Шаги в бессмертие мастера слова Tашкентцы А. Файнберг Искусство

Автор Гухарик БАГДАСАРОВА.

«Не для житейского волненья,
Не для корысти, не для битв,
Мы рождены для вдохновенья,
Для звуков сладких и молитв»

А. Пушкин.

В день прощания с поэтом Александром Файнбергом и в день его 70-летнего рожденья второго ноября 2009 года, который был назван А. Ариповым первым шагом в бессмертие, каждый из почитателей гениального автора стихов, поэм, «вольных сонетов», 50 сценариев к документальным и мультипликационным фильмам — хотел поделиться с людьми сокровенными мыслями о своём кумире, друге, соседе «дяде Саше»…

Александр Файнберг влетел ветром перемен в нашу жизнь в конце 60-х годов прошлого столетия и больше уже никогда, ни на миг не выходил из сознания поклонников его поэтического творчества. Его звали жить за кордон, обещали полное соцобеспечение в Израиле, Америке, Германии, а он доживал свой век вместе с верной спутницей жизни Инной Коваль – журналистом и профессиональным редактором — в обычной «трёшке» хрущёвского образца. Квартира, подаренная в своё время Союзом писателей Узбекистана, находится в центральном районе нашей столицы. Отсюда в хорошую летнюю погоду открывается вид на заснеженные горы, а поздней осенью близкое небо облаками опирается на крыши домов.

По соседству располагались старинное здание Государственной консерватории Узбекистана (ныне Республиканский специализированный музыкальный академический лицей имени Успенского) и дом-музей композитора Мухтара Ашрафи. Неподалёку от дома поэта находился уютный сквер, в котором поутру, выйдя из двора, можно было поздороваться с памятником Н.В. Гоголю.

Днём и ночью звонили и приходили друзья – художники, поэты, киношники, жители соседней улицы – кто за советом, кто поговорить по душам, а кто за рецензией или отзывом на новый стихотворный сборник или художественный альбом. Здесь в этой эпохальной квартире в 2005 году был снят биографический документальный фильм, в котором его главный герой, сидя в маленькой кухне, заставленной подарочными сувенирами друзей из разных уголков мира, рассказывал о своих жизненных, пеших и метеорологических маршрутах, подкрепляя размышления старыми и новыми стихами.

Но даже самые ранние произведения Мастера звучат в фильме современно и актуально, ибо суть творчества неосязаема, а цели искусства, по словам Блока, нам до конца не известны и неведомы никому. Среди сувениров бросается в глаза бронзовый бюст А.С. Пушкина. Писатель А.П. Устименко рассказал любопытную историю о том, как реликвия оказалась в квартире ташкентского поэта. Оказывается, его сосед по дому, уезжая, выбросил на свалку «старые вещи», среди которых оказался бронзовый отлив русского поэта-классика.

А. Файнберг отмыл бюст своего кумира, и возрождённый Пушкин навсегда поселился в доме его преемника по духу и призванию, по особому «свойству русской литературы – её всемирной отзывчивости» (Ф. Достоевский). Поэзия Файнберга никого не может оставить равнодушным. В ней всеобщее становится индивидуальным, а личностное – общечеловеческим. Таково назначение поэзии – оставаться штучной и одновременно всенародной, востребованной, волнующей сердца миллионов людей. Корнями она уходит в узбекскую землю, в её богатое литературное национальное наследие.

Свежими ростками она прижилась далеко за пределами «малой родины». Узбекский народный поэт Абдулла Арипов поставил творчество Мастера наравне с классиками, русскими поэтами Б. Пастернаком, И. Бродским, А. Вознесенским, Е. Евтушенко. При этом он отметил громадный, неоцененный до конца вклад Поэта в искусство перевода, в дружбу и взаимопонимание русского и узбекского народов, их духовное единение в образах добра, красоты, душевности и миролюбия. На юбилейных вечерах памяти Поэта в Союзе писателей Узбекистана и в Государственном литературном музее С. Есенина состоялась не только презентация посмертного двухтомника избранных стихов А. Файнберга, но и второго номера московского журнала «Дружба народов» за 2009 год. Здесь были опубликованы переводы Файнберга из современной узбекской поэзии – Абдуллы Арипова, Сиражиддина Саида, Рустама Мусурмана, Эркина Вахидова, Хосият Рустамовой под заголовком «Родственники средь мирской тщеты» (А. Арипов).

Андрей Битов назвал Пушкина «светлым тайфуном, прогулявшимся по России, наведя хоть какой-то порядок в её перманентной разрухе». Это же предназначение у книг А. Файнберга в нашей стране: их предстоит ещё изучить и осмыслить. Только книга может раскрыть сокровенные думы нашего общества. А. Файнберг никогда не спешил самовыразиться. Он словно понимал: «Дарование есть поручение от Бога» (Е. Баратынский) и призвание таланта – «духовное прозрение, ясновидение художественного предмета, обострённая отзывчивость» (И. Ильин). Поэтому Мастер иногда молчал год-два, а потом, как горный водопад, срывался с кручи, сметая всё на своём пути. Он мог бы признаться словами А. Вознесенского: «Стихи не пишутся, случаются, как чувства или же закат. Не написал – случилось так».

Стихи то исчезали, то снова преследовали его по пятам. Где бы он ни был, они заставляли Мастера снова и снова возвращаться в голодное детство военных лет, точным поэтическим языком осмысливать противоречивую современность переходной эпохи 20-21 вв. с её культом денег и насилия. Поэт искренне преклонялся перед утончённой красотой Востока, воспетой С. Есениным в «Персидских мотивах», русскими художниками-авангардистами Беньковым, Кашиной, Юсуповым, Фальком, Волковым, но одновременно ужасался войнам, жестокости и упадку общественной морали, дегуманизации искусства, двигающих время и пространство вспять к первобытному состоянию человека. Голос Поэта менялся с возрастом: зрела его душа — и романтическая лирика уступала место эпической поэзии, в стихах звучали скорбные интонации глубоких переживаний автора за судьбы страны и всей планеты.

Строгие по форме «вольные сонеты» А. Файнберга динамичны, многотемны и по смыслу сложны, глубоки, как сама жизнь.
Их художественное достоинство и непреходящая актуальность во внутреннем поиске нового смысла живой изменчивой действительности и свежих идеях. Мастер слова, детали — в стихах Файнберг с лукавой лёгкостью пиита преображал сонет на глазах, в зависимости от темы: так автор «Вольных сонетов» подтверждал, что «область поэзии бесконечна» (Л. Толстой), и он в ней по праву чувствовал себя Богом.

Мы будем помнить творческие вечера А. Файнберга в литературном музее С.Есенина, общественном клубе-музее А. Ахматовой, Русском академическом драматическом Театре, Молодёжном театре и Молодёжном экспериментальном театре «Ильхом», Ташкентском доме фотографии, Государственном доме-музее М. Ашрафи, а также в Еврейском и Русском культурных центрах и на многих больших и малых площадках узбекской столицы. Это были настоящие мистерии духа, образцовый театр одного актёра и режиссёра. Они потрясали слушателей и преображали их внутренний мир. Эхо школьного поэтического вечера в 1968 году с участием тогда ещё малоизвестного молодого поэта А. Файнберга, автора «Велотреков» протянулось для меня на всю жизнь и отозвалось в моём сердце серьёзным увлечением поэзией и нашей всеобщей ответственностью перед ней:

«Две тыщи лет от рождества Христова.
А мы живём. И стыд нас не берёт.
Кому ж ты дал, Господь, язык и слово?».

А. Файнберг. Слово.

Гухарик БАГДАСАРОВА,
http://guarik-guhar.blogspot.com

11 комментариев

  • Лорепова Роза:

    Не понравилось, уж извините. Сплошные штампы школьной эпохи махрового соцреализма, попытка покрытия АФ бронзой. Так хочется простых человеческий слов, а не окололитературного нагромождения.

      [Цитировать]

  • Александр колмогоров:

    Гухарик! Спасибо Вам большое за добрые, искренние слова о Файнберге и память о нем. Единственное уточнение вынужден сделать. Вы пишите: «Мастер слова, детали…он в ней (области поэзии) по праву чувствовал себя Богом.» Смею Вас заверить — Богом он себя никогда не чувствовал. Мастером — да. Но не говорил об этом вслух. Был сосредоточен на деле: правил, уточнял, сомневался, перечеркивал — стремился к совершенству в каждой своей вещи. Тут он был солидарен с Андреем Вознесенским : «Поэзия — не прихоть полубога, а хищный глазомер простого столяра.»

      [Цитировать]

  • Тамара:

    Спасибо, Гуарик, благой порыв — вспомнить об Александре Аркадьевиче.
    Через три недели, 14 октября, — день его памяти (язык не поворачивается сказать — кончины. Чуть больше месяца — до 72-летия, это 2 ноября.
    Хорошо, что пробудили желание говорить о Файнберге. Но, действительно, хотелось бы не текстов в стиле студенческих рефератов и школьных сочинений (и ведь найдут по поиску, скопируют!), а искренних, простых и ясных слов, идущих из сердца.
    Файнберг поморщился бы от этих славословий, он не любил штампов, у него вы таких выражений не найдете. Расскажите, если сможете, о своих встречах с ним, о том школьном вечере 1968 года. Каким вы увидели поэта, каким он запомнился, что читал?
    О других вечерах, ведь каждый становился событием, словно водосбросом, сбивавшим ритм спокойного течения времени.
    Помню его вечер в «Ильхоме», наверное, последний из файнберговских, что прошли в этом театре. Файнберг читал стихи, как всегда, удивляя энергетическим посылом. В белой рубашке, весь — как пружина, сосредоточенный, серьезный, с бесстрашными синими глазами, взмокшим лбом… И вдруг — в зале телефонный звонок. Пауза. Все замерли. Телефон не умолкает. Файберг взрывается. Одна фраза, всего-то слова два, но чуть ли не громовержца: «Выйдите из зала!» В них проявилась такая сила и нетерпимость к небрежению, которое может быть проявлено к Слову. Не к нему лично — а к Слову.
    Это и есть то, что вы называете «нашей всеобщей ответственностью» перед поэзией. И, добавлю, — Файнбергом.
    Надеюсь, правильно поймете меня, и мы останемся, как и прежде, в добрых отношениях.

      [Цитировать]

    • НаталиМ:

      Тамара, присоединяюсь.
      Порыв благой, а вот результат…
      АФ ТАМ или посмеивается, или кроет и пишущих, и молча читающих это.
      Г-жа Богдасарова, простите, но тем, кто поклонялся поэту более 40 лет, практически с детства, читать это неловко.
      Это не язвительный укол, а борьба за правдивый облик многими любимого человека.
      С уважением.
      НМ.
      Если есть желание поспорить, мой адрес есть у ЕС.

        [Цитировать]

      • Татьяна:

        Нат, ты права: неловко. Но госпожа Богдасарова хотела. как лучше. Не будем слишком строги. Конечно, автор чересчур залакировала образ АФ, но давайте все молча помянем и помолимся за хорошего человека и талантливого поэт.

          [Цитировать]

  • Ефим Соломонович:

    Гуарик:

    Статья неплохая, видно что автор любит А.Ф. и как литератора и как человека.
    Но я не могу припомнить ни одной «Хрущёвки» в районе старого здания консерватории, там почти все дома построены после землетрясения моквичами. И квартиры в этих домах очень даже неплохие, даже по современным меркам.

      [Цитировать]

  • guarik:

    Спасибо всем за отклики ваши, что остались не равнодушны! Буду рада ещё многократно прикоснуться сознанием к вашим личным индивидуальным представлениям о нём. У М. Цветаевой есть «Мой Пушкин», у каждого из нас есть «Мой Файнберг» — чем больше воспоминаний о нём, тем глубже наше постижение его. Я лишь попыталась внести свою лепту в этот соборный образ… спасибо за понимание!

      [Цитировать]

  • Александр Евсеев:

    НЕ согласен с преыдущими замечаниями.Гуарик очень токо и ясно показала в статье связь Поэта с духовным миром.И совершенно справедливо автор отмечает,что у каждого из нас есть свой Файнберг.И будь он жив он бы не на что не обиделся. А простота о которой хотят слышать люди,вся в вечно живом слове александра Аркадьевича.А удерживать внимание зала, это сегодня труднейшая задача,но акцентировать на этом внимание не стоит. это уже зависит от внутреннего мира людей. Статья интересна по содержанию. Захотелось узнать о Поэте еще больше. СПАСИБО ВАМ ГУАРИК!

      [Цитировать]

  • Алишер Муртазаев:

    Какие вы молодцы, экзаменаторы! Честно говоря, меня очень раздражают «литературные критики». Уж больно любите вы плевать в душу человека. Умеете лучше написать о Александре Файнберге, так напишите же.

      [Цитировать]

    • Пётр Закржевский:

      Алишер-привет из Балаково.Это Пётр Закржевский-партнёр Тамары Писаренко по бизнесу в Дета-Элис.Сам я занимаюсь ещё ювелирной торговлей,интернет проектами в Талк Фьюжн и других проектах.Майор запаса ракетных войск,окончил Минское ВИЗРУ в 1980 году по С-300(комбат,командир дивизиона, старший офицер службы РАВ).В бизнесе с 1990 года.Родом из Белоруссиия ,Бобруйска.Учился с евреями,сильные связи с ними в Нью-Йорке.Имею доступ к основным производителям в Костроме (ювелирпром)-15 лет с ними сотрудничаю.Тесные связи в Тольятти .До встречи-если есть вопросы буду рад ответить!мой e-mail:zakrjevskiy@gmail.com

        [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.