Лидия Ивановна Суздальцева и Институт Марксизма-ленинизма Tашкентцы

Комментарий, достойный отдельной статьи.

Виктор Арведович Ивонин пишет в комментариях к статье «Мой полтинник». Часть 2. Школа выбирает тебя (продолжение).

Я и читать не стал, то что написано о 50-ой школе. Увидел фотографию Суздальцевой Лидии Ивановны и больше мне читать было не нужно. А теперь поясню. В 1973 г. вышло Постановление ЦК КПСС «Об идеологической работе Ташкентской городской партийной организации». Не буду говорить, что предшествовало выходу этого постановления и что за этим следовало, скажу только, что через несколько лет Ташкентский городской Университет марксизма-ленинизма, размещённый в бывшей аптеке Краузе, признавался лучшим в Советском Союзе.

Его возглавляла Суздальцева Лидия Ивановна. Это благодаря ей в Университете работали лучшие из лучших преподавателей Узбекистана. Это благодаря ей, авторитет Университета был столь высок, что на должностное повышение человек мог рассчитывать, только пройдя через обучение в этом университете. Это благодаря ей в Университете был плюрализм мнений, а преподаватели не были зашорены догмами партийной идеологии. В полной мере весь эффект этого обучения, тесно связанного с жизнью и объективными реалиями, проявился в годы независимости.

В начале 90-х на стенах аппаратов Правительства и Президента было модным вывешивать Сертификаты об окончании каких то иностранных университетов. Всё это прекратилось после того как я однажды, зайдя в кабинет к своему бывшему слушателю Университета напрямую задал ему вопрос: – «Сколько ты учился для того, чтобы получить этот сертификат?» Ответ был простой: – «Неделю». Тогда я продолжил: – » А сколько ты учился у меня в Университете?» – «2 года». – «Я плохо учил?» – «Лучше, чем в Швейцарии». – «Так почему ж на всех Ваших стенах висят сертификаты об окончании иностранных недельных курсов повышения квалификации, а не твой выстраданный диплом о присвоении учёной степени Доктора экономических наук?» Подумав он согласился. – «А ведь верно. И как я попал под влияние, тех для кого эти курсы единственное подтверждение собственной состоятельности». Сам уберу и другим скажу. Так и исчезли иностранные сертификаты об окончании курсов повышения квалификации в аппарата Правительства и Президента. А всё благодаря авторитету Университета Лидии Ивановны, который в одночасье, уже расформированный и уничтоженный, возобладал над новомодными зарубежными учебными структурами.

Но это только в видимой части. Намного важнее то, что в период начала реформ в аппаратах Правительства и Президента как минимум три четверти состава составляли суздальцевские питомцы. Это они не позволили разграбить республику, обратить её национальное богатство в английские футбольные клубы и вклады в офшорные зоны. Это они не дали обвалиться узбекской экономике и вовлечь себя в братоубийственные политические разборки. За всем этим, за величайшей программой «Свой путь обновления и прогресса» стоит творческий гений простого преподавателя «Полтинника» – Суздальцевой Лидии Ивановны. Эффект её работы, как и работы любого педагога – пролонгирован. В полной мере оценить его можно только через многие годы.

И я доволен, что мне сейчас удалось хоть одним краем затронуть всё величие этого неординарного человека, своей работой косвенно определившей последующие успехи национального менеджмента в нелёгкие годы становления государственности и экономического реформирования.

6 комментариев

  • Аскар:

    Не слежу специально за публикациями г-на В. Ивонина, но когда доводится с ними познакомиться, создаётся впечатление, что они написаны о каком-то другом, совершенно замечательном Узбекистане, но, увы, совсем не о том, в котором живёт подавляющее большинство его населения.

  • галина:

    Помню я Лидию Ивановну Суздальцеву и ее замечательные уроки. Поверьте, я всегда ненавидела историю, она мне казалась набором бессмысленных длинных фраз, где нет места никаким мыслям. У меня никогда не было ни малейшего интереса к предмету. Но Лидия Ивановна могла создавать на уроках непринужденную атмосферу, где каждый мог высказаться. Для меня до сих пор загадка, как могло так быть — при процветающем застое был живой интерес к истории.
    Об Ивонине у меня создалось впечатление, что он частенько просто ерничает. Ну, никак не могу воспринимать всерьез его некоторые статьи. Подумайте сами, разве можно у нас всерьез рассуждать об экономике?

  • Ольга:

    Уроки Лидии Ивановны в школе — это отдельная песня. Она преподавала у нас не только историю, но и обществоведение. Абсолютно свободная атмосфера в классе. Никаких тебе — «Сидеть тихо! Не шуметь!» В классе стоял постоянный ровный гул. Урок проходил в виде беседы, в виде вопросов и ответов, а в конце урока — отметки. Одному за логичность — пять, второму за отсутствие знаний — два, третьему — за оригинальность мышления — четыре. Сначала было непривычно. Потом стало просто очень интересно и никто не замечал,что уроки проходят по другому сценарию. Лидия Ивановна научила нас, прежде всего, думать и отличать что нужно, а что не нужно. Спасибо ей! Она была всеми нами очень любима.

  • Виктор Арведович Ивонин:

    Почему Ивонин, пишет «о другом» Узбекистане, о «другой» экономике. Потому что действительно живёт в чуждом Вам Узбекистане и в его чуждой Вам экономике. Он просто умеет так жить, поскольку его жизнь этому научила. Родился он в лагере, а вырос на спецпоселении, в окружении спецконтингента, которому запрещалось покидать пределы поселения. Посёлок был окружён лагерями для заключённых с вышками, стрелками, заборами и колючей проволокой. Все от мала до велика знали, что происходит за этими заборами и могли всю жизнь «жить» жизнью за заборами. Но мы жили снаружи и разговоры о том, что происходило за забором были дурным тоном. Мы жили своей жизнью. И нам было не интересно обсуждать побег двух уголовников, прихвативших себе на мясо солдата охраны. А кто то наоборот бурно обсуждал проблему — смогут они его без соли съесть, или выйдут в деревню, где их и поймают. И сколько они продержатся. У нас была своя экономика. Мы держали свиней, кур, козу и корову. Вот об этой экономике говорили и этой экономикой жили. Состав спецконтингента был пёстрый — уголовники, политические (враги народа), трудармейцы, депортированные. Был офицерский состав ГУЛАГа и местные, которым кроме как в лагерях работать было негде. И тут у всех был выбор — хочешь живи как уголовник — одним днём, хочешь как враг народа — как учёный, художник артист, инженер, общественный деятель, хочешь — как трудармеец и депортированный, сосланный сюда на вечное поселение. Хочешь как местный, который и был свободен, но деваться ему отсюда было некуда. Вот в такой пёстрой атмосфере, нужно было очень чётко определяться и выстраивать свою линию жизни. Поэтому все эти группы людей держались особняком и жили своей собственной жизнью. Так и здесь сейчас. Есть богатые, есть бедные и есть куча социальных и бытовых проблем. И вот в этих условиях нужно выбрать себе ту страну в которой ты хочешь жить. Если хочешь жить в нищей голодной стране — живи. Просыпаясь тверди себе, что стоит открыть глаза и вокруг всё будет плохо. И тебе будет так плохо, что хоть сразу в петлю лезь. А Ивонину это дело привычное. С ним рядом в 5-ом классе сидел 15-летний парень, зарезавший человека. Он был местный, но был несовершеннолетний. В тюрьму было не по годам, и отправлять его на спецпоселение было незачем. Он и так на спецпоселении жил. Поэтому Ивонин как просыпается, так и думает в какой он замечательной стране живёт и как много он для процветания её экономики может сделать. А уж потом глаза открывает. И видит солнце и голубое небо. И как-то мимо ушей пропускает, то что зарплату вовремя не дают, и молоко принесли из стиральной машины с запахом грязных порток, и весь остальной негатив с этим тоже куда то уходит. И не думает он о том, что в его махалле напротив его дома за три года сначала жена мужа по пьянке топором зарубила, а потом у соседей вышло всё наоборот — муж жену — и тоже топором, а ещё позже отец сына по пьянке зарезал, а уж потом подросток женщину за 200 долларов долга зарезал и у себя во дворе закопал. Ну неинтересно это Ивонину. У него своя компания, свой Узбекистан и своя экономика. Так что каждый сам выбирает где и как ему жить. Хотите жить на помойке — живите. Хотите в светлом и радостном — ваша воля. Оптимистом нужно быть и смотреть на вещи шире и глубже. А хотите горе и жизненные трудности водкой заливать — заливайте. Рано или поздно, как пару лет назад за углом в моей махалле трое здоровых мужиков метиловым спиртом досмерти отравитесь. Только вот зачем мне об этом писать и думать? Да ещё и жить этими проблемами.

    • AK:

      Виктор Арведович, согласен лучше экономику обсуждать. Тем более что кроме Вас никто в эту область и не суется (как будто ее действительно не существует :)

  • Татьяна:

    Люди добрые, речь , кажется, шла о Лидии Ивановне Суздальцевой! Может, ее обсудим? Она была редкостным преподавателем!! Она была ЛИЧНОСТЬЮ!! Она была высокообразованным человеком! Мне посчастливилось учиться у нее. Моему мужу посчастливилось учиться у нее. И мы всегда помним ее. Всегда говорим о ней с уважением и восхищением.