Записки дедушки Камила. Часть 2 История

Часть первая здесь.
 
Мой отец с семьёй переехал в Ташкент, а его брат уехал т. е. сбежал в Китай.
Мы настолько с двоюродным братом друг-друга ненавидили, что когда он вернулся из Китая в 1955 году он мне ни разу не встречался, я его даже лица или рост т. е. какой он из себя не знаю. Он по-видимому меня знает, пологаю мою фотокарточку у мамы видел. А я его фотокарточку даже не видел. Он часто бывает в Ташкенте, знает где я живу, не посмел зайти ко мне домой — это по рассказам соседей. Всё это результат родительской ссоры — братьев.

Когда они вернулись из Китая брата мать мою мать упрекала — «твои дети вышли в люди, а мы плохо живём и мои дети не учились».
Как они приехали из Китая не переписывались и не стали заезжать (были только один раз). Как говорится — богатый бедному не товарищ.

В городе Ташкенте как приехали семьёй, жили в махалле Чукур-Купрук в доме где хозяин дома когда-то держал своих ишаков. Дом был с низкими потолками, летом невозможно жить т. к. было жарко и душно. Блох настолько много было, что облепляли ноги со всех сторон и кусали. Из-за этого мы ждали холодное время чтобы спастись от них, просили у соседей побыть у них в доме, пока они летом у себя на даче. За временный наём соседских домов моя мать шила платья их жёнам и дочерям. Отец работал рабочим на «Ташсельмаше».

В 1933-1934 годах начались голодные годы. Из-за голодовки люди умирали на улицах, люди начали пухнуть от голода. Если у кого увидят хлеб-лепёшку насильно отбирали и моментально съедали. Собак и кошек, ишаков кушали, а черепаха была деликатес.
Потом хлеб давали по «заборным» — талоны по 400 грамм жене рабочего или 800 грамм рабочему, 200 грамм детям за сутки.
В конце 1934 года немного лучше стало, за золото стали обменивать муку. В это время у мам ы были золотые серьги и кольца, а у отца золотые часы были, их мы тоже постепенно обменивали и кушали лапшу.
Я начал продавать родниковую воду, кто сколько даст денег, этим самым немножко облегчил свою тяжесть семье. Потом продавал жевачку (чакич), папиросы, табак и махорку. Рано начал считать деньги, ещё не ходил в школу. В первый класс пошёл со своим младшим братом Хакимом. В школе снова нам не хватало денег — конечно один отец работал рабочим на «Ташсельмаше», а мать кое-кому сошъёт платье или фуфайку. Мне приходилось заниматься фотографией и зарабатывать деньги, а это тоже мало, вынужден пойти заниматься спекуляцией. Покупал товары в Универмаге и продавал на базаре.
В 1938 году, после окончания 7 классов школы отец велел работать вместе сним на «Ташсельмаше», тогда я сбежал из дома и поступил в учётно-экономический техникум ГосБанка СССР, расположен был в Кировском районе. Жил в общежитии за счёт стипендии и параллельно с учёбой вёл активно общественную работу, т. е. помогал милиции по дежурству или по поимке беспризорных детей, которые ночевали в различных местах, вплоть до мусорных ящиков. Беспризорных детей было очень много, мы их устраивали в детские дома.
Мне этих детей очень жалко было, ещё в школе я дружил с детьми детского дома за №10 и №16, расположены были по улице Самарканд-дарбаза. До сих пор у меня их фотокарточки сохранились.
Кроме этой общественной работы все студенты ездили на строительство Ташкентского канала, Ташгрэса.

1 комментарий

  • зухра:

    Роман, просто удивительно, как параллельно идут судьбы людей! Я писала, что моя мама родом из Маргелана и она рассказывала о вещах, схожих с теми, о которых вспоминал ваш дедушка. А теперь еще схожие моменты: тетя моей мамы и ее семья тоже бежали в Китай (в Кашгар), только потом о них никаких сведений не было. Семья мамы тоже переехала в Ташкент, и они тоже сдавали золотые вещи в Торгсин и покупали продукты.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.