Про соседей Искусство

Александр КОЛМОГОРОВ
                                
(Рассказ)

Было время!
Было счастье!
Утром, днем, вечером, на пыльной улице, на заснеженной улице, на залитой лужами улице, мы, пацаны, гоняли в футбол!
Мы могли делать это бесконечно! До одури, до темноты, до угрожающих криков взрослых:
— Если ты, паразит, сейчас же не придешь домой!..       
                 Мы всегда были на улице. И поэтому знали о ней и наших соседях всё.
        Мы знали, в какое время придут молочницы, когда приедет керосинщик, а когда старьёвщик. Когда инвалид войны дядя Юлдаш развезет на своей бричке уголь и станет угощать нас конфетами, карамельками-подушечками, перемешанными с махоркой. Знали, что рано или поздно забредет на нашу улицу неизвестно откуда Сёма-дурачок со своей балалайкой.

Сёма-дурачок…
Он принадлежал всем улицам.
И все улицы принадлежали ему.
Мы, мальчишки, относились к существованию Сёмы с веселым любопытством. С его круглого монголоидного лица не сходила улыбка. То искренняя, до ушей, то смущенная, испуганная, если кто-то кричал на него или пугал его.
Ему можно было дать  и 25, и 40 лет.
В любую погоду Сёма ходил в тельняшке, пиджаке и разноцветной шапочке, похожей на тюбетейку. Такой, как у писателя Горького на фотографии в учебнике.

        Репертуар у Сёмы был обширный, заёмный и путанный.
Пел он шепеляво, но вдохновенно: перевирая слова, связывая на ходу обрывки разных фраз и мелодий, дополняя их своими озарениями. Словом, доводил песни до ума. До своего незлого, свободного от сомнений ума.
Сёма перемещался в пространстве семенящими шажками.
Всегда неожиданно, словно вспомнив о чем-то, он вдруг останавливался и начинал петь.
       
Как всякий дурачок, он был доверчив.
Взрослые мужики иногда заводили Сёму в пивную у реки, возле бани и подпаивали. Для забавы они учили его частушкам с грязными словами. А потом гоготали, слушая, как он пел их под балалайку. Нам, мальчишкам, было жалко его. «Зачем его поить?! – думали мы. — Ведь он и так всегда такой улыбчивый, смешной, добрый…»
Неожиданно приходила какая-то пожилая сухонькая женщина. Она стыдила мужиков и уводила Сему.     

А в футбол мы играли всегда в одном и том же месте.
Между деревянным забором дома учительницы Афанасьевой и стеной дома соседей–узбеков Согдиевых, которые жили напротив. Именно в этом пространстве мы были в безопасности: взрослых этих домов наш футбол не раздражал.
Семья Согдиевых состояла из мужа и жены, их сына, подростка Ибрагима и двух его старших сестёр – Наргизы и Юлдуз. Соседи уважали Согдиевых за спокойный нрав, доброжелательность. А мы, пацаны, были счастливы от того, что во  дворе дома Согдиевых жил великан.
Великан! Гигант! Огромный тутовник!
Его крона нависала над всем двором, виноградниками и даже над переулком, разделявшим двор Согдиевых с двором соседнего дома. Когда тутовые ягоды созревали и, падая с дерева-великана, застилали белым ковром траву во дворе, мама Ибрагима выходила на улицу и звала нас:
        — Болалар! Дети! Идите ягоды кушать!..
        Под предводительством Ибрагима мы шли в его двор. Собирать, а вернее – поедать, пожирать до отвала эти нежные сочные ягоды.
        И надо же!
Именно в этом дворе, где росло необычное дерево, выросла и дочь наших соседей, красавица Наргиза.
        Красавица!
        Когда она выходила из дома, все – и взрослые, и дети — заглядывались на нее. Это была настоящая восточная принцесса!
Смутно помнятся черты лица Наргизы. Но не забыть ощущение, возникавшее при виде нее! Ощущение праздника, радости от того, что есть такая красота на свете! И чувство гордости от того, что эта красота живет рядом с нами, на нашей улице!.. 

Однажды Сёма забрел к нам на Набережную и увидел Наргизу.
Она выходила из своего переулка. Сёма остановился. Открыл рот. А потом поднял голову и стал рассматривать что-то вверху, на небе. Может, хотел понять, откуда спустилась на землю красавица, которую он только что поймал взглядом?
Сёма редко смотрел прямо перед собой. Чаще всего взгляд его был устремлен или вверх, к небу, или на землю, под ноги.
Когда Наргиза скрылась за поворотом, Сёма вдруг запел:

— Здравствуй, моя Мурка,
здравствуй, дорогая!..
Ты много-много радости
детискам принесла-а-а!.. 

 Он пел с такой нежностью и  радостью, каких в его голосе мы не слышали никогда.
Спел. Вздохнул. Скромно встал у входа в переулок возле фонарного столба. Стал ждать, когда небесной красоты девушка появится снова.
        Стоял он долго.
        Несколько раз в пылу футбольной борьбы мы налетали на Сёму. Несколько раз в беднягу попадал мяч.
Наконец кто-то крикнул:
— Сёма! Отойди в сторону! Чего ты тут встал?!
На что Сёма улыбнулся до ушей и сказал:
— Сёма здёт красивую девуску.
Мы остановили игру. Кто-то сказал:
— О! Видали? Это он Наргизу ждет!
Послышались веселые голоса:
— Ой! Сёмка в Наргизу влюбился!
        — Сёма! Иди домой! Она не скоро придет!

После встречи с Наргизой Сёма стал появляться на нашей улице каждый день.
Он становился обычно у входа в переулок и, задрав голову, разглядывал небо сквозь провода с птицами и ветви деревьев. Если ноги его затекали, он присаживался на корточки и наблюдал жизнь муравьев.
Мать Наргизы, обратившая внимание на необычного часового, выносила ему иногда яблоко или кисть винограда.
Никто не трогал, не гнал его.

Впрочем, нет!
Живодёр!
Вот кому не нравилось, что Сёма зачастил к нам.
Живодёром мы называли соседа, дом которого находился в самом начале нашей Набережной улицы. Вообще-то его звали дядя Петя. Он работал охранником пересыльной тюрьмы. Это был толстый мужчина с неожиданно маленькой головой. Жена Пети была очень похожа на него – фигурой и характером.   
Такого забора, как у них, мы не видели ни у кого! Высоченный! Из больших квадратов серой жести! А наверху —  несколько рядов колючей проволоки!
Как на «пересылке», в тюрьме.
Живодёр был единственным человеком на улице, который не возвращал залетавшие в его двор мячи. Он выносил мяч только для того, чтобы медленно, с садистским удовольствием, разрезать его ножом на наших глазах.
Такой подлянки не вытворял никто!
Ну, поворчат соседи, если мяч попадет на грядку с помидорами или цветами, и все равно возвращают его нам.
Мы объявили Живодёру войну!
Наша мальчишеская ненависть кипела!
Мы забрасывали ему во двор дохлых крыс, «взрывпакеты» — огромные газетные кульки с пылью. Из свинцовых пугачей, выменянных у старьевщика на бутылки, стреляли по его забору глиняными пулями, начиненными порохом. Писали на этом заборе мелом или обломком кирпича всякие смачные словечки.
Взрослые тоже терпеть не могли Петю. Поначалу они пытались хоть как-то вразумить его. Но он так на всех орал, с такими матюгами, что и взрослые плюнули, махнули на него рукой. Перестали здороваться с ним.
         
Любоваться красотой Наргизы нашей улице пришлось недолго.
Однажды осенью ее родители стали приглашать соседей на свадьбу. В их дворе вокруг тутового дерева расставили столы, за которые сели взрослые гости. Зазвучали рубабы, дойры.  На айване*, под занавешенными клетками с перепелками-беданами появился певец. Он был в розовой нейлоновой сорочке и темно-зеленой праздничной тюбетейке. Прикрыв от удовольствия глаза, он запел свадебную песню. Гости чинно пили из пиал водку, которую им разносили в чайниках незаметные помощники хозяев застолья.
        В углу двора, в стороне от взрослых, за двумя низкими столиками, сидела ребятня. На каждом столе стоял ляган с пловом, лежали лепешки. Ибрагим в белой рубашке ходил по-хозяйски от стола к столу. Показывал нам, как нужно есть плов руками. Старался быть важным и серьезным. Но когда щепотка риса рассыпалась у кого-то  из нас на стол или коленки, он не выдерживал и прыскал в кулак.
       
Жених увез Наргизу на белой «Волге».
И наша улица как-то сразу опустела, осиротела.

В тот день было особенно жарко.
Живодёр сидел в своей выцветшей шляпе под палящим солнцем, помахивал газетой «Правда», как веером, и ждал момента, когда же наш мяч отскочит к нему или перелетит через его забор, чтобы насладиться как следует нашим отчаянием и унижением.
Мы, футболисты, были в поту, в пыли и уже собирались на озеро в парк Шумилова, когда появился Сёма-дурачок.
Только тут мы вспомнили, что его давно не было видно.
Он похудел. При нем не было балалайки. Болел, что ли?

Своей шаркающей походкой он подошел к переулку,

* айван – терраса перед домом
ведущему к дому Согдиевых. Скромно встал у входа в него.
— Опять приперся? Иди отсюда, дурак! – крикнул Сёме Живодёр.
— Эй, дядя, не трогай его, — сказал Колька, самый старший из нас.
Живодёр побагровел.
        — Заткнись, шпана! Опять в колонию захотел?
        Колька, действительно только что вышедший из колонии, сплюнул себе под ноги.
        — Если б такой козел, как ты, мекал в нашей колонии, тебе бы там быстро рога пообломали.
        Живодёр так резко вскочил со своей табуретки, что опрокинул её, а его шляпа слетела с головы в пыль, скопившуюся возле забора.
        Колька со смехом отбежал подальше, на всякий случай подобрав увесистый камень.
        — Сучара! Мразь уголовная! — кричал Живодёр.
Двигаясь вперед, наблюдая за Колькой и его руками, он не заметил, как сблизился с Сёмой, столкнулся с ним.
— У, придурок! – заорал он. – Тебе что сказали? Вали отсюда!
Сёма сначала зажмурился от этого ора, заслонил голову руками. А потом улыбнулся и объяснил:
— Дядя, Сёма Наргизу здёт.
— Какой я тебе дядя, дурак?! Нету твоей Наргизы! Увезли ее… к  чертовой матери!
Живодёр так разозлился еще и потому, что он и его жена были, наверное, единственными людьми с нашей улицы, кого на свадьбу Наргизы не пригласили.
Сёма растерянно хлопал своими длинными ресницами.
— Нету Наргизы… Ай-я–яй… А сто теперь Сёме делать?
— Сто делать, сто делать! – злорадно передразнил его Живодёр. — Повеситься! Вот сто делать!..   
        Сёма задумался. Посмотрел на небо.
        — А-я-яй… Нету Наргизы…
        Повторяя эти слова, сокрушенно хлопая себя руками по бокам, Сёма зашаркал по нашей пыльной улице прочь.
        — Козел ты, Петя, — сказал Колька, — вонючий козёл.

        Никто не знает, что случилось потом.
Но с того дня на нашей улице Сёму–дурачка больше никто не видел.
И на других улицах тоже.
Во всем нашем Шумиловском городке его больше никто никогда не видел.
        Люди посудачили немного о нем. Пожали плечами.
И забыли.
       
        Было время!
Уплыло, как мячик по реке Кара-Су.
Укатилось, как стеклянный шарик под кровать.
Улетело, как пионерский галстук с бельевой веревки.
Разномастные дома на улице нашего детства однажды снесли. Со всеми их колодцами, садами, виноградниками, банями, курятниками, тандырами и прочими признаками человеческой жизни. Вдоль берега реки Кара-Су встали огромные коробки административных зданий метрополитена. 
И все мы – набережные, прибрежные люди, соседи —  растворились в нашем огромном Ташкенте.
        А потом — сквозняком по судьбам — рванул ветер перемен. Кое-кого из нас погнал он по всему миру, как листву с веток тутового дерева.

42 комментария

  • tanita:

    Спасибо, Александр душу ранит ваш рассказ. И такого дядю. Петю я тоже знала. НЕ поверите: работал он в колонии. И звали его… дядя Петя… должно быть, подобные ему размножаются клонированием. Он промышлял собачьими шапками, были тогда такие в моде. Стрелял на улице собак, снимал с них шкурыю. И с удовольствием рассказывал, как однажды не дострелил собаку, так оттащил ее в подвал и замотал голову в полиетиленовый пакет… чтобы лишнюю пулю не тратить. Только было это здесь, в Зеленограде, где как известно, имеется привилегированная колония. вот прочитала — и вспомнилось. То, что очень вспоминать не хочется. Но мне кажется, что сейчас эти дяди Пети размножаются с ужасающей скоростью. Времена поменялись. А люди?

      [Цитировать]

  • Геннадий:

    Интересно, этот переулок в Шумиловском городке не Бакинский проезд случайно?

      [Цитировать]

  • MUL:

    Чутье человека неподвластно ему!
    Оно от ПРИРОДЫ!
    Дело в том ,что еще не начав читать,я думал ,что рассказ заденет тему Шумка…
    Так и вышло…
    Моя бабушка жила на Лобачева, детство мое прошло в парке и на Военке…
    Бабушка (всем известная узбечка тетя Шура) продавала соленья в 70е-80е на Военке…
    Какой был городок, какая аура …
    Какие люди…
    Летний и зимний кинотеатры, речка,озеро…
    Мороженое ,пиво, пирожки…
    Сапожник с большими грустными глазами и ресницами длиннющими….

      [Цитировать]

  • АГ:

    С удовольствием читала о соседях АлександрЫ. С таким же удовольствием читаю про соседей АлександрА. Спасибо! У меня тоже был сосед-тюремщик (абсолютно приятный мужчина, не скрывающий груза тяжкого бремени) и сосед-дурачок Леша. …Тоже замуж звал… Конечно, не из-за неземной красоты, подобной красоте Наргизы. Скорее, из-за человеческого отношения…

      [Цитировать]

  • AK:

    У нас на квартале тоже был «блаженный». Как-то во время занятий легкой атлетикой на школьном стадионе он подошел к нашей учительнице, вынул из-за пазухи голубя и преподнес ей в знак любви. Разумные люди так не делают! :)

      [Цитировать]

  • LTZ:

    Я живу совсем в другом конце города,но все очень похоже.. У нас был злой дядя Митя, который рубил топором залетающие к нему в сад наши мячики и втихаря уничтожал дворовых кошек- собачек, жена его, баба Тоня, на Пасху всегда пекла куличи и угощала ими весь дом. ниже, на первом этаже жил бывший СМЕРШевец, в70-80х годах служивший в оперчасти Таштюрьмы, на досуге он выращивал обалденные цветы и яблоки.. и тутовник был!!, здоровенный, с белыми вкусными ягодами, а на дереве была подвешана большая погремушка с веревочкой, за которую надо было дергать, что бы майнушки не жрали ягоды. приходил к нам и юродивый, еще не очень старый узбек из соседней махалли, летом в полосатой пижаме, а зимой в чапане и малахае, рассказывали, что он сошел с ума когда после землетрясения на месте его дома с садом построили пятиэтажку.. кто сейчас поверит, что по проспекту Ленина ездила телега с керосиновой бочкой и мужик кричал в жестяной рупор..

      [Цитировать]

    • tanita:

      я поверю… у нас ездила сначала телега, потом машина.Очень долго ездила, пока газ не провели. а тогда началась совсем другая жизнь. О такой мы и не мечтали.

        [Цитировать]

  • Александр Колмогоров:

    Геннадий! Улица Набережная и её переулок — вымышленные названия, как и многое (и многие) в этом рассказе. Набережной называлась ещё до моего рождения улица Пай-Арыкская, на которой я жил, которую описал в рассказе. Её действительно снесли. На Бакинской, кстати мой брат жил, Скачков Юра, и многие одноклассники.
    MUL! Сапожника звали Аркадий, а его жену Роза. Будку для него мастерил мой дед. Они дружили. Жил дед на пересечении улиц Лобачовой и Мальковой, напротив базарчика. Малькова шла мимо кинотеатра «МИР» и упиралась в Красновосточную, где находился летний кинотеатр. Да! Аура была классная, незабываемая. Пишу цикл рассказов о нашей Шумке и её ауре.
    ВСЕМ! Спасибо большое за добрые, сердечные отклики, за то, что поделились типажами своих районов, своего детства!

      [Цитировать]

    • MUL:

      Точно !
      Сапожника звали дядя Аркаша!
      Он угощал меня конфетами -драже…
      Я приезжал с центра города либо на 5 автобусе до парка,либо на 72 до моста…
      И пока шел,любовался деревьями, домами …
      Мой дед(дядя Коля) был машинистом.
      Мы все узбеки, но всех детей деда называли на русский лад.
      Лёва( он живет в доме деда), Лида,Наташа,Нина, был дядя Умар.

      А в госпитале в те далекие времена в бассейне плавали красные и золотые рыбы.
      В озере ловил рыбок с братом на удочку и в банку.
      Ах много писать можно про Шумок!

        [Цитировать]

      • tanita:

        MUL, думаю очень много можно писать про любой район тогдашнего Ташкента: пишет же Ефим Соломонович про Кукчу, не просто пишет — поэмы! Я — больше про Малясова… Всем хочется поделиться воспоминаниями о родном районе. И это большое счастье, потому что пока мы живы — жив ТОТ Ташкент.

          [Цитировать]

  • lvt:

    Да, г-н Колмогоров! Акварель, стихотворения в прозе… Вы в своей стихии. Конечно, «дядяпетизм» в обществе — проблема, разговор о которой заведёт нас в такие дебри… НЕТ НИ ЗА ЧТО! Пусть звучит и звучит нежная мелодия Вашего рассказа. Ваша читательница.

      [Цитировать]

  • Владимир:

    Спасибо за рассказ. Я жил на улице Бакинской, первый класс учился в школе 86, потом переехали на Чиланзар, но на Бакинской остались жить дед с бабушкой и по выходным ездил к ним в гости. Очень хотелось бы почитать продолжение про Шумиловский городок. Запомнилось мне ещё интересное, на улице часто встречалась колоритная пара- мужчина под 2 метра рост и женщина маленького роста. Он батюшка . служил в церкви на 8 марта и матушка. Запомнилось бабуля рассказывала , что он во время войны был ранен и оказался во Франции , где его выходила француженка и после войны вдвоём вернулись в союз. Не знаю правда ли это, может что известно про эту историю.

      [Цитировать]

    • Art68:

      Владимир, это правда.
      Этого священника звали отец Виктор, умер в 1986 году, похоронен на Боткинском кладбище.Если свернуть на аллею, ведущую к часовне и духовному училищу- могила священника будет справа. Очень красивый был человек, знал несколько языков, дома разговаривали на французком языке.
      Жена его действительно была француженкой русского происхождения, которая спасла ему жизнь во время войны. Их дочь Татьяна работала переводчиком. После смерти вдова и дочь уехали во Францию.Во Франции они жили у кого то из православных прихожан, и после смерти хозяйки, домик остался им в наследство.
      вот и все что я знаю. Почему смотрели старушки косо в сторону матушки? Ну, на то они и старушки, чтоб судачить-))))Думаю, потому что ее внешний вид совсем не походил на вид православных матушек-жен священников. Характер был с норовом, одета по парижской моде. Внешне всегда выглядела как со страниц журнала мод.
      Моя бабушка и дед после войны поселились сначала за Карасу, «за баней», как тогда говорили-))), потом перехали в один из тупиков по ул. Малькова, перед самой ж/дорожной линией.
      в 2007 году пришлось побывать в Шумилова- очень удручающее зрелище, до слез. Нет той Шумиловки , осталаоь память, память детства…солнечные улицы, журчащие арыки с прохладой зелени по берегам, базарчик с мороженым, летний к/театр, озеро в парке..все это стало очень далеким в реале, но так близко, когда рассматриваешь старые фотографии ушедших близких…

        [Цитировать]

  • Александр Колмогоров:

    Владимир! Остался ли кто-нибудь из друзей или родных, кого можно было бы расспросить о людях, о которых вы упомянули, об этой французско-узбекской истории? Хоть какая-то зацепка есть? Может кто-то из посетителей сайта о них знает, слышал? Буду благодарен всем, кто откликнется.

      [Цитировать]

  • Геннадий:

    Уважаемый Александр! Замечательнейший рассказ! Очень надеюсь, что будут еще!

      [Цитировать]

  • Владимир:

    Французско-узбекской истории, как писал я не очень уверен что это правда. Расспросить можно было бы в церкви на улице 8 марта, о батюшке который служил там в 70 годы. Правда я был там как то и видел когда батюшка с матушкой пришли в храм и местные старушки целовали руку батюшке, а в сторону матушки смотрели как то косо, я тогда ещё подумал что это связано с тем что во Франции вера другая. Просто мне казалось что на этот сайт заходит много людей и кто то слышал что нибудь. Когда они шли по улице очень интересно смотрелись — он под два метра роста и он ниже, по грудь. Сейчас при этой церкви женский монастырь и как то разросся, а раньше была маленькая церковь. Уважаемый Александр очень надеюсь на продолжение рассказов о Шумиловском городке. Парк им. Шумилова раньше был довольно таки известен в городе, озеро было и рыба там была, атракционы детские и народу много гуляло.

      [Цитировать]

  • Владимир:

    Cпасибо за рассказ. Сразу вспоминил своё детство. В Шумиловском городке жили мои бабушка и дедушка, мамины родители и я очень часто летом жил у них, бегал с местными ребятами и купался в речке Кара Су. Мои дедушка и бабушка были из зажиточных крестьян, так называемые «кулаки» в 19-м году они уехали спасаясь от раскулачивания из Саратовской губернии и после долгих мытарств осели в Ташкенте. У них был свой дом и довольно большое хозяйство. Они ни одного дня за свою жизнь не работали на государство. На том самом базарчике в Шумилке, дед продавал различные поделки табуретки, скамейки, он был неплохой столяр, и разную шара — бару, те самые свинцовые наганы с глиняными патронамиа и т.п., а бабушка продавала яйца, молоко (когда корова у них была) так и жили. А я с родителями жил в центре, но очень часто по выходным мы с мамой садились на 5-й автобус и ехал в гости к бабушке с дедушкой.

      [Цитировать]

  • Александр Колмогоров:

    Art68! Спасибо огромное! Проясняется с французами — священниками! А вот с состоянием Шумиловского городка нашего, вынужден огорчить, после 2007-го стало ещё хуже. Я был там весной 2010-го. Целый день хотели снимать с кинодокументалистами историю нашего жилгородка. Я шёл от перекидного моста, рассказывал о каждой улице, о людях, а они снимали. Все поначалу ладилось, попадались знакомые, порадовало, что нашу тридцатую школу отремонтировали. Но когда дошли до парка — фильм тугады, кино кончилось! Парк разрушен полностью. Одна ограда. В озеро при мне машинами свозили и сбрасывали мусор. Комок к горлу подступил. Больше ни слова не мог сказать. Прошли к реке. Баня заколочена. Вдоль реки везде мусор. Перила на мосту словно вырваны из бетона… Ну ладно, для нас с вами это — улицы и места нашего детства. А что это для города? Для столицы страны что? Я пишу об этом не со злорадством, с болью. Это для меня самый близкий, самый святой кусок земли в мире. Много разговоров про возрождение парков. Ну и? Кто же против? Но через пяток лет будет ли что возрождать?! Обидно, грустно.

      [Цитировать]

    • tanita:

      Александру Колмогорову. Что же нам ясно объяснили: колонизаторы строили парки себе на потребу, значит, нужно с корнем наследие этих колонизаторов выкорчевать. Рискуя , что меня обвинят в показушности, скажу, что вас я очень хорошо понимаю. Не представляете, как хорошо. Это тот случай, когда голодный голодного разумеет. А то, что у меня, простите за штамп, постоянная рана незаживающая в сердце… да кому это надо? Этот самый комок, тот , что у вас в горле, у меня не тает уже много лет.
      Еще раз простите за то, что использовала без разрешения ваш коммент, когда писала очерк о культуре в Ташкенте. Но уж очень точно иллюстрировал мою писанину. С глубокоим уважением и сознанием братства духа
      Татьяна.

        [Цитировать]

  • Арина:

    Когда я была маленькой и приезжала с папой в гости к бабушке из России,мы всегда ездили в этот городок.Там жил папин друг-Кузьменков Юрий.Он был лётчиком. Папа рассказал мне такую историю про него.По какой то причине ему отказали в приёме в ГВФ (гражданский воздушный флот).Каким — то образом он сел в самолёт и кружил над Ташкентом на предельно низкой высоте,пугая людей. Было это в 50-х годах.История была нашумевшая.Хотел,наверное,продемонстрировать,что он хороший лётчик.Его судили,посадили в тюрьму,которая находилась на территории Шумиловского городка.Там же он и жил,около Звёздного тупика. Может быть,кто-нибудь помнит этого человека.

      [Цитировать]

    • tanita:

      Человека не знала. Историю помню. Мало того, сам случай помню. Я тогда была уже в сознательном достаточно возрасте. По Ташкенту ходило тогда множество слухов.

        [Цитировать]

    • Art68:

      на территории Шумиловки не было тюрьмы,
      а рядом-ДА, был пересыльный тюремный пункт(в народе «пересылка»), женская трудколония была там же рядом на территории когда то Свято-троицкого монастыря , не путать с новым монастырем на ул.8 Марта.

        [Цитировать]

    • Кирилл:

      Кузьменков Юрий — брат моей бабушки. Они жили на Военке или где то там в Ташкенте. Напишите мне — Интересно собрать информацию о семье

        [Цитировать]

  • lvt:

    Человека никогда не знала, а рёв самолёта над 44-ой школой отлично помню. Он летал довольно долго. 1955? 1956? 1957?

      [Цитировать]

  • Арина:

    Да,где-то в эти годы!Спросить мне уже не у кого….

      [Цитировать]

  • Арина:

    Art68,я ,конечно же, ошибаюсь!Это детские воспоминания,а они могут быть неточными.Извините.

      [Цитировать]

  • Александр Колмогоров:

    Ничего себе лётчик! Не знал об этом «подвиге». ART68! А ведь была ещё одна «пересылка». Недалеко от школы № 30 до сих пор есть военный госпиталь. А дальше, за ним, территория какой-то пересылки. Часть её территории выходит (выходила?) к реке и была огорожена высоким забором с колючей проволокой.

      [Цитировать]

  • Art68:

    Это и есть та самая «пересылка», со стороны ж/путей(перед мостом) туда отходила ветка- куда въезжали вагоны с заключенными, там еще рядом много чего было и детская колония..вообщем, райончик у Кара-су тот еще был …))))
    Сразу после войны школа №30 была не там,если помните стоматологическую поликлинику(одноэтажное здание) у автобусной остановки на повороте, что у ворот парка- вот это была школа, моя мама там училась. Потом построили 2-х новое здание, а через некотрое время достроили 3 этаж…сколько сейчас этажей))) и работает ли там школа, судя по изменениям и состоянию к/театра «Мир», парка им. Шумилова, ныне имени какого то Пирмухамедова- НЕ ЗНАЮ…-)))Из моих близких там никого не осталось………………

      [Цитировать]

  • Александр Колмогоров:

    То, что назвали именем Пирмухамедова — хорошо! Это был замечательный актёр театра и кино. В фильме о Насреддине играл прекрасно. Безбородого, кажется. Раньше парки имели революционные названия, имена. Такое время было.
    Всё же правильнее их называть именами актёров, писателей, композиторов. Ближе по духу, смыслу, назначению.

      [Цитировать]

  • Art68:

    Да, там и парка то нет))) зачем нужно было перименовывать, для кого?…Свалка мусора имени Пирмухамедова..ну, что ж в духе времени.

      [Цитировать]

  • Владимир:

    Возле парка была школа 86 я учился там в первом классе и первую четверть второго, тогда было двух этажное здание с печным отоплением. в каждом классе были печи голландки, так кажется они назывались. Во дворе школы жил с семьёй истопник, его сын учился со мной в первом классе, году в 70 кажется её закрыли всех учеников перевели в 30 школу. здание наверняка стоит ещё последнее что знаю там была стоматология. По улице Бакинской ближе в куйбышевскому шоссе был Табачный тупик, может кто знает откуда пошло это название.

      [Цитировать]

    • Art68:

      Таааак, сейчас выяснила у своей мамы, чтобы стало яснее для всех — было так-))).
      До войны в Шумиловском городке школа была напротив летнего к/театра, во время войны — там располагался госпиталь, потом туб/больница, потом…, потом детская больница, потом туб/диспансер.
      Школа номер № 30 была 2-х этажной, это та, что сейчас стоит-красуется в Шумиловке -3-х этажная голубого цвета. Школа была женской. С 1946 г.мама ходила туда до 9 касса.
      Мужская школа была №34 у ворот парка, ОДНОЭТАЖНАЯ!!! в конце 40-х или в 50-м году школы объединили. Их переевели туда. В той, что у парка, стали учится девочки и мальчики.- Вот,на виньетке за 1953 год написано -школа №34. Моя мама заканчивала ее. Школа была ужасно темная, при наличии больших узких окон-и высоких потолков
      Потом там сделали стоматологическую поликлинику.
      Владимир, школа №86, о которой вы говорите, была скорее всего ближе к УзБУМу, к Куйбышевскому шоссе.

        [Цитировать]

      • Art68:

        да, та что была №34, у парка была, почему то называли Железнодорожной школой.
        наверное потому что изначально городок строился для ж/дорожников, потом стал заселятся военными, и пошло название «Военка».

          [Цитировать]

  • alla:

    По волнам моей памяти…и у нас громадный тутовник рос,правда,возле туалета—мы были не брезгливые…..А жили мы оч.далеко от Шумилова..
    И еще почему-то вспомнила большую темно-коричневого цвета с желтой серединой булку за 14 копеек с невыносимо вкусным ванильным ароматом и хлеб железнодорожный-белый-белый-вкусный превкусный))))

      [Цитировать]

  • Александр Колмогоров:

    Art68! Дай Бог здоровья Вашей маме, у нее великолепная память! Если Ваша мама оканчивала школу в 1953-м, а начинала учиться в «Тридцатке», то, возможно, что её учительницей в начальных классах могла была моя мама. Её девичья фамилия Садовых. Во время войны не хватало педагогов и директор школы привлёк нескольких девятиклассниц к проведению уроков в начальных классах. Маму ученики восприняли хорошо, и она стала преподавать, позднее закончив педучилище. Проработала в тридцатой школе всю жизнь. Знают и помнят её по фамилии мужа — Полунина Любовь Афанасьевна. Я под этой фамилией учился в школе, называю её своей «девичьей». А когда получал паспорт взял фамилию родного отца и стал Колмогоровым.
    alla! Железнодорожный хлеб, который продавали возле вокзала, был популярен во всём городе. Люди ездили за ним из разных районов. Мой дед был железнодорожником и часто приносил его. С какой любовью люди выпекали его! Какой он был пышный, воздушный, вкуснющий! Его можно было есть безо всего, как отдельное блюдо! А за верхнюю корочку можно было отдать… хоть ашичку-свинчатку, хоть самую пушистую лянгу! Это если по нашей, мальчишеской шкале ценностей.

      [Цитировать]

    • LTZ:

      Лянга!! слово из детства!!

        [Цитировать]

    • Art68:

      Александр, вы знаете, моя мама училась в 2 года начальной школе в другом городе,в 46 году, после войны переехали в Ташкент.НО! Вашу маму она помнит, когда назвала имя,воскликнула: Любочка, Любовь Афанасьевна, с Кара-су….помнит ее живой, энергичной, в 4 классе были проблемы по математике- ваша мама ей помогала, была у вас дома,бабушка тоже знала вашу маму.)))да там все друг друга знали-)))Возможно вы виделись в те года и купались на Кара-су детьми…название Ермолаевка вам не о чем не говорит?)))) когда плыли на баллонах -кричали с берега: Откуда плывете? -С Ермолаевки….
      Владимир, возможно, школу перенумеровали, но, вы так подробно описАли Бакинскую, что в моей памяти всплыло ВСЕ: как мы частенько шли от куйбышевского шоссе , по Бакинской до к/театра «Мир» потом сворачивали у парикмахерской на Малькова, и до ж/дороги до конца…
      знаю, что была еще одна школа где то на Куйбышевском шоссе, не в городке, ближе к улице 8 марта. именно туда ходила дочь священника, о. Виктора.

        [Цитировать]

      • Art68:

        Александр, так увлеклась написанием, что забыла поблагодарить за теплые слова в адрес моей мамы.извините))). Вам передает большущее спасибо и спрашивает жива-здорова ли ваша мама?

          [Цитировать]

        • Александр Колмогоров:

          Да! Тесен мир. Там все друг друга знали. И с Ермолаевки плавали на черных накаченных баллонах к мосту, в сторону конечной автобуса 5, 22 и бани. И те, кто сейчас пишут на сайт, вполне могли детьми купаться рядом в Кара-Су, загорать на берегу. Спасибо за память о моей маме. Её не стало в 2005 году. Бывшие её ученики до сих пор находят нас с сестрой в интернетовских закоулках, рассказывают о себе.

            [Цитировать]

          • Art68:

            Александр, светлая память вашей мамочке!
            Вот ведь, сколько лет прошло, а вашу маму помнят, это ведь главное-чтобы помнили!!!!Подумалось, будут ли мои дети, вспоминать своих педагогов с такой благодарностью, так как помнили наши родители, или мы?
            Спасибо, что вы написали такой изумительный рассказ- воспоминание. столько всего навеяло….

              [Цитировать]

  • Владимир:

    Art68 в 1953 году школа была 34, в !968 году я пошёл в школу возле парка им. Шумилова и мне запомнилось что это была школа 86,именно возле парка , через забор мы лазили в парк. Ближе к узбуму больше не было школ. Если идти от куйбышевского шоссе в сторону парка,,по правой стороне на углу был хлебный магазин, дальше автобаза , дальше пошли дома, потом был тупик Бакинский в котором был мой дом, дальше по Бакинской был тупик Табачный, дальше метров через 50-70 улица немного изгибалась, на этом повороте была остановка 5 автобуса, ещё дальше был Бакинский тупик почему то говорили первый Бакинский тупик, метров через 100 был железнодорожный перезд, вот за переездом и была школа , которая мне запомнилась как 86, в 70х годах в этом здании была стоматология. В 70х и парк Шумилова начал пустеть и потихоньку преврашаться в то что есть сейчас. Думается что произошла смена поколений, молодёжь смещалась к центру, а старшее поколение больше сидело дома. Помнится кинотеатр Мир , сколько много народу ходило в кино, в 80х зал был пустой. Art68 спасибо что написали про отца Виктора, обрадовался когда подтвердилось про французские корни этого семейства.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.