Архитектор Бенуа Tашкентцы История

Пишет Тамара Санаева: Год назад по случаю 2200-летия Ташкента опубликовала в местной печати материалы, связанные с историей оплакиваемого нами сквера и жизнью  архитектора Бенуа. Может, кому-нибудь захочется их прочитать. Прилагаю  фотографии с копии подлинных чертежей, выполненных самим Бенуа. На них — Лютеранская церковь (на бывшей улице Жуковского), и другие постройки, надписи видны при увеличении снимков.

Наш Бенуа

В 2008 году исполнилось 170 лет со дня рождения архитектора Алексея Леонтьевича Бенуа, жизнь и творчество которого неразрывно сплетены с историей нашего края.


С именем этого архитектора прошлого связаны красивейшие сооружения  XIX и начала XX веков, часть из которых до сих пор служит украшением исторического облика Ташкента и  других городов Узбекистана. И хотя творения этого незаурядного зодчего остались незыблемым свидетельством его таланта, история его жизни и деятельности до сих пор пребывала в тени. И, как знать, сколь долго продолжалось бы это полузабвение самобытного мастера, если бы не энтузиазм ведущего специалиста АООТ «Таъмиршунослик» (в прошлом института «УзНИПИреставрация») Эдуарда Жданова.

Инженер-землеустроитель, имеющий большой опыт проведения научно-исследовательских и проектно-изыскательских работ по консервации и реставрации памятников культуры, он принимал непосредственное участие в восстановлении исторических  архитектурных объектов, в том числе и тех,  проектированием которых в прошлом занимался А.Л. Бенуа. Кропотливо изучая архивные материалы в хранилищах Узбекистана и Санк-Петербурга, Э. Жданов обобщил все, что сумел по крупицам собрать  в архивах: биографические сведения, документы и даже чертежи, собственноручно выполненные зодчим. Установил и связи с потомками его известного за рубежами нашей страны и довольно разветвленного рода, с Музеем семьи Бенуа в летней резиденции русских царей — Петергофе.

Оказалось, что на родине А.Л.Бенуа практически не было сведений  об этом представителе семейства, которое внесло и продолжает вносить вклад в русскую и мировую культуру. «Туркестанский Бенуа», благодаря изысканиям нашего земляка, теперь может занять достойное место в кругу представителей своего рода и в культурной летописи нашей страны.

Родился Алексей Леонтьевич Бенуа 21 июня 1838 года в семье служащего общества Царско-сельской железной дороги. Его отец, Леонтий Леонтьевич Бенуа (1801 -1885), был старшим братом известного русского архитектора Николая Леонтьевича Бенуа, а основателем рода являлся французский крестьянин Луи (на русский манер — Леонтий) Жюль Бенуа. На родине он служил поваром-кондитером герцога Монморанси, а по переселении в Россию дослужился до метрдотеля вдовствующей императрицы Марии Федоровны.
Луи (Леонтий) Жюль Бенуа произвел на свет одиннадцать детей. Двое из них — Николай и Юлий — стали архитекторами. Дядя А.Л.Бенуа, Николай Леонтьевич, благодаря своим талантам был назначен архитектором Высочайшего двора, затем был избран академиком Императорской Академии художеств и со временем получил диплом на дворянство вместе с гербом.

А. Л. Бенуа поступает в Имераторскую Академию художеств и 12 сентября 1865 года «во внимание к хорошим познаниям его в архитектуре и строительном искусстве, доказанным классными программами и выдержанным экзаменом из наук» удостаивается звания свободного художника с «правом производить строения и вступать в службу, в какую пожелает».

Исследователям творческого наследия А.Л. Бенуа еще только предстоит восстановить многие факты его биографии.   Крайне скудны сведения об отце архитектора, первых годах работы в Туркестане и даже хотя бы приблизительном месте захоронения (умер он в 1902 году в Красноводске). Почти ничего не известно о судьбе его супруги и детей.

В Ташкент А.Л.Бенуа приехал в 1874 году. Как рассказал нам Э. Жданов, в феврале 1874 года на имя туркестанского генерал-губернатора поступила бумага, подписанная генерал-адъютантом фон Кауфманом. В ней говорилось: «Ректор Имераторской Академии художеств, действительный статский советник Александр Иванович Резанов рекомендует с отличной стороны, как хорошего художника, знающего дело архитектора и честного человека, Алексея Леонтьевича Бенуа»

20 июня 1874 года А. Л. Бенуа был определен на службу по военно-народному управлению в распоряжение Туркестанского генерал-губернатора, а 8 февраля 1875 года назначен членом Сыр-Дарьинской строительно-дорожной комиссии, где сосредоточилась деятельность по руководству застройкой Ташкента. Вскоре его командировали в распоряжение военного губернатора Семиреченской области, в город Верный для производства строительных работ. Через два года, в связи с образованием строительных отделений при областных правлениях, которые возглавляли военные инженеры, Бенуа получил должность младшего архитектора Сыр-Дарьинской области.

А. Л. Бенуа создавал сам и пересоставлял проекты по указаниям заказчиков, строил самые разнообразные объекты — от великолепных дворцов и особняков до крошечного помещения караулки шоссейных сторожей и даже номерных столбов на мостах и дорогах. Но всему, что он проектировал и строил, архитектор  придавал самый разный стилистический облик.

В 1877 году совместно с военным инженером Белохой он занимался переустройством интерьера «Белого Дома» — резиденции туркестанских генерал-губернаторов. Здесь по его проекту был создан парадный Георгиевский зал. В 1883-1884 годах обогатил одноэтажный фасад этого здания прихотливым по рисунку резным деревянным декором в русском стиле. В 1883 году принимал участие в строительстве здания Ташкентской мужской гимназии, осуществляемого под руководством инженера Янчевского, а в 1881 – 1887 годах — в перестройке жилого дома полковника Тартаковского в учительскую семинарию. В 1898 году Е. П. Дубровин по проекту Бенуа пристроил с запада здания семинарии пятиглавую домовую церковь св. Александра Невского. Она была выполнена в русском стиле. Это небольшое здание в центре Ташкента, к сожалению, не сохранившееся в первозданном виде, те не менее, до сих пор восхищает нас гармонией архитектуры.

Когда в 1890 году праздновалось 25-летие присоединения Ташкента к России, в городском саду была организована юбилейная кустарно-промышленная выставка. Для нее по проекту Бенуа были сооружены входные ворота со стороны Константиновского сквера (ныне сквер Амира Темура) и несколько павильонов в соавторстве с инженером  Дубровиным. В их декоративном убранстве были использованы мотивы московской архитектуры 17 века. Ворота имели трехчастную композицию, с широкой проезжей частью. Основным материалом служил красный кирпич, на фоне которого выделялись белые полуколонки, обрамления проемов, пояски. Перекрытие центральной части, полотнища ворот и боковых калиток были деревянными, покрытыми прихотливой фигурной резьбой. Кованые фонари тонкого рисунка дополняли декоративный облик ворот, напоминавших иллюстрацию к сказке.

Бенуа принимал живейшее участие в проектировании и строительстве церквей в  городах и поселках Средней Азии, демонстрируя в собственноручно выполненных чертежах высокое графическое мастерство зодчего.

В начале 80-х годов XIX века по инициативе проповедника К. Х. Фрюауфа в Ташкенте шел сбор средств на строительство молитвенного дома лютеран. Был объявлен конкурс на лучший проект, в котором по решению прихожан принял участие и А. Л. Бенуа, бывший католиком. В 1881 году он разработал первоначальный проект кирхи, который дорабатывался им вплоть до 1896 года. В 1899 году строительство здания, в архитектуре которого использованы мотивы прибалтийской готики, было завершено. Вход и в ныне действующую кирху подчеркивается высокой колокольней со шпилем, за которой находится помещение молитвенного дома с высокими стрельчатыми окнами.

Талантливого архитектора не обошли также при проектировании и постройке дворца Великого князя Николая Константиновича. Весь комплекс построек, в проектировании которых участвовал и А. Л. Бенуа, был воздвигнут в 1889 – 1890 годах под руководством гражданского инженера Гейнцельмана. Уникальный ансамбль великокняжеского дворца имел по плану силуэт двуглавого орла. Он  утопал в зелени тенистого парка, который усиливал романтическую атмосферу дворца, придавая ему вид роскошного охотничьего загородного особняка. Скульптурные изображения собак и  оленей, профили лошадей в овальных медальонах на фасадах флигелей дополняли эту картину. Несмотря на некоторые переделки последних десятилетий дворец сохранил основные черты парадной резиденции и декоративного убранства.

Не менее ценным архитектурным произведением в творчестве Бенуа последнего десятилетия XIX века стал дворец эмира Сейид-Абдул-ал-Ахад-Богодур-хана, правившего Бухарским ханством с 1885 по 1910 годы. По мнению специалистов, дворец (строительство его велось под руководством инженера Гельмана) является  крупнейшей и наиболее примечательной постройкой того периода, значение которой выходит далеко за пределы региона. Выполнен он в мавританском стиле, с богатыми орнаментальными украшениями из алебастра. Живописность постройки усиливают многочисленные колонки и башенки.

К сожалению, несмотря на подготовленный специалистами проект реставрации, дворец, который являет собой истинный шедевр архитектуры начала прошлого столетия, ветшает и может навсегда утратить редкий по красоте и стилю декор, выполненный по эскизам А. Л. Бенуа. А ведь эта жемчужина отечественной архитектуры вполне заслуживает быть внесенной в список мирового наследия ЮНЕСКО.

Произведения А. Л. Бенуа занимают значительное место в истории туркестанской архитектуры. Это был единственный в то время строитель Ташкента, получивший подготовку художника-архитектора в знаменитой alma mater русских художников на берегах Невы.

Приложение: чертежи проектов А. Л. Бенуа.

Benua 001

Benua 002

Benua 003

15 комментариев

  • Gost:

    а ведь можно было все здание поднять и перенести

      [Цитировать]

  • Андрей:

    реставрация?
    а реставрация медрессе 16 века Укельдаш, отделка фасада неизвестно каким кипечом.
    Скоро у каждой помойки построят по башне курантов.

      [Цитировать]

  • Aлик:

    А вы помните миф про руку Мидаса? Вроде всё в золоте и блестит, а не поешь!

      [Цитировать]

  • Сергей:

    ….если есть деньжата, лучше бы на Юнус-Абаде «старый город» отреставрировали.

      [Цитировать]

  • Павел:

    «строительство его велось под руководством инженера Гельмана» — наверное, не «Гельмана», а всё же «Гейнцельмана» ?

      [Цитировать]

  • Тамара:

    Все фактографические данные, приведенные в статье, получены осенью 2008 года из рук Э. Жданова, связь с которым утрачена. Он выехал вскоре после публикации в Россию. Думаю, исследователь заметил бы ошибку в моем материале.

      [Цитировать]

  • Тамара:

    Павел, а что вас смутило? Фамилии разные (Гельман и Гейнцельман), как и личности. В словаре Ф. Брокгауза и И.А. Ефрона имя инженера Гельмана, менее известного, нежели царский чиновник и архитектор В.С. Гейнцельман, упомянуто именно в связи со строительством резиденции эмира Бухары. Если есть какие-либо новые факты, с интересом ознакомлюсь.

      [Цитировать]

  • Павел:

    Дело в том, что я как раз и опирался на публикацию самого Э. Г. Жданова — см. http://www.mosjour.ru/index.php?id=426

    Там, в частности, написано: «Комп­лекс, в проектировании которого участвовал и Бенуа, был воздвигнут в 1889-1890 годах под руководством гражданского инженера В. С. Гейнцельмана.»

    Где же истина?

      [Цитировать]

  • Тамара:

    Спасибо за ссылку, не могла найти Э. Жданова, у друзей нет его «контактов». Удивлена, значит он и сам не заметил, хотя по поиску имя такого инженера — Гельман — с Бухарой связано, с тем же периодом и Дворцом.

      [Цитировать]

  • Тамара:

    Павел, вышла по ссылке, скопировала: «Талантливого архитектора не обошли также при постройке дворца Великого князя Николая Константиновича в Ташкенте. Комплекс, в проектировании которого участвовал и Бенуа, был воздвигнут в 1889-1890 годах под руководством гражданского инженера В. С. Гейнцельмана.» У меня этот факт приводится. Но с Гельманом Бенуа проектировал летнюю резиденцию под Бухарой, прочтите еще раз этот фрагмент внимательнее. И все же, спасибо за ссылку. Было интересно узнать, что Э. Жданов с последующей доработкой предоставленных мне прежде материалов опубликовал текст в Интернете. Жаль, не выложил свою книжку, там должно быть много копий с чертежей.

      [Цитировать]

  • Архитектор А. Бенуа упомянут в моей книге «Рейн-Волга-Иртыш: из истории немцев Центральной Азии» на стр. 35 как автор проекта лютеранской кирхи.

    http://www.viktor-krieger.de/html/rhein_wolga.html

    Спасибо за информацию о его жизни — в именном указателе можно будет это более подробно отразить. Если интересно, могу выложить страничку о кирхе, и о реакции губернатора С. Духовского, бывшего на первом богослужении.
    Интересен и проект культового здания. В книге помещено только ее актуальное фото.

      [Цитировать]

  • Виктор, конечно интересно, если выложите, дайте ссылку, пожалуйста.

      [Цитировать]

  • Окулич-Козарина Элеонора:

    Уважаемый Евгений Семенович. Пожалуйста подскажите, на какой странице показаны фото особняка генерал-губернатора. Я видела дом и снаружи и внутри, с выездом, а теперь не могу найти даже по поиску. Пересмотрела все старые фото 37 стр., но не нашла. С уважением. Элеонора.

      [Цитировать]

  • Владимир:

    Все интересно, но… Мои предки прибыли в Узбекистан в 1850 году. Как переселенцы. Землю под хозяйствование им выделил «…известный (ташкентский) помещик Жданов». Наш большой род ему был очень и очень признателен. СчитайИнтересно, упоминаемый Вами Эдуард Жданов не потомок ли его?

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.