«Синчалак» — птица счастья Латифа Файзиева Tашкентцы История

Автор Мастура Исхакова

Имя режиссера Латифа Файзиева занимает особое место в узбекском кинематографе. Единственный выпускник ВГИКа в послевоенные годы из Узбекистана он один из первых экранизировал спектакль театра им. Хамзы «Бай и батрак» и роман Айбека «Священная кровь». Благодаря Л. Файзиеву в узбекском кино появился новый жанр – фильм-балет  «Тимур Малик» и «Ожившие миниатюры». Его картина «Второе цветение» об освоении Голодной степи была первым широкоэкранным фильмом в узбекском кино. Режиссер Л. Файзиев стал пионером совместной постановки с  индийскими кинематографистами  цветной музыкального фильма на сюжет восточной сказки «Али Баба и сорок разбойников». Только за первый год проката на территории бывшего Союза фильм посмотрели более девяноста миллионов зрителей.  При затрате на съемки фильма с обеих сторон 3 млн. 200 тысяч долларов прибыль составила 1 млр. 200 млн. долларов.  Снятая в 1979 году эта красочная, жизнеутверждающая картина, объединившая воедино две восточные культуры, до сих пор собирает тысячи поклонников.

Латиф Файзиев объездил много стран и континентов, где знакомился с искусством и культурой народов. Он был великолепным рассказчиком и  щедро, увлеченно делился впечатлениями, о людях и обычаях. Особенно ему понравилась загадочная Индия, где он побывал в туристической поездке в 1956 году. С тех пор он буквально влюбился в Индию.  Эта любовь к таинственной сказочной стране, глубокое знание истории, в конце концов, вылилась в дружбу с индийскими кинематографистами. Он задумал снять большое кинополотно, на сюжет восточной сказки,   в традициях музыкальных фильмов Индии с песнями и танцами. На одном из кинофестивалей Латиф Файзиев близко познакомился  с  классиком индийского мирового кино Раджем Капуром известным у нас по фильмам «Бродяга» и «Господин  420». Эта встреча явилась толчком в осуществлении задуманного проекта Л. Файзиева.
Долго велись переговоры с трех сторон: Индией, Узбекистаном и Россией.  С российской стороны сценарий написал Б. Сааков, а с индийской — П. Бакши. Режиссером постановщиком с индийской стороны был молодой  режиссер У. Мехра.  Оператором с узбекской стороны — Л. Травицкий, а  с индийской — П. Перейра. В павильонах киностудии «Узбекфильм» были построены великолепные декорации по эскизам художника Э. Калантарова. Латиф Файзиев собрал вокруг себя прекрасный коллектив актеров: Ролана Быкова и Елену Санаеву, Софико Чауриели,  Фрунзика Мкртчян, Зикира Мухамеджанова. Роль Али Бабы исполнил популярный индийский актер Дхармендра, а его возлюбленных – звезды индийского кино Хемма Малина и Зинат Аман.  Особая сложность съемок заключалась в том, что актерам приходилось общаться на разных языках. Латиф Абидович с индийскими артистами объяснялся на английском, прибегая в определенные моменты, к активной жестикуляции руками и усиленной мимики лица. Со стороны это выглядело очень смешно. Наши узбекские актеры, игравшие разбойников в знаменитой сцене песни с танцами «Хатуба», при виде полуобнаженной индийской красавицы Зинат Аман, настолько входили в раж, в образ разбойников, что по настоящему старались дотронуться до ее аппетитного  тела, после прикосновения которых, у актрисы оставались синяки. Много сложностей было и с технической  стороны: например, раздвигающаяся сказочная скала,  необычный водопад, текущий наоборот… Но Латиф Абидович усаживался с техниками, художниками-декораторами, бутафорами и после взаимных комплиментов вместе, сообща, находили нужное решение.

Вот с такими приключениями в 1979 году появился цветной широкоэкранный музыкальный фильм «Али Баба и сорок разбойников». Фильм, снятый студией «Узбекфильм» в содружестве с «Иглзфильм», побил в те годы рекорды проката. С начала задумки и  завершения фильма прошло пять лет. Успех был  ошеломляющим. Картину выкупили многие страны мира. Впервые узбекская картина получила Международную премию ЮНИСЕФ.  Фильм  принес стране прибыль в 1млд. 200 млн. рублей. Но  возникли проблемы с финансовой стороны. Когда картина была завершена, оказалось,  что перерасход денег  достиг 200. тысяч руб. Режиссера Латифа Файзиева и директора картины наказали за финансовые нарушения. Их лишили части постановочных и премиальных денег. Вот тогда то у Латифа Файзиева случился первый инфаркт. После двухмесячного выхаживания  мужа в правительственном стационаре  реанимационного отделения Света оставила работу, и все последующие 14 лет до сегодняшнего дня на съемках, в поездках была рядом с мужем в качестве врача …

Ташкентская золотая осень была в самом разгаре. Утром 21 октября 1994 года Латиф Файзиев вышел во двор двухэтажного коттеджа, стоявшего буквально в двух шагах от киностудии «Узбекфильм», на которой он работал уже больше сорока лет. Во дворе, сладко позевывая,  в своей конуре лежал любимый пес — дворняга Барс. Увидев хозяина, он выбежал навстречу и, ласково повизгивая, прильнул к ногам. Латиф Абидович погладил пса:
— Ух, ты Барсик, мой.  Да не зря говорят «Собака – всегда предана хозяину»… Это про тебя…  
Потом с любовью оглядел двор. Четыре величавых чинар, росших вдоль забора, раскидистая хурма в центре двора, и кусты роз своим живописным  нарядом подчеркивали, устоявшееся мнение о самой прекрасной поре в природе. Латиф Абидович подошел к чинаре, медленно окинув взглядом могучую крону дерева, погладил шершавую кору ствола. Он вспомнил, как в 1972 году под Новый год большая семья поселилась в этом новом доме. Весной каждый посадил по деревцу, всего пять. Но одно оказалось хилым, и чтобы  его поддержать Латиф посадил рядышком другое деревце. Со временем саженцы переплелись воедино,  и Латиф как-то сказал детям: 
— Это мы с мамой как неразлучные влюбленные. А рядом вы — трое наших детей…
На крыльце показалась жена Света. Увидев мужа, стоявшего рядом с чинарой, она крикнула:
— Латиф Абидович, если вы позавтракали, то можете уже одеваться. Ваши вещи готовы.
Одевшись, Латиф Абидович вышел к машине, завел ее. Услышав урчание мотора,  Барс подбежал  и завилял хвостом. Но хозяин был занят и не обратил на него внимания. Через некоторое время  белая «Волга» выехала за ворота. Пес побежал за машиной на улицу и громко нервно залаял. Света с трудом загнала пса во двор. Целый день он тоскливо выл, глядя в сторону ворот, куда уехал хозяин…
Латиф Файзиев приехал на свою частную семейную киностудию «Файзи-фильм», которая  с начала 1992 года базировалась на территории «Узбекфильма». Здесь с ним работал сын Фуркат, сыгравший юного Ибн-Сино в фильме Э. Ишмухамедова «Юность гения», окончивший, как и отец, режиссерский факультет ВГИКа. Последней работой, в съемках которой участвовала вся семья Файзиевых, был телевизионный художественный фильм по пьесе Ш. Башбекова «Врата судьбы», где главные роли исполнили Ходжиакбар Нурматов и Дилором Камбарова.  А  сегодня  в офисе  должна была пройти встреча с продюсером из Таджикистана по поводу нового проекта постановки фильма «Лейли и Меджнун». Л. Файзиев зашел в кабинет, сел за письменный стол и вдруг почувствовал  острую  боль в сердце. Он вынул из кармана таблетку, проглотил ее и удобно  расположился в кресле. В окно заглянуло ласковое октябрьское солнце, медленно опадающая листва, щебетание птиц, — все это  навеяло воспоминания о детстве, родительском доме…

Семья Абида и Хожар Файзиевых проживала в Ташкенте в махалле Джар-куча. Отец Абид в двадцатые годы служил в Союзе  РАБИС (союз работников искусства), где долгое время был секретарем. Позже Абид Файзиев стал одним из первых организаторов Государственного цирка,  филармонии.  В составе комиссии он занимался отбором и отправкой талантливой молодежи на учебу в Москву и Баку. Среди них были будущие  корифеи  музыкального и театрального искусства: Тамараханум, Халима Насырова, М. Кари-Якубов, Назира Алиева и другие. В конце тридцатых годов Абида Файзиева назначили директором узбекского ТЮЗа им. Ахунбабаева, что располагался на площади Эски Жува. Его старший сын Латиф, часто приходил в театр и часами с интересом наблюдал за работой актеров и режиссера. К этому времени мальчик уже писал стихи, декламировал их в прямом эфире на радио.
Началась Вторая мировая война… Во многих театрах шли пьесы в основном на военную тему. Не смотря на голод, и холод люди посещали театры. В начале ноября 1941 года в ТЮЗе собрались зрители на спектакль по пьесе Геловани «Письмо с фронта». Одну из ролей здесь играл актер Учкун Рахманов, с которого  практически начиналось действие.  Прозвенел третий звонок, но  актер так и не появился. Тогда Латиф, хорошо знавший роль, предложил заменить товарища. Когда он прочитал монолог, то зал зааплодировал. К концу спектакля в театр прибежал взволнованный Учкун  Рахманов и рассказал, что по дороге его арестовал патруль за то, что тот забыл дома документ, свидетельствующий о его брони. Так впервые Латиф Файзиев появился на театральной сцене. С этого дня его зачислили актером во второй состав театра.
Поздним декабрьским вечером 1941 года отец собрал семью. Три сына Абид, Шариф и Хабибулла сидели напротив  родителей. Отец аккуратно разломал на маленькие кусочки лепешки из темной муки, разложил их на столе. Мать Хожар подала в косах маставу и заварила морковный чай. Вдруг из репродуктора раздался голос Левитана. Все притихли, прислушиваясь к сообщению Совинформбюро, откуда стало известно, что на многих фронтах шли ожесточенные бои, и наши войска вынуждены были отступать. Тяжело вздохнув, Абид оглядел по очереди ребят и жену.
— Я получил повестку на фронт… Завтра в шесть утра мне нужно быть в военкомате, — сделав паузу, он остановил свой взгляд на Латифе. — Сынок, ты остаешься за старшего. Поэтому будешь работать в театре и учиться в вечерней школе. Я уже договорился и оформил документы… Теперь внимательно выслушай меня… Латиф, я вижу, что ты уже серьезно занялся искусством… Поэтому всегда будешь связан с большим коллективом со сложными взаимоотношениями, где нужно уметь проявить свой характер, принципиальность. Запомни три главных правила: первое, — то, что ты говоришь о человеке за глаза, ты должен уметь сказать ему это как в лицо, так и при народе. Второе, — если ты что-то делаешь, то нужно быть первым, либо делать это лучше других. И запомни последнее:  чтобы ты ни делал, ты должен это делать во имя идеи той культуры, в которой ты воспитывался. Пропагандировать культуру, которую ты несешь, и для которой служишь! – Абид, похлопав по плечу сына, обнял его и добавил. —  Береги маму и братьев…

Все годы войны Латиф  работал в театре актером, где исполнял роли мальчиков, пионеров и комсомольцев. Юный актер с концертными бригадами выезжал в госпитали, на призывные пункты, где он с большим чувством патриотизма  вдохновенно читал стихи перед раненными и отъезжающими на фронт бойцами. Уже после окончания войны юноша Латиф Файзиев в числе других актеров был награжден орденом «За доблестный труд». Помня последние слова отца, он полностью взял на себя заботу о матери и младших братьях…
Боль с сердце с новой силой пронзила грудь. В кабинет вошел  Фуркат. Поздоровавшись с  отцом, он спросил:
— Латиф Абидович, вам плохо? Может вызвать маму?
— Да-да, скорее…
 В свое время отец настоял на том, чтобы на работе сын называл его только по имени и отчеству.  Фуркат дал выпить холодной воды и осторожно вместе с ассистентом Шарифом положили его на стол.  Латиф Абидович закрыл глаза… и вдруг увидел молодого отца, так и не вернувшегося с фронта…
— Отец!.. – слабым голосом позвал он  Абида…
Как потом рассказывал друг отца Наби Рахимов Народный артист Узбекистана, прошедший с ним не мало военных дорог и сражавшийся с другом в жестоких боях против фашистов, Абид Файзиев нелепо погиб во время переправы через реку под Сталинградом в 1943 году…

Летом 1945 года в Ташкент приехала комиссия из Москвы, для набора студентов на режиссерский факультет во ВГИК. В актовом зале Ташкентского университета экзаменационная комиссия во главе с председателем Игорем Савченко прослушала и просмотрела несколько десятков молодых парней.  В широком коридоре университета было шумно. Те, которые уже прошли прослушивание, делились впечатлениями с ожидающими свою очередь абитуриентами. Вдруг Латиф услышал свою фамилию. Его сердце сильно забилось, он бросился к двери, глубоко вздохнул… и осторожно открыл дверь. В зале за столом сидели неизвестные ему люди из Москвы, маститые артисты и режиссеры из киностудии и ташкентских театров. Председатель улыбнувшись, спросил:  
— Молодой человек, сколько же вам лет, не рано ли вы пожаловали к нам?..
Латиф пожал плечами, посмотрел прямо в глаза, задавшему вопрос мужчине.
— Мне уже шестнадцать!.. Можно начинать?
Члены комиссии переглянулись, а председатель кинорежиссер Игорь Савченко серьезно сказал:
— Если вы готовы, то, пожалуй, мы вас послушаем…
Латиф прошел на середину зала, поставил рядом с собой стул и уверенно сказал:
— Я прочитаю стихи Шейхзаде  «За что борьба», — в наступившей тишине слова юноши звучали взволнованно и искренно.

«Мы будем помнить истину одну:
«Коль хочешь мира, выиграй войну».
За право жизни мы борьбу ведем,
За все, что нашим создано трудом!»…

Перед глазами Латифа поочередно представали раненные бойцы в госпиталях, улыбающийся отец с прощальным жестом руки, переправа на реке под Сталинградом с сотнями тонущих солдат, одинокая мать с грустными глазами и младшие братья, играющие в «лянгу».
Так шестнадцатилетний Латиф Файзиев единогласным решением экзаменационной комиссии был принят на режиссерский факультет курса Игоря Савченко во ВГИК. На курсе собрались студенты со всего Советского Союза, которые через некоторое время своими талантливыми фильмами внесли достойный вклад в сокровищницу мирового киноискусства. Среди них были такие известные режиссеры как Николай Озеров, Александр Алов и Владимир Наумов, Сергей Параджанов, и Латиф Файзиев, оказавшийся единственным представителем из солнечного Узбекистана. Руководитель мастерской Игорь Савченко  в качестве практики  внедрял своих подопечных в съемочный период своих фильмов. По этой причине Латиф, работая ассистентом режиссера на картинах «Третий удар» и «Тарас Шевченко», сыграл там небольшие роли. Тогда же практиканты-ассистенты, порекомендовали главному режиссеру неизвестного молодого артиста Сергея Бондарчука на роль украинского поэта Тараса Шевченко. На что мастер шутя, пригрозил студентам:
— Если этот парень мне не понравится, то зачета вам не видать как собственных ушей!
Кинопробы прошли благополучно, и мастер утвердил С. Бондарчука на главную роль. Когда материал был практически отснят, внезапная смерть Игоря Савченко остановила процесс работы. И тогда четыре любимых студента А. Алов и В. Наумов, С. Параджанов и Л. Файзиев достойно завершили работу  режиссера. Дипломной работой начинающего кинорежиссера стала лента по мотивам рассказа Олеся Гончара «Никита Братусь», снятая 1951 году на киевской студии художественных фильмов.

За годы учебы и работы в Москве Латиф женился на русской девушке Тамаре Улановой. В 1953 году у них родился сын Тимур. Все бы было ничего, но когда через три года встал вопрос о переезде семьи в Ташкент, то Тамара категорически отказалась. Латиф метался между матерью и братьями, оставшимися на родине, и женой с маленьким сыном в Москве. Женщине  тоже не хотелось покидать родные края ради жизни в чужом  и неизвестном ей городе. Он не стал спорить. Брак с Тамарой мирно распался и Латиф вернулся в Ташкент. Все последующие годы он никогда не терял связь с  Тамарой  и сыном. Тимур Файзиев стал солистом балета музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко. Исполнял там главные партии в балетах «Эсмиральда», «Лебединое озеро», «Ромео и Джульетта» и других. Как и многие артисты балета ушел на пенсию в 37 лет. Но затем создал балетную труппу «Российские звезды», с которой гастролирует по городам мира.    
В послевоенные годы узбекское кино переживало кризис. Начиная с 1948 года, студия художественных фильмов почти бездействовала. Когда в 1952 году появилась возможность снимать кино, то в портфеле студии не было сценариев. Чтобы как-то ликвидировать, так называемый «сценарный голод», руководство студии в срочном порядке привлекло писателей, поэтов и драматургов Уйгуна, Т. Тулу, М. Шевердина и других к написанию  сценариев. В 50-ые годы в узбекском кино переложение прозы в инсценировку было сделано впервые. Поэтому, не случайно в 1953 году одним из первых фильмов этого периода стала картина-экранизация по спектаклю театра им. Хамзы «Бай и батрак». Вчерашний студент Латиф Файзиев работал с именитыми актерами: Марией Кузнецовой, Абидом, Джалиловым, Шукуром Бурхановым, Сарой Ишантураевой, и другими. В последствии подлинная история, рассказанная актрисой Марией Кузнецовой о зарождении национального театра Узбекистана в трудные двадцатые годы, легла в основу фильма Латифа Файзиева «Наташа-ханум», снятого им в 1966 году.         

Время, когда Латиф Файзиев плодотворно начинал работать в кино, совпало с необходимостью снимать фильмы в жанре историко-революцинонной тематики. И в его творческой биографии в 1954 году появилась лента «Крушение эмирата», снятая совместно с режиссером В. Басовым по сценарию В. Крепса. Это страстный рассказ о классовой борьбе, с масштабными  батальными сценами, героями из народа и историческими личностями: бухарским эмиром  Саидом Алиханом, М. Фрунзе, Ю. Ахунбабаевым, В. Куйбышевым. В фильме были заняты звезды российского и узбекского кино это Г. Юматов и Ш. Бурханов, Е. Самойлов и Р. Хамраев, А. Бакиров и С. Деванов, Р. Макагонова и Н. Атауллаева…

В 1956 году Латиф Файзиев, снял фильм по мотивам популярного романа Айбека «Священная кровь», сценарий которого написал сам.  Работая над сценарием, режиссер преследовал свою собственную творческую цель. Совместная работа с оператором А. Панном, художником В. Синиченко, композитором Д. Закировым и прекрасным актерским составом А. Ходжаевым, Х. Латиповым, Х. Умаровым, С. Девановым и Р. Мадрахимовой дала хороший результат. Фильм «Священная кровь» стал первой самостоятельной работой молодого Л. Файзиева, где он показал незаурядные способности, как режиссера, так и сценариста…
Вдруг, впавший в тяжелую дрему, после принятой таблетки Файзиев, услышал родной знакомый женский голос, который мог узнать из тысячи.
— Где Латиф Абидович, что с ним?.. Опять сердце? Скорая приехала?
В кабинет вбежала Света, на ходу она надела фонендоскоп и прильнула к груди мужа. Латиф почувствовал взволнованное дыхание жены и немного успокоился.
— Раз моя жена рядом, значит, все будет хорошо… — подумал он и с улыбкой вспомнил то счастливое время их знакомства… 
Давняя дружба  Латифа с классиком узбекской литературы, мастером комедии А. Каххаром, автором повести «Синчалак»  («Птичка-невеличка») побудила  режиссера к ее экранизации. Долго шла подготовка к съемочному периоду. На роль председателя колхоза был утвержден Ш. Бурханов. Но найти молодую актрису на роль Саиды — милой девушки со строптивым характером было довольно трудно. Ассистенты ходили по многим институтам в поисках претенденток на главную героиню. Абдулла Каххар обязательно присутствовал при  фотопробах. В один из дней ассистент привел в кабинет режиссера несколько симпатичных девушек. Все они было как на подбор невысокого роста, хрупкие с большими черными глазами. Латиф расспрашивал девушек о семье, учебе, а Каххар, слушая, с улыбкой наблюдал за ними. После фотосъемок автор и режиссер сели обсуждать кандидатуры.
— Да, Латиф, среди такого букета трудно выбрать лучший цветок.
— Вы правы Абдулла ака! Вот кинопробы то и выявят актерское мастерство, органику каждой девушки. Я и сам сейчас не могу определить, кто мне больше нравится…
— Не знаю, кому выпадет счастливый билет героини, но… — А. Каххар многозначительно выдержал паузу. – Думаю, на одну из девушек ты должен особо обратить внимание в плане «душевном», – он хитро посмотрел на Латифа, — Давай, соображай!
— Неужели мы думаем об одной и той же? Это та, которая стояла с краю у двери, с большими лучистыми глазами, студентка ТашМи?
— Молодец, правильно мыслишь!
После кинопроб были утверждены кандидатуры двух девушек с одинаковым именем – Светлана. Режиссер на роль Саиды выбрал Светлану Ганиеву – студентку Среднеазиатского университета. А студентка ТашМи Светлана Ахмедова стала невестой Латифа Файзиева.
 В 1960 году они сыграли веселую свадьбу, где вопреки восточным обычаям невеста сидела рядом с женихом в фате и открытым лицом. Наступили будни. Учеба Светланы в медицинском институте, занятия дома забирали много времени. Мать Латифа Ходжар-ая с пониманием относилась к молодой невестке и во всем помогала ей. Во все поездки Латиф брал с собой жену. В 1961 году они поехали на Международный московский кинофестиваль, где Латиф познакомил своих друзей с женой, которая была в положении. Все с нежностью относились и опекали молодую женщину. Осенью Светлана родила сына, которого назвали Абидом в память о дедушке. Через два года в 1963 году Файзиевы опять поехали  в Москву на кинофестиваль. И снова при встрече друзья увидели, что Светлана в интересном положении. И тогда кто-то из них пошутил:
— Латиф, каждый фестиваль ты отмечаешь ребенком!
В этот год творческая группа готовилась к съемкам фильма по сценарию М. Шейхзаде  «Звезда Улугбека».  Л. Файзиев с автором поехал в Москву для утверждения сценария.  А в Ташкенте в это время у Светланы родился второй ребенок. Коллектив киностудии отправил счастливому отцу поздравление с рождением  сына Улугбека, назвав его в честь имени великого астронома.  Сам факт рождения детей как бы открыл новую грань в жизни Латифа. Теперь он почувствовал большую ответственность за малышей, жену. Светлана по профессии врач-педиатр своей заботой о детях, искренней любовью, мягким характером и скромностью, как бы уравновешивала, требовательного в работе, увлеченного творчеством мужа. В воспитании он придерживался строгих правил, по традиции перешедшей от родителей. При внешней строгости Латиф искренне радовался каждому шагу, первому выросшему зубу и произнесенному слову ребенка. Из далеких поездок он писал домой нежные трогательные письма, интересуясь здоровьем детей, и каждый раз объяснялся в любви жене. Каждый день рождения  Светланы он старался быть в Ташкенте. И даже в его отсутствие  с раннего утра весь дом был украшен белоснежными  ромашками…
Когда Латиф Абидович очнулся, то понял, что едет в машине «Скорой помощи».  Рядом сидела Света, держа его за руку.  Он с благодарностью посмотрел на жену…
— Ты моя птичка-невеличка… счастье мое… –  успел  прошептать он, и снова почувствовал резкую боль в груди. – Сколько же это может продолжаться? – подумал он про себя…  Глядя в приоткрытую занавеску окна машины   Латиф вспомнил как  вез жену с такой же тревожной сиреной на «Скорой помощи» в род дом…           
В 1968 году в дружной семье Файзиевых появился третий сын Фуркат. Отец немного расстроился, потому что надеялся, что на этот раз будет желанная девочка, но судьба распорядилась иначе и преподнесла ему третьего сына. Со временем он смирился, а потом решил, что с тремя сыновьями мужчине легче справиться. А девочка – это дело тонкое. И никогда больше об этом не жалел. Как раз в это время Латиф  снимал картину «Сыны отечества» по сценарию С. Азимова и Н. Рожкова. Режиссер назвал свою работу – фильмом-набатом, предостерегающим и призывающим народы к борьбе за мир. В фильме участвовали известные актеры: Ш. Бурханов, З. Мухамеджанов, Л. Хитяева, В. Коренев.
Позже когда семья поселилась в большом двухэтажном коттедже, работа по дому, по хозяйству, посадка цветочных клумб и деревьев  в большом дворе, забота о собаке — за все это отвечали подросших трое сыновей. А Свете пришлось несколько лет заниматься детьми, их здоровьем, учебой. Глава семьи прекрасно ориентировался в настроении детей и мог в нужный момент посоветовать прочитать ту или иную книгу. Традиционно вечерами  после ужина ребята рассказывали родителям о своих проблемах, которые потом сообща решали всей семьей. Именно дома Латиф мог расслабиться, отдохнуть в обществе  близких людей не только по родству, но и по духу. Он часто повторял,  что его дом,  это крепость, в которой живет прекрасная  семья. И эта семья для него является хорошим тылом.
Дома в свободное время отец поднимался на второй этаж, где в большом кабинете в окружении книжных стеллажей и сувениров, привезенных им из разных стран,  читал, размышлял.  Когда  у него возникала идея нового проекта,  он обзванивал друзей, коллег, посвящая их в свои планы.  И даже в те годы, когда Латиф Файзиев не имел возможности снимать кино, и был в материальном затруднении, его не оставляло  жизнелюбие. Он много читал, делал наброски к сценариям. В его творческом багаже были, документальные фильмы «Фестиваль-76», «Декамерон», «Живые страницы из альбома» и другие,  снятые не только на узбекской Кинохронике, но совместно с «Таджикфильмом».        

…Сейчас  Светлана надеялась, что может все обойдется, как в 1980 году.  Нужно только быстрее доехать до стационара…  Два часа врачи реаниматологи бились за жизнь больного… Но  21 октября 1994 года сердце  Латифа Файзиева не выдержав борьбы,  остановилось…
Любимым городом Латифа Файзиева был Самарканд. Он гордился и восхищался архитектурными памятниками, знал хорошо  культуру Востока и поклонялся людям, когда-то жившим здесь, которые  творили историю, этого чудесного края. Поэтому перед съемками фильма Латиф Файзиев обязательно выезжал с семьей в Самарканд поклониться этим святыням. Он был великолепным гидом. По дороге они всегда останавливались в Шахризябсе у большой чинары с вековой  легендой, которую отец рассказывал детям. Он мечтал когда-нибудь посадить чинары во дворе. Позже он все-таки осуществил свою мечту…

Творчество режиссера Латифа Файзиева ярко и многогранно высветило целый пласт киноискусства в узбекском кинематографе. Каждый  его фильм был оригинальным в своем жанре. Киноленты Латифа Файзиева «Крушение эмирата», «Священная кровь», «Звезда Улугбека», «Синчалак» («Птичка-невеличка»), «Сыны отечества», «Легенда старой крепости», «Ожившие миниатюры», «Али Баба и сорок разбойников», «Охотник»  по праву вошли в сокровищницу художественной культуры Узбекистана.

© Мастура Исхакова. Автор использовали фото и архивные материалы семьи Л. Файзиева.

13 комментариев

  • tanita:

    ох… режиссер был хороший, человек был хороший, и хорошо, что его помнят. Мастуре — спасибо.

      [Цитировать]

  • Эдикутхан:

    Очень содержательная статья.Большое спасибо автору г-же Мастуре Исхаковой.Прекрасна семья Латифа Файзиева.Желаю долгих лет жизни Свете-апе,ее сыновьям.С любовью из Турции Эдикутхан.

      [Цитировать]

  • Ефим Соломонович:

    Отличная статья о режиссере Л.Файзиеве и его творчестве. Спасибо!

      [Цитировать]

  • lvt:

    А мне нравился фильм Файзиева «Родившийся в грозу»(«Наташа — Ханум») . Вообще,талантливая семья. Заметьте, вопреки народному предрассудку, природа не отдыхает ни на детях, ни на внуках.

      [Цитировать]

    • tanita:

      В «Али-бабе» играл Ролан быков Атамана разбойников А насчет природы — неправда это все. Вспомним Андрея Миронова хотя бы…

        [Цитировать]

      • OL:

        В фильме Басова и Файзиева»Крушение эмирата»-1955г-речь идет о Востросаблине-надо пересмотреть этот фильм-все думала откуда знакома мне его фамилия!

          [Цитировать]

        • OL:

          Просмотрела фильм «Крушение эмирата»-замечательный фильм! Надо будет и другие фильмы Файзиева найти и посмотреть.Спасибо Вам Мастура,напомнили нам всем о таком необыкновенном человеке !

            [Цитировать]

  • Art68:

    в октябре 1980 года мы были с экскурсией на Узбекфильме..во дворе киностудии еще были «целы» декорации базара и «волшебного»водопада(это была вышка, сверху бак с водой, а все остальное сделано из папье-маше -))))валялись большие огромные кувшины …

      [Цитировать]

  • jaho:

    Оллох рахматига олган булсин!

      [Цитировать]

  • Мастура:

    «В «Али-бабе» играл Ролан быков Атамана разбойников А насчет природы — неправда это все. Вспомним Андрея Миронова хотя бы…» Не поняла взаимосвязи этой фразы со статьей.

      [Цитировать]

  • lvt:

    Мастура! Спасибо! Это даже не статья, а целый сценарий в духе Бергмана.

      [Цитировать]

  • Гульнара:

    Мастура! Спасибо, что помните!!!!

      [Цитировать]

  • Anna:

    Очень жалко, что прочитала статью только сегодня спустя 5 лет как она вышла, но слава Богу, что увидела эту статью хотябы сейчас. Бесподобно написано о Необыкновенно замечательном человеке и его замечательной семье!!!.
    Вечная и светлая Память Латифу Абидовичу, а тете Свете жить до 120-ти в полном здравии.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.