Ташкентская весна 42-го Tашкентцы Искусство

Тифозный вокзал и восточный базар. Фаина Раневская меняет чай на хлеб. Анна Ахматова в старорежимном, до пят, концертном платье среди гимнастерок советских писателей под ропот скандализированной публики читает » Сероглазого короля «- и кажется вечность летит строка…

А в палисадниках серебрится сирень, и мы, мальчики, девочки — » поэты круглого стола » ловим дальние отзвуки Серебряного века, долетевшие непонятным образом через фронты, революции, репрессии и соблазны социалистического реализма.

Уходят маршевые роты, пьют чай невозмутимые узбеки и «отоваривают» свои карточки уцелевшие основатели акмеизма: Ахматова ,неправдоподобный Сергей Городецкий. И рядом с Анной Андревной всегда «Мандельштама «- Надежда Яковлевна Мандельштам.

Отсветы их рассвета на наших лицах….

 


…Есть в сердце Средней Азии чертог.
Кто видел, тот забыть его не смог.

Нет, он не стар — как новолунье юн.
В нем воздух полон вечной думой струн,

дыханьем песен, ропотом стихов,
сверканьем в пляске взвихренных шелков,

и если кто не знал, то знай, что он
из легких кружев каменных сплетен.

Таким явился он тебе и мне,
театр в Ташкенте, в золотой стране….

 

Отсюда

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.