Улица Почтовая, дополнение Tашкентцы История Старые фото

Пишет Михаил Головин.

Приношу свои извинения читателям за то, что не ответил на заданные вопросы сразу же в комментариях. Попытаюсь сейчас это сделать, при этом смогу сообщить еще одну маленькую, но любопытную подробность об улице Почтовой.

Прежде всего, по поводу моего отношения к работе сегодняшней почты. Уже давно я живу в Москве, получаю здесь все письма и бандероли. Мои замечания по поводу ее современного состояния касались исключительно почты московской, поскольку только ее работу и могу оценивать. Ничего иного я не имел в виду. Соглашусь с мнением, что в «Письмах» лучше вспоминать обо всем хорошем, благо, у нас хватит приятных воспоминаний на всю оставшуюся жизнь!

Остается, однако, верным поразительный и парадоксальный вывод. Разглядываю фотографию с подписью «Перевозка почты», от нее веет удивительной безмятежностью. Кажется, что никуда не спешат эти почтальоны. Хотелось бы и самому запрыгнуть на эту арбу, прокатиться с ними, послушать их разговоры во время долгого пути. Медленно катит арба свои огромные колеса, но современная авиапочта, с ее реактивными самолетами, не может ее обогнать!

По поводу плана 1932 года могу лишь сказать, что когда-то показывал его нашей знакомой, она была уже пожилым человеком, всю жизнь проработала архитектором. Как мне кажется, она высказала свое предположение, что это повторение старого плана. Назвала и дату, кажется 1915 или 1916 год. Разговор этот происходил приблизительно год или два спустя после землетрясения, то есть давно. Никак не могу поручиться, что все подробности запомнил точно. Никаких рассказов о том, что у кого-то есть или могут быть подобные старые планы, я никогда не слышал. Тогда меня это и не интересовало. Я был слишком рад тому, что у меня оказался план 32 года, хотя и в весьма плачевном состоянии.

Есть у меня еще схемы, но в удовлетворительном состоянии только две.

1) «Как проехать по Ташкенту. Схема маршрутов городского транспорта» Схема маршрутов составлена по состоянию на 15 декабря 1966г.

2) «Ташкент. Туристская схема» Схема составлена и подготовлена к печати фабрикой №7 ГУГК в 1978 г.

Возможно, они уже доступны читателям? Тогда нет необходимости их копировать. Эти схемы исполнены с искажением масштаба, отсутствуют многие улицы. Никакого сравнения с планом 32 года они не выдерживают.

Пока не представляю, как их воспроизвести с помощью сканера форматом А4. Попытаюсь сделать это фрагментами. Если у меня что-то получится, то непременно отправлю в «Письма», а Евгений, по своему усмотрению, разместит в соответствующем разделе.

Теперь об интересном. Что же помешало мне заглянуть в «Путеводитель по Ташкенту» 1937 года, когда я пытался разобраться с происхождением названия улицы Почтовой? Просто позабыл о нем. Как обидно, что не сделал этого раньше! Листаю, нахожу одну единственную строчку:

«Нач. Упр. Связи – Почтовая, 25, т.35301, тр. 2»

Запись расшифровывается, скорее всего, так: «Начальник управления связи», ничего иного придумать не удается. Наверное, это начальник связи всей республики, может быть лишь города Ташкента. Есть номер его телефона, ему можно позвонить. Стало быть, учреждение не засекречено, над входом должна быть табличка: «Управление связи». Во время войны, несомненно, все будет засекречено, табличка исчезнет. Трамвай номер 2, ну, это понятно, вся Почтовая расположена рядом с этим маршрутом. Скорее всего, управление связи оказалось в том самом доме Рубинова, в котором до революции находился Туркестанский почтово-телеграфный округ I класса, упоминаемый в книге Добросмыслова. Но это только предположение. Где же находился этот дом номер 25? Может быть, найдется читатель «Писем», теперь уже немолодой, который жил до землетрясения на улице Алексея Толстого, да вспомнит, хотя бы приблизительно, где и какие были номера домов. Улица эта до землетрясения изменилась мало, новых домов почти не построили, быть может, и нумерация домов тогда еще сохранялась старая.

Еще любопытная подробность. Адрес Главного почтамта в 1937 году: «ул.Подбельского, 2 (б.Крылова)». Указана бывшая Крылова, видимо, улицу только-только переименовали, к новому названию еще не привыкли. «В.Н.Подбельский (1887-1920). После Окт. революции комиссар почт и телеграфов Москвы. С мая 1918 – нарком почт и телеграфов РСФСР». Городские власти решили увековечить имя наркома, улице, на которой находился Главный почтамт, присвоили его имя. Спустя некоторое время вернули прежнее название. Почему? Среди врагов народа Подбельский оказаться уже не мог, умер он в 20 году. Как мы видим, улицы меняли свои названия нередко.

Теперь о старых письмах и старой орфографии. Старых открыток у меня немного. Большую часть из них предыдущие владельцы приобретали, как и я, только ради фотографий. Поэтому открыток с письмами, то есть с текстами, среди них совсем немного, интересных текстов, кажется, почти нет. Но одно из писем, которое я прочитал совсем недавно, перебирая открытки, содержит характерное и выразительное упоминание Ташкента, оно запомнилось. Это одна из двух открыток, отправленных из Ташкента в город Радом.

Img_01

Прошли они весьма замысловатый путь за сравнительно короткое время. На этой открытке штемпели с датами не сохранились. Ташкентский штемпель оказался на почтовой марке, ее сняли с открытки, штемпель города Радома смазан, разобрать можно только год: 1905-й. Подписано: «Ташкент, 22 июня». Отправлена открытка: «Г. Радом, Ея Высокоблагородию Александре Павловне М<…>й, Варшавская ул., д.Даневской, кв.5». На открытке не указано, в какой губернии находится Радом. Отправитель не сомневался, что на почте разберутся, письмо безошибочно поедет в верном направлении. Супруг Александры Павловны, видимо, был военным, в письме есть вопрос: «Когда двинут Вашу батарею в Серпухов, и когда Вы думаете снова поселиться там?» Судя по обращению, он имел чин от майора до полковника. Незадолго перед этим, как мы можем судить, Александра Павловна отправила в Ташкент письмо, в него вложила свою фотографию. Можем предположить еще, что она была весьма хороша собой. Вот, как отвечает ей автор этого письма.

«Очень благодарен Вам, дорогая и уважаемая Александра Павловна, за память и любезное поздравление. Но Вы меня сильно огорчили: оказывается у Вас, в Радоме, совсем нет приличной фотографии, если судить по новейшему портрету. Уж на что Ташкент, а здесь всегда найдете очень хороших фотографов. Теперь, следовательно, придется ждать Вашу карточку до тех пор, пока Вы не приедете в Москву, да? Жаль, очень жаль. А то приезжайте сюда, мы здесь так Вас изобразим, что вся Европа ахнет. Ну-с, так пишите же о себе побольше, не забывайте любящего Вас А.К<…>».

Предвижу, что некоторым читателям, может быть, не понравится такая, на первый взгляд, уничижительная характеристика: «Уж на что Ташкент…». Попытаюсь предупредить их недовольство. Прежде всего, писали эти письма люди, жившие на рубеже XIX-XX веков. Совсем еще недавно в Ташкент нужно было добираться с караваном чуть ли не два месяца. В их сознании название города Ташкента обретает новое значение – это край света, он дальше Хабаровска или Владивостока. Да и весь Туркестанский край – это далекая, сказочная страна где-то на Востоке. Кажется, и открытка выбрана отправителем не случайно. Базарная площадь, диковинные повозки с огромными колесами, мальчик с верблюдом, по площади идет женщина в восточном одеянии. Чем это не иллюстрация к «Тысяче и одной ночи»? Где же еще можно увидеть такое?

А вот город Радом, это хотя и Европа, да захолустье! И фотографы там нерадивые, не смогли красавицу представить как надобно! А в Ташкенте, да и в Самарканде в это время уже работают превосходнейшие мастера фотографы. В этом можно убедиться, перебирая замечательные, старые семейные фотографии. Так что мне было даже приятно прочитать это письмо, да и выражение «Уж на что Ташкент…» вызывает у меня улыбку. Думаю, согласятся и читатели, что в самом этом выражении есть некоторая доля лукавства. Вот, мол, живем мы на краю света, сами изволите видеть, да не все у нас так плохо!

С уважением Михаил Головин.

2 комментария

  • Vic_Tor:

    Михаил Головин, а как Вы на счет предположения, что на этой улице находилось отделение связи (почта), с которого можно было легко отправить посылочкой экзотические предметы и продукты, купленные на Алайском базаре? Для приезжих, да и для местных, это было в высшей степени удобно. Поэтому, может быть, с их «подачи», эта улица и стала называться «почтовой»?

      [Цитировать]

  • Лилия С:

    По поводу выражения*Уж на что Ташкент* много интересного найдете в книге Элеоноры Шафранской *Ташкентский текст в русской культуре*Ташкент—солнечное сплетение множества культур,провинция и центр одновременно. И эту его особенностьочень здорово перебирать пальцами, катать на языке, намывать,словно золотой песок истории,-. Об этом пишу его архивариусы, его мифологи, Об этомновая книга Элеоноры Шафранской. Санджар Янышев

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.