид Аркадьевич.
Столица ЕАО оказалась обычным российским городком, но без архитектуры. В центре — главные улицы, застроенные 4-5-этажными «хрущевками». А так-одноэтажные деревянные строения. Только на здании обкома КПСС мы увидели табличку с еврейскими буквами. Но был и ободряющий момент — в городе очень развита швейная и чулочно- носочная промышленность, которая держится на многочисленных хрупких женских плечах. Не вопрос, поможем! Словом, пока доехали до Сопки, где был расположен штаб, мы с Вовиком (он не возражал против такого классного имени ), согласились «тянуть лямку» в этом городишке.»Как бы не так, — сказали нам в штабе, -на китайской границе неспокойно, езжайте-ка в Биджан». Это около пяти часов на автобусе и в 12-ти километрах от границы. И тут же пообещали, что в срок до двух месяцев прибудут выпускники военных училищ, они нас заменят, а мы вернемся в уже дорогой нашему сердцу Биробиджан. Мы, конечно, не поверили и было совсем приуныли. В этот момент из одного кабинета выходит покурить красивый мужчина, майор. Вовик мне говорит: Мишаня, спроси у этого симпатичного еврея, можно ли им верить? «Евреем» оказался Юрий Иванович Скиба, начальник отдела кадров, который заверил нас, что так оно и будет. Так оно и случилось! Правда, 26 августа я получил сильнейший удар — пришла телеграмма, что 25 августа умер папа. Оставив Вовику записку с парой слов (он сам незадолго до этого потерял отца), я умчался в Ташкент. Мне дали 10 дней…
Знаете, есть очень много того ,что я мог бы рассказать о моем брате Володе Журавлеве, о том, как мы служили в одном батальоне и жили в общежитии в одной комнате. О том, что здесь мы встретили еще одного брата-Урала Рысаева (будущего доктора технических наук в Стерлитамаке), который потом много раз гостил у нас в Ташкенте и, разумеется, был на нашей с Аней свадьбе. А что стоит только упоминание наших должностей. Владимир Журавлев — заместитель командира танковый роты по технической части, начальник службы ГСМ полка Урал Рысаев (между прочим, должность– то капитанская!), Михаил Зальцберг — командир танковогозвода. По сути ведь ясно, что где-то не хватало младших офицеров –танкистов, а вот пехоты было с избытком. «Что, лейтенант, не знаешь танка? Вот тебе 600-страничная книга — изучай!» Вы не узнали интонации и голос нашего командира полка Владимира Петровича Дунаева, которого в числе лучших в ВС СССР назвал в День танкиста в сентябре 1974 года Главный маршал бронетанковых войск Бабаджанян в своем выступлении по ЦТ? Сам слышал! Не могу сказать, что от нас всерьез ждали каких-то успехов по части техники. Главное было не это. Гораздо важнее были наряды: караул с гауптвахтой — патруль по городу — и так до бесконечности. Умение проводить занятия по стрелковому оружию, хим. защите, строевой подготовке. А этому, слава Богу, мы хоть и с горем пополам, но научились. Не понаслышке знали мы с Володей, что такое 35-ти градусный мороз или 30-ти градусная жара в тайге с мошкарой, держали в руках гранату Ф-1, «живую» выдергивали чеку, бросали в цель и мгновенно закрывали люк танка, в котором находился наш ротный. Между нами говоря, и танк мы водили, но это уже с разрешения добрых солдат, метров 100 и старшие офицеры об этом не знали. Зато они отлично знали (рассказывали как анекдот) как мы с Вовиком честно (клянусь!) преодолели 2(два) км в лыжном кроссе, имея разрешение комбата на прекращение этого безобразия как только почувствуем, что не можем. Миллион раз говоря это, мы, тем не менее, шли вперед. Падали, и снова шли…
И не беда, что на финише нас уже никто не ждал, кроме Урала. Ведь практически первый раз, встав на настоящие лыжи, мы победили! Хотите еще один смешной эпизод? Итак, мы готовимся к строевому смотру, который проводит сам начальник гарнизона, генерал Анисимов. Утюжимся, укрепляем пуговицы, но не подумайте, что хоть как-то пополняем запас знаний или штудируем Уставы. Почему? Да потому, что все знают: для Анисимова главное — прическа, вернее ее отсутствие (ох, как бы сейчас я блистал на любом смотре!). Мы с Вовиком стрижем друг друга (поочередно, а вы что подумали?) Трудность в том, что зима, мы в шинелях и любой длины волосы все равно упираются в ворот шинели. Но Вовик не хочет этого понимать, он все время от меня требует: ровняй выше, еще выше. Короче, ползатылка я у него убрал… Начинается смотр. Из-за своего роста я стою первым, и почти весь свой пыл генерал с кайфом тратит на меня: тут и прическа, тут и сионистские пейсы. Я пробую пролепетать, мол, надо учитывать — не всем идет стрижка на лысину. На что следует движение указательным пальцем – «Вон, в парикмахерскую!». Такой же чести удостаиваются почти все, остаются, наверно, плешивые от рождения.
Не забывайте какое это было время, все футболисты — патлатые, те же «Песняры»…Вот так генерал добирается до маленького Вовика. Спереди вроде ничего и он командует: кру-гом! Вовик поворачивается и генерал сочувствующим голосом говорит, всплескивая руками: «Сынок, кто тебя так постриг?» И еще. Даже находясь где-то на краю света, мы были в курсе всех дел родной республики. Что бы ни говорили про те времена, а мы четко получали «Правду Востока»(мой любимый «Физкультурник Узбекистана» не был еще включен во всесоюзный каталог). Я начал с песни и закончу ею. Что нам нравилось, так это радио. В военном городке висели громкоговорители и в общем-то ненавязчиво звучали новости, а затем и музыка. А какие тогда песни звучали чаще всего? «Как прекрасен этот мир.» «Для меня нет тебя прекрасней», «Песня, моя песня», «Лесной олень»,»У той горы, где синяя прохлада»и др.А во всех трех ресторанах города(не считая еще привокзального),гремели поистине хиты-«Есть только миг», «Москва златоглавая», «Поспели вишни в саду у дяди Вани».Мы посмеивались над этими провинциалами, а оказалось, что, эти песни, наряду с десятками других, прошли испытание временем и стали нашими любимыми. И позже, много лет спустя, сидя с Вовиком и Уралом за столом, мы со слезами говорили друг другу: да, мы так и не научились ценить наши лучшие годы

КАК СТАТЬ ПРОРОКОМ ( РУКОВОДСТВО)
В этом вся разница между Ташкентом и Свердловском. В северном городе скорее подготовят конькобежца или лыжника, а у нас — футболиста или боксера. Статистика так говорит, а она вещь упрямая. Через полгода, которые вы проводите в совместных ночных бдениях у телевизора, хоккейных или футбольных, эти прекрасные ребята,»старые» двухгодичники, уезжают домой. А после Олимпиады в Монреале к вам в Ташкент уже придет письмо из Свердловска, где Володя Миронов и Гриша Плитман извинятся перед вами за свое неверие в таких игроков как Федоров(бронза) и Ан(Миша тогда был капитаном молодежной сборной СССР).Ничего страшного, -отвечаете вы, — скоро у нас будет команда-призер Союза… А до 1979 года остается чуть больше двух лет… ТАЙНОЕ ЗАДАНИЕ Это было осенью 1974 года. Земля тогда полнилась слухами о переходе ребят(ну, ясно кого — Миши с Володей ) в Москву или Киев. Про Лакиса (Василиса Хадзипанагиса) не говорю, т. к. через год с лишним он уже собрался ехать в Грецию. Кстати, позже он будет назван «Лучшим футболистом Греции ХХ века». Жаль только, что ему не доведется сыграть за сборную Греции – увы, Лакис был заигран за сборную СССР. Ну как тут не вспомнить, что звали Хадзипанагиса лучшие клубы Италии, Германии и др. А он после «Пахтакора» всю жизнь проиграл (почему проиграл? Выиграл!) в своем «Ираклисе» (Салоники»). Говорите, что хотите, но мне кажется, эта верность происходила под влиянием его тренера и кумира – Г.А.Красницкого. А когда Лакиса спросили: «Почему не переходишь в богатый зарубежный клуб, он ответил: 20 тысяч человек специально идут или приезжают на матчи с моим участием – разве я могу их бросить..
Думаю, страхи потерять Федорова и Ана были не без оснований — кто бы отказался заполучить «на халяву» два готовых суперталанта? Нет, я знаю, что полагались какие-то отступные, но толку от них Узбекистану и его болельщикам! И вот вызывает меня редактор газеты Давлят Тимурович Фаттахов и говорит: «Это задание ЦК. Только что меня вызывал Гулям Пулатович (Г. П. Пулатов — Председатель Спорткомитета Узбекистана — Авт.).Ты же знаешь, чего мы все опасаемся. Так вот, возьми интервью у всех трех. А последний вопрос задай такой: не собираются ли они переходить в другие команды, все ли их устраивает в «Пахтакоре? А теперь слушай внимательно. Беседуешь отдельно с каждым и делаешь пометки в блокноте. Чтобы не отнимать у них время, много вопросов не задавай, а главный вопрос обязательно должен быть последним. Ответ запиши разборчиво, слова сокращать можно — какой журналист пишет слова в блокнот целиком! А теперь слушай самое главное. Ты им скажи, мол, сейчас такие времена пошли, что без подписи ничего не докажешь, кто вчера беседовал с журналистом — сегодня утверждает, что ничего такого они не говорили, редактор свирепствует…Повторяю: после подписи ничего не пиши, чтоб было видно, под чем они подписываются.» Я быстренько узнал, где сейчас «Пахтакор «(ночь наедине с таким заданием я бы не смог провести) — мне повезло, ребята тренировались на стадионе и через 15 минут я уже получил «добро» на интервью у Вячеслава Дмитриевича Соловьева. Не хочу вас утомлять излишними подробностями. Я сделал все, как говорил мне шеф. Да с такими отзывчивыми Спортсменами по-другому и не могло быть. Блокнот я отдал Давляту Тимуровичу, он, видимо, далее по цепочке. Пригодилось ли тогда все это — не знаю, во всяком случае, хрупкое статус-кво поддерживалось. Да, шеф просил меня тогда об этом эпизоде не распространяться. И я молчал. Увы, после гибели ребят в 1979-м просьба потеряла свою актуальность…

КОГДА ОДНО «ДА» ПЕРЕВЕШИВАЕТ ТЫСЯЧУ «НЕТ»
11 августа 1979 года, суббота, Всесоюзный день физкультурника. Я в этот день дежурил на радио, подготовил репортаж со стадиона, пару информаций с «цифрами и достижениями,» и в хорошем настроении отправился домой. Время на выходе где-то полпятого, я иду по улице Хорезмской к станции метро .И вдруг в 16 часов 35 минут 38 секунд остановился (ну, разумеется я не смотрел в этот момент на часы, это я потом, анализируя факты, пришел к выводу, что раз я из здания радиокомитета вышел в 16.30,все, что произошло далее, началось именно с ЭТОГО момента),почувствовал на какое- то мгновение жар, и самое главное — чувство беспокойства. Захотел вернуться, дабы проверить, ничего ли я не забыл выключить, стал лихорадочно вспоминать… вспомнил, отругал себя последними словами за мнительность, продолжил свой путь. Вот с таким чувством беспокойства прошел вечер, как вдруг звонит Слава Шкультин из молодежной редакции, подвыпивший, и говорит (я сокращаю): -Как дела? -Нормально, хотя…какая-то хандра на меня вдруг напала. -Хандра… А как у «Пахтакора» дела? -Да вроде бы миновали кризис, сейчас на подъеме. — (плача) Уже не поднимется наш «Пахтакор,» все ребята погибли…(бросил трубку). Что испытывает человек, узнавший, что погиб самый близкий человек, причем, в расцвете сил? Я закричал: «Нет! нет! нет!…»Я готов был кричать тысячу раз, миллион раз — лишь бы это оказалось ошибкой. Через минуту размышлений я уже стал надеяться, что это был не самолет, а автобус, может погибли не все? Но звонок к шефу-Роману Абдуллаевичу Турпищеву — все расставил на свои места. -А кто даст информацию об этом? -Погоди, вначале оповестят родных и найдут останки погибших…
В воскресенье ташкентцы стали друг от друга узнавать о случившейся трагедии. А в понедельник очень много людей пришло к Спорткомитету республики. Большинство — со слезами на глазах. Сотрудники отдела футбола постоянно развешивают на выставленных на улице больших досках новые телеграммы — соболезнования. Удивляет география мест, куда дошла уже скорбная весть — от Ужгорода до Сахалина., ведь в прессе об ЭТОМ –молчок. Поражает ну просто огромнейшее количество соболезнований из республик Закавказья — от граждан, спортивных организаций и коллективов. Но больше всего — из Грузии. Видно, грузины до сих пор испытывают чувство благодарности к народу Узбекистана за поддержку в 1964 году, когда «Динамо» одолело в Ташкенте московское «Торпедо» в поединке за звание чемпиона СССР. Вот такие у меня воспоминания о тех днях. Еще раз хочу заметить, что та команда не нуждается в приукрашиваниях. Нет, они не занимали третьего места после первого круга в 1979 году. Таким достижением могут похвалиться игроки «Пахтакора» образца 1966 года, ведомые мудрейшим Михеем — Михаилом Иосифовичем Якушиным. А » Пахтакор»-79, находясь на 9-м месте, удачно начал второй круг, и перспективы этого коллектива, надеюсь, ни у кого сомнений не вызывали. 5:0 ВПОЛЬЗУ ФУТБОЛА Вот очередной опус, автор которого, Олег Люлька, на сайте «Сегодня», беседует с 81-летним Яковом Погребняком, бывшим секретарем ЦК КП Украины, а в 1975 году – порученцем В. В.Щербицкого по делам киевского «Динамо», пишет, не удосужившись перепроверить факты:»Как-то на поле «Пахтакора» киевляне, досрочно став чемпионами, проиграли 0:5. Это позволило ташкентцам остаться в высшей лиге, -вспоминает Яков Погребняк. — После матча Владимир Васильевич звонит мне со словами:»Какой позор!»Как сказал мне Лобановский, он не мог не пойти навстречу своему учителю-тренеру «Пахтакора»Соловьеву, у которого перед тем был инфаркт. Но я объяснил Щербицкому поражение долгим перелетом».
Это надо уметь: в трех предложениях – по меньшей мере три ошибки. 1.Киевляне стали, разумеется, чемпионами – 75 , но 17 октября ими, безусловно, не были. Такое подвешенное состояние, в котором они тогда находились, называется: без 5- ти минут чемпионы. Другое дело,10 дней назад они завоевали Суперкубок Европы, но как Р.Турпищев остроумно заметил, хорошо что «Динамо» выпало играть с «Баварией».А ведь могли нарваться на «Пахтакор»…2.Ташкентцам, увы, эта победа не дала ничего, кроме памяти на всю жизнь. Проиграв в последнем туре московскому « Динамо»,они на 2 года перебрались в 1-ую лигу.3.В.Соловьев из-за инфаркта не руководил командой, к нашему величайшему сожалению. Главным был Г.Качалин, помогал ему Г.Красницкий. А теперь я хочу высказать свое отношение к этому матчу. Не было никакого»договорняка»,просто в силу понятных всем причин киевляне «нарасслаблялись»в те дни, не настроились как следовало, а когда поняли, что дело «швах»-оказалось поздно. Согласитесь, украинцы правы, так «дела» не делаются. Если договорились, так сыграйте красиво на 3:2 или в этом роде, но зачем «Пахтакор» позорит гостей? Почему киевлян, начинающих свои бесконечные распасовки в центре поля, нападающие «Пахтакора» Хадзипанагис, Исаков, партнер динамовцев по сборной СССР Федоров не просто «сопровождают», а весь матч буквально не дают дышать. Бросаются на них как тигры, еще и еще жаждущие добычи. Отвечаю: настрой был разный. Киевляне думали ( как героини Мордюковой и Гурченко) в том самом водевиле, мол, голос они вечером дадут, а в Ташкенте два тайма будут демонстрировать «высокую технику», катая мяч поперек поля.
Но наш народ такие «катания» не понимает и не принимает. Да, в Ташкенте их встречали как героев, но это было за кромкой поля. А на игру ташкентцы вышли драться за победу, ведь турнирное положение у них было не позавидуешь — оставались «Днепр» (на выезде),»Спартак» и «Динамо»-дома. Исход известен. И еще два момента. Я слышал из уст игрока победного состава киевлян, что перед матчем с «Пахтакором» они успели слетать в Карши, сыграть вничью- 2:2 с местной командой «Каршистрой», и что их принимали там по-царски. Так что может и прав был порученец, говоря, что долгие перелеты мешают? Что касается человечного поступка В.Лобановского, то полагаю, ташкентская команда осуществила его значительно раньше, 29 июня в Киеве, где «Пахтакор» победил в матче первого круга со счетом 1:0. В любом случае, думается, Вячеславу Дмитриевичу было приятно, и даже немалому числу украинских болельщиков тоже. Вот такой след оставил этот человек в истории футбола!

ЯШИН КРИЧАЛ СВОИМ ЗАЩИТНИКАМ: «ДЕРЖИТЕ КРАСНОГО!»
Об этом Человеке и Футболисте сказано немало. Я бы себя не уважал, если бы не внес хоть маленькую лепту в постижение его футбола Родился он 27 августа 1940 г. Начинал обучаться футбольному мастерству на стадионе «Пищевик» у молодого тренера Геннадия Васильевича Ермакова, ныне заслуженного тренера Узбекистана. Там воспитывалась целая плеяда мастеров этой игры: Владимир Таджиров, Станислав Стадник, Виталий Суюнов, Виталий Виткалов, Улугбек Кариякубов, Владимир Шеффер, чуть позже – Валерий Фильцын и много др. Все они отлично проявили себя, отстаивая честь республики. Хочу выбрать путь посложнее (без одних статистических комментариев) и постараюсь рассказать о Геннадии Александровиче, основываясь на том, что я видел и слышал, общаясь с ним. Ну, о том, что это был настоящий бомбардир с великолепно поставленным ударом — об этом знают все. И что соперники «вынуждены» были идти на любые нарушения, если «зевали» его. А он беспощадно наказывал их за это. Или так поступали его партнеры, шедшие на добивание. А вот все ли знают ,что Красницкий во второй половине своей творческой жизни в футболе, вынужденный отходить чуть назад, дабы избежать грубой опеки, здорово овладел искусством длинного паса, выводя своих партнеров на ударные позиции? Всю жизнь я мечтал брать интервью у Геннадия Красницкого и его товарищей по команде, ради этого я и стал спортивным журналистом. В августе 1974 г.когда меня приняли в «Физкультурник Узбекистана», состоялось наше знакомство- редакция тогда располагалась на 5-м этаже, а отдел футбола на первом. Я спустился ,чтобы взять какие-то результаты и, конечно, волновался перед встречей с кумиром. И напрасно ,т.к. Геннадий Александрович по- отечески встретил меня, как будто мы давно знакомы (еще бы, не примелькаться!). Вот так шли годы и с каждым разом я убеждался все больше в том, что это не только великий футболист, но и человек.
В 1984 году Г. Красницкий являлся старшим тренером джизакской «Звезды», составленной из проходящих службу ребят. Ну, об армейском «режиме» говорить не приходится, — полуармейская команда. Тренируйся, играй как следует — вот, что от тебя требуется. Но проблемы с обеспечением команды не решались, сегодня мы понимаем как это важно. Неудивительно, что большинство ребят попали в команды мастеров: Морозов, Синелобов, Постнов, Зейтуллаев , Филатов, Селимов, Айвазян, Зирченко, Поваляев, Шаимарданов, Бекбулатов и др. Из этого неслабого списка лишь некоторые пришли позже в»Пахтакор»,но этого было явно мало. Однажды нашим знойным летом»Звезда» принимала кишиневский «Нистру».По просьбе молдавских коллег мы организовали репортаж из Джизака,на Молдавию, который провел я. По окончании встречи подошел поздравить с победой Геннадия Александровича и говорю ему: если я наберусь наглости попросить вас взять меня осенью в поездку в Кишинев и Симферополь для подготовки материала в газету и фоторепортажа, вы мне откажете? Его ответ подбросил меня до потолка: « Нет, почему ? Где-то за две недели до матча подойди к нам в спортклуб». Вот так: коротко и ясно.Обещание Геннадий Александрович сдержал и мы полетели в края ,откуда родом моя мама… Что касается предстоящих матчей, то «Звезда» обязана была с выезда привезти как минимум два очка, турнирное положение команды было попросту угрожающим. То ли устали ребята с дороги, то ли вратарь молдаван Курочкин на них влиял но в Кишиневе не получилось, поражение -0:3.А влиял он своеобразно: матерился так ,что любой биндюжник в сравнении с ним был бы сразу принят в члены королевской семьи. В тот холодный кишиневский вечер так он «шевелил» своих ребят весь матч ,совершенно не задумываясь, что вокруг полно еще других ребят. Во всяком случае, молдавские спорторганизации выразили свое отношение к этому безобразию четко. Угадайте с одного раза, кому они вручили приз «Лучшему игроку встречи…»

СПАСИБО, ОТЕЦ, ЗА ШКОЛУ ЖИЗНИ!
Теперь у «Звезды» не было выбора, в Симферополе только победа давала шанс на сохранение места в первой лиге. Уже в самолете чувствовалось, что летим не на прогулку. Ребята, конечно, каждый по-своему, настраивались на предстоящую игру. Ведь еще в Кишиневе после матча решили: будем биться до последнего. Несмотря на то, что «Таврия» находится в таком же трудном положении. …Обычная предматчевая суета. Геннадий Александрович заходит в раздевалку и говорит (далее со слов игрока команды): Только что ко мне подошел представитель «Таврии» и предложил сдать игру за 2 тысячи (рублей).Какие будут мнения? (Все молчат). Тогда он обращается к капитану команды Аре Айвазяну: что думаешь, капитан? Ара говорит: будем играть! Г.Красницкий: может есть другие мнения? Нет? Все, вопрос закрыт! Первый тайм все-таки проходит с небольшим преимуществом хозяев. Чувствуя поддержку зрителей,»Таврия «делает все, чтобы добиться ощутимого перевеса. .На перерыв команды уходят при счете 1:0 в пользу крымчан. А вот во втором тайме сказывается мастерство наших ребят и Айвазян сравнивает счет. Казалось, нашей радости нет предела, осталось только дожать противника. И здесь Постнов в центре поля делает неудачный пас, который перехватывают соперники. Идет опаснейшая контратака на ворота джизакцев. Замер стадион, у нас остановились сердца, но команду выручает вратарь В.Филатов. Мы вздыхаем с облегчением, проходит еще секунд 5-6 и вдруг со скамейки гостей раздается крик: Ва-а-а-с-я-я! Это Геннадий Александрович, остро переживая промахи ребят, как бы говорит: « Васенька, родной, что же ты делаешь, мы же только что говорили — сейчас пойдем вперед и «Таврия» постарается поймать нас на контратаках. Ты всегда так здорово дирижируешь игрой, так, пожалуйста, не ошибайся сегодня, ведь на карту поставлено много…»
Я мог бы продолжить рассказ о том, что мы все явственно услышали в этом крике, но лучше давайте посмотрим на реакцию Васи…. А Вася, пока Володя устанавливает мяч, поворачивается лицом к скамье, складывает руки на груди и кланяется своему наставнику, как бы говоря: «Отец родной, виноват, я очень постараюсь, чтобы не допускать подобных ошибок, мы можем победить и мы это сделаем…»И что вы думаете, не проходит и 10-ти минут, как ребята выходят вперед-2:1.Ну.а под занавес встречи именно гости ставят точку в этом памятном матче -3:1. Победа! Прежде всего, победа коллективного духа, сотворенная великим наставником. Вот чего не хватало нашим ребятам уже в наше время в Ханое, в поединке с Оманом. Или россиянам в матчах с Польшей и Грецией. Между прочим, «Таврия» в том году не спаслась, вылетев в первую лигу. А джизакцы сохранили «прописку» в первой лиге. Вечером за ужином на каждом столе стояла бутылка шампанского. Только «руководство» могло позволить себе чуть-чуть водочки, но Геннадий Александрович отказался пить категорически. Все переживания за судьбу команды как бы сфокусировались в этом вечере. Посидев с нами еще пару минут, он поднялся к себе в номер. В Ташкент самолет прилетел ночью, часа в три. Встречал нас Слава Кольцов, пошутивший: Саныч, а Миша оказался для вас фартовым. Я не возражал против такого распределения ролей. Слово свое я тоже сдержал. Статья была опубликована в газете «Правда Востока», в ней говорилось о том, что команда с хорошей перспективой, но требуется помощь, иначе зачем она создавалась?

ВСЕ МЫ В ДОЛГУ ПЕРЕД НИМИ …
Через несколько лет судьба уготовила мне еще один подарок. В «эпоху» перестройки решили объединить все профсоюзные спортобщества в один кулак. Не берусь судить, может это хорошо в плане организационном и экономии средств, но, увы, исчезли такие родные названия, как «Спартак»,»Мехнат,»»Буревестник»,»Зенит»и др. Г.Красницкий стал заведующим отдела футбола РДФСО профсоюзов — человек на своем месте. Хотя, полагаю, мечтал он о «Пахтакоре… В 1988 году при РДФСОП создали «Хозрасчетный Клуб ветеранов «Пахтакора» и любителей футбола» во главе с опытным и авторитетным В.Десятчиковым. А я стал заниматься любителями футбола. Ветераны «Пахтакора» стали ездить по республике, проводить матчи с самыми разными коллективами. Добирались даже до Москвы и Югославии. К нам в Ташкент приглашали ветеранов Москвы, Казахстана и др. Взял интервью у Эдуарда Стрельцова и Игоря Нетто. О загубленной судьбе Э.Стрельцова сказано много. Он выглядел уставшим. Разговаривали мы у кромки пахтакоровской поляны и вспомнили как торпедовцы безуспешно вскрывали тут оборону «Кардиффа в 1968-м — всего лишь 1:0, а чуть позже- переигровка, в которой москвичи уже в Аугсбурге уступили все с тем же злополучным счетом. А вот с Игорем Александровичем мы вспомнили его второй гол в ворота «Пахтакора» в 1961 году. Конечно, он был удивлен моей осведомленностью, но узнав мой возраст, одобрительно кивнул головой и сказал что-то приятное. Я, весь дрожавший из-за Паркинсона, с радостью согласился…«Спартак» уже выигрывал — 1:0 , вот-вот раздастся свисток судьи на перерыв, осталось пробить штрафной в ворота, что ближе к туннелю. Солнце слепит глаза Юрию Пшеничникову, и Игорь Нетто блестящим ударом забивает мяч в дальнюю «девятку» 2:0. Все…
К чему это я сейчас говорю? Наверно, к тому, что воспоминания о футболе помогали мне держаться на плаву, прибавляли настроения. Ведь до второй (удачной) операции оставались долгих 20 лет. Отдел футбола как и весь РДФСОП, располагался в бывшем здании института физкультуры на б. Пролетарской, причем, все сотрудники -в одной комнате. Поэтому я считаю, что мне повезло, ведь я видел как работает Геннадий Александрович. Стиль его работы был прежде всего основан на великолепном знании футбола, авторитете как среди народа, так и начальства, главное — желании двигать узбекский футбол вперед. Нет-нет, не подумайте, что я у него ходил в любимчиках, поэтому, мол, я им восторгаюсь. Поверьте, и мне доставалось «на орехи», по делу. Я видел работу человека, который заслужил уважение не прошлыми футбольными успехами, а своим трудом. Как это больно — говорить о Красницком в прошедшем времени.
Что такое 48 лет — это расцвет жизненных сил, у него прекрасная жена, дочурка Катенька. И вдруг в один миг все порушилось… Начнем с того, что в начале июня- 88 в наших краях стояла какая-то невыносимая жара «без воздуха» и спасительного ветерка. На многих это действовало угнетающе. Геннадий Александрович, конечно, в молодости отличался здоровьем богатырским, но после автоаварии косточки ног и таза пришлось собирать по крупицам, ходил он чуть медленнее привычного и это, разумеется, радости у него не вызывало. 10 июня Геннадий Александрович прилетел в Курган — Тюбе инспектировать матч команд второй лиги, местный «Вахш» и «Сохибкор»(Халкабад»). Арбитр справился с судейством неважно, после игры тренеры обеих команд высказали ему все, что они думают о плохих судьях. А Г.Красницкому выпала нелегкая доля быть третьей стороной в споре и разнимать « дерущихся», хотя все понимают: его вины нет ни грамма. В какой-то момент он почувствовал себя хуже и вышел на балкон. Далее я хочу привести монолог нашего старейшего наставника Сергея Артемовича Арутюнова, который мы услышали в день похорон (не дословно). — Сколько раз я ему говорил, чтоб он так не рисковал.
Ну скажите мне- зачем подвергать свою жизнь опасности? Ему, например, ничего не стоило покурить, сидя на балконном ограждении, все равно, на каком этаже. И как всегда на замечания отвечал шуточками. Знаю я эту гостиницу, там второй этаж практически как первый, очень низкий. Надо же, так он еще умудрился упасть на голову. Наверно посмотрел вниз, голова закружилась и … Да, такой человек, столько сделал для футбола в свои-то 48. А вот мы его предостеречь и сберечь не смогли. Еще раз вспоминается матч с московским «Динамо в 1962 году на стадионе «Пахтакор». Вот ведь как получается: неделей назад «Спартак»,будущий чемпион страны, увез два очка из Ташкента, ведя 2:0, они еле-еле выиграли-3:2 (выше я уже рассказывал, как годом раньше москвичи также победили – 2:0).И вот очередь «Динамо». Гости вновь ведут-2:0 и кажется, история повторяется Но на второй тайм ташкентцы выходят с отчаянной решимостью «перебороть» судьбу ( видно, не зря «Пахтакор» в том году занял почетное 6-е место). Про гол Юрия Белякова я уже рассказывал в начале своих воспоминаний. Но неужели мы не заслужили увидеть второй мяч в ворота самого Льва Яшина — так думали 65 тысяч зрителей, пришедших на безразмерный стадион (напомню, официально вместимость его была равна 55 тыс.). И они оказались вознагражденными потому , что в нападении «Пахтакора» играл, яркий неповторимый мастер финтов Берадор Абдураимов, который — таки сравнивает счет — 2:2! Нет, не ждите от меня «приписок», ведь историю не перепишешь. А так хочется написать: Красницкий забивает третий мяч и «Пахтакор» побеждает-3:2. Матч так и закончился вничью — 2:2, но какие последние полчаса мы получили! Пахтакоровцы буквально растерзали оборону динамовцев.
И лидером атак был Г.Красницкий, который заставил сильно понервничать самого Льва Яшина. Вот что я отчетливо помню. Ничем закончилась редкая контратака диномовцев. Пшеничников готовится ввести мяч в игру, футболисты «разбирают » друг друга, и на стадионе установилась некоторая тишина. Вот тогда мы и услышали рык Льва Великого: «Красного держите, Красного!» Я думаю, услышав это, все мы, присутствовавшие на матче, были вознаграждены сполна! ВОПЛОЩЕНИЕ МЕЧТЫ: «ПАХТАКОРЧИ» Если свою любовь к футболу я пронес через бесконечные «парагвайчики», а став «серьезным человеком» — с помощью журналистики, то почему бы не помочь остальным гражданам Узбекистана доказать преданность футболу с помощью Клуба, который бы собрал под свою крышу преданных ценителей этой замечательной игры – тренеров, болельщиков, игроков. Мечтал я о собственной атрибутике «Пахтакора» и совместном просмотре телетрансляций. Что же удалось осуществить? Практически все, даже больше, ведь сюда нужно прибавить «Турниры выходного дня,»поездки в Алма-Ату ( дважды), Душанбе. А в Алмалык Давид Моисеевич Берлин распорядился выделить для нас пахтакоровский (гостевой) автобус. Вот так из четырех поездок «мы» привезли 6 очков (из 8-ми), размахивая флагами, держа в руках транспоранты, не жалея голосовых связок. По воскресеньям проводились «Турниры выходного дня» для всех желающих и завершались они награждением команд — призеров.
И все это благодаря помощи различных организаций, начиная со стадиона «Пахтакор» и кончая комсомолом, РДФСО и горсоветом ДФСО профсоюзов. Отдельного упоминания требует наша команда, хотя если бы мне предоставили возможность — я бы посвятил ей книгу. Да, в тренировках и соревнованиях росло мастерство наших ребят, ведь они участвовали в турнирах болельщиков в Кишиневе, Одессе, Баку, Караганде и Новосибирске. А в год своего дебюта в чемпионате Ташкента среди взрослых команд заняли третье призовое место. Хочу назвать имена двух почетных Президентов Клуба – Ахбор-ака Имамходжаев и Берадор Хасанович Абдураимов. Оба они внесли весомую лепту в жизнь Клуба, всегда были готовы оказать необходимую помощь. И еще. В повседневной работе я опирался на двух ребят, без которых невозможной была бы жизнь Клуба. Спортработа — это всем известный арбитр ФИФА Марат Исмаилов. И наконец, Артур Мустафин, отвечавший за организованное «боление», оформление помещения Клуба. Без них мне бы пришлось намного труднее…

ТАКОЙ НАРОД – НЕПОБЕДИМ!
9 декабря 1987 г. – один из самых памятных дней в моей жизни. Ведь в этот день весь Ташкент превратился в одну большую футбольную поляну, на которой играли все желающие. Наверно, излишне говорить, что Федерации футбола Ташкента пришлось обеспечить квалифицированное судейство всех игр, призы и грамоты (совместно с комсомолом). Все спортбазы столицы принимали своих хозяев — «футбольный народ» Ташкента. Самое важное было то, что инициатива шла снизу, от этого народа. В самом деле, кому придет в голову проводить День футбола в декабре? Но «Комсомольская правда» уже объявила, что финал пройдет в Москве в феврале и энтузиазм был огромный. Играли все — взрослые и юноши, ветераны и …девушки. Забыл сказать, что погода по принятым меркам была отвратительная — шел снег, но разве нашелся бы хоть один человек (из тех, кто вышел в тот день на асфальтированное или опилочное поле), который бы так оскорбительно отозвался о ташкентском снеге? Наоборот, всем было весело, играли с настроением. А трудности начались потом у тех коллективов, которые продолжили борьбу за призы. Это ветераны «Пахтакора» и команда трамвайно- троллейбусного депо «Красновосточное»..В драматичном финале после целой серии пенальти удар Равиля Багаутдинова принес ветеранам «Пахтакора» победу. И право на поездку в Москву.
Но слух о необыкновенной команде красновосточников, видимо, дошел до Краснокаменной ( видно, И.Шкандин, тренер команды, вовремя подсуетился — и молодец!), но в Москву вызвали оба коллектива и это уже могло считаться победой поклонников футбола Узбекистана. Но это будет потом. А пока мы с Геннадием Васильевичем Ермаковым, заслуженным тренером Узбекистана, и со съемочной группой УзТВ, ездили со стадиона на стадион, душа радовалась: Ташкент был объят футболом. -Вот в такие дни ощущаешь, что жизнь прожита не зря, — сказал Геннадий Васильевич. Что ж, я с ним не спорил, тем более, что частичку моего сердца я тоже вложил в эту людскую радость под названием — ФУТБОЛ! И в заключение — уже надеюсь, по традиции -«Команда молодости нашей -» Пахтакорчи» (по линиям): Хикмат Икрамов, братья Альберт и Альфред Тагировы, Равшан Холмухамедов, Бахтияр Газиев, Гамзат Гусейнов, Шухрат Тошметов, Рустам Нормухамедов, Александр Добродеев, Марат Исмаилов, Абдуравшан Вапаев, Алишер Абдуллаев, Шухрат Турдыев, Фаррух Холов…

В ТАШКЕНТЕ ПОМНЯТ МАСТЕРОВ
Мне всегда казалось, что главное отличие настоящего болельщика от просто зрителя (я уже не говорю о подвыпивших или дерущихся ) в том, что болельщик обладает какой-то культурой «боления», с пониманием относятся к «чужим», разумеется, помнит футболистов из команды гостей, которые блистали в Ташкенте. Давайте вместе вспомним некоторых. Прежде всего игрок, который подвигнул меня заговорить на эту тему. Это футболист ростовского СКА, а чуть позже и ЦСКА Владимир Стрешний, показавший в Ташкенте ( причем, не единожды ) блестящую игру. Кажется, его привлекли затем в состав олимпийской сборной СССР. Типичный правый крайний нападающий, как он работал на бровке! Мне рассказывал Виталий Суюнов, что хлопот с Володей было много. Лучше бы он играл в «Пахтакоре», да у нас был свой, «узбекский Стрешний», это Берадор Абдураимов. Бесподобны были в Ташкенте бакинцы Анатолий Банишевский, Казбек Туаев и особенно Эдуард Маркаров (да-да, Маркаров именно азербайджанского «разлива»). Ведь это он начал разгром «Пахтакора» в Ташкенте, в 1963 г., завершившейся со счетом 5:1 в пользу гостей. А какими яркими красками была расцвечена игра Заура Калоева из тбилисского «Динамо» (из четырех мячей в Ташкенте, три «положил» он кивками своей лысой и мудрой головы) и Сергея Кутивадзе из «Торпедо» (Кутаиси), вратаря «Кайрата» Куралбека Ордабаева и, конечно, любимца не только всех армян Левона Иштояна! По-моему явно незаслуженно обделен вниманием Михаил Погальников из минского «Динамо». А ведь то, что мы увидели в Ташкенте, покажи заграницей — так агенты «Барселоны» или «Реала» уже давно уговорили бы белорусов о трансфере Михаила…
И, наконец, самая большая моя боль. Я так и не успел познакомиться с одним из великих ташкентских мастеров — Олегом Моториным. С Пшеничниковым, Таджировым, Беляковым — в разной степени, но довелось пообщаться, а вот с Моториным — не повезло. Нет-нет, его игру 100- процентно надежную я хорошо помню, его цепкость и атакующие рейды. Впрочем, назовем тогда и остальных корифеев «Пахтакора», рассказы о которых (разумеется, не только мои) еще впереди: Акмаль Азизходжаев, Владимир Штерн, Максуд Шарипов, Вячеслав Кольцов, Виталий Суюнов, Сергей Доценко, Вячеслав Солохо, Вильгельм Кахаров, Ахрол Иноятов, Станислав Стадник, Хамид Рахматуллаев, Виктор Варюхин, Валерий Любушин, Бохадыр Ибрагимов и великие Берадор Абдураимов и Юрий Пшеничников. А как быть с теми Спортсменами, которых я хорошо знал, с которыми всегда приятно было встретиться, взять интервью, ведь футболом и теннисом моя жизнь в спорте не ограничивалась. Им также воздаю должное. Это двукратные олимпийские чемпионы, волейболистка Вера Дуюнова и ватерполист Эркин Шагаев, первый чемпион мира по боксу Руфат Рискиев, обладательница самых престижных наград международных соревнований по художественной гимнастике Венера Зарипова, кстати, живущая ныне в Израиле, многократная чемпионка мира баскетболистка Равиля Салимова (Прокопенко)…

КАК РОМАН СВЕТЛАНОВ ПОКОРИЛ УЗБЕКИСТАН
В 1983 г. «Пахтакор» очередную игру проводил в Одессе и наша редакция проделала обычные действия для радиорепортажа, т.е. заказала провода и отправила факс в областной телерадиокомитет. Через некоторое время приходит ответ репортаж обеспечим, комментатор такой-то ( не Роман Светланов). Наш главный редактор, Роман Абдуллаевич Турпищев (да будет светла память об этом выдающемся человеке, моем учителе), друг Р.Светланова, заволновался: а вдруг наши слушатели в эфире не «почувствуют Одессу»? Он тут же позвонил в Одессу и выяснил, что «Маяк» проводит радиоперекличку и Светланов будет работать на Москву… Не буду вдаваться в подробности всех «переговоров», но шефу, страшно желавшему доставить удовольствие радиослушателям Узбекистана удалось уговорить Р.Светланова дать «ташкентскую гастроль» в Одессе. Представьте, «Пахтакор» тогда победил — 1:0 и Светланов был понят и любим в Узбекистане. Но погодите, мой рассказ только начинается. В те времена согласно ценика Гостелерадио СССР самая большая оплата футбольного репортажа равнялась 13 (тринадцать) руб.50 коп. Но это был потолок и такая крупная сумма выписывалась только одному человеку — самому Николаю Николаевичу Озерову. А Турпищев, Светланов, Махарадзе, Орлов, Маслаченко и другие блестящие мастера спортивного слова удостаивались тоже неплохих сумм — 12 руб.50 коп. за один репортаж.
В самом деле, посиди вначале в библиотеке Гостелерадио, поговори о футболе полтора часа, да так, чтобы недовольных не было, и получи свои законные почти 13 р. Тогда Роман Абдуллаевич пошел к Председателю нашего Гостелерадио и добился разрешения на потолочную (!) оплату. Вроде бы недовольных не должно быть… Как вдруг месяца через два раздается звонок из Одессы. Говорит Роман Светланов: «Ребята, мало того, что из- за этого репортажа у меня был неприятный разговор с Москвой, там пустили слух, что Светланов купился на «громадные ташкентские бабки»,так вы бы хотя бы что- нибудь прислали…» Мы были в шоке. Выписывал гонорар зам.главного Шоабдулла Мухамеджанов. Он поднял ведомости, приходит с загадочной улыбкой (тогда у всех перед глазами был фильм «Ирония судьбы…») и говорит: «Все сходится, улица Кирова»-правильно, дом, квартира — тоже , даже почтовое отделение — нет ошибки, фамилия — Р.Светланов! Вот только одна мелочь мешает — вместо г.Одесса почему- то написано г.Львов… Хвала строителям нашего Дома радио, что в следующие мгновения здание не развалилось от нашего хохота, на который сбежались все недоумевающие сотрудники других редакций. Вот так глубокоуважаемый Роман Светланов получил свои честно заработанные крохи, за исключением, понятно, «львовских издержек». А вот кто оценит тот факт, что тем вечером число почитателей Одессы, ее юмора и футбола, в далеком Узбекистане выросло во много раз. И все это произошло благодаря одному остроумному, тонко разбирающемуся в жизни и футболе человеку. ( В качестве послесловия добавлю, что Роман Светланов отлично проявил себя здесь, в Израиле. Был редактором 32- х страничной общеполитической газеты «Глобус», затем возглавил «Спорт – Глобус» такого же формата. Был в числе организаторов первого турнира памяти «Пахтакора». Браво, Роман! Вот если б не инфаркт…Думаю, весь народ Узбекистана желает вам выздоровления!

КАК УСПОКАИВАЮТ В ОДЕССЕ
Эту историю я услышал из уст ветерана «Пахтакора» Тулягана Исакова. -В1975-м, играли мы как-то в Одессе. Результат вышел неплохой, ничья -1:1,я еще там гол забил, но удержать счет мы не смогли. Ладно, все равно настроение было хорошее, времени до самолета навалом и конечно мы решили искупаться в море. Нас узнали одесские болельщики, подходили, знакомились — все-таки имена: Федоров, Ан, Лакис… А там такой пляж есть, что в футбол на песке играют. Подходят к нам ребята и предлагают сыграть на ящик пива. Ну мы им стали популярно объяснять, что мы – команда мастеров, что выходить и играть с ними будет по меньшей мере нечестно с нашей стороны. А те заупрямились, хотим, мол, запомнить надолго ,что мы сражались против такой команды, как «Пахтакор…» Что ж, хотите — получите! Мы вышли и сразу поняли, что быстрая игра на песке — это совсем другая опера. В детстве мы начитались про пляжи Копакабаны и решили, что мы запросто им накидаем. Нет, против нас выступали ребятки расторопные, если хотите — профессионалы в этом деле. И мы им с позором крупно «попали». Но самое удивительное было впереди. Чтобы нас взбодрить они нам и говорят: не расстраивайтесь, мужики, мы уже тут и киевское «Динамо»дернули… (Заметим в скобках, что до исторической победы «Пахтакора» над киевским «Динамо»оставалось несколько месяцев. Два гола забьет киевлянам Туляган, два- Мишаня и один-Лакис. Так может быть настрой им создали тогда, в Одессе?)

ВНИМАНИЕ: ЭКСКЛЮЗИВ! ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО…
— на стадионе «Пахтакор» в ХХ-м веке был всего один вход\выход для футболистов — через туннель. Ответьте на вопрос: что это был за случай, когда команда»Пахтакор»вышла на поле через туннель, а покинула поле все-таки через другой выход? -и еще один вопрос, чтобы ответы не бросались в глаза. Кем нужно быть, чтобы забить гол в свои ворота, а тебя (конечно, не за это) все равно возьмут в сборную СССР и ты станешь чемпионом мира? Ответы на вопросы: 1.Это произошло в 1961г., когда «Пахтакор» принимал ереванский «Спартак» и победил со счетом 1:0 Естесственно, на этот матч приехали армянские болельщики, которые остались недовольны игрой своих любимцев. И когда те подходили к туннелю, устроили там потасовку. В это время пахтакоровцы поздравляли друг друга и многочисленных зрителей с первой победой над «Спартаком» в высшей лиге (через год команду назовут «Арарат»). И было двинулись на выход. В эту секунду мимо нас промчался какой-то ответственный работник, который выбежав на бровку, закричал, как в «Джентльменах удачи»:»Гена, Гена , туда не ходите. Пройдите здесь!» Пахтакоровцы, разумеется, повернули и ,о счастье, через 37- й сектор стали подниматься вверх. Каждый из зрителей (в том числе и ваш покорный слуга) имел счастье прикоснуться к своим кумирам. Не знаю как на других, а на меня это произвело неизгладимое впечатление. 2.Владиславом Третьяком! В 1970 году отмечалось 100-летие со дня рождения «вождя», и к этой дате было приурочено открытие в Ташкенте ледового Дворца. Хозяева расстарались и пригласили ЦСКА,»Спартак», воскресенский «Химик» и еще кого-то из Казахстана. Мы с моим новым другом Володей Вахтелем (после землетрясения мы переехали в новую квартиру),как истинные поклонники «Спартака» в борьбе против ЦСКА, конечно же , решили поболеть за своих. О Третьяке мы слышали восторженные отзывы после молодежного чемпионата мира. Во всяком случае, в матче армейцев и спартаковцев победили первые. Кажется, со счетом 5:3. Но самое интересное заключается в том, что мы все стали свидетелями курьеза, который мог так и остаться забытым. А именно: Третьяк накрыл перчаткой шайбу, и не дожидаясь свистка судьи, решил отбросить ее в сторону, как это часто делают вратари. Видать маленько промахнулся, попав в свои ворота. Ну ничего страшного, своей дальнейшей игрой за сборную страны и ЦСКА Владислав Александрович доказал, что ни один хваленый канадский профессионал в подметки ему не годится. Но в Ташкенте, моем родном городе, на глазах тысяч зрителей (добавим сюда телезрителей) он отличился по- особому. И это тоже приятно!

ЕСЛИ БЫ ДИРЕКТОРОМ БЫЛ Я…
Смотрю спортивные трансляции и меня поражает: ну почему в этом моменте игры правила не меняют? О-о, брат, ну вот мы тебя и подловили — а ты, оказывается, прожектер, — скажет кто-то. Нет, у меня очень скромные предложения, связанные с облегчением жизни вратарей. Самое главное – никаких затрат, баскетбольные кольца менять не придется, и ворота делать более «вместительными» не потребуется. Итак, если коротко: 1.Почему нельзя «точку» пенальти отодвинуть назад на метр, а еще лучше — на два. Ведь наука давно доказала, что правильно пробитый «пендель» не берется. Так почему бы не оставить вратарю возможность для «творчества»? Сейчас же они в подавляющих случаях рассчитывают только на удачу. Или приходится идти на нарушение правил, которые якобы не видит судья. К тому же не будем забывать, что Правила принимались «тысячу» лет назад — тогда и мячи были другие, и на кону ничего не стояло. Кому недостаточно финала чемпионата мира ,к примеру ,1990 года, когда Германия стала чемпионом мира благодаря спорному пенальти, назначенному на 84-й минуте!? Вам недостаточно человеческих трагедий игроков и тренеров «Челси», Аргентины, Франции и др. Так не лучше ли пробивать 13-метровый — в этом случае продолжится соперничество профессионалов — пробивающего и вратаря. А что мы видим сейчас? Игрока, удачно упавшего в штрафной, поздравляют и целуют заранее, до пробития «пенделя». В такие моменты мне становится противно, даже если благодаря этому сейчас выиграет мой «Пахтакор».
2.А что творится в некогда любимом мною гандболе? Там вратаря приравняли к манекену, к игрушечной фигурке из детской игры ,которая может рассчитывать только на то, что какой-нибудь двухметровый амбал с 6-ти метров попадет в него или (что редко случается ) вообще бросит мимо ворот. В общем реакция вратаря в гандболе — дело последнее. А нельзя ли разрешить бросать мяч не с 6-ти метров, а с 9-ти, тем более, что эта линия уже обозначена. Короче говоря, свободу и независимость футбольным и гандбольным вратарям в отражении «смертельных» ударов! Ведь не зря же поется в песне: «Часовым ты поставлен у ворот…» А часовой, как известно, всегда вооружен. Так выдадим «оружие» вратарям, чтобы они могли рассчитывать прежде всего на свое мастерство!

МИХАИЛ ЗАЛЬЦБЕРГ
г.Ашдод
б. отв. Секретарь клуба любителей футбола «Пахтакорчи», б. корр-т гл. редакции Спортпрограмм Узгостелерадио.
Приношу благодарность известному ташкентскому статистику Владимиру Ашотовичу Сафарову, чьими статистическими выкладками из книги «36 сезонов «Пахтакора» я пользовался при подготовке этого материала.

11 комментариев

  • koval:

    Миша! Помнишь, как ты спорил о первом матче «Пахтакора» в классе А с «Торпедо» (0 : 1), утверждая, что счет был 1 : 1. Коньяк тогда проиграл. Поспорю еще: когда игарали с «Насьональ» Тазетдинов (ты его даже в составе не называешь) не забил пенальти (мимо правой от вратаря штанги мяч скрутило). А вообще рад, Миша, что ты в строю спортсменов тех времен. Молодец!!! Только «ляпов» так много не надо…

      [Цитировать]

  • Yultash Yultash:

    А можно подробней о баскетболистах? В частности, в Ашдоде жил и умер известный мастер спорта по баскету и ручному мячу, засл. тренер Узбекистана Вячеслав Ерёменко….

      [Цитировать]

  • Yultash Yultash:

    Проверил. Ерёменко жил в Араде…

      [Цитировать]

  • Михаил Зальцберг:

    Нет, конечно, не помню:как я могу помнить то, чего никогда не было? Даже про коньяк первый раз слышу. А вот про незабитый Тадзы пендедь помню, он и сейчас перед моими глазами… Только не в ворота Насьоналя, т.к. в матче с уругвайцами он , увы, НЕ ИГРАЛ! О ляпах, хотелось бы поподробнее.Далее. Все, что в моей голове было, на мой взгляд, интересного, я изложил.

      [Цитировать]

  • koval:

    Ну, не помнишь — не надо. Тем более, что за тот спор ты со мной рассчитался. Правда, не коньяком. Тоже не помнишь? О игре с «Насьоналем» сделай запрос в архив «Пахтакора». По поводу «ляпов»: ты все-таки действительно много чего не помнишь, а спорить с тобой уже охоты нет. Да и коньяк с тебя получить затруднительно. Будь здоров!

      [Цитировать]

  • birsumborme:

    «Все, что в моей голове было … интересного, я изложил». Должно быть еще. Например, в 60-х годах Абдураимова все звали Эркин. Только после того, как он поиграл в Москве (Спартак, ЦСКА) его стали звать паспортным именем Берадор. Помните ?

      [Цитировать]

  • Михаил Зальцберг:

    Гюльчатай, открой свое личико! Ну в самом деле, это не по-мужски: ты меня позоришь перед честным народом,а я должен догадываться кто ты такой!? С Насьоналем- достал! Возьми любую книгу о Пахтакоре и там ты прочтешь, что Тазетдинов Идгай Борисович в 1964 году был играющим тренером Политотдела. Архив Пахтакора- это статистик Владимир Ашотович Сафаров, которому я , пользуясь случаем передаю сердечный привет,так что не смеши меня с «запросом в Пахтакор».И,пожалуйста, заканчивай трендеть про мою память, коньяк и ляпы.Факты на стол.
    Как говорится, и тебе не болеть.

      [Цитировать]

  • 6350101:

    Может я ошибаюсь но Гафитуллин Алим Минулливич, моего отца друг, долгие годы зав. кафедрой физ. воспитание в Ташгосми был, затем доцент в Связи примерно 1938-41 г.г. рождения, теннисист,мастер спорта,так у него братишка Хасан.Я вспоминаю он рассказывал и о Шамиле Тарпищеве,и о своих друзьях, известном боксере он живет сейчас в Израиле, он к ним в 90-х в гости ездил, может ли быть такое совпадение.

      [Цитировать]

  • Юрий Юрцейко:

    Увидел сообщение Иосифа Будмана и будто бы помолодел на более, чем 50 лет. Помню, как Иосиф приходил к нам на тренировки по боксу в 108 школу, к своему другу Эдуарду Семеновичу Вайнштейну. Помню многие его бои, особенно (жалко, что проигранный) бой против Соловья, на ЦС Спартак, проходивший в Ташкенте.Много воды утекло, но до сих пор в памяти того времени (конец 50 — начало 60-х годов) среди «больших» спортсменов остались он, Иосиф Будман, Владимир Огаронов, Анатолий Топчий, да, пожалуй, пару тренеров — Юрий Вадимович Бухман и Михаил Борисович Франк, и, конечно, Эдуард Семенович. Долгих лет, Иосиф, спасибо, что напомнили о тех, счастливых, молодых годах. Можете, если пожелаете, запросить мой e-mail, у модераторов сайта.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.