«Я — узбекский художник!» Tашкентцы Искусство

Пишет Рустам Шагаев.

На 82-м году умер Евгений Павлович Мельников…

Он был великим художником! В Государственном музее искусств Узбекистана его монументальная картина «Улак»  висит рядом с  большой работой Урала Тансыкбаева. Это говорит о многом.

Газета «Народное слово»  от  31 августа 2005 г.

25 августа 2005 года  Указом Президента Ислама Каримова ему было присвоено звание Народного художника Узбекистана.

Я тут же поехал поздравить художника. ( А дело в том, что правительственные новости сначала приходят в наше агентство, а от нас – всем газетам, телевидению и радио.)  Мельников мне не поверил, подумав, что это розыгрыш. Тогда я позвонил по «мобильному» Кузиеву:

— Турсунали Каримович!  Я поздравляю Евгения Павловича Мельникова с высоким званием Народного художника. Не хотите присоединиться?..

И только когда его поздравил сам председатель Академии художеств Узбекистана, он поверил.

На Востоке обязательно принято за добрую весть дать суюнчи. Вот тогда он подарил мне  чудный натюрморт «Маленькие талисманы».

На нем изображена полочка с бронзовой статуэткой воина и чётками, альбом древних памятников и плитка с майоликовой росписью.  А в правом верхнем углу — старая подкова – символ вечности.

И сейчас любуясь картиной, я чувствую её ауру, каждый раз открываю что-то новое.

В тот день я снимал счастливого художника с его работами: с  портретами художницы Лайло Салимжановой и дедушки Ивана Ивановича – купца 2-ой гильдии, другими пейзажами.

Мы подружились, и я никогда не отказывал ему в просьбах.  Возил к врачам, сделал эксклюзивные фотоальбомы: «Творчество», «Друзья» и «Семья ».

И Евгений Павлович ценил это отношение к нему. Он подарил мне еще один чудный натюрморт «Домашние фиалки».

Я часто бывал у него, мы вспоминали нашего друга Рузы Чарыева, безоблачное прошлое, выставки и застолья.  Их было четыре друга- художника: Рузы Чарыев, Евгений Мельников, Юрий Талдыкин и Владимир Бурмакин (первых троих уже нет с нами). В 60-годы они открыли совместную выставку, которая имела огромный успех. После неё их назвали «Ташкентский квадрат».

Написал он и мой портрет с Рузы-ака. Как большой художник, он долго думал над композицией картины. И написал нас на фоне известного пейзажа Чарыева «Журавли летят в Пашкурт»,  а это село в сурхандарьинской глубинке – родина Рузы.

Не один раз вспоминали мы и Михаила Александровича Вербова, который с 1918 по 1921 годы работал первым директором Ташкентского музея искусств. Судьба подарила мне встречу с этим выдающимся художником в сентябре 1989 года, во второй его приезд в Ташкент, где жила его родная сестра Валентина Александровна.

Тогда ему было 92 года, но, не смотря на почтенный возраст, он был бодр и подвижен, читал без очков.

В далеком 1922 году Вербов сделал с натуры рисунок В.И.Ленина, который и стал основой известного портрета, где вождь изображен в полупрофиль, держащийся правой рукой за жилетку. Крупская считала, что именно этот портрет наиболее точно воспроизводит  его образ.

Судьба Вербова действительно легендарна. Его кисти принадлежат портреты Ф.Э.Дзержинского, Н.Л.Семашко, И.А.Бунина, Ф.И.Шаляпина, К.С.Станиславского, Л.В.Собинова, Е.Л.Гоголевой.

Перед входом в музей Прадо в Мадриде фамилия Вербова высечена на мраморной доске рядом с именами таких мастеров, как Веласкес, Гойя, Рубенс. Он – единственный человек, удостоенный такой чести при жизни!

И живя в Америке, он увидел репродукции картин Мельникова, и понял, что это большой мастер. Будучи в Ташкенте, он пришел в мастерскую художника.

Понятно, приглашая в страну за океаном, суля почет и деньги, такой человек не будет разбрасываться словами.

Но Мельников твердо повторил:

— Я – узбекский художник!

И хотя он жил рядом с мастерской в скромной двухкомнатной квартире за комбинатом «Рассом»,  никуда не ездил дальше Паркента, но страстно любил наш народ, эту дорогую землю, где щедро расцвел его талант.

Евгения Павловича похоронили 28 сентября на ташкентском кладбище Домбрабад…

А «Сады Чарыева» — лебединая песня художника. Это и дань памяти другу и гимн нашей земле и её людям. Интересно проследить, как мыслит художник, как вынашивает своё детище. После долгих раздумий, он пишет портрет на фоне широко известной чарыевской картины «Кумкурганские яблоки».

«Живопись вечна»,  — любил повторять он. И поэтому относился к своей музе трепетно. И поэтому его творения будут жить вечно!

Рустам Шагаев, фото автора.

4 октября 2010 г.

5 комментариев

  • Русина Бокова:

    Благодаря своей работе над портретом Ленина Майклу Вербову и удалось получить разрешение на выезд в Куоколо к учителю Репину для короткого визита. Назад он в СССР уже не вернулся. Это написано в СВЕКОЛЬНИК по ДЗЕВЕНЦКИ в рубрике АРХИВ СТАТЕЙ на сайте

    http://www.hypno-trance.ru

      [Цитировать]

  • Русина Бокова:

    Собственно- вот для удобства

    http://www.hypno-trance.ru/articles_1_253.html

      [Цитировать]

  • Фаррух:

    К огроному сожелению с последнее время стало много некрологов((((
    Узбекистан теряет многих выдающихся людей ……..

      [Цитировать]

  • Спасибо огромное Рустаму Шагаеву. Он знает многих замечательных людей, и Евгений Павлович Мельников был одним из них. Народный художник, Мельников удостоился лишь короткого дежурного некролога в официальной прессе. А ведь он был настоящий Мастер. Рустам сказал о нем тепло, и даже тот, кто совсем далек от живописи, наверное, задумается, что живопись достойна внимания и тем более его достойны настоящие таланты, такие, как Евгений Павлович Мельников.

      [Цитировать]

  • Дарья:

    Я прекрасно его помню. Его мастерская была в нашем доме — в доме художников. Когда я была маленькая, мама брала меня в «Рассом» на работу. Это все такое родное мне.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.