Большой секрет для маленькой компании История

Знаете, как назывался Байконур до того, как его рассекретили? «Ташкент-50»!!!

Только сегодня узнал на старте Международной аэрокосмической школы.

Пока между нами… вдруг еще гриф не сняли?

11 комментариев

  • Виктор Арведович Ивонин:

    Выходит я до сих пор засекречен. У меня Ташкент-52

      [Цитировать]

  • Марк Фукс, Израиль:

    Байконур = Тюра-Там = Ташкент 90
    (см.,например: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B0%D0%B9%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%83%D1%80_(%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B4)
    М.Ф.

      [Цитировать]

  • Марк Фукс, Израиль:

    Уточнение
    Байконур = Тюра-Там = Ташкент 90 = Ленинск 3
    (см.,например: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B0%D0%B9%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%83%D1%80_(%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B4)
    М.Ф.

      [Цитировать]

  • Зурико:

    БАЙКОНУР — ЭТО БЫВШИЙ ТАШКЕНТ-50
    28.02.2005 г. Шахабутдин Зайнутдинов
    ТАШКЕНТ, ВЕСТИ. Сегодня с Байконура стартует грузовой корабль «Прогресс-М-52» — он «повезет» очередную партию научных приборов, топливо, воду, продукты питания и письма для десятой длительной экспедиции Международной космической станции (МКС). Принять участие в проводах приглашена группа узбекистанцев — бывших воинов-артиллеристов и ракетчиков, связистов и испытателей, строителей и монтажников, которые 50 лет назад закладывали фундамент посреди выжженной, безводной казахской степи легендарный космодром. Так начинаются торжества по случаю золотого юбилея знаменитого города ракетчиков и космопроходцев, куда весь нынешний год будут съезжаться активисты Межрегионального совета ветеранов Байконура (МСВБ) — общественного объединения, созданного 10 лет назад и преследующего благородные цели: содействовать развитию космонавтики, аэрокосмическому образованию подрастающего поколения, оказывать социальную поддержку всем тем, кто здесь долго служил и работал, а ныне — на заслуженном отдыхе и живет на постсоветском пространстве. Ведь каждая республика, входившая в прежний Союз, включая Узбекистан, внесла свой вклад в рождение Байконура, ставшего местом звездных стартов для представителей разных стран и континентов.
    По воспоминаниям академика Владимира Бармина (некогда «засекреченный» человек, который являлся главным конструктором КБ наземного испытательного комплекса и стартовых систем), ещё в начале 50-х годов прошлого столетия встал вопрос о полигоне для запуска межконтинентальных ракет: обсуждались три возможные географические точки. Первым местом предлагался Дагестан с падением отработанных ступеней в Каспий, вторым — Мордовия с предполагаемой вырубкой больших лесных угодий и третьим — Казахстан. В итоге выбрали третий вариант, самый худший с точки зрения климатических условий и отдаленности от цивилизации. Плюс из соображений секретности.
    Любопытно, что в первоначальных документах изыскателей и проектировщиков будущий космодром, а на военном языке — Научно-исследовательский и испытательный полигон № 5 (НИИП-5), — значился как Ташкент-50. Почему? Остается лишь догадываться. В узбекской столице располагался штаб тогдашнего Туркестанского военного округа, куда входили территории пяти республик, в том числе и Казахстана. Может, сыграло роль это обстоятельство. Кроме того, по соседству проходили трассы железных и автодорог, радиорелейных линий Ташкент-Москва. К этому добавим, что еще до закладки космодрома в Ташкенте сформировали крупную базу по снабжению продовольствием и различными стройматериалами. На местных заводах разместили заказы по изготовлению особых марок цемента, который использовался для железобетонных конструкций стартовых площадок ракет. Свою роль на заре космонавтики сыграл и Ташкентский авиазавод им. В. П. Чкалова. Из выпускавшихся в его цехах самолетов Ли-2 и пилотов военно-транспортной авиации ТуркВО был сформирован первый авиаотряд, который базировался в космопорте и обслуживал различные его службы. Недаром на одной из площадей в жилой части Байконура старый и добрый небесный трудяга водружен на постамент. Причём по соседству с громадинами-ракетоносителями, которые выводили на орбиту искусственные спутники Земли и первых космонавтов.
    В строительстве и эксплуатации первых стартовых позиций участвовали бывалые фронтовики из числа военных строителей, инженеров и артиллеристов. Пионерный десант специалистов, который был сюда направлен с Семипалатинского полигона, высадился на станции Тюра-Там, рядом с которой закладывался город и космодром. Причем, это было еще в начале января 1955 года, а правительственное постановление о создании НИИП-5 Минобороны СССР, то есть будущего Байконура, было официально подписано спустя 40 дней. Первым начальником строительства стал генерал-майор Георгий Шубников. Он в годы войны сооружал мосты и дороги, затем руководил возведением памятника Воину-освободителю в берлинском Трептов-Парке и укрепрайонов в Средней Азии. Так что Георгий Максимович пригласил на новый для него объект лучших из лучших специалистов, в том числе и из Узбекистана.
    Нередко бывал в нашей республики по делам службы, касающейся полигона в казахстанской степи, Главный маршал артиллерии Митрофан Неделин, ставший в 1959 году первым главкомом ракетных войск стратегического назначения. До этого он руководил созданием космодрома. Его первая очередь вступила в строй уже к 9 мая 1957 года, а через пять месяцев отсюда запустили в космос первый в мире искусственный спутник Земли, а затем и первого человека.
    Названия Байконур появилось опять-таки из соображений секретности. После исторического полета Юрия Гагарина надо было его официально зарегистрировать в Международной авиационной федерации (FAI), назвав место старта. Станция Тюра-Там и выросший рядом стотысячный город Ленинск, тем более сам полигон считались большим секретом. Даже протекающая по близости Сыр-Дарья именовалась абстрактной Рекой. Долго сопротивлялась тогдашняя военная цензура, пока кто-то из высших руководителей (говорят, сам Н. Хрущев) не ткнул пальцем в карту Казахстана — на безвестный тогда аул Байконур, расположенный от старта по прямой за 400 километров. Примерно там падали отработанные ступени ракет. Словом, волей случая и казусов истории глухой аул стал знаменит на всю планету. Лишь 10 лет назад город-космодром официально получил название Байконур.
    За последние полтора десятка лет этот город стал в придачу еще туристическим центром. Едут сюда с разных концов света, особенно в дни стартов космических кораблей — пилотируемых и грузовых. Примечательно, что в Байконуре, взятом Россией у Казахстана в долгосрочную аренду, действуют филиал Московского авиационного института и Международная космическая школа имени академика В. Челомея. Последняя открыта Министерством образования РФ пятнадцать лет назад, учатся в ней 700 человек — с пятого по одиннадцатый классы на платной основе (ежемесячно от 350-400 рублей). Наряду с общеобразовательными предметами есть спецкурсы, связанные с разными небесными науками и профессиями. С этой школой наладил партнерские связи Международный молодежный аэрокосмический фонд, основанный 5 лет назад узбекским академиком Шавкатом Вахидовым. Делегация юных байконурцев нынешним летом собирается в гости в Ташкент, а узбекистанские ребята — курсанты Международной аэрокосмической школы готовятся к поездке на космодром. А ташкентская фирма «Эльдорадо-тур» намерена сформировать первую группу туристов, которым предстоит присутствовать на очередном космическом старте с Байконура, который некогда именовался Ташкентом-50.

    источник: http://vesti.uz/rusworld//article/597

      [Цитировать]

  • Марк Фукс, Израиль:

    Если уж быть точным и пунктуальным, То:
    Тюра-Там = Кзыл-Орда-50 = Ташкент-90 = Байконур = Ленинск-3 = Байконур.

      [Цитировать]

  • lvt:

    Надо же и туда нас занесло! К славным победам на космическом фронте наши гастроли отношения не имели. Просто Ленинск-Байконур был довольно популярной гастрольной точкой. Дело было в году 89-90, летом. До этого наш драматический театр синим пламенем «горел» в гостеприимном Джамбуле и надо бы немедленно возвращаться восвояси, но нас забросили в Ленинск, в закрытую зону, после чего администраторы растворились на просторах нашей родины навсегда. Тогдашний Тюра-Там — приземистый казахский посёлок, каких много было. Дальше поездка в сопровождении военных за колючую проволоку. В пустыне обнаружился чистый интеллигентный городок, где театр любили, на спектакли ходили с удовольствием. На центральной площади стоял большой кирпичный Дом офицеров, с хорошей сценой, большим залом, вообще построен в духе сталинской архитектуры, но без противных излишеств. И это было единственное место в городе, пригодное для человеческого организма. Сказать, что там плохой климат -значит не сказать ничего. Мы жили в бетонной гостинице на пятом этаже. Раскалённое солнце вылезало из-за штаба, расположенного напротив, и до поздней ночи не уходило из наших конурок. А была ли ночь? Мы залезали в душ, завернувшись в простыню, а потом ещё минут 20 можно было находиться в таком мокром одеянии в номере, но ткань мигом высыхала и пытка продолжалась. По городу стояло много кондиционеров, даже в военных общежитиях(или казармах?), но в треклятой гостинице их имелось в наличии только два на «генеральском» этаже в люксах. А мы там не жили. Нас сразу предупредили, что в Сыр-Дарью соваться нельзя из-за гепатита. За Домом офицеров находился ледяной минеральный источник. Местные «светлые умы» вставили в скважину трубу с трубками. Получилась замечательная водная карусель. А вокруг раскалённый ад. В саду возле Дома Офицеров росли невысокие деревья с маленькими листьями. Тени не было, как и на центральной улице, которую называли Арбатом. Там, вообще, много было москвичей. А вот местное население только-только появилось на улицах Ленинска в качестве технического персонала в бытовой сфере. А ведь были ещё и воинские лагеря вне горда, куда ездили с выездными спектаклями. Солдаты там жили в вагончиках. Мне посчастливилось туда не попасть. Не смотря на туркестанское происхождение, я чуть не «сыграла в ящик» от испепеляющего солнца.Даже на экскурсию поехать не смогла. А муж мой съездил на Гагаринскую площадку, побывал в домике Королёва. Утром я доползала до «шестиструя», потом ныряла в прохладное здание Дома офицеров и уходила только после конца спектакля. Была свидетелем уникального природного явления-летнего дождя! Я подняла голову и увидала крупные капли, летящие с неба. Я посмотрела вниз, возле ног в пыли образовывались сами собой маленькие кратеры. А меня не коснулась ни одна капля! Интеллигентный город, где тогда во всём царили порядок и чистота, был гостеприимен и терпим. И на вечерних, и на утренних спектаклях -аншлаги! Успех огромный! Билеты зрители покупали сами, через кассу. Долго мы жили в гостинице под честное слово, всё ждали, что деньги переведут на счёт. И нас никто не выставил. Потом труппа поняла, что надеяться не на кого и …Стали использовать выручку из кассы. В советское время это считалось ужасным преступлением. Но что было делать? Последние испытание- отъезд. Билеты оттуда покупались только внутри города по предварительным заказам. Командование нам не помогло. Наверное, мы им сильно надоели со своими проблемами. Кое -кто забрался в большой самолёт красноярских учёных. Но туда пассажиров взяли только по весу. Наша группа добралась до Арыси. Оттуда мы втискивались в переполненные ташкентские поезда, идущие в Россию. Слава Богу, проводники подсаживали за умеренную плату и нам по дороге удалось подобрать на третью полку нашего завпоста, который без денег и документов слонялся по джамбульскому перрону. Но это уже совсем другая история. Да!!! Снабжение в Ленинске было замечательное. Что-то, правда, продавали только по прописке. Сгущённое молоко из гостиничного буфета все мы посылками отправляли родным и близким! Запаслись приличной косметикой и бельём, даже шубку сынишке «добыли». А вот водка там была ужасным дефицитом. Продавалась только в одном магазине. В самое пекло стояли страшенные очереди.

      [Цитировать]

  • Урикзор:

    С 1965 г. это территория СредазВО, штаб в Алма-Ате.

      [Цитировать]

  • Константин ташкентский:

    Какая разница — 50 или 90? В 1979 году, с НПО «Восток» оборудование отправляли по адресу «Ташкент, 90»., это к тому, что это был реальный адрес. А, для современной молодежи какая разница? «Ташкент, 50» смотрится красивее и проще запоминается. Важно, что название и цифры вызывают некоторую непонятность и появляется определенная романтичность. То, что написала lvt, это еще нормально. В 1976 году нас «рванули» из западной Белоруссии на полигон «Капьяры» (Капустин Яз, что рядом со Знаменском, в Астраханской области) своим ходом. С марша, после трех бессонных ночей, произвели штатный пуск по Камчатке. Три часа посидели под замком, потом покормили, свернулись и обратно. Ну и еще три дня без сна. Вот где был кошмар.

      [Цитировать]

  • tamtam:

    ключевое слово «Байконур» напомнило:

    Молодой энергичный экскурсовод раздобыл » индивидуала » — это, как правило, новые русские, которым западло шествовать по маршруту с группой — и бодро ведет его по памятным местам: Иерусалим, как известно, — город трех религий.
    — Вот здесь, — говорит, — Иисус был распят и вознесся на небо…А вот тут вознеслась на небо Богородица… А там — пророк Магомет, оттолкнувшись от скалы, вознесся на небо так же, как за много веков до него вознесся на небо пророк Илия…
    «Индивидуал» слушает, слушает, таращится вокруг и вдруг говорит:
    — Ну, у вас тут Байконур, блин!
    *
    Дина Рубина

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.