О русском языке, дополнение первое Разное

Комментарий, достойный отдельной статьи и обсуждения. Пишет Денис Сечкин.

Как же меня заинтересовал посыл статьи «Об экологической катастрофе русского языка. Американизмы и смайлики. Заповедник экологически чистого языка»!
Уже не раз на канале «Культура» с удовольствием слушаю парижских или нью-йоркских, а то и харбинских русских. Как точен и сочен, как взвешен и несуетен их язык! Подобное можно было наблюдать, когда из туретчины в Россию воротились некрасовцы, сбежавшие сто лет тому назад от религиозных притеснений.
Помню я и гораздо более выразительную, чем у окружающих, речь моего отца, довоенного жителя Ташкента, благодаря памяти которого я и попал на этот сайт. И тезис об Узбекистане, как о «заповеднике», да ещё «экологически(?)» чистого русского языка» меня заинтриговал. Есть к тому предпосылки: изолированность, культурная сплочённость, ностальгические мотивы – вам виднее. Но, к сожалению, чтение задиристого материала мне примеров таких явлений не дало, увы…


«Языковеды прекрасно знают, что развитие языка связано с проникновением в него иностранных терминов, обусловленных прорывными открытиями в области науки и технологий…»
Притормозим. Либо, дабы умиротворить гневно пишущего, приостановимся в раздумии.
Не только научно-технологические прорывы, но и простое соседство с иными языцеми насыщает язык заимствованиями. Насыщает, и ответно – способствует безущербному дележу своим богатством. Множество самых неожиданных слов русский язык впитал из польского, идиш, турецкого… «Сундук», «башмак», «собака», «баклажан», «табак», «шмон», «вензель», «зонтик», «противень». Обратные примеры? Эстонский «лейб» из русского «хлеб», как «вырст» из немецкого «вурст». Есть ещё чудное слово «яам», это через нас от Золотой Орды, – «вокзал»: «Балти яам», например, в Таллине, «датском городе». Даже японцам мы своё «рагери» подарили. Узнаёте? Это «лагерь» – собственно, тоже заимствованное нами у немцев. Кстати, соседи-поляки упорно сопротивляются нашествию иноязычных слов. Так, «футбол» у них «пилка ножна», «парашют» – «спадохрон». Дивно, не правда ли? Мы, преклоняясь перед анго-саксами, рабски говорим «принтер», а гордые ляхи стоят на своём: «друкарка». Правда, за давностью веков, забыли, что «друкен» – пришло от немчуры…
Спору этому и тревогам уж не один век. В начале ХIХ столетия кружковые битвы шумели нешутошные. Ревнители чистоты родного языка выдавали такое переложение расхожей фразы: «Хорошилище в мокроступах идёт по гульбищу» (»Франт в калошах идёт по бульвару»). На что наше всё Александр Сергеевич мимоходом роняет: «…но панталоны, фрак, жилет – всех этих слов по-русски нет».
«Вместо «счастья» говорят «гламур», вместо «грубый» – «брутальный», вместо творческий «креативный» и т.п.»
Дело в нюансах, или, простите великодушно, в оттенках.
«Гламур» хищные потребительницы насытили множеством оттенков, почёрпнутых в глянцевых журналах. Но это не «счастье», если не рассматривать жизнь как бесконечный и бесплатный шопинг. Это часть парфюмерно-парикмахерского щебета, прелестно описанного Булгаковым в сцене о представлении в Варьете. «Фантазийная композиция», «есть ещё вот такого плана моделька», – слыхали, поди? Не стоит громы метать – такой писк, как метка, даже полезен.
«Грубый» – лишь один из оттенков слова «брутальный». В нём ещё заложено противопоставление предыдущему термину. Но, как многие противоположности, они порой смыкаются. Брутальный красавчик вполне себе гламурен. Если полистать Макаренко, то его беспризорники частенько употребляют слово «грубой», «грубая» – в одобрительном смысле. Переболели, давно забыли… Кстати, корни «брутальности» русскому языку известны давно: «Брут», «брутто», «брют».
Что до последнего примера, не откажу себе в цитате из Пелевина.
«Ханин мягко улыбнулся.
— Творцы нам тут нам на х*й не нужны, – сказал он. – Криэйтором, Вава, криэйтором». Почувствуйте, говоря языком стеклянного ящика, разницу.
И тут, извинившись за автора «Поколения П», переходим к разбору следующего заблуждения горячащегося ревнителя языка.
Обвинять немецкий язык, как и татарский, в заносе к нам непотребных выражений, не совсем правильно. Церковнославянский перевод Евангелий пойдёт в качестве довода? Перечтём притчу о БЛУДНОМ сыне, который ушёл в чужие края и жил там БЛЪДНО, либо далее – откровения Иоанна, место про БЛУДНИЦУ Вавилонскую. Представьте мою отроческую оторопь при чтении «Раскольничьих дел, извлечённых из дел Тайной канцелярии…» Представьте, книга в досках, обтянутых старой кожей, бумага плотная, нетеперешняя, остатки застёжек, еры, яти, фиты, ижицы,… И тут же, во всём своём бесстыдстве: «Ах, ты, бл*дин сын, душной козёл», – обращается один столп Церкви ко другому!
Притянуть немецкий площадной «листок» к отечественной уличной девке можно, но при изрядном усердии в забвении очевидных сведений. Здесь посторонняя помощь ни к чему, сами справляемся. Пока есть у каждого непотребные места, будут для них и родные непотребные слова.
Но! Я ведь, собственно, не к тому затеял беседу, чтобы «натянуть нос» кому-то ни было.
Посыл-то у собеседника неплохой. Однако направление выбрано заезженное, очевидное – вся беда в захватнических потугах коварных иноземцев. Отнюдь не так. Про «браттпанне», которая у российских стряпух стала «противнем» мы уже упомянули. Чужеродный «парашют» и тысячи других заимствованных слов, включены в строй русского языка: «парашютист» и «парашютистка», «парашютный», «парашютно-десантный» и т.д. Русский язык такой растворитель – всё переварит, что не выплюнет, сделает своим в доску.
Опасность, как кажется, изнутри. Канцелярско-бюрократические обороты, помноженные на приблатнённыо-лагерный фольклор, верно подмеченный автором, не иноземцы нам навязывают. Уверяю вас, что не гарвадские засланцы писали тексты, из которых я извлёк приведённые ниже примеры. Российские обыватели, окончившие (либо не окончившие) отечественные ВУЗы. Свои, родные, языковые исказители. Да прибавьте к этому языковую бридность, то есть нечувствительность, глухоту к оттенкам, отсутствие вкуса, псевдозначительность. «Работы по подъёму» вместо «подъёма», «церемония по установке памятного камня» вместо «церемонии установки», то есть бездумная агрессия предлога «по», о которой мой покойный отец ещё лет 30 тому заметил: «ЗаПОпали русский язык». И он же отмечал нашествие условных рисунков – на дверях отхожих мест, в переходах, в лифтах – «А словами не понятней было бы?» – говаривал, досадуя, батюшка. Так что дело не в злокозненных «смайликах»… Дело в нас. Полемизируя с текстом, я, если заметили, подавляющее большинство языковедческих терминов и расхожих выражений заменил русскими. Это потребовало некоторых усилий от меня, пишущего, и у вас, читающих. Вот в этих усилиях, точнее, в упражнениях, и загвоздка.
Помните шутливый школьный тест?
— Часть лица?
— Нос!
— Русский поэт?
— Пушкин!
— Фрукт?
— Яблоко! – выпаливал всякий заходящий в классную комнату. Эта привычка без усилий брать то, что на поверхности, плюс нелюбовь к чтению, и есть главная причина оскудения и снижению сопротивляемости языка.
Есть в лечении болезней интимной сферы медицинский приём, называемый «провокацией». Вот в этом, клиническом, смысле слова, статья роль свою выполнила. При всей поверхностности, штампованности, неряшливости изложения она спровоцировала здоровую реакцию, коя весьма порадовала – есть в родном-незнакомом Ташкенте круг людей, для которых язык – не просто средство общения, которым он дорог без кликушества, но с любовью.
А всё же чертовски хочется узнать, услышать, почувствовать, как сказал кто-то из участников обсуждения, «на периферии Империи», примеры заповедного русского языка!

10 комментариев

  • Yultash:

    «примеры заповедного русского языка»- Читайте книгу — исследование Элеоноры Шафранской «Ташкентский текст в русской культуре»

      [Цитировать]

  • Yultash:

    Если кому-то трудно найти книгу Э.Шафранской, то, для начала, можно познакомиться с её интервью, опубликованном на этом сайте — https://mytashkent.uz/2010/06/03/eleonora-shafranskaya-o-%C2%ABtashkentskom-tekste%C2%BB/#comments

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Браво, Денис!!

      [Цитировать]

  • Виктор Арведович Ивонин:

    Я экономист, а посему проблему смайликов вижу, прежде всего, в экономическом аспекте. Эта сторона вопроса ярко высветилась после того, как Дмитрий Медведев похвалил социальную сеть «Одноклассники». С этого всё и началось. На страницу «Одноклассников» уже через неделю выложили неимоверное число новых смайликов, каждый из которых «весил» раз в 30 больше ранее использовавшихся. И все эти смайлики выкладывались каждый раз, как Вы посылали или получали сообщение. Фактически, написав другу «Привет», Вы посылали ему мегабайты в размере огромного тома энциклопедического формата. Вот тогда я сразу и написал «Одноклассникам» письмо, текст которого приведён ниже. Реакция была нулевая. Но меня поддержали блоггеры, распространившие это письмо. Тем не менее, всё кончилось плачевно. В первую же субботу и воскресенье, «Одноклассники» закупорили своими объёмами пересылки смайликов Интернет сети во всей Средней Азии, Сибири и на Дальнем Востоке. Интернет в Узбекистане был полностью заблокирован целых два дня. Учитывая, что Интернетом пользуются не только рядовые индивидуальные пользователи, но и производственные структуры, банки, органы госуправления и т.п., разразился громкий скандал. И тут уже было не до Медведева. Бизнес считал свои убытки из-за двухдневного паралича банковской системы, а правительства свирепели из-за того, что кто-то оставил их в полной изоляции на целых двое суток. «Одноклассников» как виновников этого переполоха вычислили сразу. Поэтому уже в понедельник они сняли все новые смайлики со своей страницы, а через месяц всё же запустили, но специально писали, что они «облегчённые». Я проверил каждый. Они действительно не превышали по «весу» старые. И хотя они всё равно утяжеляли вход и выход, но уже были приемлемы. А вот «Узбектелеком» принял меры по увеличению пропускной способности входных каналов связи в республику. А меня «Одноклассники» возненавидели и в первое время постоянно, на них мне что-то добавляли, меняли кодировку и делали прочие гадости. Я на это внимание не обращал, поставил Скайп, и просто не входил туда. А сейчас иногда вхожу, но они меня давно забыли. Вот и вся «филологическая» проблема смайликов. Она у меня изначально присутствовала как элемент, более важной на тот момент, экономической проблемы. Экономика этого вопроса решилась, а проблема деградации языка и мышления осталась. Вот и всё. А чтобы всё было понятно привожу текст той, первоначальной статьи.

    Дмитрий Медведев санкционировал всеобщую пещеризацию страны

    В одном из своих телевизионных выступлений Президент России Дмитрий Медведев, говоря об актуальности перехода в информационное общество, особо отметил популярность социальной сети «Одноклассники», выдав ей тем самым своеобразный карт-бланш на дальнейшее развитие.
    И менеджеры «Одноклассников» уже сейчас в полной мере воспользовались этой уникальной возможностью. Совсем недавно они запустили свою эксклюзивную программу всеобщей пещеризации России. Проведя соответствующие исследования они, очевидно, пришли к выводу о том, что нынешний уровень российского образования недалеко ушёл от своего изначального пещерного состояния. Россияне, по мнению идеологов «Одноклассников» ещё не перешагнули ту черту цивилизации, когда человек начинает мыслить не символами, а словами и выражать свои мысли осмысленными предложениями на бумаге.
    Поэтому было решено вернуть российскому человеку его комфортные пещерные условия, не мучить его буквами и словарным запасом. Под лозунгом «Назад к петроглифам!» «Одноклассники» предложили участникам сети излагать свои мысли смайлами. Это тот же самый наскальный рисунок – петроглиф, которым первобытные, пещерные люди отображали свои мысли об охоте, собирательстве растений и т.п., но размещаемый исключительно на стенах Интернет-пещер. Теперь, каждому участнику сети предлагается широкий спектр смайл-символов, которыми он может выразить свои мысли и передать друзьям.
    Это огромный шаг в прогрессе человеческой цивилизации. Наконец-то российский человек может почувствовать себя в истинно природной среде, не загаженной грамматикой, орфографией, литературой, логикой и мышлением вообще. Тычь курсором в любой значок и пусть там собеседник соображает, что бы это значило. По существу это исторический, диалектический подход к проблеме. Золотые смайлики с изображением животных археологи давно находили в скифских курганах. Этот тип скифских смайликов был назван «звериный стиль». Памятуя о философском законе спиралевидного развития, гласящем, что всё в мире повторяется идеологи «Одноклассников» предлагают в Интернете не только звериный, но и растительный стиль культуры участников своей сети. Таким образом, объективно звереющие и цветущие россияне, вместе с языком постепенно теряют не только русскую культуру, но и человеческий облик вообще. Мыслительная деятельность россиянина ограниченная видом смайлика быстро деградирует. Он превращается в пещерного человека, который не способен понять, что новые смайлики в «Одноклассниках» в 10-30 раз «тяжелее», и что просто открывая окно сообщений, россиянин платит в 10 раз больше за обычный интернет-мусор, загаживающий информационную сеть и оболванивающий всю нацию.
    Спрашивается. Что это за крокодиловы слёзы о русском языке в Прибалтике и на Украине, если в самой России деградация русского языка превратилась в президентскую политику? Понимают ли «Одноклассники», что запустили систему интерактивного дистанционного отказа от русского языка. Это ли имел в виду Дмитрий Медведев, весьма положительно пиаря «Одноклассников»? Правда ли, что он хочет управлять страной, населённой исключительно пещерными людьми? И доживёт ли он до эпохи шумерской клинописи в Одноклассниках?
    Сомневаюсь я….
    Виктор Ивонин

      [Цитировать]

  • Jumper:

    8-O……:-}
    Смайлы сродни стенографии, никак не графии на стенах…Это программный КОД ЧУВСТВ и ЭМОЦИЙ ай-ти поколения, старикам понятный лишь в порядке исключения ..(:-( / :-( / :-e ..

    пысы: Смайл в картинке для социальной сети — примитивное прибежище троянов….

      [Цитировать]

  • Виктор Арведович Ивонин:

    Впервые моя статья о языке появилась тогда, когда я услышал из уст популярной российской телеведущей волнующие слова о том, что на неё в коридорах Останкино только что «напал брутальный самец». Что ещё можно добавить к пониманию уровня российского телевидения и его роли в формировании культуры вообще и культуры языка в частности? А в это же время, это же российское телевидение, боролось за русский язык в Украине и Прибалтике. Вот я и подумал. А зачем бороться за русский язык, если он в самой России активно подменяется на бытовом уровне английским языком. И вспомнилось, как на круглых столах в Ташкентском отделении Фонда Сороса меня однажды толкнула под локоть зам главного редактора одного из наших экономических журналов и с восторгом шепнула мне фразу о том, какая у нас умненькая экономическая молодёжь, как она прекрасно владеет английской экономической терминологией. Действительно их речь представляла из себя весьма странную помесь из одинаково плохого русского и английского языков, а равно, скверного понимания экономики. Но на мою спутницу обилие непонятных слов производило неизгладимое впечатление. Помнится я ничего не ответил, но подумал, что если вчерашним студентам платят долларами на порядок больше, чем маститым профессорам, то не только по английски, но и по собачьи залаешь. Вскоре Фонд Сороса в Ташкенте разогнали. И встречая сейчас тех же ребят, я с удовлетворением обнаружил, что аглицкая языковая шелуха с них спала, и желания козырять новомодными американизмами у них уже нет. Да и получая зарплату в сумах, понимать нашу современную экономику они стали поглубже и поосновательней. Бытие определяет сознание.
    Вот это же бытие определяет и другую проблему происхождения русского мата. О том, что пришёл он из Библии можно было придумать только в огромном зале филологических наук на третьем этаже Государственной библиотеки СССР имени Ленина. И придумать это мог только филолог, но никак не экономист. Дело в том, что экономист в отличие от филолога прекрасно знает, что в пору возникновения и становления русского мата как национального русского достояния, русский народ Библию не читал, поскольку сплошь был безграмотен. А православная литургия в церквях и тогда и сейчас читается исключительно на церковнославянском языке. К тому же не читается, а «распевается». Так что понять, о чём там идёт речь весьма затруднительно. А вот в повседневной жизни, прислуживая богатым хозяевам, говорящим не на русском, а на немецком и французском языках, нормальный русский человек с непонятными словечками, имеющими какой то смысл сталкивался ежедневно. Вот и вошли они у него в оборот, стали матерными. А уж когда Барков стал писать этим языком поэмы, то и вовсе стали нецензурными.
    И наконец о совсем неизвестном историческом факте. В 90-х годах наша молодёжь в Ташкенте буквально бредила новомодными сленгами. И вдруг всё неожиданно кончилось в 1999 году. Наш столичный «Бродвей» опять превратился в улицу Карла Маркса. И дефилировавшие по нему юноши и девушки стали изъясняться на нормальном русском языке. Объяснить эту феноменальную языковую трансформацию в сознании молодёжи филологи не смогут. А вот Ирина Переверзева это им объяснит в два счёта. Дело в том, что в 1999 году в нашем КВН произошла революция. Чемпионом этой молодёжной игры стала команда Ташкентского технического университета «Бит-Бум». Она совершила невозможное, в первом же сезоне выступлений выиграла чемпионат страны. Если говорить о популярности этой команды, то значит ничего не сказать. Ребят из Бит-бума буквально носили на руках. А всё было просто. Команда строила все свои выступления на юморе и сатире связанном с молодёжным сленгом. То есть говорила со сцены тем языком на котором в то время общалась молодёжь. И сила смеха по поводу этого сленга была столь велика, что он перестал быть элитным и модным. Он стал смешным. Ташкентская элитная молодёжь перестала употреблять в своей речи смехотворную фразеологию. Достоверность этого теперь уже филолого-исторического факта может подтвердить Ирина Переверзева, проводившая в то время дни и ночи с Бит-Бумом, готовившая, вместе с Кучмаром, Жорой и другими легендами нашего КВН, эту молодую команду к выступлениям. Такая вот наша история с русским языком и с тем, как нам удалось сохранить здесь «экологически» чистый русский язык. Не зря же молодёжным хитом того времени в Ташкенте был битбумовский шлягер: — «Как упоительны в Ташкенте вечера», написанный Ириной Переверзевой.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.