Малясова и не только… Часть третья. Окончание Tашкентцы Разное

Пишет Татьяна Перцева.

Но вскоре по Ташкенту началось победное шествие рок-н-ролла, вместе с тлетворным влиянием, конечно! Как же без него? И на школьных вечерах зазвучал джаз.

Шипит заезженная пластинка… скребет игла… Иииии…раз-дав-три — поехали: — труба Дюка Эллингтона. Гарлемский ноктюрн, Э. Хэгена. Тогда это называлось «Ночь в Гарлеме» и почему-то считалось произведением Гершвина. Ниччего подобного! Только Хэген и «Гарлемский ноктюрн»! И кларнет Сиднея Беше — «Маленький цветок». И Элвис: «Блу, блу, блу суэйд шуз»… И «Шестнадцать тонн» и немыслимо низкий бархатистый бас Поля Робсона… И тогда это назвалось «Рок вокруг часов», хотя на самом деле — просто «Рок — круглые сутки». И кто-то самый смелый, под «Голубые замшевые туфельки или «Рок вокруг часов» начинает неумело извиваться, имитируя что-то, вроде рока. Ровно до того момента, как вмешается дежурный учитель… Снова затишье. И снова….

Но мне повезло. И даже по тем временам — очень.

Десятый класс я начинала в 44 школе. Ушла я из 43 по причинам, о которых писать не хочется. Слишком уж противно. И опять же еще живы потомки того… не буду.

Школа была неплохая. И ребята неплохие. НО!! Слава любящей высовываться из общих рядов диссидентки дошла и сюда. Правда, здесь была другая классная. Милая, добрая и какая-то невзрослая Людмила Дмитриевна Разина-Синицкая, дочь известного узбекского художника. Литератор. Она как-то умела понимать и принимать все наши, а особенно, мои завихи. И после школы очень дружила кое-с кем из своего первого выпуска. Думаю, она на всю жизнь осталась бы таким же большим, славным, наивным, очень красивым ребенком. Если бы не жизнь. Если бы не мужчины, так жестоко, так подло ее предававшие. Наверное потому, что чувствовали — эта не ответит ударом на удар… скорее, сломается сама. Сейчас она в Америке. В Нью-Йорке. Надеюсь, там она если не счастлива, то спокойна.

Так я о везении.

Училась я плохо, и очень много пропускала. Нет, не подумайте чего — просто рядом были парк Тельмана , а главное — зоопарк. Вот я брала книжку и с утра уходила в зоопарк. Тихо, безлюдно, животные, почитать можно спокойно, никто не дергает…

Но в то утро я честно шла в школу, когда меня перехватил Сашка Сагиянц — редкостная, нужно сказать, проныра и пройдоха. А с ним рядом — высокий темноволосый парень — ну, Ален Делон!

— Познакомься, это Алик Савельев.

Тут я немного попятилась. Знала я про Савельева. И про пятидесятую школу. И про Киру Афанасьеву. Девушку со стальными глазами. Сказочную красавицу. Сестру жены известного в Ташкенте музыканта Евгения Живаева, чья фонотека тогда была легендарной.

И знала, что кирина ревность вошла в пословицу. Да она меня в клочья порвет!

Однако, не порвала. Хоть и грозилась плеснуть в глаза кислотой. И, забегая вперед, получилось так, что позже я отбила у нее еще одного парня. Своего будущего мужа. А школу в тот день я опять прогуляла.

И моя жизнь стала волшебной.

Любовь не сложилась. Да я и не питала к нему ничего такого. Красота — это еще не все. А остальным он не блистал. Но вот насчет пластинок… да, уж и не знаю, откуда у него было столько и таких!!

Именно он принес мне «золотой диск» Пресли. В золотом футляре. И я впервые увидела лицо того, кто стал моим кумиром на долгие годы. Навсегда.

Свою любовь я передала сыну.

А мечту слетать в Мемфис на могилку Пресли — так и не оставила. Может быть, может быть… пока есть силы,

Короче, я пропала. Во второй раз. Первый — с Гершвиным. И сейчас… нужно сказать, Алик жадностью не отличался и давал мне слушать пластинки, за что я ему навечно благодарна. Тогда — только за огромные деньги, только по большому блату, только у спекулянтов, да и то… сомнительно. Время было суровое. И подобные вещи приравнивались… короче, сегодня ты играешь джаз, а завтра — родину продашь!

Да, а с Кирой мы позже учились на одном факультете. Только она — на немецком отделении. И ничего. Даже не подрались…

Учеба в сорок четвертой закончилась… даже не знаю, то ли трагедией, то ли фарсом.

Слово — Жене Томпакову, моему однокласснику, ныне живущему в Германии.

В один прекрасный весенний день почти на исходе учебного года, заходит он за своим другом, Жоркой Ходасевичем, чтобы идти в школу. Жили оба в районе Алайского, и шли, естественно, через базар.

А Жене, как назло в тот день, то ли ужасно не хотелось писать сочинение, то ли очень не хотелось учиться, хотя учились она прекрасно, но он с чувством говорит Жоре:

— До чего же сочинение писать неохота… хоть бы сгорела она, эта школа!

— Именно! — поддерживает второй от всей души.

И что вы думаете? Таки приходят они к остову сгоревшей школы!

Вот после этого и говорите , что мысль — не материальна!

Виновники пожара — налицо!!

Вот мне, приличной девочке, в голову бы ничего подобного не пришло. Это ж надо ж! «Сгорела»!!!

Ну, и сгорела.

А всех нас перевели в пятидесятую.

Которую я и закончила.

Крайне неблагополучно.

Потому что и тоже была пронырой и пройдохой.

Пользуясь некоторыми недугами, пошла к ревматологу и раздобыла справку о том, что мне нельзя сдавать выпускные экзамены. Еще бы можно — с единицей в полугодии по астрономии!! Единственный случай в истории школы, я полагаю!

Бедный директор Ермаков даже растерялся от такой наглости.

Стал объяснять, что экзамены можно не сдавать только отличникам, и то если.. условий уже не помню. Под конец, так расстроился, что пообещал поставить мне тройки по всем негуманитарным предметам, лишь бы я только явилась на экзамены.

Явилась. Получила. Правда, из-за этого не сразу попала в университет — аттестат был… если не считать литературы, истории и т. п… просто позорным.

Мало того, я и в комсомол-то не вступала — хотела бы знать кто меня бы принял! С такими-то оценками!

Но этот кошмар при поступлении по-моему, просмотрели: кто там будет читать анкеты. Ясное ведь дело — все комсомольцы, и кому в голову может прийти, что есть и НЕ!

Но вот тогда при поступлении учитывалась средняя оценка аттестата. И хотя сдала я на одни пятерки, не хватило двух сотых балла… и пришлось идти резервисткой. Правда, только до первой сессии. Потом вылетело столько студентов, что нас, а нас было довольно много — зачислили всех.

Но вот при всех своих тараканах и закидонах, я, все-таки была очень наивна, и если прогуливала, повторяю — только чтобы читать без помех. Мне это было интереснее математики. И физики тоже.

И я росла и училась в абсолютно благополучных районах. И понятия не имела, что существуют другие районы и другая жизнь. Дома у нас пили только свое вино. Родители покупали килограмм сто винограда саперави, по двадцать семь копеек, или муската — по тридцать, и делали свое вино. Один раз в несколько лет. Процесс велся строго по книге. «Виноделие» И каждый раз разгорались жаркие споры: давить одни ягоды или класть и веточки тоже. Шуму-то, шуму… Но вино получалось хорошее. Сухое красное. А вот из муската — даже игристое. И никаких ванн, в которой делалась брага. Бутыли. Десятилитровые. И такие же — для вишневки. Я если бы сейчас что и пила — то именно мамину вишневку. Даже не ее, а ела бы вишни. Ну очень вкусно!

Так вот, в нашем доме водки вообще не водилось. Только вот это вино. Фильтровалось оно тоже по всем правилам. Запечатанные сургучом бутылки стояли под кроватями. И поэтому , наверное, я так непримирима к алкоголю. Мне никогда не хотелось выпить, и больше всего я когда-то любила газировку. Да и ту теперь, говорят, нельзя.

А ведь еще были и наркотики. Как-то мы с мужем шли по скверу. И он вдруг говорит: «чувствуешь? Это план курят».

Позже такой же запах я унюхала в Амстердаме. Где вообще курят прямо на улицах.

А позже я прочитала роман «Плаха». Чингиза Айтматова. Тогда я уже жила в Москве. И говоря о романе с моей знакомой Олей Вильчек, очень удивилась, что, оказывается, у нас есть наркоманы. А она обозвала меня наивной дурой, и, как оказалось позже, была права.

Потому что сейчас я хочу рассказать об одном человеке. Нет. Другом моим он не был. И даже в приятелях не числился. Очень мы были разные, что ли? Но и не враждовали, конечно. Просто знакомый. Но человеком он был необычным. Я бы сказала, без кожи. Вроде меня. Но у меня только кожи нет. А позвоночник имеется. Вот у него не было ни того, и другого. Умница, талант, способный, остроумный, оригинал… и совсем слабый. Совсем безвольный. И погиб поэтому….

Славка Шамшин пришел к нам в классе седьмом. И не в наш класс, а в «А». Потом выяснилось, что мама его развелась с мужем, главным хормейстером театра Навои. И безнадежным алкоголиком.

И он был ужасно не похож на остальных. Выделялся так, что меня, конечно, любопытство разбирало. Еще бы нет — парень шпарит наизусть Ильфа и Петрова и Гашека, /хотя последнее для меня, скорее, недостаток/, изощряется в остроумии и косит под Печорина. Короче говоря интересно — страх.

А тут он еще и всячески меня изводит.

Ну, думаю — погоди!

И тут нужный случай подвернулся. Задала нам Ольга Викторовна сочинение. Тем, как всегда, было три, и я, как всегда, выбрала свободную. Точно не помню, что-то насчет человека, который находится рядом с тобой.

Вот тут я на Славке выспалась. Вот тут я его раздраконила вдоль и поперек. Потому что написала о нем.

Хорошо, Ольга Викторовна была человеком умным. Другая вкатила бы мне двойку. А она поставила пятерку. Но обмолвилась, что тема весьма оригинальная. И назвала героя.

Что тут началось!!

У нас в классе училась такая Ира Азатьян, просто копия «Неизвестной» Крамского, пассия Ильяра Гулямова, тогдашнего близкого друга Славки. На перемене всем все стало известно. И начала она ходить за мной, очевидно, получив задание, с просьбой дать почитать. Не на ту напали!

Я держалась гордо и таинственно, и никому ничего так и не дала.

Но славу человека бескомпромиссного приобрела.

Тогда-то Славка и перестал меня доводить.

А потом мы иногда подолгу разговаривали, не на печоринские, а на серьезные темы.

И, каюсь, это я таскала ему вино из дома. Не слишком часто, но бывало. И из-за него у нас стекла побили: гнался кто-то за ним, а я увидела в окно и позвала. Он забежал к нам. Вот тут-то камни и полетели…

После школы он уехал в Ленинград. И поступил. Сам. А через год выгнали его за пьянку. И пошло. Нигде он не стал учиться. Женился на даме старше себя, и, к тому же , душевно неполноценной. Уехал вместе с ней за границу. Вернулся. Развелся. Зарабатывал тем что резал маски. Говорят — здорово получалось. И подсел на наркотики… сначала на анашу, потом, якобы, подставили его — загремел в тюрьму. Вышел. Снова женился. Пошли дети — шестеро… А наркотики не бросал. И умер очень рано. От передоза, говорят…

Вот так обидно. Он действительно был необыкновенный человек. Талант. Умница. И так глупо загубил жизнь… не было, не было стержня….

Недавно я заказывала молебен. И по Славке тоже. В декабре была годовщина его смерти.

А помните дискуссию в шестидесятых? Физики против лириков. По-моему, чистой воды глупость, имевшая, однако, удивительные последствия. Страну охватила поэтическая лихорадка. Никогда раньше, ни до ни после, поэты не собирали целые стадионы. Их цитировали, их любили, их обожали. Особенно четверых. Конечно, все уже поняли, о ком я.

Троих уже нет. Ахмадулиной и Вознесенского. И Рождественского. Это он ушел раньше всех. Это он, трогательно твердивший своему другу, поразительному черно-белому графику Стасису Краскаусасу «Стаська, не умирай», сам умер от той же подлой болезни.

Евтушенко, слава богу, жив.

Однажды , не помню, то ли на декаду русской литературы и искусства, то ли еще по какому поводу, они все приехали. А мне билета не досталось.

И вот я иду мимо ОДО, а мне навстречу они — веселые, молодые , счастливые. Мне бы подойти, попросить билетик, а я, дурочка, постеснялась. А ведь они наверняка бы провели меня в зал, если бы я попросила.

Зато летом, шестьдесят четвертого, мне невероятно повезло. Годом раньше я познакомилась с известным писателем -фантастом, Евгением Гуляковским, приехавшем в Ташкент на съемки фильма по своему сценарию. Мне с ним было интересно, тем более, что он был намного старше и повидал ого-го сколько, по первому образованию он был геологом. И вот когда я приехала в Москву, он повел меня в знаменитое кафе «Молодежное», где каждый мог выйти на сцену и читать свои стихи. Попасть туда было почти невозможно, но, как я поняла, у него были там знакомые. Мы провели там весь вечер, а уже ночью, пошли на площадь Маяковского, где у подножия памятника, тоже собирались поэты и читали стихи. Их даже милиция не разгоняла!

Вот это был для меня подарок. Вот это было счастье!

И я всяческими путями добывала книги. В ход шли лесть, подкуп и прямые взятки, а иногда и воровство. Не говоря уже о спекулянтах.

Книги для меня были всем. У нас была читающая семья. А фанатик — одна я. Мама, к счастью, имела возможность подписываться на собрания сочинений. Что она и делала. Помню, как подписавшись на Диккенса, она говорила, что принесет очередной том только, если я получу пятерку, / а я, пролежав в пятом классе полгода фактически без движения, окончательно разленилась, о чем неоднократно писала/. Приходилось получать. И, как награду, мама приносила очередной том Диккенса.

Став постарше, я принялась бегать по очередям. Занимаешь очередь у магазина подписных изданий, накануне подписки. Потом сходишь на перекличку вечером и утром, и, чаще всего, подписка у тебя в кармане. И Фейхтвангер, и библиотека Всемирной литературы, и Куприн, и… А уж во время землетрясения.. чего только нельзя было купить! Собрания сочинений лежали прямо-таки на земле! На том же Алайском! Тогда я и купила Блока и Голсуорси и еще и еще… Пустили козу в огород!

Кроме того, мне еще повезло и в том, что в доме на Навои 14, где жили родители мужа, был книжный. Подружилась я с заведующей. Тамарой Дмитриевной. Репатрианткой. Ооочень интересной пожилой дамой. Вот она-то и подкидывала мне иногда от своих щедрот поэтические томики. Они до сих пор у меня. Цветаева в Большой библиотеке поэта, Аполлинер, , Апухтин, Ронсар и Бодлер….

Никогда не забуду, как прибежала домой, размахивая томиком Бодлера. «Цветы зла». Сижу, читаю. Приходит свекровь, дама хорошая, но далекая от подобных изысков. Спрашивает, что читаю. Я отвечаю. Она берет у меня книгу, читает первые несколько строчек, поднимает ошеломленные глаза и шепчет:

— И ты что-то понимаешь?

Я говорю «ага». Но, по-моему, она явно заподозрила что с моей головой не все в порядке.

Собственно говоря, так оно и было — нормальный человек столько книг не читает.

А я еще по толкучкам бегала: одна была в том скверике возле кукольного театра, где похоронили Рашидова, вторая — на Тезиковке. И спекулянт у меня свой имелся — Гриша. «Алису в стране чудес» я у него купила! И много чего еще.

Об этом я писала в дискуссии по поводу «Мастера и Маргариты.» Тогда эта книга действительно стала для меня ударом грома с ясного неба. И Я НЕМЕДЛЕННО СТАЩИЛА ИЗ БИБЛИОТЕКИ КЛУБА «ВОСТОК» ОБА ЖУРНАЛА «МОСКВА». И никогда в этом не раскаивалась. Вот. И не раскаиваюсь даже сейчас.

Псих — он псих и есть…

Но самым большим моим впечатлением было побоище, устроенное в день подписки на Федора Михайловича.

Чистый Голливуд , и тот отдыхает!

А дело было так: в газете появилось объявление, что завтра будет проводиться подписка на Достоевского. Отпросилась я с работы и помчалась к Пассажу. Приезжаю — а там уже слишком много народу записалось. Тогда я бегу в «Академкнигу». напротив «Голубых куполов». Прошу при этом заметить, что сам магазин — на первом этаже жилого дома, и к дверям ведет лестница и крылечко. А дом как бы стоит внизу, и чуть подальше, через тротуар — арык, за которым высокая земляная насыпь. Так вот, я записалась, одной из первых, вечером пришла на перекличку. А когда пришла утром, оказалось, что люди образовали вторую, как бы незаконную очередь, и теперь дело совсем неясное. Очереди две, и все настаивают на том, что их дело правое.

Провели перекличку, я здраво рассудила, что в драку не полезу. Если победят наши — я подпишусь, если чужие — что делать… И залезла на эту насыпь,откуда открывался очень удобный обзор. Время к десяти, т-е. к открытию.

И тут!!!! Прибегает директор Пассажа, я его знала, такой маленький, худенький, является вместе с бланками подписок, потому что у пассажа творится нечто невообразимое!! А, заметьте издание академическое, т-е, более сорока томов!! Такого ажиотажа я сроду не видела!

Без десяти… и тут началось!

Вот такой драки я действительно больше наяву не видела: только в кино. «Наши» стали выкидывать — именно выкидывать узурпаторов с крылечка — люди буквально лётали вниз через перила!

Тут, ясно дело, вызвали милицию. Так вот, я действительно клянусь, это было: кто-то с ходу засадил милиционеру ногой по физиономии. Просто картина маслом! Доблестная милиция не сдалась и грянул бой!

Наверняка среди читателей найдутся свидетели того побоища.

А женщины продолжали философски созерцать свалку в ожидании исхода.

Победили наши!! И я была в первом десятке подписующихся!!!

Это было перед отъездом из Ташкента. Навсегда.

Но сейчас мне по-прежнему девятнадцать. Еще девятнадцать. Хотя год уже шестьдесят пятый…

И на мне пресловутые красные шпильки, / мне до сих пор кажется, что это просто городская легенда, — слишком многие женщины носили красные туфли/. Те самые, десятисантиметровые шпильки и модное платье-трапеция с асимметричным рисунком. И плевать, что рост у меня теперь уже метр восемьдесят пять, потому что рядом со мной почти двухметровый спутник, и мы идем по Бродвею в сторону Дворца, и со всех сторон несется «Привет, Таня, привет, Володя», потому что спутник мой довольно известен в городе, да и меня многие знают… И жизнь прекрасна, потому что вся еще впереди, и каблучки стучат по асфальту, и апрельский ветерок вихрит волосы, и все хорошо, и меня ждет только счастье, и я еще в Ташкенте, и кругом все свои, родные… и даже землетрясения еще не случилось….

Две тысячи десятый. Март месяц…

Я иду по нашему рынку. Рынок недалеко от моего дома, минут пять ходьбы. Собственно говоря, это один из четырех, объединенных вместе рынков, самый ближний. И поэтому меня знают все, и я знаю всех.

Шпилек, конечно… какие там шпильки. И спутника тоже рядом нет. Я одна, но все в порядке, и все хорошо. Потому что мне со всех сторон кричат, равно азербайджанцы и узбеки:

— Здравствуйте Татьяна Алексеевна! Поздравляем с праздником! — Спасибо, вас также, — отвечаю я. Потом все-таки, не выдерживаю, подхожу к узбечке, торгующей пряностями и рисом.

— Саида-хон, скажите, что за праздник сегодня?

— Как, сестра, неужели не знаете? Новруз сегодня. Новый год, значит.

— Ну, с Новым годом, новым счастьем…

И счастье, может быть, еще не исчерпало все свои запасы и чудеса? Может, оно мне напоследок улыбнется?

Так хочется верить….

P.S.

Если мужу кажется, что я совершила поступок, недостойный истинной ташкентки, он очень ехидно констатирует:

— Ну, вот, теперь ты стала настоящей москвичкой.

И мне становится стыдно…

Но на днях я заявила ему, что мои шансы стать настоящей москвичкой, можно сказать, сведены к нулю.

Потому что я , в основном, живу в Ташкенте.

Вот вам!!

И это уже не постскриптум, а просьба: Я начала писать все это, мечтая найти одноклассников — люди моего возраста в социальных сетях сидят редко. К этой моей мечте присоединилась и Люда. До сих пор нам не очень везло. Нашелся только Саша. Может, моя писанина через десятые руки дойдет до тех, кто помнит и нас, и школу.

И до тех, кого мне страстно хочется найти.

До Олега Орестова. Саши Мишина. Шурика Турчинского. Их было трое, Саш. И все жили в одном доме на Полторацкого. Одного уже нет. Березовского. Я это точно узнала. Но, может, найдутся остальные? Может, отыщется Петя, сын Лени Миронова? И Люба Слуцкая, и ее сын Максим? И Баходыр Умаров… И Люда Масленникова?

Отзовитесь, пожалуйста. Ваша Таня.

Та самая. С Малясова. С Ромгерма. Из Ташкента.

Татьяна Перцева, или просто Татьяна . Или Татьяна П, Кому как нравится.

62 комментария

  • Алекс:

    Дорогая Танечка !Спасибо за 3-ю часть » Малясова..»Все точно и красиво описано.Я учился и дружил до 5 класса в 117 неполной школе на ул Папанина с Славой Шамшиным и Ильяром Гулямовым . Они оба есть на моем фото в воспоминаниях Инессы Мельничуковской » Моя старая школа», https://mytashkent.uz/2010/09/09/moya-staraya-shkola/#more-15244. Слава -3-й слева в среднем ряду ( правее меня) . А Ильяр — в нижнем ряду 3-й справа. Жаль Славку , такой талантливый парень. На скрипке играл хорошо и вообще был душа — человек.. Еще раз спасибо за воспоминания.. Саша Морозов

      [Цитировать]

  • Vic_Tor:

    «Потому что и тоже была пронырой и пройдохой.» С годами это растерялось.
    Не стыдно, что текст не вычитан?

      [Цитировать]

  • Русина Бокова:

    Господи, как будто бы весна наступила- так на душе хорошо! От этих воспоминаний , от звучания в голове Маленького цветка, голоса Элвиса Пресли, от вида апрельского ОДО…да много от чего ташкентского…
    Танечка, дорогая! Сердечное спасибо!!!

      [Цитировать]

  • Вавилова:

    Танюша, милая, спасибо огромное! Я в восторге! Эта часть мне понравилась больше всех, хотя и тогда была растрогана. Все ожило, так и было. И сочинения у нас тоже были крамольные. А в 8 классе мы ждали из районо разрешения на вечер под «заокеанскую музыку». Разрешили и первый танец был «Маленький цветок». В 10-м на полном серьезе на классном собрании обсуждалось можно ли носить капроновые чулки до окончания школы. Было, было. Подпольные затертые записи Окуджавы, позже Высоцкого, запрещенные книги на одну ночь. И все же молодость прекрасна! Спасибо!

      [Цитировать]

  • Танюша, прочитал, и, как говорил, слеза прошибла! Спасибо тебе большое! Всех, кого ты упомянула, знаю и помню, с Жорой поддерживаем контакт. Поскольку Славка Шамшин учился в 117 школе, знаю и его. Более того, пожалуй, я был одним из последних старых знакомых, кто его видел в живых после отсидки. Да, многих уж нет, а те — далече. Кажется, кто-то это уже написал. Ну вот, опять не я. Мне кажется, надо бы продолжить воспоминания, если не здесь, то выпустить, скажем на http://www.proza.ru/ полноценную повесть, у тебя это обязательно получится. А мы все поможем своими воспоминаниями, так ведь, ташкентский народ?!

      [Цитировать]

  • Русина Бокова:

    Поможем однозначно! И- здесь!»

      [Цитировать]

  • Yultash:

    «Одного уже нет. Березовского..» Я Сашу знал. Прямо на этом сайте, в облаке тегов есть ссылка — А.Березовский. Там его фото и прекрасное стихотворение!

      [Цитировать]

  • Энвер:

    Татьяна, всё здОрово! Но… Я тебя умоляю — «труба Дюка Эллингтона» — это неправильное словосочетание. Может, ты имела ввиду Луи Армстронга?
    Руководитель оркестра Эдвард Кеннеди «Дюк» Эллингтон играл на фано (а самый известный его солист-духовик — альт-саксофонист Джонни Ходжес).

      [Цитировать]

    • Энвер:

      И еще, как истинный зануда, добавлю для точности: любимый всеми «Маленький цветок» Сиднея Беше в описываемые времена в СССР был известен (со сборной виниловой пластинки из серии «Вокруг света») в кларнетном (верно!) исполнении — но не Сиднеем Беше. Авторское же исполнение «Пти флёр» было на сопрано-саксофоне и его имели лишь немногие коллекционеры.

        [Цитировать]

  • Татьяна:

    Юлташ, о Саше Березовскм я написала во второй части. «Послевоенное детство. Улица Малясова» его стихи у меня есть. когда-то он мне их подарил.

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Энвер, прости. вечно меня заносит. онечно, Армстронга. И что меня занесло?! . Пишешь в три часа ночи, потом мозги отсыхают..

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    И не занудничай! На той пластинке было написано «Сидней Беше» — и все тебе тут! И слава богу, что я хоть запомнила это!! Будешь ругаться — я обижусь!!! И на сааксофоне я его сроду не слышала!!!
    Погоди, я тебя тоже на чем-нибудь подловлю!! Никакого почтения к пожилой, склерозной даме!!

      [Цитировать]

    • Энвер:

      Вот авторское исполнение:

      Внешне сопрано-сакс и кларнет похожи, способ извлечения звука одинаков («трость»), но сакс — металлический, а кларнет — деревянный, соответственно и тембр звука разный.
      С.Беше в основном играл на сопрано

        [Цитировать]

  • Татьяна:

    Спасибо, Энвер, ты настоящий друг, хотя убить бы тебя….за занудство…

      [Цитировать]

  • Светлова Татьяна:

    Таня, ты умница и талант. И я счастлива за тебя, потому что до сих пор твой талант сидел в переводах, и был все время как бы в маске. А теперь — лицо открыто и все видят твой дар прекрасный.
    А он прекрасный, потому что позволяет увидеть и почувствовать то, о чем ты пишешь.
    Я вот твоими глазами увидела Ташкент, в котором никогда не была. И своего много вспомнилось сразу… Да вот не дано его воскресить. А у тебя все живое. Люблю тебя

      [Цитировать]

  • Рэм:

    Не знаю, уж на что там подписывалась авторесса, только СС Достоевского в 30 т. Про книги на земле Алайского после землетрясения такое же вранье. БВЛ — 1972 г. Фейхтвангера закончили издавать в 1968 г., а нулевой том даже вышел в 1969 г. Не могли они там на земле валяться. И не валялись. В любом букинистическом брали их на комиссию спокойно. Из мууската в домашних условиях только сухое белое получится, но уж никак не игристое, это газированное. А уж воровать журналы из библиотеки клуба «Восток» — это вообще преступление. Короче — права свекровь.

      [Цитировать]

    • Энвер:

      Рэму от зануды: 1) книги — Вы невнимательно прочли, у Татьяны нет такого, что она БВЛ и Фейхвагнера на Алайском покупала. У нее: «А уж во время землетрясения.. чего только нельзя было купить! Собрания сочинений лежали прямо-таки на земле! На том же Алайском! Тогда я и купила Блока и Голсуорси и еще и еще…». Свидетельствую, что так оно и было, жил ведь почти рядом с Алайским.
      2) Домашний «игристый мускат» — очень даже запросто. В столовых сортах винограда много сахара. Стоило вино разлить в бутылки чуть-чуть недобродившим и хорошо закрепить пробку — получалось игристое (заметим, натуральное, а не газированное). Делали, заливая в бутылки из-под шампанского с соотв. пробкой и проволокой. Также добавлю, что из-за остаточного сахара полусухие «Ок Мусаллас» и «Розовое Паркентсткое» фабричного розлива иногда в тепле магазинов дображивали в бутылках в игристые, при открытии «стреляли» и пенились. Мы не раз ими обливались. Но вкусно, однако.

        [Цитировать]

      • Рэм:

        Если бутылку с водой подогревать, она тоже будет выстреливать.

          [Цитировать]

        • Энвер:

          Рэму от зануды. Пардон, но Вы опять невнимательно читаете. Или неадекватно реагируете. Возможно и то, и то. Температура в данном вопросе вторична. Первично — наличие неперебродившего сахара (сахара в широком смысле — глюкоза, фруктоза) и виноградной дрожжевой культуры в уже закупоренном сосуде.
          Если б я был помоложе, неминуемо сказал бы на олбанском КГ/АМ, но воздерживаюсь и даже пытаюсь, типа, стараюсь это не предполагать.

            [Цитировать]

        • Рэм:

          Я Вам про Ивана, а Вы мне про болвана. Это Ваши слова: «полусухие «Ок Мусаллас» и «Розовое Паркентсткое» фабричного розлива иногда в тепле магазинов дображивали в бутылках в игристые, при открытии «стреляли» и пенились.»? Это мой ответ: «Если бутылку с водой подогревать, она тоже будет выстреливать.» При охлаждении процессы брожения останавливаются. Учите физику хотя бы иногда.

            [Цитировать]

        • Рэм:

          Я Вам про Ивана, а Вы мне про болвана. Это Ваши слова: «полусухие «Ок Мусаллас» и «Розовое Паркентсткое» фабричного розлива иногда в тепле магазинов дображивали в бутылках в игристые, при открытии «стреляли» и пенились.»? Это мой ответ: «Если бутылку с водой подогревать, она тоже будет выстреливать.» При охлаждении процессы брожения останавливаются. Учите физику хотя бы иногда.

            [Цитировать]

          • Энвер:

            Рэму от зануды. Про Ивана и болвана. Напомню изначальное. Татьяна говорила про домашнюю шипучку из винограда сорта «Мускат». Вы скомментировали, что это невозможно, ибо надо газировать. Я скомментировал, что это возможно 1) теоретически (остаточный сахар), 2) практически — сам не раз делал такое вино. Наглядную возможность процесса даже в непреднамеренной ситуации показал на примере нестабильного (незакрепленного) фабричного вина с остаточным сахаром.
            «Учите физику хотя бы иногда» — это замечательный совет человеку с ученой степенью по естественным наукам».
            КГ/АМ

              [Цитировать]

            • Ничего удивительного Энвер, Рэм начал хамить еще пожилой учительнице из «Полтинника», так что самое время ему сказать ее словами: » Рэм, вон из класса за хамство и неуважение!» А может ему винца не досталось? Так пора уж на кокс переходить)))))))))))))))

                [Цитировать]

  • Татьяна:

    Рэм , вы невнимательно прочитали то, что я писала. На Алайском я купила Блока, Голсуорси и часть библиотеки драматурга. на Фейхтвангера — подписалась в пассаже. Первые тома БВЛ вышли, когда я еще училась в институте — значит, до шестьдесят восьмого года. Просто томов было 200, и издание их растянулось на много лет. Достоевского было может и тридцать томов, но я и не претендовала на точность, Написала по-моему. Хамить тоже необязательно. Читать нужно повнимательнее.

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Да, и на БВЛ я тоже подписалась в пассаже. И слова нет о том, что я покупала их на Алайском. А книги действительно там лежали, прямо у ворот. Продавал их старичок, который сказал.ч ото уезжает. Я и купила. Мускат был розовый. Может. была нарушена какая-то технология, но вино выстреливало, как шампанское. Люди, знающие меня, знают также, что я могу ошибиться, но сознательно соврать — никогда
    Вообще вам не мешало бы извиниться…

      [Цитировать]

  • НаталиМ:

    Спасибо, Татьяна!
    Моя молодость была на несколько лет позже, но у меня была старшая сестра, примерно ваша ровесница, потому я слушала тогда ту же музыку, да и Ташкент отчасти видела теми же глазами.
    После землетрясения чего только не продавали на земле… И старое, и недоступный мне по цене новый дефицит.
    Тамару Дмитриевну немного знала — мой свёкр был с ней знаком ещё с Харбина. Всю жизнь они дружили, а я стеснялась зайти в магазин. Как-то зашли с мужем, она нас чаем напоила, завернула, ничего не спрашивая, какие-то не очень нужные мне книги. Славная была тётенька.
    Спасибо вам за вашу искренность и открытость!

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    НаталиМ, правда знали? Она была настоящей дамой, и чего только не рассказывала о жизни в Харбине, правда, с оглядкой. И упоминала, что у нее сестра с мужем уехали из Харбина в Сан-Франциско.
    А книги действительно очень часто продавали у Алайского, и именно на земле. Можно говорить сколько угодно гадостей, но именно так я купила первый сборник Ахмадулиной, и Голод» Кнута Гамсуна, дореволюционного издания,Элизу Ожешко, тоже дореволюционную, тогда она писалась «ОРжешко», Да… и поразительный по красоте издания сборникФедерико Гарсиа Лорки, в «золотой» суперобложке, которым тогда просто бредила, впрочем, и сейчас тоже. Стояли сбоку от ворот илп перед воротами и именно на земле раскладывали книги, причем, и до, и после землетрясения. А вот в букинистический во время землетрясеня сдать было нелегко — я точно знала, потому что Навои 16 — это и был букинистический.
    Тма места не было от книг, и тогда я очень хотела купить по-морему./ тридцатитомник Бальзака, коричневый, но вот денег уже не было — все просадила на книги. Никто ничего не покупал. и они перестали книги принимать.
    Не хотела все это писать в статье, не посчитала важным, и до чего же противно, когда тебе вот так хамят, неизвестно почему… или известно?

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Рэм, знаете, в чем отличие человека воспитанного от не… и взрослого от мальчишки? Воспитанный человек старается признать свои ошибки, взрослый постарается решить спор спокойно и без хамства. Невоспитанный — начинает хамить еще больше, мальчишка — огрызаться.
    Увы.. в первые две категории вы не попадаете. И на этом, смею надеяться, дискуссия будет закончена. Я поулыбалась, покачала головой… ну, что же. если вы так не повзрослели, это уже диагноз.

      [Цитировать]

    • Рэм:

      Вы уж определитесь тогда: то ли Вы — супервоспитанная девушка, то ли Вы — пройдоха и проныра («Потому что и тоже была пронырой и пройдохой.Пользуясь некоторыми недугами, пошла к ревматологу и раздобыла справку о том, что мне нельзя сдавать выпускные экзамены. » Ваши слова? Отказываться не будете?), пользующаяся мутными медицинскими справками и ворующая книги из библиотеки.

        [Цитировать]

  • Николай:

    Рзм, а вы никогда не нарушали закон?
    Татьяна , спасибо за воспоминания. Я младше Вас.
    Со Славкой я познакомился уже в 1970 году, в то время он резал по дереву, рисовал плакаты и изготавливал чеканки. Талантливый был человек.
    Естественно пил и покуривал, но никаких более серьёзных наркотиков он не употреблял. Был очень
    интересный собеседник и иногда баловался Эпитафиями. Примерно в 1979 году он женился на Ольге. Они познакомились в горах, куда Славка
    частенько похаживал (кстати, ходил один).
    Потом мы виделись уже реже, можно сказать, очень редко. В антиалкагольную кампанию, Славка начал гнать и пить всякую гадость ( выгонял спирт из зелёнки). Умер он так, лёг спать и не проснулся, отказало сердце.
    У инего осталось пять детей. Про его смерть я узнал от Любы- старшей сестры Ольги. Мир тесен.
    Ещё раз спасибо за воспоминания.

      [Цитировать]

  • Интересно, а о достоинствах книги (вот недаром, наверное, вырвалось, быть этим воспоминаниям изданными!), которых неизмеримо больше, говорить менее интересно, чем «неточности фиксировать»?
    Что на «Письма…» попало — не вырубишь топором, столько поступает всего, что ЕС не в силах вычитывать. Выкладывание фото требует тоже немалого времени.
    В издательствах редакторов и корректоров недаром держат: автор может ошибиться, факты исказить, бывают и «глазные ошибки». Свой текст перестаешь видеть, недаром говорят — должен отлежаться. Конечно, само обсуждение — тоже похвала, да и благодарность каждый выразил, но хочется, чтобы «заценили» в полной мере.
    Это полноценное произведение, его не стоит разбавлять другими воспоминаниями, разве только в конце комментарии и воспоминания читателей выложить в качестве приложения.
    Ау, издатели, новый бестселлер, ташкентцев-то по миру много, рвите право на издание друг у друга из рук!
    Татьяна, спасибо еще раз за изумительные воспоминания. Как поняла, они писались — как дышалось, в перерывах между основной работой, для души и для друзей, без всяких предварительных этапов сбора материала и меркантильных планов, — одна память вела и неистребимая любовь ко всему, что связано с Ташкентом.
    Спасибо огромное, что доверили с пылу-жару ташписьмовчанам свое дорогое детище, свои чувства, ими пропитана каждя строчка.
    Это — рукопись, она не горит, сколько в нее угольков ни кидай. Ошибки поправятся в других вариантах, а то, что они (варианты) должны быть, уверена. Пусть это обсуждение (но и достоинства, братцы, тоже не мешает замечать, пишется-то кровью!) поможет вам, поддержит и хотя бы немного вернет вам той любви, которой вы с нами поделились.
    Доброго плавания в океане книг вашему опусу, с Богом!

      [Цитировать]

  • Братцы, не в тему, но о Ташкенте. Помогите найти тех, кто приехал в Ташкент после землетрясения отстраивать город и остался здесь жить. Присылать контакты можно на почту sanaevat@rambler.ru с пометкой «1966» Это не для меня, но хочется помочь замечательному делу, затеваемому хорошим человеком.

      [Цитировать]

    • Галина:

      Тамара, дело это просто архихорошее! Но, честно говоря, руки опускаются после последних сносов памятников и переименований. Во всяком случае, вектор этих разрушительных действий просматривается однозначно. Мне кажется, 1966 год попадает под эту же разрушительную силу…

        [Цитировать]

  • Русина Бокова:

    Рэм
    Уж лучше бы вы воровали, но не злобничали- были бы всё же человечнее
    У вас это от досады и зависти такая реакция? Ну попробуйте тоже описать свои воспоминания- ведь есть же они у вас кроме перехода улицы в неположенном месте?Или это был самый яркий ваш поступок и впечатление от него?

      [Цитировать]

  • Энвер: +1 про кг/ам :-), Русина: +1 про то же самое :-)
    А по теме — хороший креатив, с удовольствием прочитал, хотя мне многое не слишком близко. Просто приятный и очень рекомендуемый для чтения текст. Татьяна, огромное спасибо!

      [Цитировать]

  • Машуля:

    Привет, моя дорогая! Вновь пишу отзыв о написанном тобой… ты просто чудо! Я всегда знала, что ты особенная и очень талантливая! В школе я всегда хвасталась, что моя тетя переводчик с английского, но если бы я знала, как ты замечательно и живо умеешь писать! Читая о том, что ты прогуливала уроки и была пройдохой ))) Просто заставили меня хохотать!!! А некоторые моменты прослезиться… Любовные приключения, война за книги, рассказ о знакомых и друзьях… Из твоих писем-воспоминаний я узнаю совсем другую Татьяну Алексеевну Перцеву! И скажу честно, мне безумно интересно! Я надеюсь, что найдется хоть кто-то из тех, кого ты ищешь! Помни, что я тобой горжусь,чтобы там не было и МЫ ВСЕХ ПОБЕДИМ!

    P.S. Счастье тебе обязательно улыбнется… )))

      [Цитировать]

  • Улугбек:

    Татьяна! Баходыр Умаров живет в Стокгольме, Петю Миронова — сына Лёни,я видел последний раз на похоронах Лёни. Он прилетел тогда из Киева по моему, а Лёню хоронили мы его однокурсники, он был одиноким, где-то за год до этого умерла его жена. Кстати у меня сохранилась видеозапись одной их встреч однокурсников, по всей вероятности последняя запись с Лёней. Адрес Баходыра можно узнать у Марса Зуфарова, с которым они работали в Физтехе. Если нужно я попытаюсь узнать.

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Спасибо Улугбек была бы очень благодарна. Поскольку Марса я не знаю. А вы знали Леню? Вот это сюрприз. Если можно, напишите мне на почту, расскажите подробнее. Заранее благодарная.
    Татьяна.

      [Цитировать]

  • Буба:

    Таня, я хочу тебя малость прикрыть от знатоков джаза. Выражение «труба Дюка Эллингтона» может вполне легитимно использоваться в применении к солистам его оркестра, например, Рей Нансу или Кутти Вильямсу, которых маэстро в оркестровках грузил не меньше, чем упомянутого выше Джонни Ходжеса. Так что — небольшая текстовая неточность, допустимая для женщины с большим сердцем. Дюк Эллингтон же играл-таки на трубе, но никогда не записывался. Описан случай, когда он играл на трубе на приватном концерте в Белом Доме. Не знаю, может, по пьянке. Но это — так, кстати.
    А вот твою оценку Славика Шамшина я считаю своим долгом подкорректировать. Славик был моим близким другом до конца его жизни в декабре 1987 г. Я считаю, что имею право претендовать на знание его характера и утверждаю, что он никогда не был слабовольным. Он всегда решал задачи, которые себе ставил. Просто он был способнее многих, и поэтому ему всё давалось с меньшими затратами труда, что вполне логично. Неадекватность же его поведения объсняется, на мой взгляд, острой потребностью отстранится от навязанных нам всем ложных общественных ценностей. У меня, скажем, эта потребность была менее острой, чем, повидимому, и объясняется, что я жив до сего дня. Он являл собой стандартный пример конфликта между личностью и обществом. Пожалуй, у Славика была ослаблена мимикрия, то бишь свойство приспособляемости. Выход, который он нашёл для себя, трактуется как аморальный с общественной точки зрения, но как быть, если общественные ценности всё-таки ложные. До чего же мне его нехватает…

      [Цитировать]

    • Энвер:

      Бубе: Татьяночка таки имела ввиду Армстронга, мы разобрались. Тем не менее, спасибо за реакцию, которая означает: 1) любовь к Татьяне, 2) любовь к Эллингтону. И всё это есть гут! :-)

        [Цитировать]

  • С удовольствием прочитал третью часть об улице Малясова. Как кипела и бурлила жизнь в том районе города, который ныне, к сожалению, тихий и с наступлением темноты пустынный. Бывая там, не могу теперь не смотреть вокруг глазами автора, вспоминая детали повествований, представляя уже несуществующие улицы, дома, кипевший жизнью старый Алайский, людей, живших там когда то, которых там уже нет, которые разъехались по миру, оставив нам свои воспоминания. Спасибо огромное, Татьяна, Вам за этот экскурс во времени, и, я очень надеюсь, что это не заключительное Ваше повествование о старом Ташкенте и улице Малясова! Было бы просто замечательно, если бы Вы выложили в дополнении возможно сохранившиеся у Вас старые фотографии Вашего района, старого Алайского! Спасибо заранее и ждем продолжений!!!

      [Цитировать]

  • И еще хочу выразить свою благодарность Создателю сайта, который по крупицам со всего мира собирает Ташкентцев и предоставляет нам такую информацию, которую нигде более не сыщешь! Спасибо Вам ЕС!

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Николай, мне сказали, что шестой родился уже после смерти Славки, — простите. никогда его по-другому не называла. он де1йствительно был человеком незаурядным, но вряд ли вписался бы в любое время… к моему огромному сожалению…

      [Цитировать]

  • Aida:

    Татьяна! ОЧЕНЬ. Спасибо! Пусть вдохновение этой зимы никогда не покидает Вас!

      [Цитировать]

  • Николай:

    Рзм- поздравляю. В школе нам говорили о Ленине. кажется вы чемто похожи.

      [Цитировать]

  • Буба:

    Рэму.
    В Вас, любезный, очевидно, ещё не перебродила закваска инструктора райкома комсомола. Эта должность предполагала тотальную критику и категорическое отрицание любого инакомыслия, свободомыслия, т.е. «мыслия» как такового. Человек (Танька) трудится, пишет, можно сказать, душу открывает, люди читают и получают положительные эмоции. Разве это не ценно? Любите свой город, друзей, свою молодость — и Вы напишите. А мы прочтём и прокомментируем. В то же время не будем забывать, что любая критика полезна и необходима для совершенствования. Так что и Вам спасибо.
    Энверу.
    Джаз — не просто «люблю». Начиная с 17 лет играл где только пускали поиграть, так и научился немного. В 1963 писал диплом в ТИИИМСХ и одновременно начал работать в ОДО
    пианистом на танцах. Первая запись в трудовой книжке. А последняя — доцент и замдекана ТАДИ, 1990. В промежутке один из эпизодов — бигбэнд «Модуль» в НПО «Технолог»; там уже на саксофоне. Так что немного информирован. Рад был узнать, что имею ранее незнакомых мне единомышленников. И Таньку люблю. За остроту ума, за доброту и чуткость, за сочувствие. За скрипку старую, что никогда не слышал. За каблучков следы на пожелтевших листьях незабвенных лет… Поскольку Бог велел любить, без этого , считай, жизнь — не состоялась. Гут, как ты говоришь.

      [Цитировать]

    • Рэм:

      Я не специалист по вашим райкомам. А вот эмоции от мафии получил отрицательные: мать — воровка, дочь — воровка, про внучку вообще страшно себе представить. Герои все — наркоманы, алкоголики. Эти воспоминания мещанки хороши для сайта «одноклассники», а в Ташкенте жили и более достойные люди. Мне вот спросить хочется: неужели замдекан ТАДИ в 1990 г. учил своих студентов воровать книжки из библиотеки, выносить цветмет из типографии, увлекаться алкоголем и наркотиками?

        [Цитировать]

  • Галина:

    Спасибо вам, Рэм, посмеялась от души! Вы напоминаете Огурцова из «Карнавальной ночи» и Швондера из «Собачьего сердца» одновременно. «Мафия, мать-воровка, дочь- воровка, внучка- страшно представить, наркоманы, алкоголики»- нет в такой компании таким как вы не место.

    Сдается мне, вас опять обманули Воланд со своей шайкой. Вспомните, вы же брали в руки Бегемота- эту рогатую нечисть. И вот результат- вы опять в центре Москвы, как обманутые французскими нарядами женщины…

      [Цитировать]

  • Русина Бокова:

    Ну…это уже клиника!

      [Цитировать]

  • Kostas:

    Мадам, поздравляю. Один из признаков успеха — гадящие в комментах тролли. Плюнь на них слюной и спасибо за повесть. Я даже запах нагретой деревяшки перила на лоджии вспомнил. И шланг, которым дед со второго этажа сад поливал :-) все сладко и приятно.

      [Цитировать]

  • Евгений:

    Кому интересно, все дети, и жена Стаса Шамшина живы и здоровы, и живут все там же на Урицкого 10 (правда уже не все) Я и сам там жил, и родился там, 24 мая 1981 года…Я его старший сын…

      [Цитировать]

  • tanita:

    Евгений, здравствуйте, это автор статьи. Мне интересно. Я хорошо знала вашего отца. безусловно, человека незаурядного, хотя, к сожалению, с поломанной судьбой. Рада слышать, что у вас все хорошо. Урицкого десять я помню прекрасно, поскольку не раз там бывала. Думаю, Борису Шамшидову, очень любившему вашего отца тоже будет приятно услышать о вас. Желаю вам счастья и здоровья, и вашей маме и сестрам и братьям тоже. Вот неожиданный и приятный сюрприз! обязательно передам Боре!

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.