А. Файнберг. Репортаж с места события А. Файнберг Искусство

Гуарик Багдасарова

«ПРОЩАЛЬНАЯ ПОЭТА»
15 октября в яркий погожий осенний день,  в самый разгар «Бабьего лета»  мы проводили в Вечность народного  поэта  Узбекистана, лауреата пушкинской премии А. Файнберга, но он ещё раньше успел проститься с нами и с этой грешной землёй в своих стихах из сборника «Лист», вышедшего в этом году. Наверное, знал, что лучше его и более искренне никто этот самый горестный и возвышенный момент ухода в бессмертие  не сможет выразить своими словами:

«Ухожу навсегда.
Покидаю прекрасное общество.
Ухожу. Ни следа. Ни друзей, ни подруг.
Одиночество. Можно вольно дышать.
Были крылья. Теперь – пустота.
Чем позор возвышать,
Лучше их не иметь никогда.
Ухожу, как пою.
Так положено. Так неизбежно.
На людей не плюю.
Я люблю их по-прежнему нежно.
Громыхайте, моря!
Камнепады.
Разлом горизонта.
Я плюю, уходя,
На короны из крови и золота.
В вас плюю я, сутаны!
И знаю, что делаю правильно.
Коронуй меня, осень;
Листвою багряной и пламенной
У закатных озёр
Ты, лесов благородная нация,
Полыхни мне рябиной,
Отпразднуй мою коронацию.
Небосвод голубой,
проинимай без суда. Окрыли.
Мне прощенье – любовь, -
Храм единственный не на крови.
Здравствуй, высшая власть!
Знаки звёзд над кайлом полумесяца.
Коромыслом зажглась,
запылала Большая Медведица.
Под огнями небес
По законам земли не напрасно
Ни костёр и ни крест
Над строкою из крови не властны.
Даже попранный прахом,
Поэт остаётся поэтом.
В этом высшая правда.
И музыка высшая в этом».

И всё-таки каждый из обожателей  не просто талантливого, – гениального автора стихов, поэм, «вольных сонетов», 50 сценариев к документальным и мультипликационным фильмам – хотел  поделиться с другими  своими сокровенными мыслями о своём кумире, друге, соседе «дяде Саше» и просто  об Александре Файнберге , влетевшем ветром перемен  в  нашу  жизнь в конце 60-х и больше уже никогда ни на один час не выходившем из сознания поклонников  его поэтического, публицистического и кинодокументалистского творчества.  Большинству почитателей таланта  Файнберга  ешё предстоит увидеть фильм о б Арале, заслуживший две международные премии, где драматические кадры  исчезающего озера и  пустеющего  обезлюдевшего побережья Приаралья сопровождает голос поэта, читающего стихи, посвящённые центральноазиатской  экологической катастрофе, величайшей из человеческих потерь  ХХ века. Говорили  об этом фильме, о двухтомнике, который находится в печати и о самом главном: «Не было более совестливого  и честного поэта-гражданина, сумевшего совместить   равноценно в себе две эти ипостаси».
Его звали жить за кордоном и обещали полное соцобеспечение в Израиле, Америке, Германии, а он доживал свой век вместе со своей верной подругой жизни Инной – журналистом и профессиональным редактором в тесной  неотремонтированной «трёшке» хрущёвского образца. Квартира, подаренная в своё время Союзом писателей Узбекистана ,  находилась в центральном районе узбекской столицы,  на 8-м этаже. Отсюда в хорошую летнюю погоду открывался вид на заснеженные Чимганские горы, а поздней осенью близкое  небо, казалось, облаками  опирается на крыши девятиэтажек. По соседству справа располагались старинное здание Государственной консерватории, слева – дом-музей  композитора М. Ашрафи. Здесь же неподалёку от дома  поэта находился уютный скверик, в котором каждый день поутру, выйдя из двора,  можно было поздороваться с памятником Н.В. Гоголя работы Томского.
К тому же,  днём и ночью звонили и приходили друзья – художники, поэты, киношники,  жители   соседней улицы – кто за советом, кто просто поговорить по душам, а кто за рецензией или отзывом на новый стихотворный сборник или художественный альбом. Здесь в этой эпохальной квартире в 2005 году был снят биографический документальный фильм, в котором его главный герой, сидя в маленькой кухне, заставленной подарочными сувенирами друзей из разных уголков мира, как это было принято, вообще, у поэтов-шестидесятников, рассказывал о своих жизненных и метеорологических маршрутах, подкрепляя свои размышления старыми и новыми и стихами.  Впрочем, даже самые ранние произведения звучали современно и актуально, ибо суть творчества неосязаема, а цели искусства, по словам Блока,   нам до конца не известны и неведомы никому.

Стихи продолжили маршруты метеорологических горных экспедиций А. Файнберга, они преследовали его по пятам, где бы он ни был, и заставляли снова и снова возвращаться в  голодное детство военных лет, неписаную историю бывшей большой единой страны и  заново, непротокольно, точным поэтическим языком  осмысливать  противоречивую современность переходной эпохи с её культом денег и насилия. В стихах поэт искренне, по-детски преклоняется  перед  утончённой Красотой Востока, воспетой некогда С. Есениным в его «Персидских мотивах», русскими художниками-авангардистами  Беньковым, Кашиной, Юсуповым, Фальком и одновременно ужасается  новым войнам,  жестокости, упадку  общественной  морали и дегуманизации искусства, двигающих  время и пространство вспять, к первобытному состоянию человека. Голос поэта меняется с возрастом: зреет его душа и, соответственно, романтическая лирика уступает место эпической поэзии, в стихах появляются глуховатые скорбные  интонации глубоких сердечных переживаний автора за судьбы страны и всей планеты.
Строгие по форме «вольные сонеты» А. Файнберга динамичны, многотемны и по смыслу сложны, глубоки, как сама жизнь: их достоинство в их внутреннем   поиске нового смысла в живой действительности и новых идеях.  Мас тер слова, детали в стихах Файнберг  с лукавой лёгкостью пиита  преображал  сонет на глазах, в зависимости от темы: так автор «Вольных сонетов»   подтверждал, что «область поэзии бесконечна» (Л. Толстой), и он в ней  по праву чувствовал себя Богом.
Поэзия Файнберга никого не может оставить равнодушным, потому что в ней  всеобщее становится индивидуальным, а очень  личностное – общечеловеческим. Таково назначение поэзии – оставаться  штучной и одновременно всенародной, востребованной, волнующей сердца миллионов  людей. Своими корнями она уходит в узбекскую землю и её богатое литературное национальное наследие, свежими ростками она  прижилась далеко за пределами «малой родины». Прощаясь с А. Файнбергом, народный поэт Абдулла Арипов поставил его наравне с советскими классиками, русскими поэтами Б. Пастернаком, И. Бродским, А. Вознесенским, Е. Евтушенко. При этом он отметил богатейший, до конца неоценённый вклад А. Файнберга своими переводами в дружбу и взаимопонимание двух народов – русского и узбекского, их  духовное единение  и побратимство художественным и  образами добра, красоты, душевности и миролюбия.
Мы будем помнить творческие вечера А. Файнберга в литературном музее С.Есенина и общественном клубе-музее А. Ахматовой,  Русском академическом драматическом Театре, Молодёжном экспериментальном театре «Ильхом»  и Ташкентском доме фотографии, а также в Еврейском и Русском культурных  центрах  и на многих других больших и малых площадках. Это были настоящие мистерии духа, театр одного актёра и режиссёра, которые потрясали слушателей и преображали их внутренний мир. Эхо  школьного поэтического вечера в 1968 году  с участием  тогда ещё малоизвестного молодого поэта А. Файнберга, автора «Велотреков» протянулся для меня на всю жизнь и отозвался в моём серьёзном увлечении поэзией. Поэт Велимир  Хлебников когда-то сказал: «Когда умирают люди – поют песни». В день смерти поэта 14 октября в Ташкентском доме фотографии в музыкально-поэтическом клубе «Арча» звучали песни на стихи А. Файнберга в исполнении его близких друзей, поэты посвящали ему стихи, а птицы чёрными стаями  с гвалтом улетали дальше на юг, неся кому-то дальнему   на крыльях  печальную весть  о том, что на земле  одним гениальным поэтом стало меньше.

Гуарик Багдасарова

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.