К 80-летию со дня рождения Явдата Ильясова Tашкентцы Искусство

Пишет Михаил Гарбузенко: «Отправляю на Ваше рассмотрение статью о Явдате Ильясове, написанную его дочерью — Илоной Ильясовой, моей давней, хорошей подругой. В феврале этого года Явдату исполнилось бы 80 лет. Но поскольку дата юбилейная — то и год юбилейный. Если Вы посчитаете возможным опубликовать этот материал, то пусть это будет, хоть и с опозданием, данью уважения Я. И.» Конец цитаты. Как же не опубликовать, ведь мы все выросли на его книгах… Спасибо. Е. С.

К 80-летию со дня рождения Явдата Ильясова

(1929 – 1982)

i3

Книги ташкентского писателя издаются в Москве

Московское издательство «Вече» выпустило в свет два романа нашего соотечественника Явдата Ильясова «Месть Анахиты» и «Согдиана», готовится выпуск еще одной книги.

i2

Девять повестей и романов, четыре сценария, сотни стихотворений, статей и переводов – таковы итоги творческой деятельности Явдата Ильясова, жизнь которого оборвалась на взлете его таланта в 53 года. Почти все его книги – «Тропа гнева», «Пятнистая смерть», «Черная вдова», «Согдиана», «Месть Анахиты», «Заклинатель змей» – стали бестселлерами и неоднократно переиздавались в Узбекистане массовыми тиражами. Некоторые произведения писателя публиковались в России, Таджикистане, Литве, Словакии, Греции и других странах. Общий тираж его изданий – около 20 миллионов экземпляров.

Имя Явдата Ильясова сегодня незнакомо молодым читателям, но в 60-80 годах прошлого столетия оно было известно почти каждому грамотному жителю Узбекистана и многим людям за пределами республики.

Обстоятельства жизни Явдата Ильясова неоднократно упоминались в предисловиях его книг, журналистских статьях и исследовательских работах, посвященных ему, однако некоторые интересные факты неизвестны широкой публике.

Так, русский язык, на котором столь блистательно писал и который столь тонко чувствовал писатель, не был ему родным. До пяти лет Явдат Ильясов, родившийся в селе Исламбахты Ермекеевского района Республики Башкортостан, говорил на татарском языке. В совхозе Аккурганского района, где он поселился с матерью, приехав из Башкортостана, выучил сначала узбекский, лишь потом русский язык.

Писатель, основательно знавший историю, литературу, археологию, имел весьма скромное образование – война помешала ему закончить даже школу. Будучи уже взрослым человеком, он поступил в педагогическое училище г. Белорецка, но вскоре вынужден был оставить и его, чтобы работать и содержать семью.

«Университетами» писателя, как всех самородков, была сама жизнь, страсть к знаниям, литературному труду, невероятная работоспособность. Стремление к воссозданию исторической правды, скрупулезность в изображении реальных событий и персонажей, описании облика городов и поселений, уклада жизни, материальной культуры требовали обширных знаний, которые он добывал самостоятельно — без учебной программы и чьего-либо руководства, ведомый только своей одержимостью.

Впрочем, учителя у него были: греческие историки Геродот и Плутарх, византийский историк Феофан, персидский поэт Фердоуси, среднеазиатский ученый Беруни и другие столь же прославленные ученые мужи древности. Их отрывочные и порой фантастические сведения об истории рождения, перемещения, войн и слияния древних народов, их литературные произведения служили ему ключевыми узлами «паззлов», в которых, пользуясь своими знаниями и воображением, он воссоздавал отсутствующие детали.

Свое предназначение писатель-историк выразил в повести «Согдиана» словами Спитамена, возглавившего в IV веке до нашей эры восстание против Александра Македонского: «…Через тысячу лет, через две, три тысячи лет найдется добрый друг, который пробьется мыслью сквозь пласты темных веков, увидит меня таким, каков я есть, и расскажет своим современникам обо мне, как о живом человеке…»

Одна из главных особенностей творчества Явдата Ильясова – его выразительный, поэтический язык: «Жгучи глаза у Джучи» («Черная вдова»). По простоте и точности он близок языку киносценария, где важно не столько описание, сколько «картинка», возникающая в результате этого описания: «На гребне дюны показался всадник в длинном пестром хитоне. Массагеты побледнели – так и повеяло на них от мрачного лица чужеземного конника запахом дикого, жестокого юга. Перс повернулся в седле, взмахнул дротиком и испустил боевой клич. Из-за бугров выехал отряд воинов. Они поскакали прямо к холму, на котором стояли массагеты» («Согдиана»).

Ткань повествования, где проза органично переходит в поэзию, поэзия – в прозу, столь легка и изящна, словно она не плод литературного труда, а естественный, единственный способ изъясняться: «Якорь сброшен. Накинут канат на тумбу причала. Упали сходни. Начальник гребцов отложил колотушку – он отбивал ею такт; спрятал флейту его помощник. На десятом году правления Октавиана Августа в гавань Брундизия вошел странный корабль («Месть Анахиты»).

Несмотря на то, что над первой своей книгой – «Тропа гнева» – Явдат Ильясов начал работать в 19 лет, понадобилось еще 8 лет, чтобы опубликовать ее в журнале «Звезда Востока». Закончив повесть, писатель неоднократно посылал рукопись на рецензию в различные издательства. Отзывы были критическими: «Описываемые события несовременны, не отражают нужды социалистического строительства».

Один из рецензентов написал следующее: «Повесть является подражательной, поскольку в ее сюжете повторяется подвиг Ивана Сусанина, который завел вражеских солдат в болото». «Маленькая» деталь: массагет Ширак, реальный исторический персонаж, один из предков народов, ныне населяющих Среднюю Азию, завел войско персидского царя Дария в пустыню на 23 века раньше, чем русский Иван Сусанин завел отряд польских интервентов в непроходимое лесное болото. Их уловки, приведшие к поражению врага, – единственное сходство в их судьбах и произведениях, посвященных им.

Несмотря на общий настрой рецензентов повесть, в конце концов, была опубликована, и последующие книги писателя издавались без проблем.

Эта рецензия была не самым неприятным событием жизни писателя. С раннего детства и до последних дней ему приходилось отражать – или принимать – и более тяжелые удары. Однако никакие лишения и разочарования не могли разрушить его талант, погасить его одержимость литературным трудом. Его кредо выражалось в словах: «Несмотря – и вопреки!». В течение многих лет, независимо от жизненных коллизий, распорядок рабочего дня Явдата Ильясова оставался неизменным: он вставал до рассвета и работал 5-6 часов, пока звон трамваев и рев моторов, доносящиеся с улицы, не вырывали писателя из мира его воображения.

Таким было и то утро, когда он вышел из дома в свой последний день и оставил на письменном столе незаконченную рукопись «Башня молчания» – продолжения повести «Заклинатель змей» об Омаре Хайяме. Остались незавершенными еще несколько рукописей, множество набросков.

Повести о «беспутном шейхе, поэте, ученом, несравненном Абуль-Фатхе Омаре Хайяме» занимают особое место в творчестве Явдата Ильясова. Для точного описания эпохи, нравов и исторических лиц писатель изучил множество научных трудов, литературных и художественных произведений. Его толкование личности этого ученого и поэта производит впечатление достоверного в свете произведений самого Хайяма, смелых и откровенных не только для его времени – конец ХI — начало XII века, но кое-где и для нашего.

Писатель, проникнувшись творчеством Хайяма, изучив, насколько это было возможно, обстоятельства его жизни, окружение, исторический фон, увидел в нем родственную душу, отождествил его с собой. Эти книги можно назвать автобиографическими, настолько много в них от самого Ильясова. Как Хайям не вписывался в развитый феодализм, так Ильясов – в развитый социализм, и оба писали правду.

Для этого писателю не нужен был старый добрый эзопов язык: формат исторического романа позволял ему многое. Например: «Любовь к отчизне вовсе не значит любовь к власть имущим. Отчизна одна и вечна. Правителей – много, они часто меняются, и все последующие отвергают то, что утверждали предыдущие. Я хотел бы откровенно и честно рассказать, что было и есть. Кто-нибудь когда-нибудь прочитает мою книгу» («Заклинатель змей»).

Явдат Ильясов даже в стесненных обстоятельствах не писал для «нужд социалистического строительства», не делал переводов бездарных конъюнктурных произведений, не искал расположения сильных мира сего и не изображал из себя добропорядочного классика соцреализма. Не удивительно, что, несмотря на вклад писателя в развитие литературы, в повышение престижа страны он не получал ни наград, ни званий, не занимал высоких постов, не имел материальных атрибутов успеха. Единственное, что «заработал» писатель, – уже после смерти, – мемориальную доску на стене обычного чиланзарского дома на ташкентской улице Мукими, где он жил последние годы.

Перечитывая книги Явдата Ильясова, я верю, что его время еще придет. Когда-нибудь его произведения будут переведены на узбекский язык и «языки межнационального общения»: английский, китайский, испанский. По его «Согдиане» будет поставлен блокбастер, где роли главных героев – Спитамена и Александра Македонского – сыграют мировые звезды, лауреаты престижных кино-премий. Именем писателя назовут школу, улицу, награду за выдающийся вклад в литературу. В крошечной квартирке писателя создадут музей.

Впрочем, если этому быть не суждено, свою главную награду Явдат Ильясов получил уже при жизни – любовь и благодарность читателей. Он осознавал это и писал – от имени Омара Хайяма в «Заклинателе змей»: «Я принадлежу тем, кто читает мои книги. То есть народу».

i1

Поклонники таланта Явдата Ильясова, его друзьям и родственники очень рады, что после почти двадцатилетнего перерыва, связанного с переустройством мира, произведения писателя вновь востребованы и интересны новому поколению читателей. Если «рукописи не горят», что уж говорить об изданных книгах, хранящихся в государственных и частных библиотеках нескольких стран?

Факт, что книги Явдата Ильясова издаются в Москве в разгар глобального финансово-экономического кризиса, не нуждается в комментариях. Однако интересна точка зрения издательства, порадовавшего соотечественников писателя и российских читателей публикацией его книг. «Издательство «Вече» – историческое, – рассказывает Дмитрий Федотов, заведующий редакцией художественной литературы. – И, конечно, художественная проза нас интересует тоже, прежде всего, историческая, поэтому мы выпускаем около 15 различных серий такой прозы. Серия «Исторические приключения», в которой издан роман Явдата Ильясова «Месть Анахиты», успешно выпускается с 2005 года. Издано уже более 50 книг, в основном отечественных авторов. Еще один известный роман Явдата Ильясова – «Согдиана» издан в серии «Всемирная история в романах». Подготовлен договор на издание романа писателя «Золотой истукан».

Илона ИЛЬЯСОВА

24 комментария

  • MK:

    Хороший писатель. Хорошо, что вспомнили о нем.

      [Цитировать]

  • Alisher:

    Был приятно удивлен, что о таком Писателе помнят и пишут! Всегда восхищался творчеством Явдата Ильясова, постоянно перечитываю «Заклинатель Змей» и не устаю поражаться, как актуально для нашего времени это произведение! Было бы очень хорошо если прошел вечер памяти писателя в Ташкенте!

      [Цитировать]

  • Арслан:

    Такую великолепную писательскую жизнь прожил , а погиб совершенно бессмысленно. Утонул в парке Г.,Гуляма. Озеро там такое, что и курица не утонет. Ему предложили писать за другого человека, за которого раньше писал К.Яшен, который уже исписался. Он отказался. Результат плачевный.
    Тысячи людей писали за других и никто не был недовольным. Лучше быть литературным рабом, чем лежать в могиле. сколько бы он мог написать и для себя и для других.

      [Цитировать]

    • Инна:

      Арслан, Явдат Ильясов никогда бы не стал литературным рабом. Такой человек предпочтёт «лучше смерть, чем полон (плен)». Его нетерпимость ко всему рабскому слышна в его произведениях. Судя по воспоминаниям тех, кто знал его, и в жизни он был человек-бунтарь. Всё фальшивое вызывало у него протест. Увы, мне тоже кажеться он полотился за своё своебодолюбие. Жаль, очень жаль. Прекрасный писатель.

        [Цитировать]

  • dimson:

    «… Ему предложили писать за другого человека, за которого раньше писал К.Яшен, который уже исписался. Он отказался. Результат плачевный.
    Тысячи людей писали за других и никто не был недовольным. Лучше быть литературным рабом, чем лежать в могиле. сколько бы он мог написать и для себя и для других. … »

    Лучше быть рабом литературы, чем литературным работ.

      [Цитировать]

  • MK:

    Уважваемый Арслан, Вы не могли бы поделиться секретом, за кого писал Камиль Яшен, писатель весьма убогий, больше прославившийся как литчиновник высого ранга и политикан? Если Вы имеете в виду Рашидова, то Ильясов писал по-русски, а «переводили» Рашидова в Москве, если мне не изменяет память, Баруздин, который был посановитей Ильясова.
    Версия интересная, конечно, но сомнительная весьма…
    МК

      [Цитировать]

  • Алим акимов:

    Легендарный наш человек…в 60-х запоем читали его «Согдиану» и «Пятнистую смерть»всей нашей семьей, перечитывали, вчитывались, любили, переживали вместе с ним еще и еще раз…
    Спасибо Богу, что был такой светлый человек..»много коней у саков…коней белых, каурых, гнедых…» — это как песня…
    На ул.Мукими увидел мемориальную доску, зашел в дом, поговорил с бывшими соседями, с вдовой его, узнал, где он похоронен…сходил на могилу к нему, нашел его под арчой…прочитал суры из Корана, попросил Аллаха, чтобы охранил этого дорогого человека. Рахмат килсин Парвардигор!
    Написал своему брату в Канаду об этих событиях: Да, наш гений был он, — отозвался брат…мы до сих пор любим его, дорогого нашего Явдата Ильясова.
    Спасибо за него, Господи…
    И вам спасибо, что помните, люди…

      [Цитировать]

  • dimson:

    proshu proshzheniya za oshibku, pravil’no chitat’ tak:

    Лучше быть рабом литературы, чем литературным рабом.

      [Цитировать]

  • Милица:

    Как жаль, что лучшие уходят так рано. Сколько еще мог бы написать Явдат Хасанович, если бы остался жив. Для меня с его произведениями связано самое дорогое в моей жизни событие. Вперые, 20 лет назад, мне попался в руки его роман, возможно,один из первых,точно не скажу, «Стрела и солнце».
    Зная мою любовь к исторической литературе — подарил муж. Прочла на одном дыхании, была удивлена и поражена, как точно, образно и мудно говорил этот писатель. В сущности, в год написания книги, совсем еще молодой человек. И самое главное, в день, когда я закрыла последнюю страницу романа, я узнала, что жду ребёнка. С тех пор прочла многие его романы, всегда восхищаясь его мастерством, обожая этого писателя, но тот первый роман берегу как зеницу ока. Он для меня по жизни — талисман. Отчего режисёры «выкапывают» какие-то сценарии для фильмов, исторических блокбастеров, если они у них перед глазами. Какой роман не возьми — он проситься на экранизацию. Потому что его создал настоящий талант и любимец простого читателя. Мне очень хочеться знать больше о Явдате Хасановиче, о его книгах, о его мечтах и планах. Хотелось бы посмотреть в глаза тех, кто виновен в раннем уходе писателя из жизни.
    Михаил, Илона, вы просто молодцы! Спасибо за память. Спасибо за статью.
    Давно мечтала побывать там, где жил писатель, но Ташкент так далеко! Спасибо вам, дорогие.

      [Цитировать]

  • Милица:

    Дорогие ребята, моё волнение передалось компьютеру и он выдал сразу несколько постов. Поправьте пожалуйста. Оставьте первый пост, а остальные подкорректируйте.
    с уважением ко всем вам.
    Милица.

      [Цитировать]

  • Сергей:

    Господа!Есть идея экранизации романов «Заклинатель змей» и «Башня молчания». Есть производственные возможности,отличный режиссёр и профессиональная съёмочная группа.Ведутся переговоры с потенциальными инвесторами.Загвоздка в том,что бюджет такого проекта очень большой: по приблизительным прикидкам никак не меньше 10 млн. долларов для создания полнометражного фильма для проката и телеверсии. Ищем соинвесторов. Готовы обсудить любые предложения и идеи. С Уважением киносценарист Сергей Кузьминых. г. Москва, майл sk.555@mail.ru телефон в Москве: +7 926 377 3221

      [Цитировать]

  • александр махнёв:

    господи серёжа!!!!)))) кабы вы знали сколько этих гениальных (без кавычек!!!) проектов существует в ташкенте… нам бы денег хоть «немножькя». да вот хоть бы и «письма о ташкенте»? вполне себе каммерческий проджект!! ежели автор доживёт до реализации — озолотится!!!)))

      [Цитировать]

  • Сергей:

    А я всё равно найду деньги на экранизацию.Более того:примерно треть уже нашёл.Найду и остальные.А насчёт проекта «письма о Ташкенте» готов пообщаться более предметно, если есть желание.Пишите.

      [Цитировать]

  • александр махнёв:

    насчёт «писем…» »это к автору. потенциал этого сайт-проекта на мой взгляд немаленький. что касается «проектов ваааабче»))) всегда рад контактам — sanches64@mail.ru
    уверяю вас: идей множество!!! была б хоть какая возможность, хоть частичной их реализации)
    а вашему заявленному проекту желаю всяческого успеха!!

      [Цитировать]

  • Козраев С.:

    А сколько фильмов можно поставить по его романам — это просто клад, которое наверняка сделают достоянием культуры в скором будущем. В Голливуде таких сценариев не пишут.

      [Цитировать]

    • Инна:

      Полностью с вами согласна, его произведения — просто клад для кинематографистов! Жизненно, цельно, интересно.Правда без вампиров, фей,джинов и всякой популярной в наше время нечисти. Увы, у нас нет денег на хорошее кино. Возникла идея, записать аудиокнигу, а возможно создать радиоспектакль. Писателю исполнилось 85 лет и… ничего.

        [Цитировать]

  • Инна:

    Лишь бы при написании сценариев по книгам Явдата Ильясова, если таковое произойдёт, не написали «по мотивам». Многие сценаристы этим «страдают». Пишут сценарии под требования продюсеров, режисёров и практически уничтожают книгу. Остаётся одно название.

      [Цитировать]

  • Инна:

    Книги Ильясова прочла все. В личной библиотеке несколько книг. Не все, но я стараюсь найти и собрать их воедино. Знаю, что Ильясов написал сценарий в фильму «Канатоходцы». Видела его очень давно, в раннем детстве, помню смутно. И нигде на просторах интернета, не могу найти чтобы посмотреть. У него написаны ещё два сценария, к каким фильмам, я не знаю? И стихи… Никогда не видела и, к сожалению, не слышала ни одного стихотворения! Мне кажеться, они не издавались. Возможно у кого-то из вас они есть. Отзовитесь, буду очень благодарна. Контакт — met-ehlina6@ya.ru

      [Цитировать]

  • Efim Solomonovich:

    В юности несколько раз перечитывал » Согдиану», надо бы ещё раз её перечитать. Удивительно интересная книга, сразу взявшая меня в полон. Мне казалось, что человек написавший «Согдиану», живет вовсе не в Ташкенте, а где-то заграницей. Что он дни и ночи проводит среди древних рукописей выискивая события описанные в книге.
    Посылаю фотографию дома с памятной доской. В этом доме жил и творил Явдат Ильясов.

      [Цитировать]

    • Инна:

      Я вегда думала, как на такой коллосальный труд ( я имею в виду всю подготовку материала для написания задуманной книги, а тем более исторической), для изучения языков, для журналисткой работы, написания картин у Ильясова хватало времени и сил. Пока я не прочла его биографию, я думала, что он — человек с несколькими высшим образованями. Удивительная самообразованность. Если бы он жил за границей… Не знаю, Ефим, смогли б Явдат Ильясов ТАМ жить. Мне думаеться, именно в Ташкенте он должен был жить, чтобы черпать вдохновение и писать.

        [Цитировать]

  • Efim Solomonovich:

    Посылаю фотографию дома Явдата Ильясова.

      [Цитировать]

    • Инна:

      От души благодарю за фото, Ефим! Скажите, а в квартире где он жил, возможно, сейчас его музей?

        [Цитировать]

      • Алим, Ташкент:

        Я бывал в его квартире…Именно в этом доме…Нет, там не музей в обычном смысле слова…там его жена организовала «как бы музей»: вот кресло, в котором он отдыхал…вот столик (обыкновенный маленький стол), за которым он писал..вот на стене комнты его картины…вот его книги…несколько потрепанные…все это стоит в лоджии обычной квартиры…А такому писателю надо бы другое организовать…

          [Цитировать]

        • Инна:

          Я понимаю его жену. Человек в преклоннм возрасте, одинокая женщину без сил, средств. Она сделала для своего мужа всё что смогла. Наверное, эта лоджия и была кабинетом Ильясова, архивом его рукописей, писем, книг…столик за которым он писал — бесценен. Ручка, бумага и пишущая машинка… в те года компьютеров не было. Действительно,такой талантливый писатель достоин большего, чем просто память жены и своих читателей. Сожалею, что не живу в Ташкенте…

            [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.